УПП

Цитата момента



Вы не можете считать, что правы, пока не посмотрите на ситуацию глазами другой стороны.
Поверните голову!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Мужчину успехи в науке чаще всего делают личностью. Женщина уже изначально является личностью (если только является) и безо всякой там науки. Женственность, то есть нечто непередаваемое, что, по мнению Белинского, «так облагораживающе, так смягчающе действует на грубую натуру мужчины», формируется у женщин сама собой - под влиянием атмосферы в родительской семье…

Кот Бегемот. «99 признаков женщин, знакомиться с которыми не стоит»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера-2010

СВЕРСТНИКИ – ПОМОЩЬ ИЛИ АЛЬТЕРНАТИВА?

Что мы забыли упомянуть, перечисляя элементы развивающей среды? Законы племени.

Именно давление окружающего социума, начиная с первых шагов эволюции человека, было призвано вольно или невольно формировать будущих членов общности.

Пример сверстников часто оказывается сильнее любых наставлений. Совершенно незначительный фактор – например, циничное суждение приятелей по двору может нейтрализовать многолетнее воздействие собственных родителей.

Для большинства детей, независимо от их возраста, отношения со сверстниками важнее успехов в школе и даже, зачастую, хороших отношений с родителями.

Нам-то понятно, что хорошая учеба – путь к дальнейшему успеху в жизни. Но в иерархии ценностей вашего сына сейчас куда актуальнее любовь голубоглазой девятиклассницы. И ничем вы его не переубедите. «Родители никогда нас не понимают!»

Но вот если вам удастся приручить этот ближний круг…

Каждый ребенок стремится быть «своим», заслужить высокую оценку окружающих его сверстников, и ради этого принять любые ценности группы, которая сделает его своим. Кстати, на этом простом наблюдении построена деятельность всех тоталитарных сект. Члены секты умеют безошибочно находить среди молодых людей «свободные атомы» - тех, кто одинок и не уверен в своих силах. Они спасают от одиночества, от бремени самостоятельного выбора, заключают в мягкие братские объятия. Вот эти-то мягкие объятия и осуществляют настолько «жесткое программирование», что юная личность забывает и об индивидуальности и о собственных родителях.

Но это все-таки крайности. Для нас же сейчас важен вывод о том, что поле сознания окружающих - «своих», оказывается во многих случаях самым главным стимулом развития. Смените окружение, смените характеристики «своих», сменится и вектор развития юной личности.

Если собственные дети не хотят говорить с вами по душам, проявите фантазию и начните устраивать веселые праздники и вечеринки для их друзей. Ведите себя тихо и скромно, но с юмором. Пусть вас оценит круг друзей. Через них вы многое узнаете о собственных детях. А там, глядишь, и ваши дети научатся смотреть на вас другими, более ясными глазами. Через круг друзей вы и сами приблизитесь ( с безопасной стороны) к своим собственным детям!

Потом ваш ребенок будет самостоятельно разбираться в кодах культуры, не отдавая себе отчета, почему одно вызывает у него эмоциональный отклик, узнавание, а другое – протест или оставляет его равнодушным. Да и мы, надо сказать, не знаем этого. Важно предоставить ему свободу выбора среди достаточно большого числа позитивных моделей, уважая его личность, право на выбор.

…И, все-таки «подсовывая» ему свои ценности!

Теперь о плохой компании во дворе.

(или «богатые тоже плачут…»)

В соответствии с нашей национальной традицией не признавать полутонов и шарахаться из крайности в крайность, вдруг в кругах располагающих деньгами и властью стала циркулировать мысль, что хорошо воспитывают не «семья и школа», а дорогие пансионы и частные колледжи, желательно заграничные. Некоторые родители, недооценивающие влияние социума рассуждают приблизительно так: «Пусть на улицах наших городов можно встретить нищих, хулиганов и бандитов, зато своим детям я обеспечу достойное существование». Увы, это заблуждение. Социальное окружение обладает «сверхпроникаемостью» и все пороки улицы перетекут за заборы охраняемых особняков, как воздаяние детям за равнодушие родителей.

У каждого своя судьба, и я не собираюсь давать советы, как кому тратить деньги. Но замечу, что изобилие возможностей, говоря попросту, богатство родителей может оказаться куда более трудным испытанием для детей, чем бедность. Богатый родитель всегда более требовательный, чем обычный, а вот времени он уделяет своему ребенку, как правило меньше, вольно или не вольно откупаясь от него дорогими подарками или поездками за границу. А дочке или сыну все-таки нужны не капиталы в банке, а общение и любовь родителей. Сами по себе деньги и слава не дают счастья, но зато возводят некую стену между развивающимся индивидом и его сверстниками. От наших же миллионеров все чаще слышим: «У меня ничего в детстве не было, так пусть хоть мой сын ни в чем не нуждается!» «Не надо ему ни бога, ни идеологии. Пусть будет свободным». Именно богатые чаще всего пренебрегают формированием нравственного стержня в своих детях. (Может они просто бояться, что чрезмерная приверженность моральным ценностям может повредить бизнесу.)

Святая простота! Человек не может существовать вне более широкого поля общественного сознания, то есть без идеалов, к которым можно стремиться, и которые разделяются значимыми для него личностями. Ребенок, заваленный материальными благами и презирающий окружающих, может и не понимать, чего его лишили, но безотчетный страх и одиночество будут все равно тормозить его развитие, приводя к инфантилизму, нравственной деградации, стремлению забыться в наркотиках. Не у всех потом хватает сил и удачи, чтоб вылезти из этой ямы и обрести жизненные ценности, ради которых стоит затрачивать усилия.

После знакомства с реалиями экономической жизни (инфляцией и дефолтом) стало ясно, что даже дети олигархов не могут считать свое будущее гарантированным. Умение думать, принимать независимые решения, деловая хватка, воля и прочее, не передаются по наследству, как капитал в банке. Но без этих качеств нельзя не то, что приумножить, даже сохранить наследство.

Можно попробовать предоставить ребенку максимум свободы. Тогда все необходимые бойцовские качества воспитает в нем улица. В более безопасных обществах так и делают. Я помню, как потрясло советскую общественность известие, что один из потомков Форда зарабатывает карманные деньги на бензоколонке. «Чтоб знал цену папиным деньгам и мог за себя постоять». Но в наших условиях уровень риска, пожалуй, превышает допустимый. Вдали от родителей в обществе полной свободы проще заработать не деньги, а судимость.

Во многих странах древности существовал обычай: короли отдавали своих детей на воспитание к своим «коллегам» в других государствах. Так будущий лидер освобождался от неизбежного разлагающего влияния лести и низкопоклонства будущих подданных, а заодно и давления отцовского авторитета. Остраненность от богатства и власти позволяла более полно проявиться его внутренней природе. Из этого примера, кстати, совершенно не следует, что наши отечественные богачи поступают разумно, отправляя своих детей в элитные пансионы за рубеж.

Можно, конечно, отослать ребенка подальше от влияния улицы в дорогостоящий заграничный пансион. Это удобный способ истратить деньги и отодвинуть от себя проблему воспитания собственного ребенка за Ла-Манш. Ему там действительно дадут отличное стандартное образование, позволяющее адаптироваться в англо-саксонской части мира, но не на Родине! (Кстати, а что, за границей нет наркотиков и подростковых банд?) Впрочем, отъезд за границу в любом случае для одних - шаг в развитии, для других – потеря близкого контакта с родителями, переживание одиночества, потеря внутренней целостности и уверенности в себе. Отрыв от родных, друзей и своего языка запросто может оказаться тем стрессом, который закроет для ребенка дорогу к самореализации. Всестороннее давление чужой культуры уж точно не даст нормально развиваться собственной внутренней программе ребенка. Это не значит, что ребенок не перестроится. Давление нового социума со временем заставит принять новые правила игры, а хорошее преподавание предметов (дрессура по специальности) позволит потом найти работу и средства к удовлетворению своих базовых жизненных потребностей в рамках новой культуры.

Вот только не зря же говорят о загадочной русской душе, которая страдает без высшей цели, независимо от уровня комфорта, в котором проживает тело.

На самом деле так сообщает о своей невостребованности истинная природа человека. Ей не дали проявиться, не позволили преодолеть внешние границы. Возможный ущерб, который будет нанесен развитию индивидуальности вашего ребенка, не компенсирует никакое заграничное образование.

Поэтому, лучше все-таки оставить ребенка на Родине.

ЧАСТЬ 2. РАЗМЫШЛЕНИЯ ОБ ИДЕАЛЬНОЙ ШКОЛЕ

Парадокс в духе «новых русских» - дороже всего на свете стоят высокие человеческие отношения, которые за деньги не купишь!

Домики можно построить, профессоров пригласить, компьютеров. Вот только душевные отношения из-за границы не завезешь. Их создают люди. Но люди, работающие за деньги, не всегда могут и хотят создать среду, пропитанную любовью и душевностью, так же как психоаналитик не пытается заменить собой семью.

Потому что нельзя симулировать любовь, благородство, душевность достаточно талантливо достаточно долгое время. Взрослым еще удается дурить друг друга, особенно когда «ах, обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад». Но дети – великие экстрасенсы. Они всегда чувствуют неискренность. Детям не хватает интеллекта и жизненного опыта, поэтому так развита у них интуиция, то есть (по Юнгу) способность принимать информацию непосредственно через подсознание. «Душой чувствуют», и только душевные отношения ценят. Душевность подразумевает открытость и доверие, ни того ни другого нельзя вписать в список должностных обязанностей.

Поэтому повторюсь, - воспитание и обучение – это искусства. Они требуют особого душевного настроя. И говорить о них надо, используя традиционные для искусства термины - «вдохновение», «талант», «творческое горение». Для всех мало-мальски творческих людей, выбранный путь в искусстве становился и образом жизни. По-другому просто не получалось.

Учитель – это не профессия. Это – образ жизни, строй мыслей, движение души. Поэтому, наибольшие результаты можно ждать, когда Учителю дают возможность сделать искусство воспитания образом жизни. Тогда и получается так, как у нас в Китеже.

Совестные усилия педагогов и приемных родителей Китежа направлены на создание единой социальной общности с едиными нравственными и в более широком смысле культурными ценностями. Ребенок со своими проблемами, сомнениями и страхами погружается в единое поле культурных ценностей, традиций, устремлений.

Это и есть основа нашей терапии!

ТЕРАПИЯ ШКОЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«Я никогда до Китежа не смеялся на уроках!»

(Валентин 7 класс после недели пребывания в Китеже)

Мы готовим детей к взрослой жизни в большом и таком непонятном даже для взрослых мире. А чтобы выжить в нашем обществе, надо иметь хорошие мозги. В хорошей школе учеба почти тождественна интеллектуальному развитию. Образование дает ребенку великое право выбора будущего пути, делая его хозяином собственной судьбы и сознательным гражданином. Отсутствие образования превращает в беззащитного, закомплексованного обывателя.

Развитое воображение помогает строить жизненные планы, научное познание – воплощать эти планы в реальность.

У тех детей, кто оказался предрасположенным к интеллектуальному развитию, обучение становится способом повышения самооценки и получения удовольствия.

Школа в Китеже –это способ поднять самооценку ученика, обучить его сотрудничеству, привить любовь к интеллектуальной деятельности.

Существует мнение, что дети алкоголиков хуже развиваются интеллектуально. В некоторых случаях это так. Но в Китеже некоторые дети из самых неблагополучных семей оказывались куда более талантливыми, восприимчивыми, чем дети, чьи родители не имели вредных привычек. Мы не предлагаем отказаться от идей генетики, но обращаем внимание, что в этой области нет прямой зависимости. Законы, управляющие наследственностью, значительно сложнее и многообразнее, чем их отражение в обыденном сознании.

Разумеется, если ребенок при родителях-алкоголиках не был обучен делать домашнее задание, не понял смысл обучения в школе, то трудно ожидать от него высоких результатов.

Не дайте себя убаюкать благими мыслями о том, что за смышленой внешностью обязательно скрывается острый ум. Дети, особенно проходившие обучение в детдоме, могут обладать житейской смекалкой в знакомых им областях, но иметь узкий кругозор, вернее, деформированный, с огромными и неожиданными пробелами. Вы можете не догадываться об этих пробелах, но внутреннего сознания ребенка они выглядят подобием зияющих пропастей. Это станет серьезным препятствием для их обучения в школе и потребует очень долгой и кропотливой работы дома для заполнения пробелов. Страх показаться несостоятельным будет мешать сосредоточиться на занятиях.

Многие дети не хотят учиться, но не потому, что у них плохо работают мозги. Школа предстает перед ними как орган насилия, а опыт их "свободной" жизни учит избегать насилия любыми путями. И второе – бывшие беспризорники не видят в учебе никакого смысла, а они, привыкшие бороться за выживание на улице, не могут позволить себе впустую растрачивать силы и время. И самое интересное, что по большому счету они правы! Выпускник одиннадцатого класса может знать проблематику "Евгения Онегина", но оказаться неспособным построить семейные отношения. Познания из области древней истории далеко не всем помогли найти высокооплачиваемую работу. Многие отличники не успели определиться в самом главном - что им делать со своей жизнью?

«- Она мне завидует. Хотя чему тут завидовать?

- Ну хотя бы тому, что ты отличница и тебя хвалят взрослые.

- Так это не мне надо глупеть, а Машку апгрейдить! Впрочем, ей это не мешает… в нее влюблены и Н. и К».

Итак, вопрос, кто из двух девочек счастливее? У кого из них больше уверенности в себе, и кто кому будет завидовать через двадцать лет?

Разумеется, ответы даст только сама жизнь.

Конечно, все сказанное выше не ново. Но в обычной школе с ее конкретными задачами, учебными планами и т.д. ни детям и учителям об этом некогда задуматься. А то, о чем не думаешь, не приносит беспокойства. Так сама жизнь заставляет идти по пути наименьшего сопротивления, формируя из детей конформистов. Ну что ж, конформисты тоже нужны нашей экономике. Тем более этот путь кажется, по крайней мере управляемым. Золотая медаль - вещь конкретная, и путь к ней ясен, как статистический отчет. Неясно только, насколько обладатель этой награды преуспеет в жизни. Очень часто отличные оценки служат очередным панцирем, поднимающим самооценку ребенка и позволяющими игнорировать отставание его развития в других сферах. Решают ли уроки пения и рисования задачу развития творческих способностей?

Традиционно эти дисциплины существуют где-то на задворках учебного плана. А современная жизнь, меж тем, наглядно демонстрирует, что зарплата эстрадного артиста на несколько порядков выше, чем математика. Да и не в деньгах дело. Повседневный опыт доказывает, что даже для меркантильного преуспевания в этом мире надо не заучивать формулы, а развивать фантазию, характер, способности творить и познавать себя. Насколько богаче становится жизнь у личности, способной мысленно перемещаться в разные измерения, обогащать свою жизнь образами новых миров, понимать окружающих.

А вот высокая успеваемость в школе зачастую создает лишь серьезные проблемы на жизненном пути выпускника, если параллельно не решались иные задачи его личностного становления.

СТРАХ

Сходные проблемы могут возникнуть и у детей-сирот, и у детей из вполне благополучных семей, где допущены ошибки в воспитании на самом раннем этапе развития. Если ребенок по каким-либо причинам получил душевную травму на начальной стадии, то по мере взросления она не пропадет, а лишь станет менее заметной. С годами маленькая личность обучается скрывать свои чувства, носить маску благополучия, но уровень тревожности резко возрастает и начинает мешать свободному развитию.

Значит, первоочередной задачей учителя при обучении проблемных детей является установление безопасных, спокойных отношений с ребенком. Нельзя кричать и ставить двойки. Но нельзя и питать слабость. Наши дети пытались управлять нами при помощи слез, «упирая на жалость». Поддаться – значит оказать плохую услугу.

Есть еще одна причина для страха. У наших подопечных не было возможности в раннем детстве отработать в тесном общении со взрослыми способы выражения своих чувств и тем более понимания чувств окружающих. Это затрудняет общение ребенка с учителями – все они сливаются в его сознании в единую угрожающую массу, которой надо избегать.

Достоверный, много раз проверенный научный факт – любое негармоничное вмешательство взрослого (даже с самыми благими намерениями) может деформировать развитие ребенка.

А строгость учителей, волевое давление родителей, грозные команды и наставления здесь ничем не помогут.

Представьте себя за рулем автомобиля на скоростной автостраде. А теперь мысленно киньте камень в лобовое стекло. Пошло трещинами? Вы автоматически сбавляете скорость, и дальше будете ехать очень медленно и осторожно. Ваш инстинкт самосохранения требует этого. А если кто-то сверху будет при этом орать вам, чтобы вы все-таки набрали скорость, да еще грозить всяческими наказаниями? Улучшится качество вождения?

Если вы хотите, чтобы ребенок увеличил скорость своего развития – избавьте его от страха! Ученик работает эффективно только тогда, когда он из объекта воздействия превращается в сотрудника. Мы не боимся того, что знаем.

У нас были преподаватели, которые верили только в школьную программу и силу воли, они «жали» изо всех сил. У них дело доходило до истерик с обеих сторон, до криков и изгнания с урока. Единственно, до чего не дошло, так это до хороших результатов у детей. Впрочем, эксперимент нельзя считать полностью законченным. Уж больно быстро в Китеже такие преподаватели оказывались в вакууме и уезжали из общины по собственному желанию. Был преподаватель, (мужчина, не опытный, но очень дотошный, чтобы не сказать занудливый) который вежливо, с методичностью машины ставил двойки и выгонял с урока тех, кто не приготовил домашнего задания. Признаю, такой стиль мог бы дать результат с детьми, уже привыкшими учиться и умеющими находить варианты поведения, подстраиваясь под разных людей в условиях благополучного окружения Китежа, Но этому преподавателю достались классы, где большинство ребят были еще на первом году жизни в Китеже. Не сделав урок достаточно аккуратно, и получив двойку, они на следующий день уже вообще не пытались ничего делать. Учитель выгонял их с урока, тем самым окончательно лишая возможности найти компромисс и понять хоть что-нибудь. Отчуждение от этого только росло. В результате проблему приходилось решать всему педсовету. Ученика вызывали, воспитывали, он пугался еще больше. Дело кончилось тем, что учитель сам уехал. Не скажу, что после этого дети стали учиться на пятерки, но они перестали хотя бы психовать и прогуливать.

Для тех, кто верит в дидактические и раздаточные материалы, приведу цитату из трактата Ш. Амонашвили «Школа жизни»: «школа (скале) есть …ступеньки лестницы восхождения души. А носителем скале является учитель, то есть учитель и есть школа, школа в нем…».

Мы не любим учителей, которые вслед за героями американских боевиков повторяют: «Я просто делаю свою работу». Учитель не работает, также как Микеланджело не «просто работал» над кусками мрамора. Снова цитирую Ш. Амонашвили: «Образование есть процесс питания душу и сердца ребенка всеми лучшими, высшими, возвышающими, одухотворяющими плодами человеческой культуры и цивилизации». Неужели не имеет значения КТО питает? Просто наши родители, зная, что ничего не могут поделать – учитель, как и правительство, дается свыше – стараются не думать о том, кто уродует душу их ребенка в освященном общественной традицией государственном учреждении.

Ну, пришли бы, хоть побеседовали, посоветовались, если не зарплату, то хоть настроение бы повысили. Заодно бы узнали, что учитель Вашего ребенка считает лучшим, чем собирается питать ваше чадо. Ох, как много зависит от первого школьного учителя!

Помните песню: « Учительница первая моя…»? Моя первая учительница (как я теперь понимаю совершенно отчетливо) была заслуженной, преданной традициям отечественной педагогики, плохо образованной, зловредной теткой. Она привила мне ненависть к моему школьному классу и учебному процессу в целом.

Но, даже в худшем случае, родители могут компенсировать недостатки. Мои родители дождались, когда я пойду в третий класс и начну что-то понимать в окружающей реальности, после чего откровенно сообщили мне, что в жизни не всегда везет на встречи с умными людьми и надо уметь терпеть. Иными словами, что моя учительница – дура, но надо научиться уживаться с этой проблемой! Так они вернули мне самоуважение и чувство реальности. Я ведь и так догадывался об истинном положении вещей, но мне требовалась поддержка, подтверждение тому, что я вижу вещи в правильном свете. После их замечания я понял, что могу доверять своим органам чувств и суждениям. Это позволило мне и дальше опираться на собственный разум, не боясь окружающего мира. Чтоб не вызвать шока у учителей, которые вдруг возьмут почитать сей опус, замечу, что у меня были и очень хорошие учителя. И я любил их куда более осознанной любовью, так как уже умел различать хорошее и плохое. Да и меня они, признаться любили! Учителя – они ведь тоже люди, и умным приятнее общаться с умными, а тем, которых не смогло исправить ни образование ни взросление, все равно будет сладостно угробить любого неординарного ученика.

Самая одаренная девочка Китежа Валя с недоумением жаловалась мне, что в четвертом и пятом классах общеобразовательной калужской школы ее не любили учителя: « Их раздражали мои вопросы!»

«Эх, Валя, меня некоторые твои вопросы тоже раздражают!» - признался я, соблюдая обет честности и искренности, - «Просто я признаю твое право их задавать!»

Прежде чем приступать к школьному обучению детей, попадающих к нам с «улицы» или из детского дома, мы в Китеже пытаемся помочь им обрести внутренние мотивы для обучения, сформировать некую привычку работать с собственным мышлением, умение концентрироваться, запоминать, улавливать причинно-следственные связи.

Учитель должен иметь в поле зрения долговременные потребности развития ребенка. Но ребенок-то их не видит и не понимает. Его интересуют те вопросы, которые лежат на поверхности его сознания. Наши дети до девятого класса вообще не способны смотреть в глубину своей личности, планировать исходя из своих интересов, а не минутной прихоти.

В большинстве случаев неуспевающий ребенок воспринимает воздействие учителя как покушение на свою свободу, внутреннюю гармонию, самооценку. Опыт Китежа показывает, что требуется не менее двух лет, чтобы у ребенка выработалась положительная мотивация учебы. Причем в эти два года речь идет только о принятии необходимости самого «ритуала» и о пробуждении, равно как и удовлетворении, познавательного интереса в целом.

На первом этапе дети должны укрепиться в мысли, что обучение полезно, а также научиться черпать информацию от преподавателей, книг и собственных исследований.

При этом любой успех, любой шаг вперед – ПОБЕДА. Пусть ваш ученик не знает почти ничего, это не имеет никакого значения. На начальном этапе важны не абсолютные знания, а относительные успехи. Важно только одно – он должен захотеть узнать. Потребность породит силы для продвижения, развитие даст навык, а там по осколкам сложится целостный Образ Мира.

«Я поставила ей двойку, а она в слезы!

- Это большой успех. Раньше ей было наплевать на оценки…»

«О ужас, она получила тройку по английскому!

- Но в прошлом году она не могла сказать на уроке ни слова по-русски!»

«Он десять минут выкручивался, объясняя мне, почему не выучил задание по биологии. Так я ему поставил пятерку по риторике».

(из разговоров китежских учителей).

Ни знаний, ни навыков самостоятельной работы, ни желания напрягаться. А учителям все равно нельзя кричать, подавлять, устрашать. Лучший выход – чувство юмора, которое не оскорбляет личность ученика, но заставляет почувствовать необходимость выхода из состояния плаксивости.

Не сочувствуйте и не проявляйте жалости, это загонит переживания еще глубже или спровоцирует жалость к себе и обиду на мир. Состояние обиды не может быть позитивным – это всегда позиция неудачника.

В Китежской школе мы стараемся избежать излишней «соревновательности». Даже без поощрения учителем, дети всегда склонны сравнивать успехи друг друга. Ученики младших классов просто беспощадны к тем, кто проявляет слабость. Стремление указать на недостатки других особенно присуще именно неуверенным в себе пятиклассникам и шестиклассникам. Так им удобнее отвлекать учителя от собственных недостатков. Попытка, конечно, наивная, но от этого она не становится менее болезненной для отстающих.

Итак, лозунг учителей, работающих с проблемными детьми – не сравнивать!

У каждого своя программа развития, своя вершина, свои возможности. Мы формируем личность. Масштаб видения педагога не должен ограничиваться сегодняшней контрольной работой. В микрокосмосе детского сознания действуют иные законы времени и пространства.

Некоторые родители пытаются отдать своих детей в школу как можно раньше, не понимая, что для ребенка серьезным испытанием оказывается «быть самым маленьким в классе». Тому, кто дорос интеллектуально, но не успел обрести соответствующей этому возрасту физической формы, необходим сильный характер, чтоб отстоять свое право на интеллектуальное превосходство. За него ведь в обычной школе могут и побить. А вот если у ребенка характер слабый, то рано начавшаяся школьная эпопея может закончиться для него подчинением другим примитивным, но более сильным личностям. На практике это означает членство в подростковой банде (и не на первых ролях), наркомания, прихлебательство и т. д., чего не пожелает своему ребенку ни один родитель.

Итак, внешние размеры часто не соответствуют внутреннему самосознанию ученика. Поэтому, Педагогический совет китежской школы оставляет за собой право в отдельных случаях перемещать учеников из класса в класс исходя из их реального развития, а не возрастного признака. И уж конечно сам учитель должен реально представлять, кто сидит перед ним в классе, исходя не из очевидного облика, а из реальной внутренней готовности постигать знания.

В тех классах, где китежским учителям удалось пробиться к разуму и совести детей, ученики уже борются только против своих собственных недостатков и ограничений. Мы считаем подобную практику очень важной для повышения успеваемости. В этой плоскости уроки становятся тренингом для становления личности, способной трезво оценивать свои возможности и не бояться чужого превосходства.



Страница сформирована за 0.69 сек
SQL запросов: 169