УПП

Цитата момента



Средний возраст — это когда из двух искушений выбираешь то, которое позволяет тебе вернуться домой до девяти вечера.
Рональд Рейган

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



При навешивании ярлыка «невежливо» следует помнить, что общие правила поведения формируются в рамках определенного культурного круга и конкретной эпохи. В одной книге, описывающей нравы времен ХV века, мы читаем: «когда при сморкании двумя пальцами что-то падало на пол, нужно было это тотчас затоптать ногой». С позиций сегодняшнего времени все это расценивается как дикость и хамство.

Вера Ф. Биркенбил. «Язык интонации, мимики, жестов»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d4103/
Китай
Думать, что «все женщины эгоистки», — значит ровным счетом ничего не понимать в женской психологии. Женщина никогда не бывает одна (именно поэтому она может быть абсолютно самодостаточной, совершая «общественные деяния» лишь для разнообразия), ее всегда двое — она и ее потенциальный ребенок. Материнский инстинкт — это не те действия, которые она осуществляет в отношении конкретного, родившегося у нее ребенка; материнский инстинкт заставляет женщину заботиться о себе как о продолжательнице жизни. Если она не создаст должных условий для себя, то грош ей цена как женщине, потому что она не сможет в этом случае выполнить свою биологическую миссию. Ее эгоизм — это эгоизм жизни, а если ей что от этого эгоизма и перепадает, так это, уж извините, вполне разумно.

Мужчина, осуждающий в женщине «корыстолюбие», просто не понимает, насколько глупо, скверно и некрасиво он поступает. Ведь женщине на это даже ответить нечего, она и сама не знает, почему ведет себя таким образом. Если и есть в поведении женщины нечто, что может стать предметом мужского недовольства, так это ее расточительность. Хотя всякий раз, когда мужчина сталкивается с «вопиющими фактами женского транжирства» (речь идет, конечно, не только и не столько о деньгах, сколько о способностях и талантах), он должен внимательно посмотреть: а не являются ли эти траты способом, который женщина использует для того, чтобы как-то обустроить будущность, защитить свое «внутреннее пространство», это виртуальное, но столь реальное в действительности образование, своего «потенциального ребенка».

Сущность, которую не замечают:

«За это можно все отдать!..»

Она — женщина — обладает тем, что неведомо мужчине: внутренним спокойствием, знанием внутреннего смысла вещей, устойчивостью к жизненным трудностям, она несет в себе знание жизни. Это знание, может быть, и не осознано ею, но оно, что более важно, проявляет себя в деятельности. Мужчины выманивают это внутреннее знание женщины «наружу» и разочаровываются, поскольку для «внешнего использования» оно не приспособлено. Вместо того чтобы погрузиться в мягкое лоно женского существа, мужчины обрекают себя на борьбу с невидимым врагом, с той, которую сами же себе и выбрали.

Женская душа — это «внутреннее пространство», нечто упругое, плотное, насыщенное, зачастую, правда, заброшенное и позабытое женщиной. Не всякая женщина ощущает свое «внутреннее пространство», и это большая беда — ведь оно может стать опорой, оно гарантирует силы и продуцирует колоссальную волю, но лишь при достойном, подобающем к нему отношении. К сожалению, «бесхозяйственность» в отношении к собственной душе у женщин зачастую просто преступная. Женщины же, ощутившие и ощущающие свою внутреннюю душевную полноту, на глазах преображаются.

Женщина подобна океану. Представьте себе океан: огромное пространство воды, где-то бушуют шторма, а где-то господствует изнуряющий однообразием штиль, где-то толщей льда покрыты тысячи квадратных километров поверхности, а где-то — жаркие пляжи и отдыхающие; множество течений, горячих и холодных, рассекают толщу воды, глубины океана полны загадочных растений и животных, затонувшие корабли и курсирующие акулы шокируют аквалангистов, а коралловые рифы пестрят стаями красочных рыб; по своим маршрутам движутся военные корабли и гражданские суда, танкеры и траулеры, на шельфах установлены нефтяные вышки, маяки подают сигналы, а морские птицы пикируют в воду в поисках вожделенной добычи. Все эти и тысячи других явлений составляют жизнь Мирового океана, где каждый живет по своим правилам, не нарушая этим его целостности.

Такова и женщина: в ней всему находится свое место — и штормам, и штилям; и кораблям, и морским животным; и загадочным рифам, и нефтяным вышкам. Женщина внутренне не противоречива, в ней нет даже плацдарма для возникновения противоречия, напротив, — она основа соединения и сосуществования. Женщина, например, может быть искренне уверена в том, что «врать нельзя» и что сама она «никогда не врет», притом, что врет постоянно. Она обещает ребенку отдать его «дяденьке милиционеру», если он будет плохо себя вести. Чтобы заставить его учиться, она будет угрожать ему армией, утверждая: «Я тебя от армии отмазывать не буду! Не выучишься, не поступишь в вуз — твои проблемы!» А потом в военкомате, чтобы спасти свое дитя от призыва, она наврет с три короба — расскажет о его несуществующих болезнях, да и сама временно превратится в «агонизирующую больную». Она скажет мужу, что он «был великолепен в постели», если захочет развеять его сомнения на этот счет или удержать в «лоне семьи». Она будет имитировать оргазм, разыгрывать беззащитность и неуверенность, если потребуется; она согласится с тем, с чем несогласна и, напротив, будет до победного конца спорить, даже когда она согласна, правда, в том случае, если подобное поведение ей покажется необходимым.

Мужчины, опираясь на все эти факты, с пеной у рта будут доказывать, что все женщины насквозь лживы и аморальны. Но это большое заблуждение, а подобные обвинения будут женщине непонятны. Ведь она все делала «правильно»: она воспитывала ребенка, защищала его от армии, сохраняла гармонию семейных отношений, помогала мужу почувствовать себя хозяином и защитником. Она солгала? Ни в коем разе, она воспитывала ребенка, сохраняла мир в семье и т. д., и т. п. Ни о какой лжи и речи не идет, она была занята совершенно другим делом! Вы же знаете, что если из пункта «А» в пункт «Б» вышел белоснежный лайнер, это не мешает какой-нибудь захудалой шхуне в это же самое время выйти из «Б» в «А». Поэтому все логично, все даже очень логично! Только это другая — женская — логика, и в ней больше от жизни, чем от математики. Так что мужчинам ничего не остается, как придержать свое благородное негодование, тем более что большего борца за правду и справедливость, чем женщина, вы не сыщете во всем мире.

Возможно, это и прозвучит как полная тарабарщина, но то, что я сейчас скажу, столь же парадоксально и нелепо, сколь и верно. Мужчины и женщины — это существа, которые в значительной мере себе не принадлежат, и потому то, что они делают, часто является не их виной, а скорее бедой. Мужчины и женщины — это люди, но мужское и женское — больше, чем установленные в обществе нормы и правила, и мужское и женское может диктовать и действительно диктует человеку свои правила игры. Все это, разумеется, не снимает с нас ответственности за собственные поступки, но все-таки каждый из нас нуждается в понимании со стороны своего партнера. И это понимание — та взаимная поддержка, которую мы оказываем без вины виноватому, так что здесь-то и проявляется то подлинно человеческое, которым мы почему-то бравируем только в моменты «выяснения отношений».

ЭТО НУЖНО ПОНЯТЬ И ПОМНИТЬ…

(«общие правила» для «частных случаев»)

Мужчины, поймите и помните…

Не считайте женщину эгоистичной: весь ее эгоизм — биологического свойства, а потому к личности женщины он не имеет ровным счетом никакого отношения и личность женщины ответственность за такое поведение этой женщины не несет.

Трудно понять, что за «внутреннее пространство» находится в женщине, но оно есть, и о нем она «думает» куда больше, чем о любом из своих мужчин. С этим нужно смириться и, наверное, даже научиться восхищаться этим.

Особенно остро эгоистичность женщины ощущается вами в те моменты, когда душа ваша требует чуткости со стороны партнерши. Чуткость — товар редкий и дефицитный, а при росте потребления дефицит ощущается особенно остро. Так что обвинения в эгоизме кажутся в эти 'минуты нашему брату вполне естественными: «Когда ей надо, то вынь да положь! А когда мне надо — она занята!»

Проблема здесь не в эгоизме женщины, а в росте вашего потребления и в силе ваших ожиданий. Ну что в такой ситуации делать? Неприятно, конечно, но остается только сокращать потребление и снижать остроту ожиданий. Это приводит к потрясающим эффектам, ибо, отказываясь от внимания, мы моментально вынуждены будем страдать от его избытка.

Женщины бывают расточительны, это правда. Но здесь мы имеем дело с «шуткой природы». Когда корма становится больше, наблюдается естественный пик рождаемости, природа в этот момент расточительствует. Потом это обернется резким падением уровня достатка, что будет связано с тем же ростом поголовья, но эволюции необходимы такие демографические волны. Женщина же — инструмент природы в этом вопросе, поэтому следом за ростом вашего достатка ждите от нее расточительности — это нормально.

Женщины, поймите и помните…

Было бы очень правильно раз и навсегда позабыть тезис о мужском эгоизме. Кроме обвинительного пафоса, в нем нет вообще ничего. «Мужским эгоизмом» на самом-то деле называется та сила, которая делает мужчину привлекательным в глазах женщины. Потому если вынудить мужчин избавиться от эгоизма, то мы получим целое полчище субъектов, которые даром никому будут не нужны.

Да и сами мужчины страдают от этого своего дела. Это только другим кажется, что они для себя стараются, в действительности же они постоянно кому-то или чему-то служат, постоянно в какой-то работе, перед ними всегда какие-то цели. Может статься, что вся эта работа и все эти цели — полная ерунда, но, право, если кто-то думает, что нечто важно, для него оно важно.

И мужчина никогда не поймет, не примет заверений в том, что, мол, он думает только о себе. Мужчина в нашем обществе вынужден постоянно подавлять свои сексуальные желания, а потому все мужчины свято уверены в том, что как раз о себе-то они не думают вовсе.

Вы, в свою очередь, привыкли думать, что вы все делаете для других (ну или почти все), однако поверьте, об этом, кроме вас самих, никто не догадывается, так что просто не ставьте себя в дурацкое положение.

Лучшее качество мужчины — это способность превозмогать собственное страдание, свою душевную боль. На самом деле мужчины находятся в состоянии хронического страдания, которое, впрочем, не умеют и не привыкли показывать. Бравада — вот маска, под которой прячутся их тревоги и печали.

Но, если мужчина способен терпеть и ждать, не пытаясь найти в этот момент «виноватых», это исключительный мужской экземпляр! Но не заставлять ждать себя — подобная тактика крайне опрометчива!

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ:

ТАЙНА «АЛЕНЬКОГО ЦВЕТОЧКА»

Что ж, мы слой за слоем вскрыли все тайны пола. Тайну, которая скрыта в эволюционном происхождении пола, тайну, которую хранит оргазм (мужской и женский соответственно), тайну, лежащую на совести инстинкта, тайну сексуальности и, наконец, тайну сущности пола. Теперь мы знаем, почему «женщина всегда права», а «решения принимает мужчина», почему «любовь зла», а мужчин все-таки нужно «беречь», почему мы — и мужчины, и женщины — «эгоистичны», и почему не заканчивается «война полов».

А какова же тайна «аленького цветочка»? Что за «почему» скрывается в этой тайне? Снова вспомним сказку-ребус, с которой мы начали книгу. Драматизм этой истории обеспечен одним важным обстоятельством… Оба героя этой сказки находятся в состоянии хронического неведения. Ни Чудовище не знает, как в предлагаемых обстоятельствах будет вести себя Настенька, ни Настенька не в курсе, что это такое за Чудовище и каковы его намерения. При этом действия и поступки каждого из них — это вопрос жизни и смерти для второго участника этого, с позволения сказать, «союза». Оба участника этой драмы стоят перед лицом неизвестности, и оба боятся. Настеньке кажется, что она стала «жертвой», а Чудовищу кажется, что Настеньке нельзя доверять (по крайней мере, один раз его уже пытались обмануть).

Наконец, и, может быть, это самое главное, оба героя нашего повествования думают, что все происходящее «завязано» на «аленьком цветочке» (т. е., если хоть чуть-чуть верить Фрейду и психоанализу, на сексуальности), что он — корень зла, но самый желанный из всех искушений. Именно его хотела заполучить Настенька, именно его не хотело отдавать Чудовище, считая сие достояние своей «кощеевой иглой». К нему, к этому «аленькому цветочку» помимо своей воли тянутся наши герои, тянутся, а потому ненавидят, чувствуя свою зависимость от этой силы. И это сексуальное возбуждение циркулирует, постоянно швартуется то у одного берега, то у другого: от Чудовища к Настеньке, от Настеньки к Чудовищу. А их совместное проживание, совместное житье-бытье — только фикция.

Поразительно! То, что заставило наших героев сойтись (никакая другая сила неспособна была бы сделать это), являлось одновременно и тем, что бесконечно удаляло их друг от друга! И вот мы стоим перед лицом почти не разрешимой проблемы! Перед нами коллизия, которая, кажется, и есть сам Зловещий Рок в своем естестве. Но как разрешается эта драма? Ведь она же как-то разрешилась… За счет чего? Оба героя — и Настенька, и Чудовище — проявили добрую волю, оба дали шанс друг другу воспользоваться своим доверием, причем на собственное усмотрение партнера! Оба рисковали, поскольку не знали, не могли предугадать, чем обернется это доверие. Но, боже правый, насколько оправданным был этот риск!

И ведь это доверие было тем единственным, что связывало наших героев, помимо, а в каком-то смысле и вопреки «аленькому цветку». Да, ни Чудовище не понимало чаяний и надежд Настеньки, ни Настенька не догадывалась, в чем состоит замысел Чудовища. Но Чудовище, проникаясь нежностью и сочувствием к девичьей доле, буквально заставило себя поверить в то, что его не обманут. А Настенька (и я уж не знаю, на что она в этом своем по-настоящему благом поступке опиралась) превозмогла собственное чувство зависимости и безысходности, поверила в то, что «он знает, что он делает», и была вознаграждена, и вознаградила.

Однако же я думаю, что никакого риска тут не было. Рискует тот, кто не доверяет, а испытывает; тот, кто играет, вместо того чтобы делать; тот, кто конфликтует и выдает этот конфликт за сотрудничество. И все они очень сильно, роковым образом, я бы сказал, рискуют. В действительности же все мы — и мужчины, и женщины — нуждаемся в том, чтобы рассказанная нам когда-то сказка стала былью. Разумеется, жизнь никогда не станет воплощением всех наших надежд, поскольку сами эти мечтания зачастую носят взаимоисключающий характер. Но всякий мужчина хочет найти свою женщину, и всякая женщина хочет найти своего мужчину, а недостает им только двух вещей — знания психологии своего партнера, а также доброй воли. Первое я попытался, в меру своих возможностей, сообщить в этой книге, ну а второе… Дело за вами!

Люди приходят на прием к психотерапевту и пытаются скрыть от него две вещи: свои надежды и свои разочарования. Это забавно, поскольку все надежды и разочарования давно взяты психотерапевтами на учет, а потому ничего нового психотерапевту рассказать просто невозможно. Когда в речи моего пациента (или пациентки) проскальзывает слово «открыться», я понимаю, что мне, в общем-то, очень хотят рассказать о своих сложных отношениях с представителем противоположного пола, но боятся, потому что это «секрет». И все свято уверены в том, что этот их «секрет» является тайной и что он эксклюзивен.

Пациенты мучаются, психотерапевт — ждет. Если пациент промучается чуть больше положенного часа (часто и меньше), то психотерапевт перестает ждать, поскольку, по большому счету, суть проблемы ему понятна. Даже если пациент нещадно плутует, изображая из себя Ивана Сусанина и пытаясь всучить психотерапевту роль «польского интервента» в этом спектакле, это не спасает его от «разоблачения». Все мы совершаем одинаковые ошибки, а потому «разоблачение», в принципе, невозможно; когда все явно — не может быть «тайны», а потому не может быть и «разоблачения».

Конечно, трудно говорить о своих сексуальных проблемах и совершенных тобою ошибках, о своих грезах по поводу собственного счастья и о своих страхах по поводу грезящихся тебе напастей. Но, по крайней мере, странно считать, что ты в этой части являешься более «выдающимся», нежели другие. А вопрос: «Ну и чем мне сможет помочь психотерапевт?» и вовсе граничит с преступной халатностью в отношении собственной жизни. Зачастую только вместе с психотерапевтом можно проложить единственно верный курс промеж рифов и отмелей, созданных причудами человеческого пола, сексуальности и психологии.

Удачи!

Искренне Ваш,
Андрей Курпатов



Страница сформирована за 0.77 сек
SQL запросов: 170