АСПСП

Цитата момента



Одна атомная бомба может испортить вам целый день.
А все остальное – мелочи жизни

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Мужчину успехи в науке чаще всего делают личностью. Женщина уже изначально является личностью (если только является) и безо всякой там науки. Женственность, то есть нечто непередаваемое, что, по мнению Белинского, «так облагораживающе, так смягчающе действует на грубую натуру мужчины», формируется у женщин сама собой - под влиянием атмосферы в родительской семье…

Кот Бегемот. «99 признаков женщин, знакомиться с которыми не стоит»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d4103/
Китай

Хочешь, хочешь, хочешь…

Солнце освещало дерево, растущее в дальнем углу сада, легкий ветерок раскачивал его ветви, а листья шептали:

— Хочешь, хочешь, хочешь…

Это было волшебное дерево. Стоило встать под это дерево и задумать желание, как желание тут же исполнялось.

А в доме неподалеку от волшебного дерева жил толстый старикан. Звали его Уильям Кэдоген Смит. Он торговал в деревенской лавке мылом и терпеть не мог детей — мальчиков и даже девочек.

Однажды он встал под волшебное дерево и сказал:

— Хочу, чтобы все соседские девчонки и мальчишки очутились на Луне!

Не успел он это сказать, как все девочки и мальчики очутились на Луне.

Там было холодно и неуютно, и самые маленькие дети даже заплакали. Но мамы были далеко, и некому их было утешить.

Как только исчезли дети, птицы на волшебном дереве сразу смолкли. А дрозд сказал, глядя прямо на мистера Смита:

— Хочу, чтобы все дети вернулись!

Но мистер Кэдоген Смит перебил его:

— Нет, хочу, чтобы они оставались на Луне.

Тогда дрозд опять сказал:

— Хочу, чтобы они вернулись!

Дети совсем запутались, они уже и сами толком не знали, где им быть: на Луне или на Земле. Мистер Смит топнул ногой и сказал:

— Хочу, чтобы…

Но кончить не успел, как дрозд сказал:

— Хочу, чтобы мистер Смит стал добрым!

И мистер Смит, вместо того чтобы сказать, как он собирался: «Хочу, чтобы все дети оставались на Луне», вдруг передумал, поскреб затылок и сказал:

— Хочу, чтобы все дети пришли сегодня вечером ко мне в гости, я их угощу пирожными, апельсиновым желе и лимонадом. Больше я не буду продавать мыло, а вместо этого открою кондитерскую. И не разрешу никому называть меня Уильямом Кэдогеном Смитом, пусть зовут просто Смит. Ура! Ура! Ура!

Он три раза прошелся колесом, и снова на дереве запели птицы.

Опять засветило солнце, легкий ветерок раскачивал ветви, а листья шептали:

— Хочешь, хочешь, хочешь…

Орел и овечка

На одной из вершин горного Уэльса жил орел. Звали его Дэвид.

Он любил летать высоко-высоко. И однажды залетел так высоко, что попал на звезду.

На звезде стоял маленький домик. В нем жила Мэри со своей овечкой. Дэвид постучал в дверь.

— Я прилетел к вам в гости, — сказал он.

Мэри накрыла на стол, и они втроем сели пить чай.

— Хочешь кусочек поджаренного хлеба, милый орел? — предложила Мэри.

— Хм, нет, спасибо, — ответил Дэвид. — Я бы лучше съел овечку.

— Ой! Но ты ведь еще не мыл когти, — сказала Мэри.

И она выставила его из-за стола и отправила на кухню мыть когти. А пока он там мылся, она успела шепнуть два слова на ушко своей овечке.

Дэвид вернулся и сел опять за стол.

— Хочешь еще кусочек поджаренного хлеба, милая овечка? — спросила Мэри.

— Нет, спасибо, — ответила овечка, вспомнив, что ей шепнула на ушко Мэри. — Пожалуй, я бы лучше съела орла.

Орел очень удивился, ему даже стало как-то не по себе. И когда Мэри еще раз спросила, что ему хочется, он ответил:

— Кусочек поджаренного хлеба, пожалуйста.

Мэри дала ему кусочек поджаренного хлеба. После чая Дэвид попрощался с Мэри и с ее овечкой и полетел домой.

В этот вечер перед сном он нет-нет да поглядывал на звезду, горевшую над его головой.



Страница сформирована за 0.61 сек
SQL запросов: 170