УПП

Цитата момента



Я - свободен. Я не являюсь собственностью ни Родителей, ни Близких и Любимых, ни кого бы то ни было еще. Я пришел в этот мир вовсе не для того, чтобы отвечать чьим-то ожиданиям.
Мне никто ничего не должен.
М-да. А кто должен об этом помнить?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Единственная вещь, с помощью которой можно убить мечту, - компромисс.

Ричард Бах. «Карманный справочник Мессии»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d3354/
Мещера

Итак, тренинг родителя!

Перед вами растоптанные цветы на клумбе. В крови адреналин, в голове легкий гул. Но ребенок подсознательно ждет вашего ответа, а не РЕАКЦИИ! Попытайтесь понять - то, что вы видите перед собой в состоянии справедливой обиды, весьма далеко от реальности. Вы видите растоптанную клумбу и думаете о том, сколько труда было вложено в цветы, вы вспоминаете, как вас самих наказывали в детстве, сетуете на неблагодарность вашего отпрыска. Все это разогревает эмоции и изливается на того, кто заслужил наказание. Думать же надо было не о клумбе и собственном земледельческом труде, а о том, что происходит с ребенком: «откуда его обида на мир, почему он не поговорил со мной, где я потерял с ним контакт?»

Одна моя собеседница пожаловалась на семилетнего ребенка. «Я обновила всю мебель в комнате моего сынишки. Даже купила кресла с кожаными подлокотниками. На другой день они были изрезаны бритвой в нечто подобное серпантину. Представляете, какая неблагодарность! И это в ответ на мою постоянную заботу и ласку». Я поинтересовался, что происходило в личной жизни заботливой мамы в тот период, и услышал в ответ то, что ожидал: «Мы разводились с мужем». Фактически, новая мебель, ласковое обращение, забота и подарки были восприняты ребенком как ущербная попытка компенсировать потерю отца. Его такая замена не устраивала. Об этом и должна была сообщить телеграфная лента изрезанных подлокотников.

Часто родители, действуя с самыми лучшими побуждениями, допускают ошибку просто потому, что не придают большого значения каким-то словам или поступкам. А в пространстве сознания ребенка действуют иные масштабы и пропорции. Одна из мам во время беседы со мной сосредоточилась на воспоминаниях десятилетней давности и неожиданно для себя точно осознала момент потери контакта с собственным десятилетним сыном. Мальчик собирался на день рождения к своему лучшему другу и скопил денег на подарок. Часть денег ему дала мама. Выбор подарка занял полдня. В результате был приобретен великолепный кожаный футбольный мяч. Когда гордый сын показал его маме и назвал цену…

«Я не хотела, чтобы он оказался в дурацкой ситуации и попыталась объяснить сыну, что не прилично дарить подарки по цене сопоставимые с зарплатой родителей. Сын пытался оправдать, но я не вняла, а он был послушным… В конце концов он отправился на день рождения вообще без подарка. Через несколько дней я нашла этот футбольный мяч в шкафу. Он был истыкан ножом».

С этого момента началось отчуждение. Мама не поняла, а десятилетний ребенок не смог связно объяснить.

«Мой сын смог разобраться со своими обидами и простить мне историю с мячом только тогда, когда у него появился собственный ребенок и он смог понять мотивы моих поступков».

Как видите, объяснение все-таки произошло, но только через 10 лет. Сколько времени уже было упущено. Кстати, по признанию мамы, ее мальчик вообще перестал делать подарки, даже в виде цветов любимой девушке. Одно ничтожное по взрослым понятиям событие наложило значительные внутренние ограничения на растущую личность. Всего этого могло бы не произойти, если бы мама оказалась не такой сильной или менее искушенной в правилах хорошего тона, ну, а главное, сумела бы посмотреть на происходящее глазами своего сына. Надо было потратить чуть больше времени для обсуждения проблемы мяча и зарплаты и сначала увидеть ее в масштабах сознания сына. Уверен, что если бы это произошло, то для мамы не составило бы особого труда прийти к компромиссу. А это, в свою очередь оставило бы открытой дверь для дальнейшего глубокого общения.

НА НЕПОЗНАННОЙ ТЕРРИТОРИИ

В общем-то, мы очень мало знаем. Мы предполагаем, что некая программа заложена в ребенка от природы и отвечает она за избирательность, скорость и качество отбора информации, а также, возможно, влияет на те выводы и открытия, которые будут сделаны.

Даже повседневный опыт, похоже, наслаивается в соответствии с этой программой, или, увы, под воздействием занесенного вируса «страха», «ненависти» или «обиды».

(Грубое вмешательство увеличивает вероятность сбоев и вирусов.)

Как их исправлять мы практически не знаем, поэтому лучше не совершать ошибок.

Научиться программированию компьютера в миллион раз легче, чем понять логику развития младенца. Но для серьезной работы к компьютерам подпускают только одаренных и образованных, а к детям…

Поэтому все-таки попытаемся слепить что-то вроде простейших правил использования и профилактики для пап и мам.

Итак, каждый день младенца полон открытий. Сделанные открытия оставляют в сознании отпечаток на всю жизнь и не подлежат удалению. Вполне в соответствии с законами диалектики, большое количество открытий приводит к качественным изменениям в мировоззрении вашего ребенка. А иногда, как было видно из приведенного выше примера, хватает и одного слова, чтобы родилась новая личность.

(В одной из следующих глав мы остановимся на интересном феномене - старая личность никуда не исчезает, а помещается внутри новой личности, как матрешка. По мере потребности информация из внутренних матрешек подается на поверхность и человек, даже не понимая, откуда что взялось, начинает вести себя в соответствии с образцами своего раннего детства.)

«Нам лишь кажется, что мы живем непрерывно. Фотону, быть может, тоже мнится, что он – частица, но мы-то знаем – он еще и волна. Тот ли я копался в песочнице? Тот ли я зубрил ночами, впихивая в голову знания, никогда не потребовавшиеся в жизни? Атомы моего тела сменились несколько раз, все, во что я верил, оказалось недостойным веры, все, что я высмеивал, оказалось единственно важным…Так почему же мы думаем, будто нам дана одна-единственная непрерывная жизнь? Все мы умирали много раз. Мальчик с невинными глазами, юнец, веселящийся ночами напролет, даже тот взрослый, нашедший всему в жизни ярлычок и место, - все они мертвы. Все они похоронены во мне, сожраны и переварены, вышли шлаком забытых иллюзий… Мы умираем и оживаем…Мы идем, зная, что мы – частица, но надеясь, что мы – волна». (Сергей Лукьяненко «Спектр».)

Простим лирическому герою фантастического произведения некий излишний драматизм выражений и поспешность выводов. Герой с бластером в руке, спасающий мир и должен быть таким, иначе его облик не вызовет вспышки узнавания в сознании большинства читателей, а тогда не будет продаваться книга. Но на самом-то деле, мы не воспринимаем свою изменчивость (текучесть тела и сознания) как смерть и потерю. Что-то присутствует в человеке, обеспечивающее «непрерывность» его личности, что-то самое главное, позволяющее и дряхлому старцу смотреть на свое босоногое детство с ласковым и снисходительным узнаванием. Единая программа развития?

Душа?

Один преподаватель китежской школы защитил кандидатскую диссертацию «О духовном развитии школьников». Единственный вопрос, которого ему было предложено не касаться – это наличие ДУШИ в человеке. То есть, духовное воспитание есть, а ДУШИ нет. О ее наличии пока ученые не договорились. Впрочем, я тоже не могу предоставить доказательств, кроме чисто субъективных ощущений, что там, под всеми проклятым «бессознательным» есть оазис света и высшего смысла.

«Душа человека есть реальная субстанция», - эту истину, признанную всеми мировыми религиями и духовно-философскими учениями, еще раз повторил основоположник гуманно-личностной педагогики Ш.А.Амонашвили.

Предлагаю, хотя бы как допущение, принять рассуждение Ш. Амонашвили о том, что «Природа движется по пути обретения своей единственности и неповторимости в лице каждого Ребенка, по пути обретения заданной ему формы и наращивания заданных ресурсов». Остается, правда, нерешенным вопрос о том, «кем заданная?», но мы ограничиваем уровень нашего исследования признанием того, что ребенок приходит в мир с готовой программой.

Наиболее известным упоминанием об этой программе можно считать библейскую притчу о талантах. Ее мораль – греховно зарывать свои таланты в землю, то есть отказываться от подаренных свыше возможностей развития.

«Мы желаем любимым самого высокого, самого светлого, самого радостного. Мы не желаем им большего количества тусклой, мелкой радости; мы желаем им вырасти в такую меру, чтобы их радость была великая, чтобы в них была полнота жизни…Пусть будет самим собой настолько полно и прекрасно, как ему доступно». (Антоний Сурожский «Человек перед Богом»)

Эту же идею, только другими словами высказывал основоположник гуманистической психологии американец Абрахам Маслоу. Не выходя за грань научного поиска, он доказал, что нормальный человек должен стремиться к самореализации . Это означает «стремление человека стать всем, чем он способен стать, полностью реализовать свои потенциальные возможности». (А.Маслоу «Психология Бытия».)

Только раскрытие собственных талантов, достижение поставленных целей, свободное развитие и самореализация по большому счету и приносят человеку чувство счастья и полноты бытия. Рационально измерить эту степень полноты невозможно, но субъективно человек очень хорошо ее ощущает по состоянию того невесомого, не телесного элемента, который мы называем ДУШОЙ. Вспомните, как точно реагирует наш русский язык на это не научное понятие – «душа радуется», «наплевали в душу», « от полноты душевной». Но об этом в последней главе первой части…

КОГО МЫ ХОТИМ ВОСПИТАТЬ?

Какого будущего мы желаем для наших детей?

Помните анекдот эпохи застоя: «Оптимисты изучают английский, пессимисты - китайский, а реалисты – автомат Калашникова».

Среди моих знакомых был один мальчик, которого родители (горячие сторонники пацифизма) воспитывали в духе предельного миролюбия. Так вот, когда он попытался вступиться за девочку на танцах, то был избит. Избит очень серьезно. И в душе его поселились страх и жестокая обида. Но обида была направлена не на парней, которые били, а на добрых родителей, не предупредивших о такой возможности развития событий. Я вовремя успел вмешаться и отвел мальчишку (который теперь боялся ходить по улицам в одиночку) в секцию каратэ. Через год к нему вернулась уверенность в себе. Еще через несколько лет он закончил институт, устроился на высокооплачиваемую работу. Он ни разу больше не дрался. Я не видел парня настолько полного миролюбия и внутренней гармонии. Но и через десять лет он не бросил занятий рукопашным боем. Это стало его психологической опорой, без которой он бы, возможно и не выжил.

Каждая система воспитания, если она исходит из интересов ребенка, должна быть основана на реальной оценке общества, в котором ребенку предстоит жить. Наше общество «мало оборудовано» для людей не знающих, чего они хотят, для слабых и инфантильных, наивных и ленивых. Они, конечно, есть и в избытке, да еще как-то и устраиваются. Но я говорю, хотите ли вы такого будущего для своего ребенка? Другая крайность – выпустить в мир жадного, агрессивного хищника, готового на все ради власти и денег. Благодаря отечественному кинематографу их рассматривают чуть ли не как героев нашего времени. Но с эволюционной точки зрения, этот вид не имеет будущего. И «волки по крови своей» в цивилизованном «завтра» обречены на вымирание.

Мы в Китеже пытаемся растить детей, которые будут жить в России как рачительные хозяева. Для этого надо просто помочь ребенку увидеть и оценить в себе те качества, которые помогут трезво оценивать происходящее, отвечать за свою судьбу, преодолевать трудности, окружать себя достойными людьми и быть счастливым! Именно этого, по большому счету, желает каждый родитель для своего ребенка.

Когда мы чувствуем себя счастливыми?

Святослав с разбегу ударился головой о стену, обшитую пружинящей фанерой. Убедился, что больно, и боднул ее еще раз – для закрепления. На его лице при этом появилась задумчивая улыбка. Он сам приобрел этот опыт. В других случаях, когда я вмешивался, пытаясь оградить его от риска боли, он начинал протестующе орать. Маленькая личность стремится самостоятельно постигать суть окружающего мира. Этот процесс начинается задолго до появления речи, и уже на этой стадии ребенок инстинктивно защищает свое право на индивидуальную природу, отстаивая свое реальное Я.

Несколькими страницами выше я уже использовал образ «текучести» по отношению к сознанию ребенка. Теперь я вынужден углубить аналогию. Как вода заполняет весь объем и ищет «куда бы пролиться», так и сознание ребенка заполняет все пространство отношений с родителями и близкими, пытаясь найти «лазейку».

«Наш мальчик все время ищет, где мы дадим слабину… То норовит лечь позже, то на час дольше мультфильмы посмотреть…Короче, все время раздвигает границы разрешенного, иногда просто дожимает нас».

Так сказали мне одни знакомые, наделенные даром замечать окружающие закономерности. А я ответил им, что ребенок виноват в таком поведении не больше, чем вода подчиняющаяся универсальным законам физики. Интересно, что давление это осуществляется во все стороны, и как нам кажется, хаотично. Ребенок. Словно бросается на препятствия (материальные или психологические) всем телом, всей своей душой, иногда желая чего-то уж совсем нелепого или закатывая истерику по совсем незначимому поводу. Ребенок поистине заполняет весь объем окружающего мира. А как еще маленькая личность может убедиться в своих силах и познать мир «ДОСТОВЕРНО», если не задействуя все органы чувств?

Помните, Максимилиан Волошин писал: «…И начал, как дитя, ощупывать и взвешивать природу»?

Этому процессу постижения можно способствовать, но его очень опасно пытаться ускорить или остановить насильно.

При таком подходе, как мы говорим в Китеже, труд Учителя становится похожим на труд садовника и не имеет ничего общего с работой каменотеса.

Конечно, из желудя все равно не вырастет яблоня, а рябину не «перевоспитать» в вишню. Любая попытка такого рода, даже предпринятая с самыми лучшими намерениями, приведет к извращению внутреннего предназначения и, следовательно, к уродству.

Но, продолжая аналогию с садовником, необходимо защищать неокрепшее растение от вредителей, чужих сапог и засухи. Ну а растением в этом случае является личность ребенка. Ее главное свойство – непрекращающийся рост.

Помните у Стругацких – гений потребитель, у которого рост потребностей вполне удовлетворялся селедочными головами.

Так вот, мы совершенно не обязательно должны исходить из такого грустного сценария. Великий русский художник, путешественник и мыслитель Н.К. Рерих утверждал, что масштаб сознания нормального человека надо воспитывать с учетом беспредельности вселенной.

БЕСПРЕДЕЛЬНОСТЬ? ЭТО ТАК РИСКОВАННО!

На самом деле, родители и учителя, соседи и товарищи по играм, - все фактически заняты одним - вбиванием растущей личности в привычные рамки. Они стремятся отучить его совершать ошибки и делать самостоятельные выводы, торопят заучить набор всеми разделяемых истин и стереотипов. Это называется групповая идентичность. И она коренится в особенности человеческой психологии. По тому, как к нему относятся окружающие, ребенок начинает судить о себе сам. И вот, вместо обретения личного опыта – попытка подделаться под эталон.

Впрочем, все это не ново. Американский психолог Э. Эриксон выделяет «генетически предопределенные стадии» развития ребенка, отмечая их зависимость от присущих данному обществу ожиданий. Главное здесь - чувство устойчивости, не случайности и непрерывности своего Я.

И подтверждение этому растущая личность ищет в оценке окружающих. Как следствие - незащищенность и зависимость от чужого мнения. Вспомните историю Лары, которая в восьмом классе оказалась в «тусовке бритоголовых». Это исказило внутреннюю программу развития личности девочки, чуть было, не разрушив всю ее жизнь. Но я не рассказал всю историю Лары до конца. Там был еще один фактор – ее родители.

Лара: «В 3 классе я училась отлично, в пятом еще ничего, тихоней была. Сидела, все делала стабильно - доклады, уроки. (Но, как показала дальнейшая жизнь, она тяготилась ролью тихони.) Тогда же меня засунули в музыкальную школу. А я мечтала рисовать. Я просила, чтоб меня отдали в изостудию. Это было рядом. Я даже сама съездила и узнала условия приема. Но родители заставили заниматься музыкой. Я пианино ненавижу до сих пор. Там было грязно, орала училка по сольфеджо. Семь лет у меня к ней была личная неприязнь. Зачем меня заставляли заниматься музыкой, почему меня вообще никогда не слушали?

Родителям было просто некогда. Да и зачем разговаривать, если взрослые инстинктивно отождествляют свое Я с Я ребенка. Неизбежный вывод – «Я лучше знаю, что ему нужно в жизни». Спросите, почему? Получите невразумительный ответ – «я так считаю» или «меня самого так воспитывали».

Вернитесь к началу книги, перечитайте снова рассказ Лары о том, как, впервые ощутив свободу от родителей за границей, она вообще «слетела с нарезки» и перестала подчиняться. Я не могу осудить девочку. Ее всю жизнь вбивали в рамки, в которых было тесно ее живой самобытной природе, а она инстинктивно отстаивала свое право на реализацию собственной внутренней программы. Она сражалась за свободу. И не ее вина в том, что в самый уязвимый период перестройки личности рядом с ней оказались бритоголовые, которые смогли предоставить иллюзию защищенности и значимости.

На этой возрастной стадии для юной личности очень важно получать одобрение и поддержку коллектива как подтверждение своей значимости. Чаще всего такая поддержка оказывается одноклассниками. Но родители, будьте очень внимательны, если в школе что-то будет не складываться, то именно вы станете важнейшим убежищем и источником силы. Не обманите надежд ребенка, иначе потом вы с удивлением узнаете, что он нашел защиту и моральную подпитку в уличной банде или секте.

Вы не можете следить за ребенком весь день, но вы можете посвятить ему полчаса вечером для душевной беседы за чаем. Этого хватит, чтобы окинуть взглядом весь прожитый день, выделить главное, оказать поддержку, намекнуть на ошибки и даже выслушать исповедь. Лишь бы это стало необходимым элементом культуры вашего общения.

В случае с Ларой эта возможность была потеряна.

В Китеже, куда ее привезли родители, она получила новый круг общения. Познакомившись с учителями, почувствовала безопасность на уроках и стала хорошо учиться, с помощью новых подруг занялась своим внешним видом. Теперь она пишет картины и очень хорошие статьи в нашу интернет-газету. Кажется, у нее открылся талант журналиста. Теперь она сторонница гуманизма, здорового коллективизма и семейных ценностей. Над ее кроватью висит изречение Конфуция: «Добродетель никогда не останется в одиночестве».

Еще один пример из личного опыта.

В девятом классе я увлекся живописью и решил, что мне полезно будет все бросить и целиком посвятить себя картинам. По молодости лет судьбы Ван Гога и Гогена представлялись завидной романтичной альтернативой серым школьным будням. Когда я поделился своими планами с родителями, то они, если и пришли в ужас, то смогли не показать этого. Наоборот, моя мама уговорила одного профессионального художника взять меня в обучение. Этот милый человек научил меня писать масляными красками, а заодно и дал возможность поближе рассмотреть на собственном примере перспективы жизненного пути, на пороге которого я стоял. У меня дома до сих пор весят мои ученические работы. Я «похлебал романтики», познакомился с ее ближайшей подругой – безденежьем, научился чувствовать цвет в природе и чужих картинах. Но я также смог убедиться в ограниченности собственного таланта. Странно, чувство победы и обогащенности новым опытом смешалось с осознанием своей не предназначенности к выбранному пути. Я отказался от мечты о чердаке с холстами и натурщицами.

(Спасибо мама, что ты не спровоцировала необдуманных шагов глухими запретами, а дала мне возможность НА СОБСТВЕННОМ ОПЫТЕ убедиться в том, что для меня этот путь закрыт.)



Страница сформирована за 0.75 сек
SQL запросов: 169