УПП

Цитата момента



Одиночество — это когда ты всегда знаешь, где лежат твои вещи.
Мы этим — не страдаем!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Пришел однажды к мудрецу человек и пожаловался на то, что, сколько добра он не делает другим людям, те не отвечают ему тем же, и потому нет никакой радости в его душе:
— Я несчастный неудачник, — сказал человек, вздохнув.
— Ты в своей добродетели, — сказал мудрец, — похож на того нищего, который хочет умилостивить встречных путников, отдавая им то, что необходимо тебе самому. Поэтому и нет радости ни им от таких даров, ни тебе от таких жертв…

Александр Казакевич. «Вдохновляющая книга. Как жить»

Читайте далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/france/
Франция. Страсбург

ПОИСКИ РЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ СПОСОБНОСТЕЙ 

Отрывочные сведения, которые удается получать, говорят о непрерывном росте интереса к проблеме (интереса научного и утилитарного) и о приближении к познанию закономерностей раннего развития.

Нехватка ученых, обладающих высоким творческим потенциалом, заметнее ощущается в развитых странах. США решают проблему даже таким способом — усиленно вывозят ученых из Европы, прельщая их высокой оплатой (в три раза выше, чем в Англии), богатым оборудованием лабораторий и возможностью более эффективно вести исследования. По сообщениям печати, в США ввезено за 1967-й и 1968 годы более пяти тысяч ученых из Англии, Франции и ФРГ. Одновременно ведутся исследовательские работы и ставятся эксперименты.

в Филадельфии существует «Институт по исследованию человеческого потенциала», координирующий свои усилия с группой специалистов Пенсильванского университета. Профессор этого института Глен Думен считает, что самый «правильный» возраст, в котором следует учить ребенка читать, — это полтора-два года. Это «не выдумка мечтателя-утописта, не спекуляция на человеческом желании улучшить этот мир, а выводы, полученные в результате двадцатилетних экспериментов», — пишет Мауро Каламандреи в «Эспрессо» (Рим, 1966 г.).

В Токио (Япония) открыта школа одаренных детей — своего рода дополнение к обычной школе. Ее задача — готовить элиту для японской науки и промышленности (японские промышленники выплачивают астрономические суммы за иностранные технические патенты).

Школа уже продемонстрировала свои возможности, повышая на 20-30 пунктов индекс интеллекта своих питомцев за год. Ученики школы (старшему из них 12 лет) уже обошли по показателям сообразительности, зафиксированным специальными тестами, студентов Токийского университета. В школу поступают заявления о приеме даже из США. Наш корреспондент видел там мать, которая привозит сына на занятия самолетом из Осаки. В школе около ста детей, число учащихся в классе не более четырех. Занятия два раза в неделю по 1-2 часа. Особая программа и необычная методика.

Директор школы — профессор Такэя Фусими — утверждает: интеллект человека прогрессирует наиболее быстро в детском возрасте — от рождения до двенадцати лет. Не упустить золотое время, дать формирующемуся человеку как можно больше шансов развить интеллектуальные способности — такова задача школы. Основание он видит в работе биологов, которые считают, что среди 15 миллиардов клеток мозга активно работают около двадцати процентов. Остальные почти бездействуют. В 1977 году это число уже считали равным 10-12%, а в 1985-м — даже 3-5%.

Таким образом, исследования иностранных ученых и практические эксперименты идут по линии преодоления НУВЭРСа и сокращения асинхроната, то есть с каждым годом все более вскрывают колоссальные возможности человеческого мозга, на использование которых направлена новая гипотеза.

К сожалению, в нашей стране в этом отношении делается крайне мало. Вместе с запрещением педологии почти полностью прекращены попытки измерений и объективной оценки уровня развития интеллекта, и творческих способностей в том числе, а значит, и нет возможности научно обосновывать или отвергать новые методы обучения и развития детей, достижения и недостатки в работе как общеобразовательных, так и специальных школ, и различных воспитательных учреждений. Научных работ, направленных на преодоление этого недостатка, не публикуется. И совсем нет экспериментов и исследований, направленных на проверку новой гипотезы способностей — одной из важнейших в наше время психолого-педагогических проблем.

Создавшееся положение надо изменить как можно быстрее, иначе нам грозит отставание не только в новом, перспективном и быстро развивающемся направлении психолого-педагогических исследований, но главное — в системе подготовки молодых кадров, творцов научно-технического прогресса. Такое отставание ликвидировать не просто, потребуются десятилетия, чтобы осуществить сдвиг к раннему развитию детей в широких масштабах. Это очень сложная задача в экономическом и социальном плане. Но решать ее нужно. И первым шагом к ее решению должен стать эксперимент, поставленный на серьезной научной и материальной основе. Такой эксперимент в масштабе научно-производственного педагогического объединения (НППО), охватывающего ныне разъединенные родильные дома, ясли, детский сад, начальную и среднюю школу, базовое предприятие и научно-исследовательский центр, имеющего единую социально-педагогическую программу и несущего ответственность за свою «продукцию», а еще лучше — ряд подобных НППО быстро смогли бы соединить усилия отдельных энтузиастов и дать им возможности для разработки методик раннего развития различных способностей и подойти, наконец, к задаче практического осуществления цели разностороннего развития человека.  Заключение 

Современная школа готовит детей в основном к исполнительской деятельности и развивает преимущественно их исполнительские способности, хотя уже совершенно определенно выявилась тенденция к тому, что все большая и большая часть исполнительской работы будет перекладываться на машины, а мозг человека все больше будет освобождаться для истинно человеческой — творческой деятельности.

Чувствуя нарастающую потребность общества в развитии творческих способностей людей, школа уже делает первые шаги в этом направлении. На это направлены и реформа школы 1984 года, и решение о введении курса по изучению компьютерной техники, и поиски учителей-новаторов — В. Ф. Шаталова, М. П. Щетинина, С. Н. Лысенковой и др., удивляющие нас раскрывающимися возможностями детей. Но результаты пока не могут быть значительными из-за потерь, которые в дошкольный период наносит детям НУВЭРС.

Познания закономерностей развития творческих способностей и преодоление НУВЭРСа, то есть сдвиг развития детей в сторону БОЛЕЕ РАННЕГО, откроет огромные резервы способностей, которые мы сейчас хороним в дошкольном и младшем школьном возрасте, и поможет успешно решить целый ряд проблем современности:

— это позволит ликвидировать перегрузку учащихся в школе, угрожающую сейчас их здоровью;

— это освободит детям ВРЕМЯ для занятий теми важными видами человеческой деятельности, для которой сейчас его не остается, — в первую очередь на производительный ТРУД, затем на спорт и на техническое и научное творчество;

— это позволит резко повысить уровень школьной подготовки и привести ее в соответствие с требованиями научно-технического прогресса в наше время;

— все это поможет создать условия, при которых станет возможным развитие всех творческих, созидательных сил человека и — главное — до высот, которые сейчас доступны только единицам.  ЛИТЕРАТУРА  

1. Педагогический словарь. Гл. ред. И. А. Каиров. В 2-х томах, Изд-во АПН РСФСР. М., 1960.

2. Мясищев В. Н. Проблема способностей в советской психологии и ее ближайшие задачи. В сб.: Проблемы способностей. М., 1962, с. 10-11.

3. Колмогоров А. Наука требует горения. — «Известия», 21.2.1962.

4. Заззо Рене. Психическое развитие ребенка и влияние среды. — «Вопросы психологии», 1967, No. 2, с. 129.

5. Ауэрбах Ш. Генетика. М.: Атомиздат, 1966, с. 157.

6. Бидл Джордж У. Человек и культурная наследственность. — «Америка», 1966, No. 120, с. 22.

7. Sjolin Stig (Швеция). Уход за здоровыми Детьми в дневных центрах. — В Сб.: Уход за детьми и их воспитание а дневных центрах. Женева, 1965, с. 24.

8. Lebovici S. (Франция). Детский психиатр о детях в дневных центрах. — Там же, с. 89-108.

9. Никитин Б. Вот как надо учить. — «Народное образование», 1964, No. 1, с. 53.

10. Никитин Б. Опыт объективной оценки уровня развития технических способностей школьников. — В сб.: Вопросы психологии способностей школьников. М., 1964, с. 101-135.

11. Никитин Б. Опыт объективной оценки продуктивности технической деятельности учащихся I-ХI кл. Рукопись / Институт психологии АПН РСФСР. М., 1964.

12. Котовщикова А. Они растут без мамы. — «Нева», 1965, No. 6.

13. Выготский Л. С. Обучение и развитие в дошкольном возрасте. — Избр. психологические исследования. М., 1956, с. 429.

14. Курдюмов М. Важный вопрос. — «Народное образование», 1967, No. 9.

15. Эльконин Д. Б. Детская психология. М., 1960, с. 106

16. Леви Вл. Охота за мыслью. М., 1967, с. 271-277.

17. Лессинг Л. Внутри молекулы мозга. — «За рубежом», 1966, No. 37, с. 27.

18. Уолтер Грей. Живой мозг. М., 1966, с. 269-270.

19. Чехонин Б. «А как ты думаешь?» — «Неделя», 13-19 августа 1967 г., No. 34.

20. Лехестик П. Г. Об одном из путей предупреждения неуспеваемости в школе, «Актуальные психолого-педагогические проблемы обучения и воспитания». — Тезисы докл. конф. Минск, 28-31.3.1973. М., 1973, с. 207.

21. Айзенк Г. Проверьте свои способности. М., Мир, 1972, с. 20.

22. Дубинин Н. П. Наследование биологическое и социальное. — «Коммунист», 1980, No. 11, с. 67.

23. Дубинин Н. П. Там же, с. 68.   И ВНУКИ (Наблюдения дедушки и размышления бабушки) 

ДЕДУШКА: Теперь, когда все дети выросли и работают, а в четырех молодых семьях растут уже девять внучат, очень многие спрашивают нас:

— А ваши дети воспитывают внуков так же, как вы? Согласны ли дети с вашими методами воспитания?

Если ответить, что согласны, то это будет верно лишь отчасти. Во-первых, дети выросли очень разные по своим характерам, а во-вторых, их мужья или жены пришли, естественно, со своими взглядами, с другим опытом и теми привычками, которые трудно изменять, когда человек уже вырос. Поэтому в семьях у них сложились своеобразные обычаи, естественные для них и не всегда рациональные, с моей точки зрения. Но что поделать?

С внешней стороны — многое «по-никитински»: дома малыши носятся и зимой и летом босичком; на спортивном комплексе «Аист», который я привез из далекого Северодвинска, проводят столько времени, сколько душа пожелает, и превращают его и в «пароход», и в «автобус», и в «космический корабль». Они очень дружны между собой и если вынуждены зимой на две-три недели расставаться, то скучают и радуются встрече так горячо, словно не виделись целый год. Наши дети кое в чем пошли дальше нас. Мы, например, не окунали своих детей в холодную воду, когда приносили из родильного дома, а они это делают. Оказывается, это лучший способ запуска терморегулирующих функций, и потому без тени страха внучата всю зиму выскакивают босиком на снег и со мной, и без меня. Поэтому хлопот со здоровьем внучат почти никаких, а для нас особенно отрадно то, что у них и в помине нет того кошмарного экссудативного диатеза, который преследовал шестерых наших детей долгие годы. Спасибо Илье Аркадьевичу Аршавскому. Его совет дать ребенку материнскую грудь в первые же минуты жизни (гениальное открытие!), чтобы младенец высосал первые капельки молозива (природный эликсир жизни и здоровья!), спас от диатеза младшую нашу дочку и почти всех внуков. И результат: из девяти внуков только один пострадал от диатеза… * Снова и снова мы убеждались: то, что 17 лет тому назад казалось нам случайностью, на самом деле есть могучий закон природы. * Помогло ему от диатеза народное средство: березовый деготь, смешанный пополам с топленым нутряным салом, — мазать больную кожу дважды в день в течение недели.

 А внучата радуют нас не только шелковистой кожей, но и ладными стройными фигурками, удивительной ловкостью и легкостью движений и той потрясающей неутомимостью, которая так обычна для малышей и которая иногда почему-то пугает взрослых. А сколько силы в этих неугомонных деятелях! И они, конечно, должны ее показать каждому, кто остановится около дедушкиных гирь. Весят гири 16, 24 и 32 кг, но уже начиная с 2,5 года все становятся «тяжелоатлетами», а в 5-6 лет переставляют с места на место даже самую тяжелую (сами-то весят всего 16—18 кг).

Трое старших внучат (5, 6 и 8 лет) давно читают книжки, и не только себе, но и младшим, а Дашенька в два с половиной года не только знает все буквы и цифры, но и безошибочно находит на школьном глобусе все материки и океаны. Внуки много конструируют, строят сооружения из кубиков и все тех же деревянных кирпичей, которые я сделал еще для своих ребят.

Мне, правда, кажется, что в свое время мы больше времени и сил уделяли детям, они развивались быстрее, чем внучата, и были сообразительнее, Но доказать, что это так, довольно трудно.

Бесспорным остается только одно — возможности детей настолько выше и научных и житейских представлений, что грустно видеть и убогость современного слишком среднего образования, и трагедию самых способных и одаренных, которых школа останавливает в развитии уже в 12-13 лет. Остается только надеяться, что оживляющая общество гласность приведет, наконец, не к словесной, а реальной перестройке, когда появятся возможности хотя бы в нескольких школах дать простор расцвету способностей и талантов наших детей, а общество научится и видеть, и ценить талантливых людей. Мечтаю, чтобы мои внуки учились в такой школе.

БАБУШКА: Внуки у нас подоспели как раз к моему уходу на пенсию, так что мой «заслуженный отдых» оказался очень кстати. И вот уже почти десять лет я дома — с внучатами. Получилось так, что двое всегда при нас, мы живем вместе; двое приезжают на выходные и на лето, остальные бывают раза 3-4 в год — чаще просто не выходит: далеко живут.

И вот что я заметила: всех я люблю, конечно, но как по-разному складываются наши отношения! Что любовь даже у матери бывает разная, это я и раньше знала: к ней всегда примешивается то чувство острой жалости, то какой-то робости, то глубокого уважения, то удивления — свой «привкус», свой «оттенок» у любви к каждому ребенку. А с внуками вышло по-другому, здесь многое зависит от того, сколько мы бываем вместе. Вот когда я поняла и почувствовала, как сложно бывает с малышами, когда они растут не рядом, а где-то за тридевять земель. С теми, что живут у нас, мы понимаем друг друга с полуслова, полувзгляда, как камертоны, легко настраиваемся друг на друга — такого наслаждения от взаимопонимания я не испытывала даже с детьми.

А вот к внучатам, приезжающим раз в неделю, уже приходится поначалу привыкать, ведь дней пять не виделись — они уже другие! Помогает, конечно, опыт, но опыт — это обобщенное знание, а здесь-то каждый — уникальная личность, которая успела измениться и… отвыкнуть от меня. Первый день приходится быть «на подступах», второй — мы уже свои, а тут — снова расставание.

С остальными еще сложнее: три-четыре месяца перерыва — словно скачок в неизвестное. Тут уж приноравливаться заново и завоевывать их симпатию приходится неделями.

Вот после этого и думаю, думаю… Бабушки и дедушки все чаще становятся теперь приходящими. А от приходящих, временных что внукам достается? Только гостинцы и нотации. Немного, честно говоря. Впрочем, старикам от внуков тоже ничего не перепадает, кроме спасибо и вежливых улыбок. На шею никто не кинется, не задохнется от счастья, как недавно моя Лёлечка. Мы с ней за все три года ее жизни почти не разлучались надолго, а тут меня не было около двух недель. Обняв меня крепко-крепко, она не могла даже вымолвить ничего, только постанывала: «А! а!» — и прижималась, прижималась щекой к моей щеке. А про гостинцы мы обе забыли…



Страница сформирована за 0.13 сек
SQL запросов: 169