УПП

Цитата момента



В любовном треугольнике один угол всегда тупой.
Сообрази, о ком это!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Нет ничего страшнее тоски вечности! Вечность — это Ад!.. Рай и Ад, в сущности, одно и тоже — вечность. И главная задача религии — научить человека по-разному относиться к Вечности. Либо как к Раю, либо как к Аду. Это уже зависит от внутренних способностей человека…

Александр Никонов. «Апгрейд обезьяны»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d3354/
Мещера

ТЕЛО ПРЕДНАЗНАЧЕНО ДЛЯ ПРИКОСНОВЕНИЙ

Всё, что есть во мне, живёт в моём теле. Коснуться моего тела - это коснуться меня самого. Отодвинуться от моего тела - это отодвинуться от меня эмоционально. В нашем обществе рукопожатие - это способ передачи открытости и социальной близости другому человеку, Если в редких случаях, один человек отказывается пожать руку другому, то это является выражением того, что в их отношениях не всё хорошо. В любом обществе имеются формы физического прикосновения, которые используются в качестве приветствия. Средний мужчина-американец, вероятно, будет чувствовать себя некомфортно с европейскими поцелуями и обниманиями, но в Европе это выполняет те же функции, что у нас рукопожатие.

В каждом обществе существуют приемлемые и неприемлемые способы прикосновения к представителям противоположного пола. Особое внимание к сексуальным оскорблениям в последнее время явно определило, какие способы являются недопустимыми. Внутри брака, однако, приемлемость или неприемлемость того или иного прикосновения определяется самими партнёрами в пределах определённых широких рамок. Физическое оскорбление, естественно, считается обществом недопустимым. С целью оказания помощи «пострадавшим женам» и «пострадавшим мужьям» созданы общественные организации. Ясно, что наши тела созданы для прикосновений, а не для оскорблений.

Если основным языком вашей супруги является язык прикосновения, то в тот момент, когда она плачет, самым важным для неё являются ваши объятия.

Наш век характеризуется как век сексуальной открытости и свободы. С этой свободой мы продемонстрировали, что открытый брак, когда оба супруга могут иметь интимные отношения с другими людьми, является признаком современности. Те, кто не возражает против этого из моральных побуждений, возражает из эмоциональных. Нечто, основывающееся на нашей потребности в близких отношениях и любви, не позволяет нам предоставить нашему супругу такую свободу. Эмоциональная боль глубока и близость испаряется, когда мы узнаём о том, что наш супруг имеет с кем-то сексуальные отношения. Файлы консультантов полны записей о мужьях и женах, которые пытаются сражаться с эмоциональной травмой, нанесенной им неверным супругом. А для человека, чьим основным языком является язык прикосновения, такая травма является ещё более сложной. То, чего он так страстно желает - любовь, выраженная физическим прикосновением, сейчас отдаётся другому. Его эмоциональный сосуд любви не просто пуст, он изрешечён взрывом. И для того, чтобы его эмоциональные потребности были удовлетворены, понадобятся серьезные ремонтные работы.

КРИЗИС И ФИЗИЧЕСКОЕ ПРИКОСНОВЕНИЕ

Во времена кризиса мы почти инстинктивно обнимаем друг друга. Почему? Потому, что физическое прикосновение - это могущественное средство для передачи любви. Во времена кризиса мы больше всего нуждаемся в том, чтобы чувствовать себя любимыми. Мы не всегда можем изменить положение вещей, но мы всегда сможем выжить, если чувствуем, что нас любят.

Любой из браков обречён на кризис. Смерть родителей неизбежна. Автокатастрофы ежегодно калечат и убивают тысячи людей. Болезни не делают исключений ни для кого. Разочарование - часть нашей жизни. Самое важное, что вы можете сделать для своего партнёра во времена кризиса - это любить его. Если основным языком любви вашей супруги является язык прикосновения, то в тот момент, когда она плачет, самым важным для нее являются ваши объятия. Ваши слова могут не значить почти ничего, но ваше прикосновение покажет, что вам не все равно. Кризис представляет собой уникальную возможность для проявления любви. Ваши нежные прикосновения будут помнить еще долго после того, как кризис пройдет. А их отсутствие не забудут никогда тех пор, как я провёл свой первый семинар в Уэст Палм Бич во Флориде много лет тому назад. Но до сих пор я с удовольствием принимаю предложения провести семинары по проблемам брака в этом районе. На одном из них я встретил Пита и Пэтси. Они не были уроженцами Флориды (редко кому это удаётся), жили там уже двадцать лет и называли Уэст Палм своим домом. Спонсором моего семинара была местная церковная община, и по пути из аэропорта пастор рассказал мне, что Пит и Пэтси попросили, чтобы я переночевал в их доме. Я сделал вид, что с энтузиазмом принял это предложение, хотя из своего опыта знал, что это означало не что иное, как очередную позднюю консультацию. Тем не менее, сюрпризы этим не закончились.

Когда мы с пастором вошли в просторный, украшенный в испанском стиле дом, я был представлен Пэтси и Чарли, домашнему коту. Пока мне показывали дом, у меня закралось подозрение, что-либо бизнес Пита процветал, либо его папа оставил ему богатое наследство, либо он безнадёжно в долгах. Позже я узнал, что правильной была моя первая догадка. Когда мне показывали комнату для гостей, я заметил, что Чарли ведёт там себя как дома, удобно растянувшись поперек кровати, на которой должен был спать я. Я подумал, что этот кот завоевал себе место под солнцем.

Вскоре пришел Пит, и мы прекрасно перекусили, договорившись, что поужинаем вместе после семинара. Несколько часов спустя мы ужинали, и я всё ждал, когда же начнется наше «вечернее консультационное заседание». Оно так и не началось. Наоборот, я понял, что Пит и Пэтси здоровая и счастливая семейная пара. Для консультанта это было неожиданностью. Я был бы очень рад открыть их секрет, но поскольку был утомлён и знал, что завтра утром Пит и Пэтси собираются отвезти меня в аэропорт, то решил отложить свою попытку до того времени, когда мое восприятие будет более тонким. Они провели меня в мою комнату.

Кот Чарли был достаточно вежлив и покинул комнату, как только я туда вошел. Спрыгнув с кровати, он проследовал в другую спальню, а я через пару минут уже лежал под одеялом. После недолгих размышлений о прошедшем дне я стал дремать. И как раз в тот момент, когда я уже был готов погрузиться в сон, дверь в спальню распахнулась, и на меня запрыгнул монстр! Мне приходилось слышать рассказы о флоридских скорпионах, но это был отнюдь не маленький скорпион. Раздумывать было некогда. С леденящим душу воплем я схватил одеяло и швырнул завёрнутого в него монстра в сторону дальней стены. Я слышал, как его тело ударилось о стену, и наступила тишина. Из холла прибежали Пит и Пэтси, включили свет, и мы увидели Чарли, неподвижно лежащего у стены.

Пит и Пэтси никогда меня не забудут, так же, как и я никогда не забуду их. Чарли пришёл в себя через несколько минут, но больше так и не зашел в мою комнату. И как мне позже рассказали Пит и Пэтси, он вообще больше никогда не входил в ту комнату.

После того, как я обидел Чарли, я не был уверен, что Пит и Пэтси всё ещё хотят отвезти меня в аэропорт на следующий день, или что у них всё ещё сохранился интерес ко мне. Однако мои страхи рассеялись, когда после семинара Пит сказал: «Доктор Чепмэн, я побывал на многих семинарах, но ещё никогда не слышал, чтобы кто-то описал меня и Пэтси с такой точностью. Эта идея о языках любви - правда. Не могу дождаться, когда смогу рассказать Вам свою историю».

Через несколько минут, попрощавшись с посетителями семинара, мы отправились в нашу сорока пятиминутную поездку к аэропорту. И Пит и Пэтси стали рассказывать мне свою историю. В первые годы после заключения брака они переживали ужасные трудности. Но за двадцать два года до этого все их друзья признавали, что они были «идеальной парой». Пит и Пэтси, естественно думали, что их брак был заключён «на небесах».

Они выросли в одной и той же общине, ходили в одну и ту же церковь, окончили одну и ту же школу. Стиль жизни и ценности их родителей были примерно одинаковы. И Питу, и Пэтси нравились, в основном, одни и те же вещи. Они оба любили играть в теннис и сплавляться на лодке. Они часто говорили о том, как много у них общего. Казалось, у них столько общих черт, что конфликты в их семье практически невозможны.

Они стали встречаться, когда учились в старших классах. Они учились в разных колледжах, но ухитрялись встречаться друг с другом, по крайней мере, один раз в месяц, а иногда и чаще. К концу первого курса они были убеждены в том, что «кое-что значат друг для друга». Однако они оба пришли к выводу, что прежде чем жениться, нужно окончить колледж. Следующие три года они наслаждались идиллией свиданий. В один уик-энд он приезжал к ней в студенческий городок, в другой - она к нему; в третий уик-энд они оба отправлялись домой, чтобы проведать родителей, но в основном проводили время вдвоём. Четвёртый уик-энд они проводили порознь, давая друг другу время для того, чтобы развивать свои индивидуальные интересы. Если не считать особых случаев, как, например, - дней рождений, их расписание никогда не нарушалось. Через три недели после того, как он получил свою учёную степень по бизнесу, а она - по социологии, они поженились. Через два месяца они переехали во Флориду, где Питу предложили хорошую работу. Они жили на расстоянии двух тысяч миль от ближайших родственников. Они могли наслаждаться вечным «медовым месяцем».

Первые три месяца были превосходны - переезд, поиски новой квартиры, наслаждение от совместной жизни. Единственный конфликт, который им запомнился, произошёл из-за мойки посуды. Пит считал, что у него для этого существует более эффективный метод. Однако Пэтси так не считала. В конце концов, они пришли к соглашению, что каждый может мыть посуду так, как ему нравится, и конфликт был исчерпан, Они были женаты шесть месяцев, когда у Пэтси появилось чувство, что Пит отдаляется от неё. Он все больше времени проводил на работе, а когда был дома - то проводил очень много времени за компьютером. Когда же она, наконец, поделилась с ним своими чувствами по поводу того, что он избегает её, он сказал, что не избегает, а пытается делать свою работу максимально хорошо. Он сказал, что не понимает подобного давления и что в первый год особенно важно делать свою работу как можно лучше. Пэтси это не обрадовало, но она решила не мешать ему.

К концу первого года Пэтси была в отчаянии.

Пэтси стала налаживать дружеские отношения с другими жёнами, живущими в этом же доме. Когда она знала, что Пит будет работать допоздна, вместо того, чтобы идти с работы прямо домой, она часто шла с одной из подруг по магазинам. Иногда она приходила домой позже Пита. Это его очень раздражало, и он обвинял её в бездумности и безответственности. Она парировала: «Нечего перекладывать с больной головы на здоровую. Кто из нас безответственный? Ты ведь даже не позвонил мне, чтобы сказать, когда придешь домой. Как я могу быть для тебя дома, когда я понятия не имею, когда ты сам там будешь? А когда ты дома, то проводишь всё время за этим чёртовым компьютером. Тебе не нужна жена: то, что тебе нужно - это компьютер!»

Пит громко возражал: «Да нет же. Мне нужна жена. Разве ты не понимаешь? В этом всё и дело. Мне очень нужна жена».

Но Пэтси не понимала. Она была крайне растеряна. В поисках ответов на вопросы она пошла в библиотеку и взяла несколько книг о семейных отношениях Она решила: «Семейные отношения не должны быть такими. Мне нужно найти выход из этой ситуации». Когда Пит уходил в комнату с компьютером, Пэтси бралась за книгу. Многие вечера она засиживалась до поздней ночи. Идя в спальню, Пит отпускал в её сторону едкие замечания типа: «Если бы так читала в колледже, то имела бы одни «пятерки». Пэтси отвечала: «Я не в колледже. Я - замужем, и сейчас меня бы устроили и «тройки», Пит уходил спать, не утруждая себя хотя бы взглянуть на нее еще раз.

К концу первого года Пэтси была в полном отчаянии. Она и раньше упоминала об этом, но в этот раз она спокойно спросила Пита: «Я хочу найти консультанта по семейным вопросам. Не хочешь пойти со мной?» На что Пит ответил; «Мне не нужен консультант по семейным вопросам, У меня нет времени ходить к нему. Я не могу себе этого позволить». Тогда я пойду одна, - сказала Пэтси.

- Отлично. Тебе-то он в любом случае не помешает. Разговор был окончен. Пэтси чувствовала себя совершенно одиноко, но на следующей неделе она договорилась о встрече с консультантом. После трех встреч консультант позвонил Питу и спросил его, не хочет ли тот прийти к нему и поговорить о перспективах своего брака. Пит согласился, и начался процесс лечения. Спустя шесть месяцев из дома консультанта вышла совершенно иная супружеская пара.

Я спросил Пита и Пэтси «Что же вы узнали такое, что перевернуло все в ваших отношениях?»

- Если коротко, доктор Чепмэн, - сказал Пит, - то мы научились говорить на языках любви друг друга. Консультант не использовал этих терминов, но сегодня, во время вашей лекции, меня осенило. Мои мысли вернули меня обратно к нашим консультациям, и я с полной ясностью осознал, что же с нами произошло. Мы наконец-то научились говорить на языке любви друг друга.

- И какой же язык Ваш, Пит? - спросил я.

- Физическое прикосновение, - ответил он без колебаний.

- Точно - физическое прикосновение, - сказала Пэтси.

- А Ваш, Пэтси?

- Качественное время, доктор Чепмэн. Именно этого я жаждала тогда, когда он проводил всё своё время на работе или за компьютером.

- А как Вы узнали, что языком Пита является язык физического прикосновения? ■ На это понадобилось определенное время, - ответила Пэтси. Потихоньку это стало проявляться во время консультаций. Поначалу, я думаю. Пит этого даже не понимал.

Она права, - сказал Пит. - Я настолько не чувствовал себя в безопасности при моей собственной самооценке, что у меня заняло бы целую вечность понять и признать то, что недостаток прикосновений с её стороны являлся причиной моего отдаления. Я никогда не говорил ей, что хочу ее прикосновений, хотя внутри я кричал о том, чтобы она протянула руку и дотронулась до меня. В то время, когда мы только встречались, инициатива объятий, поцелуев, держания за руки и так далее исходила от меня, но Она всегда отвечала взаимностью. Я чувствовал, что она любит меня. Но после того, как мы поженились, бывали случаи, когда я прикасался к ней, а она никак не реагировала. Возможно, она очень уставала на своей новой работе. Я не знаю, но я принимал это на свой счет. Я чувствовал, что она находит меня непривлекательным. Затем я решил, что не буду проявлять инициативу, так как не хотел, чтобы меня отвергали. Я стал ждать, чтобы посмотреть, сколько времени пройдет, прежде чем она сама проявит инициативу в поцелуе, или в прикосновении, или в половом акте. Однажды я целых шесть недель ждал того, чтобы она просто прикоснулась ко мне. Это было невыносимо. Моё отдаление - это было бегство от боли, которую я переживал, находясь с ней. Я чувствовал себя отвергнутым, нежеланным и нелюбимым.

Затем заговорила Пэтси: «Я и понятия не имела о том, что это именно то, что он чувствует. Я знала, что он не прикасается ко мне. Мы больше не целовались и не обнимались, как раньше. Я просто подумала, что поскольку мы теперь женаты, то это для него уже не так важно Я знала, что ему трудно на работе. Я и не думала, что он хочет, чтобы я проявляла инициативу.

Он прав. Я неделями не прикасалась к нему. Это мне даже в голову не приходило. Я готовила еду, убирала в доме, стирала его бельё и пыталась не путаться у него под ногами, и честно говоря, я не знала, что еще я могу делать. Я не могла понять причины его отдаления от меня и отсутствия его внимания ко мне. Дело не в том, что я не люблю прикосновений, просто для меня это никогда не было настолько важным. Я чувствовала, что меня любят и воспринимают тогда, когда со мной проводили время, уделяли мне внимание. Мне действительно было не важно, целовал он меня или обнимал. Пока он уделял мне внимание, я чувствовала себя любимой.

Прошло много времени, пока мы выяснили корень проблемы, но как только мы поняли, что не удовлетворяем эмоциональные потребности друг друга в любви, мы стали менять некоторые вещи. Как только я стала проявлять инициативу в физических прикосновениях, то стали происходить просто удивительные вещи. Его личность, его дух стремительно изменились. Я обрела нового мужа. Как только он убедился, что я его действительно люблю, он стал гораздо более отзывчив на мои потребности.

- Он все также имеет дома компьютер? - спросил я.

- Да, - ответила она. - Но он редко им пользуется. А когда и пользуется, то всё в порядке - я знаю, что он женат не на компьютере. Мы так много делаем вместе, что мне не составляет труда предоставлять ему полную свободу пользоваться компьютером тогда, когда он этого хочет.

- Что восхитило меня на сегодняшнем семинаре, - сказал Пит, - так это то, каким образом ваша лекция пронесла меня назад через эти годы к тому, что мы пережили. Вы за двадцать минут рассказали то, что мы осваивали шесть месяцев.

- Что ж, - сказал я. - Суть не в том, как быстро вы учитесь, а в том, насколько хорошо вы это делаете. И вы явно в этом преуспели.

Пит всего лишь один из многих, для кого физическое прикосновение является основным языком любви. Эмоционально, они постоянно ждут, что их жена протянет руку и прикоснётся к ним Рука, теребящая волосы, поглаживание спины, держание за руки, объятия, половой акт - все эти и другие «любовные прикосновения» являются эмоциональными направляющими жизни человека, чьим основным языком любви является язык физического прикосновения.



Страница сформирована за 0.76 сек
SQL запросов: 169