АСПСП

Цитата момента



Плохая примета - ехать ночью… в лес… в багажнике…
Милый, мы скоро приедем?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Она сходила к хорошему мастеру, подстриглась и выкрасила волосы в рыжий цвет. Когда она, вся такая красивая, пришла домой, муж устроил ей истерику. Понял, что если она станет чуть менее незаметной и чуть более независимой, то сразу же уйдет от него. Она его такая серая и невзрачная куда больше устраивала.

Наталья Маркович. «Flutter. Круто, блин! Хроники одного тренинга»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d4612/
Мещера-Угра 2011
Проблема влюбленности, полной эротического влечения, заключается в том, что человек за этой, с позволения сказать, любовью просто теряется. А всякие длительные отношения между двумя людьми без близких, именно человеческих отношений невозможны. Поверьте опыту психотерапевта: браки распадаются вовсе не после того, как страсть мужчины ушла, «растаяла, как дым», а в тех случаях, когда не было найдено замены этой ушедшей страсти. Замена же эта может быть только одной — эмоционально близкие, психологически интимные отношения внутри этой пары, переживающей выпадающие на ее долю кризисы. Развод, иными словами, следствие не сексуальной, а в первую очередь человеческой отчужденности.

Всякие отношения, замешанные на мужской страсти, подобны бенгальскому огню — светят ярко, но не греют и быстро выгорают. Это большое заблуждение — думать, что такая любовь может длиться вечность, что на таком фундаменте возможно семейное счастье. Впрочем, влюбленному, больному с любовной лихорадкой этого не объяснишь — доминанта не позволит. Однако за любую ошибку приходится платить — слезы, разочарование, ненависть, одиночество — вот наша плата. Мы выходим из-под воздействия этой инфекции под названием «любовь» истощенные, обессиленные, полные тоски и пессимизма. Неслучайно многие, не справившись с этой ношей, пытаются свести счеты с жизнью. Глупо и бессмысленно, но что поделаешь? Только к доктору — или же просто до этого не доводить.

Мужчины взрослеют к шестидесяти годам, а женщины — примерно к пятнадцати.

Дж. Стивенс

Вот в этом вся и соль — не доводить до этого! Зачем женщина хочет, чтобы в нее влюбились? Чтобы «почувствовать себя женщиной». Следовательно, она себя «женщиной» не чувствует и хочет таким образом как-то компенсироваться, поднять свою самооценку. Способ этот вздорный и пагубный! Бегать как угорелой в поисках собственной, где-то якобы затерявшейся женственности — это самое последнее дело! Женщина должна быть (или, по крайней мере, выглядеть) цельной, довольной жизнью, даже удовлетворенной, если хотите! Тогда все в «делах амурных» с самого начала идет по-другому.

Далее нужно помнить, что любовь — это всегда восхищение. Если мужчина восхищается своей избранницей только потому, что у него при соответствующих взглядах и касательствах сразу в «нужном месте» всяческие физиологические реакции происходят, то любви в нем нет сейчас и грамма. Просто он находится под пятой своей сексуальной потребности и ведет себя словно оголодавший пес, завидевший кусок мяса. Помните: скоро это пройдет! Женщине, если она хочет быть желанной более нескольких месяцев кряду, следует обладать чем-то, чем муж чина сможет восхищаться помимо его собственного сексуального возбуждения, с нею связанного.

Вот, собственно, тут эмансипация и приходит к нам на помощь, поскольку именно она и предоставляет женщине возможность проявлять себя максимально полно и своеобычно. Именно эта своеобычность, вопреки устоявшимся предрассудкам, и восхищает мужскую братию. Однако она — эта своеобычность женщины — не должна быть своеобычностью искусно раскрашенной пустышки, в противном случае когда-нибудь это дело вскроется, и тогда все труды коту под хвост.

Мужская любовь частична, она не захватывает всего существа. Женская любовь более целостна. Женщина делается одержимой. В этом смертельная опасность женской любви.

Н. А. Бердяев

И конечно, озаботиться созданием этой своей «своеобычности» женщине следует до начала любовных отношений; заведомо, в последний день свою оригинальность из чулана не достанешь, а если и достанешь, то уж точно в такие сроки до товарного вида не доведешь.

И еще должен сказать, и опять же вопреки устоявшемуся мнению: мужчина способен восхищаться любовью женщины, причем это восхищение — самое завораживающее и самое желанное для мужчин. Заручившись таким восхищением, пара может смело отправляться и в пожизненное совместное плавание. Дело в том, что мужчины всю жизнь, с самого раннего своего детства, мечтают быть любимыми, они ждут этого от мамы, от бабушек, воспитательниц, учителей, сверстниц и старших женщин. Им это нужно, им приятно делать что-то просто для того, чтобы за это к ним «бескорыстно» испытывали чувство благодарности.

Все это, конечно, тоже психологическая химера и невротические комплексы, но мальчики действительно с детства страдают от недолюбленности (их, как известно, от избытка женской любви оберегают, «чтобы они в слюнтяев не превратились»). И вот теперь, когда эти мальчики выросли, они продолжают искать ту недоданную им когда-то любовь. Поскольку же их все время учат, что женщины — это «корыстные создания, которые только о том и думают, чтобы из мужика деньги тянуть», то понятно, что критерий «бескорыстности» является для них основополагающим.

Мужчина должен чувствовать, что любят «именно его самого», а не то, «какой он», «что он», «как он» и «сколько он» (все это, конечно, тоже важно, но только при наличии самого главного). Ему хочется, чтобы его «вот так просто любили, и все!» Если мужчина такую любовь увидит (предупреждаю: последуют проверки с пристрастием и провокации с подвохами!), то возникнет у него восхищение, а будет у него восхищение — и сам он будет пребывать в состоянии беспрерывной всепоглощающей любви (настолько, конечно, насколько это в случае мужской структуры вообще возможно). Да и к женщине в этом случае он будет кроме прочего

относиться как к человеку, у чего, как вы догадываетесь, есть свои дополнительные плюсы, причем, как всегда, обоюдные.

Любить — это не значит смотреть друг на друга, любить — значит вместе смотреть в одном направлении.

Антуан де Сент-Экзюпери

О (не) сообразительности мужчин:

«В женщине должна быть загадка!»

Этот чудный рецепт заимствован мною из знаменитой сцены рязановского «Служебного романа», где Лия Ахеджакова объясняет Алисе Бруновне, что к чему в половых отношениях. Находясь в апогее своего упоительного изложения, она восклицает: «В женщине должна быть загадка!» Блеск! Но у психотерапевта, как всегда, есть вопросы. И прежде всего: неужели же авторы этого легендарного фильма не догадываются, что женщина для мужчины — это не то что загадка, это тайна, причем тайна за семью печатями! К сожалению, несмотря на всю очевидность этого постулата, данный факт, положительно, остается никем не замечен.

Женщина для мужчины — тайна, причем с детства. Воспитывают мальчиков и девочек по-разному, и мальчику с самого начала непонятно, почему ей что-то можно, а ему нельзя, почему вот это ей простительно, а ему нет. Конечно, объяснения, которые заготовлены взрослыми на этот случай, повергают его в замешательство: «Это потому, что ты мальчик, а она девочка». Взрослым такой тезис, может быть, и понятен, а вот детям он неясен в принципе!

Дальше школа, где девочки вьются стайками, секретничают, непонятно почему хихикают, а потом ни с того ни с сего бьют портфелем по голове. Загадка! Еще им неинтересен футбол, их абсолютно не интересует, какой на машине привод и сколько муха может прожить в закрытой банке. Непостижимо! Наконец, как они могут днями и ночами сидеть за уроками, почему они тянут руку на уроке и как они вообще все, что спрашивает учитель, могут знать?

Дальше — хуже. Совершенно непонятно, почему они капризничают на ровном месте, почему им что-то всегда не нравится в ухаживании молодого человека, почему они не сводят глаз с обалдуя из соседнего класса и наотрез отказывают своему соученику в совершенно невинной просьбе проводить до дома? Наконец, пубертат (период полового созревания), когда начинают твориться и вовсе не понятные для молодого мужского сознания вещи! Тайна!

Многие мужчины, влюбившись в ямочку на щеке, по ошибке женятся на девушке целиком.

С. Лекок

Что делать? — знаменитый мужской вопрос. Если перед тобой тайна, то надо ее открыть, если же она не открывается (а с чего ей вдруг открыться?), следует найти объяснение всему, что кажется непонятным. И на это уходит некоторое время. Безуспешные попытки понять женщину приводят мужчину к единственно, на его взгляд, правильному решению: ума у них нету, сердца у них нету, но хороши, черт возьми! Короче говоря, делать нечего, надо приноравливаться. И вот уже юноши изобретают стратегии: если ей откажешь, то завоюешь авторитет, если предложишь — получишь отказ. Коротко и ясно — такое мужчины любят. Что делать — понятно.

И начинается эта долгая и утомительная игра. Кружение-верчение вокруг да около, объяснение непонятного и полная слепота в отношении очевидного. Потеряв надежду хоть что-либо понять в женщине, мужчина предпринимает ход конем. «Нечего тут понимать! — решает мужчина. — Все и так ясно!» Что им ясно, рассказывать не берусь, скажу одно: ничего из того, что им «ясно», к реальному положению дел отношения не имеет, однако дает мужчинам определенность и уверенность, а большего им и желать нечего.

Как на все это реагируют женщины? Они недовольны. А как иначе?! «За кого они нас держат?!» — восклицают они после очередных загадочных маневров представителей мужского пола. «Что они себе думают?!» — спрашивают сами себя женщины и, к сожалению, не задумываются толком над этим вопросом. А следовало бы, поскольку если бы они узнали, «что там эти себе думают», то, верно, сильно бы переменили свои жизненные тактики.

Ну, право, я не знаю, почему женщины совершенно уверены в том, что мужчины должны обо всем догадываться сами. «Милый мой, хороший, догадайся сам!» — эта сакраментальная теперь уже фраза стала буквально лейтмотивом межполовых отношений. О чем он должен догадаться? Почему он должен догадываться? Наконец, самое главное: как он вообще может догадаться, если женщина по самой природе своей есть сплошное междустрочие, полунамек, причем на полуслове, а также великий конспиратор, разведчик и еще, наверное, для полноты картины — диверсант!

Брак без любви чреват впоследствии любовью без брака.

Бенджамин Франклин

Разумеется, женщине хочется, чтобы мужчина догадался сам, сам понял, что нужно сделать или сказать, почувствовал, как следует поступить, как сделать приятное, как удивить и что вообще нужно удивлять. Он должен догадаться, «ведь это так приятно»! Вот здесь и есть основная ошибка и причина женских несчастий! А еще эти фильмы, и самое, наверное, вредное — дамские журналы. «В женщине должна быть загадка! Пусть мужчина догадывается, пусть голову себе ломает!» — чуть ли не на каждой странице такой рецепт. Ну хуже мышьяка, честное слово!

Официально должен заявить: ломать голову никто не будет, по крайней мере не дольше пяти минут — точно, дальше последует ход конем. Но если даже и допустить, что будут они ее себе ломать — так ведь сломают же, и все без толку. Кому нужны ломаные головы? Мне ничего не остается, как дать «вредный совет». Женщины, дорогие мои, вы же сплошное междустрочие, сплошной намек, величайшие конспираторы, разведчики и контрагенты, что вам стоит внедрить нужную информацию куда следует? Что вам стоит?! Это же проще, чем губы накрасить.

Перестаньте уже ждать всяческих прозрений у вашей второй половины, просто предоставьте ей алгоритм действий. Не мучьте его вопросом «что делать?», просто скажите: «Делай это и это!», а когда сделает — проявите максимум жизненного оптимизма, заливайтесь колокольчиком, станьте шелковыми лепестками. И он запомнит, уверяю вас, очень хорошо запомнит, а потом и сам будет делать, а вы уж, сделайте милость, обманите себя, думайте, что он сам догадался, это ведь так приятно…

Труднее всего излечить ту любовь, которая вспыхнула с первого взгляда.

Жан де Лабрюйер

ЭТО НУЖНО ПОНЯТЬ И ПОМНИТЬ…

(«общие правила» для «частных случаев»)

Мужчины, поймите и помните…

Любовь — это всегда восхищение; но восхищаться можно собственным вожделением (тем, как тебя возбуждает та или иная особа), а можно восхищаться уникальностью человеческой натуры.

Первое — это страсть, которой отмерен свой ограниченный срок, а второе — это отношение, которым вполне можно питаться всю жизнь. И главное тут — ничего не перепутать. Первое чувство, безусловно, сильнее, но оно не приспособлено к логике брачных отношений; второе по интенсивности слабее, но в браке абсолютно незаменимо.

 У женщины же все по-другому, а потому не ждите от нее безумств, свойственных вашему стилю поведения в моменты страсти. Ничего подобного не будет. Помните, именно в вас должно быть что-то, что по-настоящему восхищает женщину, если же этого восхищения нет, то и любовь — это только разговоры.

Если вы «сильно влюбились» — это временно и скоро пройдет. Не торопитесь в таком состоянии с решениями и поступками, которые кардинально изменят вашу жизнь. Страсти приходят и уходят, а жизнь остается, и важно, какой она останется.

Всякий поступок — это действие с последствиями, и ни страсть, ни ссылки на «временное помутнение сознания» не станут вам оправданием, когда придется оплачивать собственные ошибки. А платить придется…

Женщины, поймите и помните…

Не судите мужчин — они влюбчивы, с этим ничего не поделать. Но если мужчина умеет отличить временное помутнение своего рассудка от по-настоящему интимных отношений, цены ему нет, а базарный день не предвидится.

Не доверяйте слишком мужской страсти — этот демон обманчив. Убедитесь, что мужчина беспокоится именно о вас, а не о своем желании или, например, статусе. Если убедились, то тогда хоть на край света, хоть за край!

Впрочем, помните, что беспокоиться о вас можно только в том случае, если понятно, что вы из себя представляете. Ожидать от мужчины беспокойства о вашей персоне до того, как он узнал эту вашу персону, — по крайней мере, преждевременно. Если же вы сообщаете, а он не слушает, ничего не ждите, вы уже свободны!

Никогда не вступайте в спор с мужчиной по поводу «психологической» и «физической» измены — вы будете говорить на совершенно разных языках.

Когда у мужчины возбудилась сексуальная доминанта — это один человек; когда же у него сексуальная доминанта выключена — это другой человек. В одном случае он одно будет называть «психологической» изменой, в другой раз — «другое». Ну как можно с таким субъектом вести подобного рода беседу?..

Глава третья. ТАЙНА СЕКСУАЛЬНОСТИ

(или почему «решение всегда принимает мужчина»)

Биология и психология мужчины — это не какие-то две отдельные самостоятельные сущности, а просто две разные формы проявления одного и того же мужского начала. Примерно то же самое можно сказать о биологии и психологии женщины. Поэтому если мы хорошо понимаем мужскую биологию (а конкретнее — сексуальность мужчин), то мы без труда поймем и их психологию. Понимание же особенностей женской биологии (сексуальности) позволяет нам пролить свет на женскую психологию.

Вопрос, на который нам сейчас предстоит ответить, является своего рода камнем преткновения в отношениях между полами. Обычно у меня как у психотерапевта спрашивают: «А кто должен принимать решение — мужчина или женщина?» Прежние представления о распределении половых ролей отводили эту роль мужчине. Потом, когда эмансипация начала свое победное шествие, возникло новое веяние: «Решение должна принимать женщина, потому что ей сложнее живется». Так что она принимает решение, а он исполняет.

В психоаналитической теории мы без сомнений принимаем положение, что ход психических процессов автоматически регулируется принципом наслаждения, т. е. мы считаем, что этот процесс каждый раз возбуждается связанным с неудовольствием напряжением и затем принимает такое направление, что его конечный результат совпадает с уменьшением этого напряжения — с избеганием неудовольствия или с порождением неудовольствия.

Зигмунд Фрейд

Далее возникли трудности — ей, как выяснилось, стало дурно от необходимости принимать решения, а он просто не посчитал нужным проводить эти решения в жизнь. Возник паралич «государственной власти» в рамках отдельно взятой «официально зарегистрированной» или «гражданской» ячейки общества. Благие намерения, как это у них водится, в очередной раз отправили нас по неверному следу в хорошо известном направлении. Что ж, давайте-ка лучше мы сначала правильно сформулируем вопрос, а потом уже займемся «разделением полномочий».

А правильно этот вопрос звучит следующим образом: «А кто может принимать решения — мужчина или женщина?»

Удовлетворяться или получать удовольствие?

Наличие приоритета, каковым и является биологическая потребность, систематизирует жизнь, делает нас целеустремленными, хорошо еще, если производимое нами действие является при этом осмысленным и определенно желательным. Для женщины секс — это лишь способ получить удовольствие, и не более того, для мужчины это приоритетная потребность. Удовольствие можно получать, а можно отсрочить, от него можно и отказаться, а приоритетную потребность надо исполнить, и она не предлагает, она требует, причем в ультимативном порядке. В результате мы наблюдаем мужчину, который хочет вне зависимости от каких-либо моральных установок и правил приличия, с одной стороны, и женщину, которая хочет нехотя, с другой.

Там, где нет требующей своего исполнения доминанты (речь сейчас идет не о любовной, а о сугубо сексуальной доминанте), там, где нет четко определенной цели — там рождаются сомнения («А может, мне не стоит?..»), появляется огромная масса желательных условий («Он должен меня любить», «Я должна чувствовать, что он ко мне относится как к человеку, а не как к вещи») и непременных требований («От него не должно дурно пахнуть», «Он должен быть таким, каким я его себе представляю»).

И все эти сомнения, условия и императивы неподъемным грузом ложатся на сексуальную активность женщины. А для деятельности, как известно, нет ничего страшнее дилеммы выбора — все помнят про буриданова осла: пока он выбирал, что делать, необходимость действовать отпала — он умер. Кстати сказать, нерешительность женского пола, ставшая уже притчей во языцех, — отнюдь не результат воспитания и не пресловутая «женская капризность», а как раз вот этот механизм, лежащий в плоскости ее, если так можно выразиться, сексуального устройства.

Пока суть да дело, мы подошли к необычайно существенному моменту. Мужской оргазм — это обязательная и конечная цель всей его половой активности. Он дает мужчине чувство удовлетворения, чувство завершенности, долгожданное успокоение. Мужской оргазм переживается как своеобразное чувство освобождения от сковывавшего его до сих пор (в стадии возбуждения) напряжения. Для мужчины половой акт — это своего рода «работа», ему, в каком-то смысле, дискомфортно со своим возбуждением, и он жаждет от него избавиться. Именно это чувство избавления от сексуального возбуждения, достигшего своего пика, и является «мужским оргазмом». Восторг, который мужчина испытывает в момент своего оргазма, чем-то напоминает восторг человека, мучившегося долгое время от невозможности справить свою малую нужду и получившего наконец возможность осуществить эту свою незатейливую потребность. И хоть нужда эта называется «маленькой», восторг человека в этом случае может быть гигантским!

Женщины, как царицы, держат в плену рабства и тяжелого труда девять десятых рода человеческого. А все оттого, что их унизили, лишили их равных прав с мужчинами.

Л. Н. Толстой

Женщина же, напротив, вступает в сексуальные отношения не для того, чтобы получить удовлетворение, она ждет удовольствия. Женский оргазм часто бывает множественным, т. е. переживается как несколько последовательных волн оргазма. У мужчин множественных оргазмов не бывает никогда; они переживают его как чувство освобождения, облегчения, как ощущение завершения тяжелой работы. Женщины, по большей части, переживают оргазм как некий пик сексуального удовольствия, который последовательно усиливается от начального возбуждения до этого кульминационного момента, который, впрочем, не единичная вспышка, а серия сильных и последовательных приливов удовольствия. Оценивая свое состояние в момент оргазма, женщина может сказать, что «удовольствие достигло в этот момент своего максимума». Женский оргазм — это лишь высшая точка ее удовольствия, и не более того. Мужчина ищет удовлетворения гложущей его половой потребности, а женщина ищет удовольствия от половых отношений. Мужчина нуждается в удовлетворении своей половой потребности, которая у него мало чем отличается от потребности в пище или воде, а женщина выступает здесь в роли человека, который просто «не против полакомиться вкусненьким». Если же этого «вкусненького» ей не достанется, то она, причем без ощущения какой-либо личностной трагедии, полакомится шоколадом или свежей клубникой с взбитыми сливками, возможно, кстати, что она испытает от этого даже большее удовольствие. Таким образом, мы должны хорошо для себя уяснить эти дилеммы, перед которыми оказываются мужчины и женщины: для него удовлетворение потребности практически жизненно необходимо, а вот получение женщиной удовольствия от сексуальных отношений — это просто желательное событие.

Но этого никто не понимает! Женщина, оценивающая эту ситуацию со своей колокольни, смотрит на «похотливое возбуждение» мужчины и полагает, что все это или от недостатка ума и примитивности, или от невоздержанности и слабости характера. Однако же это вопрос половой потребности, которую, конечно, можно засунуть в неподобающее ей место, но в этом случае она непременно вылезет там, где ей совершенно не стоило бы появляться. А мужчины тем временем также в свою очередь убеждены: сексуальность женщин «такая же примерно», как и у нас, мужчин. Так что ахиллесова пята мужского психического здоровья оказывается заключенной в харизматической формуле любого невроза: удовлетворять или удовлетворяться? Мужчина, судящий по себе, не понимает, что его партнерша не ищет удовлетворения, а рассчитывает на удовольствие.

Молодые люди ведут себя с женщинами как робкие богачи, а старики — как наглые нищие.

А. де Ривароль



Страница сформирована за 0.65 сек
SQL запросов: 170