УПП

Цитата момента



Раньше секса не было, зато была рождаемость.
Раньше вообще было непорочное зачатие!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Взгляните со стороны на эмоциональную боль, и вы сможете увидеть верования, повлиявшие на восприятие конкретного события. Результатом действий в конкретной ситуации, согласно таким верованиям, может быть либо разочарование, либо нервный срыв. Наши плохие чувства вызываются не тем, что случается, а нашими мыслями относительно того, что произошло.

Джил Андерсон. «Думай, пытайся, развивайся»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d4330/
Мещера-2009

СОБРАНИЕ, НА КОТОРОМ НЕ ХОЧЕТСЯ СПАТЬ

Эх, много я сиживал на собраниях. Были среди них и интересные, но о большинстве я вспоминаю, как о садистском способе убить мое время.

Собрания детей в Китеже – самое занимательное развлечение не только для детей, но и для взрослых. И главное, это наш самый безопасный способ добиться осознаний и расширения сознания.

За счет чего раздувается воздушный шарик? Давление внутри растет, превосходя давление снаружи, оболочка растягивается, позволяя шару расти. Ребенок наполнен осознаниями, его распирают свежие впечатления. Как хочется поделиться! (Значит, внутри давление уже выросло.) Следующее условие – эластичность, податливость, гибкость сознания. (Это уже достигнуто в безопасных откровениях с наставниками.) Разряженная, то есть, безопасная среда, в которой все ждут, как раз твоего рассказа! Здесь ты будешь услышан, здесь обязательно получишь сочувствие и поддержку!

Вот вам и вся формула ТЕРАПЕВТИЧЕСКОГО СОБРАНИЯ, которые мы начали проводить в общине с легкой руки нашего британского друга Дэвида Дина. Разумеется, многое пришлось пересмотреть с учетом национальной и китежской специфики.

Старшие дети садятся среди младших, всячески поощряя их высказывать свое мнение и серьезно относиться к происходящему. Младшие не боятся «наездов» со стороны старших, так как этого просто нет в Китеже. Очень многое в успехе собрания зависит от личности ведущего. Надо тонко чувствовать состояние каждого говорящего ребенка. Одного надо похвалить, а на другого нажать, поставив перед очередным вызовом. Первые пол года собрания в Китеже вел я сам, потом этому искусству начали понемногу обучаться члены Малого совета. Признаться, не все получалось сразу.

Коля – Ну, Женя, расскажи, как ты оставил прошлое прошлому.

Женя молчит, опустив голову.

Коля – Скажу хоть что-нибудь. Мы тебя уже неделю мурыжим. На переменах ты вон какой горластый, а здесь помалкиваешь…

Женя молчит и головы не поднимает.

Потом меня куда-то позвали из дома, где проводилось осознание, а вернувшись я застал такую картину. Коля ударом ноги распахивает дверь. В его руках брыкающийся Женька. Еще секунда и Женька летит с крыльца носом в снег. Коля, попирая все норму терапевтической работы, удовлетворенно потирает руки и говорит – «И чтоб тебя здесь больше не было, пока не научишься душу открывать своим друзьям!»

Первая мысль – «Что я наделал! Разве можно подпускать к терапевтической работе эмоционально не созревших юношей, вроде Коли». Вторая мысль – «Но так Женя соприкоснулся с реальной жизнью, где никто не будет проявлять чудес терпения и выдержки». Каково же было мое изумление, когда на следующем собрании Женя заговорил. На другой день он сидел, как ни в чем не бывало, в первом ряду и, широко улыбаясь, рассказывал о своих мыслях и чувствах за истекший день. Колин экстремальный метод воздействия привел к успеху.

Записки из дневника 2003 года

«14 января, сразу после окончания школьных каникул в Китеже началась психологическая игра «Создатели миров».

Детям давался свод правил и моральных норм, которые они должны были соблюдать на протяжении всего дня. Этот список мы назвали «Обетом». На общем собрании по взаимному согласию для каждого ребенка выбирался наставник из учеников старших классов. Наставник был обязан ежедневно обсуждать с учеником его психологические проблемы, помогать соблюдать правила. А вечером на общем собрании наставники выслушивали каждого.

Вот стенограмма одного из собраний, которое как член Малого Совета вела Маша П.

Маша П. – Ну, дети, расскажите, что хорошего было у вас сегодня, какие открытия вы сделали, кому улыбнулись, какую радость подарили вам окружающие?

Маша С. 13 лет, мило улыбаясь ( «я маленькая, тихая, не троньте!») -Ничего не было. («может пронесет, и спросят кого-нибудь еще»).

Володя С. 14 лет, напустив нарочито уверенный вид, детским басом - Все нормально (даже не задумываясь, что от него хотят).

Маша П. – Какие сегодня были открытия, осознания? Кто совершил подвиг, что-то понял в себе или окружающем мире? Ну, Лариса, ты чего помалкиваешь?

Лариса К.14 лет, дрожащим от волнения голосом и потупив глаза – Ну, я что…я не знаю.

Наташа Х. – День прошел хорошо, я гуляла с Валей. Мне понравилось.

У Лены в глазах далекая мечта, у Филиппка взгляд обращен как бы вовнутрь, происходящее вокруг его не затрагивает. Внешне все послушны, а общего поля сознания не получается. Необходимо найти фокус их общего интереса, который позволит стянуть и удерживать их внимание достаточно долго.

Маша П. – Да что вы мне эти глупости рассказываете. Разве это осознания? Вспомните, что нового успели понять и пережить за день, где сказали «Вау!», где заплакали.

ФИЛИПП - А мне…а мне понравилось сегодня рисовать и …уроки готовить. (Идет ли этот ответ от внутреннего открытия? Не похоже, но уже радостно, что Филипп принял правило делиться внутренними переживаниями. Делать уроки – означает «приобретать лицо» в коллективе. А вот, когда я учился в школе, у нас было модно уверять друг друга в пренебрежении к урокам. Это считалось достоинством. Даже те, кто весь вечер корпел над домашкой, перед выходом к доске говорили – «А я ничего не учил».)

Пока задача Филиппа привлечь всеобщее внимание к своей скромной персоне и он делает это единственным понятным ему здесь способом. Потом придет время, когда он, почувствовав себя в абсолютной безопасности, отвлечется от контроля за окружающим пространством и действительно заглянет в себя.

На бумаге все эти рассуждения занимают много места, а в реальном времени проносятся в моем сознании за считанные секунды. Собрание же идет своим чередом.

Маша С. – Я проснулась, умылась, пошла на зарядку, потом в школу…

Маша П. – Стоп! Маша, опять обыденность. Мы знаем твой распорядок, но мы не знаем твоих открытий и переживаний.

Маша С. – Я узнала, что к нам приезжает Таня (студентка из Тулы, преподающая в общине химию) и очень обрадовалась. Я поняла, что люблю Таню.

Вася 13 лет – А я сегодня резал доску и у меня получился очень хороший орнамент. Раньше я такую доску резал четыре часа, а теперь научился за час.

Маша П. -А что ты почувствовал при этом?

Вася - Гордость и радость.

Света – А я сегодня хорошо поговорила со своим наставником – Машей П. и почувствовала радость! А еще, я делала русский язык с Ларисой, и у меня вдруг получилось упражнение. Я теперь поняла, что это не так страшно!

Анрей Ж. – А я сегодня с Васькой помирился, мы так хорошо поговорили…(густо краснеет). Он может быть моим другом. Черт, даже рассказать не могу, что я почувствовал. Я его сегодня вечером пригласил казинаки есть…

Все потрясены. Все аплодируют!

Маша П. – Андрей ты видишь, как всем важно, чтоб у вас были нормальные отношения с Васькой.

Егор – Во, во, все просто в экстазе.

Андрей – Вижу. Мне и самому нравится…

Маша П.– Вася, а ты-то сам, почему об этом не упомянул? Ты что, не заметил разговора с Андреем или это не было важным открытием в твоей жизни?

Вася – Да, я заметил (смеется в смущении) мне это тоже очень понравилось. Мы теперь друзья … и я пойду есть казинаки.

Вот так у нас в Китеже утвердилась традиция ТЕРАПЕВТИЧЕСКИХ СОБРАНИЙ.

(Звучит, конечно, ужасно, тем более, что термин – калька с английского. А вообще-то речь идет о безопасном круге друзей, где можно сбросить панцирь с души и ощутить животворный поток перемен. Помните, как в годы застоя, мы любили собираться с друзьями и бутылкой «Столичной» на кухне и решать вселенские проблемы. Все отличие «терапевтического собрания» в том, что его проводит профессионал и он, не только не ставит приглашенным бутылку, а еще и собирает с них деньги за то, что создал соответствующую атмосферу. Шутка.)

В Китеже на это собрание теперь допускаются и взрослые, если берут на себя нелегкое обязательство вести себя сдержанно. В идеальной терапевтической общине все взрослые должны настолько разбираться в детской психологии, настолько владеть своими чувствами, что их присутствие не должно «напрягать» детский коллектив. Несмотря на кажущуюся легкость задачи, далеко не каждый взрослый оказывается способным профессионально подходить к участию в подобном мероприятии без специальной подготовки и настроя на сотрудничество.

Когда мы только начинали практиковать такие собрания, на них присутствовали несколько человек взрослых. Мы предварительно договаривались, что взрослые сдерживают свои эмоции, не дают оценок и не берут управление на себя.

Теперь, когда традиция установлена, дети могут и не заметить присутствия взрослых. Если вопрос, обсуждаемый на собрании, вызывает общий интерес, то выступают все. Создается активное поле доверия, и даже самым закомплексованным детям трудно не поддаться его воздействию. Здесь начинается иной вид конкуренции – стремление доказать свою собственную взрослость, выступить и быть услышанным.

Особенно бурную реакцию вызывает обсуждение вопросов «кто кем руководит», «я за справедливость» и «как добиться выполнения распоряжений», в общем, все как во взрослом коллективе.

Вот тут, надо признать, на первое место выходит роль ведущего.

И здесь все – не как у взрослых, привыкших к плюрализму, «пофигизму» и всякой вседозволенности. Лучше всего эту мысль сформулировала наш «самообучившийся» психолог Марина М.: «Общее Видение для взрослых – это фикция. О детских собраниях спору нет. Ты их ведешь с позиции высшей силы и авторитета. У детей должны быть четкие нравственные ориентиры – возможно даже, запредельные. Но со взрослыми это не пройдет». Оставим в стороне взрослых. Все попытки предложить им запредельные нравственные ориентиры, закончились, в общем – то провалом. (Даже христианство в наши дни, увы, не может претендовать на всеобщность.) Но детям, занятым нелегкой работой взросления, надо предлагать Образ Мира, основанный на четких нравственных критериях, целостный, притягательный силой и красотой. Вырастут, станут сильными – сами выберут, что им надо оставить из детских идеалов, а что предать забвению. Дайте им вырасти! Не лишайте их внутренней связи с обществом, страной, высокой жизненной задачей.

Главное, чтобы дети научились видеть внутреннюю связь между своим жизненным выбором и общим благом. А уже в этой системе координат им будет понятна и связь между своими поступками и их результатами, тем ущербом, который они вольно или невольно нанесли. На наших собраниях мы часто разбираем и вопросы, что делать с теми, кто разрушает общий порядок, улаживаем конфликты. Одними поощрениями дело все равно не обходится. Мы заменили слово «наказание» на термин « компенсация», так не обидно и звучит солиднее. Так они приходят к пониманию необходимости компенсации каждого плохого проступка и не обижаются на налагаемые взыскания.

Именно эти собрания, как ни что другое, помогают детям развиваться – осваивать собственные эмоции, сравнивать свои оценки с позицией окружающих, убеждаться в том, что мир вокруг них – познаваем и управляем. Фактически, открываясь на собрании, ребенок каждый раз переживает некий инсайт, внутреннюю перестройку характера. Как бабочка, вылезающая из куколки в завершении метаморфозы, он оказывается весьма уязвимым.

В период душевных подъемов, сомнений, мучений и отступлений назад, ребенку очень важна поддержка значимого для него коллектива. Причем, и эта поддержка должна оставаться «жизненной», то есть больше осознаваться ребенком, как среда, а не насильственное вмешательство одного человека.

Общий поток, океан сознания. Реакция со всех сторон. Человек говорящий, как бы, опущен в активную среду. Зная пунктик наших современных психологов, задамся вопросом - можно ли назвать ее безопасной? Для тех, кто привык – да. Для остальных она покажется слишком требовательной. Это кипение, это вызов. Но это и радость разделенных переживаний и открытий, это ощущение своего единства с кругом единомышленников, ЭТО ПРЕВРАЩЕНИЕ МАЛЕНЬКОЙ ЛИЧНОСТИ В ТВОРЦА.

(Помните, педагогика – не наука, а творчество, основанное на знании законов развития личности.)

Тринадцатилетний мальчик Саша принес мне скомканный листок бумаги, на котором он отважился написать свое первое осознание – « Настроение зависит от нас, но и мы зависим от настроения. Настроение изменяет наше восприятие мира, но и мы можем изменить наше настроение. Итог – мы можем создавать свой мир!»

Наверное, впервые в своей жизни Саша понял, что он может быть хозяином своей судьбы. И поверьте мне на слово, в эти минуты он излучал счастье и просветление, как послушник дзен-буддийского монастыря, решивший коан. Вся разница в том, что этот коан, эту жизненную задачу, кажущуюся неразрешимым парадоксом, он поставил перед собой сам. И найденный в этих условиях ответ не остается абстракцией на задворках сознания, а сразу меняет отношение к миру и своему месту в нем.

Осознание - это открытие, которое захватывает тебя целиком, поражает своей новизной, заставляет сильнее биться сердце. (Ученые сказали бы – отражается на соматических реакциях). Оно расширяет представление о мире, помогает безболезненно сменить точку зрения на более осмысленную, и главное, служит стимулом для действия!

Александра (17 лет) – У меня каждый день что-то новое. Вот сегодня прочитала книгу «Король крыс». Я и сейчас все еще в этой книги. Там был концлагерь для американских и английских солдат. И один из них – американец так устроился, что все имел. Жил как король и все его уважали, все с ним считались. А потом война кончилась, их освободили. И все отношения изменились. Он –то был простым солдатом,… и его статус в лагере ничего не значил в огромном мире… Так же и в нашей жизни, человек может в одночасье все потерять. Мне стало страшно, когда я это осознала.

Саша (9 лет) – А я видел утром снег и тишину…

(Звучит, конечно, по детски. Но то февральское утро было действительно удивительным. Белый пушистый снег и температура не более ноля. Все взрослые, собравшиеся на зарядку, были зачарованы абсолютной тишиной, каким-то неземным покоем, опустившимся на мир вместе с оттепелью. А дети, как правило, этого не замечают. Они куда больше живут в мире отношений, чем в мире природы.)

Леша (13 лет) – Я сегодня отвечал за погрузку дров. А Вовка с Серегой слили работу ради компьютера.

Я. – А в чем же твое осознание?

Леша – Пока по башке не настучишь, работать не будут!

Кирилл (17 лет) поднимает руку: - Я сегодня как-то по-новому увидел лес, что вокруг нас. Я его весь почувствовал, каждое дерево. Мы существуем рядом, но что мы о нем знаем? Там силы действуют. Деревья живут, зверьки всякие едят друг друга, кто-то там подо льдом спит до весны… Птицы за жизнь борются. И я эту силу только почувствовал, и то все тело задрожало. А какой же мозг надо, чтобы все это вместить…

Наташа (12 лет) – Мне сегодня понравилось делать домашнюю работу. Сначала не хотелось, а потом я уперлась и пошло… Вот.

Андрей (12 лет) - Ну, может, это не открытие, но я почувствовал, если ты делаешь кому-то добро, то оно к тебе возвращается. Мне это понравилось. (В прошлом году он перестал воровать, в этом – ругаться матом. Теперь он влюблен в Н. И пытается хорошо учиться.)

Написал я эти строки. Еще раз перечитал и подумал – «Как банально они должны звучать для читателя!» Мы сто раз читали это. Но, зная эту истину, сколько раз действовали исходя из нее? Наши знания не становятся основой для действий, наши открытия не заставляют менять Образ Мира. Но Андрей в тот момент осознал важность ДОБРА впервые. Это стало его личным достижением, принесло радость победы. Его щеки покраснели от смущения, глаза зажглись светом осознания. Я знаю точно, теперь это будет храниться в его душе, как откровение, а значит, в ситуациях выбора, ляжет на чашу весов с надписью ДОБРО.

С процессом взросления и интеллектуальным ростом, беседы о тайнах души и радостях осознания становятся намного более успешными и результативными. Более того, дети выросшие в Китеже более свободно, чем их сверстники в других местах, говорят на эти темы. Они позволяют и друзьям и «своим» взрослым обсуждать внутренние проблемы личности, указывать на ошибки и недостатки, вместе находить выход из психологических тупиков. Мы не уверены, что такой подход оправдает себя в других случаях, но в условиях Китежа он постепенно становится элементом культуры.

Дальше позвольте мне процитировать некоторые высказывания детей на терапевтических собраниях. Так у вас создаться более общее представление о диапазоне обсуждаемых тем и глубине их разбора, которые сейчас доступны детям в Китеже.

Маша П. - Мне было приятно, что Лиля рассказала мне о своих проблемах. Я ей тоже доверяю. Я подумала, если мы будем больше рассказывать, то будем больше уверенны друг в друге. А это и есть община.

Маша Х. – У меня претензия к Ленке. Я ей велела вымыть пол в столовой, а она сказала – «Я не служанка».

Я. – Почему? Лена, а что, ты – академик? Ты именно служанка. Ты служишь общине, всем нам, а мы служим тебе. Ничего иного, кроме как мыть пол, ты не умеешь. Так мой этот пол хорошо, с осознанием, что это надо для общины. Помнишь, в нашем обете ученика сказано – «только любовь и поддержку подарю своим близким»? А что ты даришь Маше, когда отказываешься выполнить ее просьбу?

Лена – Я поняла. (Не очень уверенно) Маша прости меня, пожалуйста, я больше не буду.

Стас (15 лет) – Я не думаю, что это осознание. Это просто радость. Я не мог больше зубрить физику и взял Булгакова «Мастер и Маргариту», так кусочек почитать. И вдруг чувствую, я вживаюсь в нее. Прямо провалился в книгу. Я прочитал, а след до сих пор остался и я все еще немного живу в этом. Не буквы читаю, а… ну не знаю, как бы живешь двойной жизнью. Закрыл книгу, А ОНА все продолжается. А потом я размышлял о будущем. Пытался увидеть его в разных формах, мысленно вынимал кого-нибудь из нас и думал, смотрел, что будет без него. И первым я убрал Диму. Посмотрел и думаю, ну на фиг, ничего без него не выходит и вернул его. Мало без кого можно обойтись в нашем будущем.

Маша С.(12 лет) - Мне сегодня первый раз понравилась зарядка. Я заметила солнце, как оно вставало. Валя мне улыбнулась и я ей. Так я стала все делать с радостью.

Маша Х. (13 лет) – Я поссорилась с Ленкой. Она мне что-то там грубо сказала, а потом я подумала, а возьму-ка сама и попрошу прощения. Может она так быстрее сама осознает. Я пошла и попросила у нее прощения. И она так обрадовалась. А на кружке я не хотела танцевать… У меня испортилось настроение. И я села одна в стороне и стала злиться. Потом я стала пытаться выбраться из этого настроения и вспомнила, как вчера был пасмурный день, а над твоим домом был клочок голубого неба и из него на землю лился золотой свет. Мне тогда стало очень хорошо и я, словно снова вошла в это состояние. Потом я успокоилась и пошла репетировать.

Леша М. - Да, я видел, она, правда, с собой справилась!

(Спонтанные бурные аплодисменты).

Егор – У меня претензия к Володе. Он не очень любит напрягаться. Когда мы работаем, он имеет тенденцию где-нибудь втихую прижопиться.

(Все хохочут)

Володя – Нет. Я меняюсь…Я недавно таскал угль в дом Тамары. Обычно, когда Стас ставит меня туда работать, я натаскиваю только пол короба, а тут я подумал, что надо все-таки исполнять обет «научусь труду и терпению» и натаскал полный. Не «прохалявил». Так мне и самому стало лучше.

Я. – А вчера ты надерзил Тамаре. Ты уже извинился?

Володя – Нет. Мне стыдно.

Валя. – Что ж это у тебя было за осознание, если после него не появилось желание нового действия?

Я. – Тебе не хочется напрягаться. Это и есть то самое слово, которое произнес Егор.

Володя – Я только теперь по-настоящему осознал, как это неприятно.

Александра (язвительно и недоверчиво) – Вот так, мудрое слово Егора запало в душу…

(Все хохочут)

Егор: – И мой младший братец Коля вчера не хотел делать уроки, я его битый час пытался за стол усадить. Ну, довел меня, я его ремнем шлепнул – все нормально, чисто терапевтически, (общий хохот), и тут маму вспомнил, как она за мной со скалкой носилась…Господи как же я понял свою маму. Как родителям с нами трудно!

Света (13 лет, синдром аутизма) – Я сегодня училась петь. Эта, англичанка Джанет, она ставила мне голос. Я впервые ощутила свой звук – он огромен, как в ангаре. Словно свет изливался и я вибрировала. Я хочу быть актрисой! (Увы, через неделю Света бросила эти занятия – просто так – надоело.)

Валя (13 лет) - У меня был момент преодоления лени на последнем уроке. Контрольная, а мне ничего не хочется делать. Тогда я вспомнила строчку обета – «не поддамся лени» и мне полегчало. Я и другим девчонкам говорю – не поддавайтесь, оживайте. И всем стало легче, заулыбались, начали мозгами шевелить.

Женя Ф. – Я отработала целый летний месяц командиром отряда и поняла - дети не могут быть всегда послушными. Они вот неделю были классными – единая команда, все делали, меня слушались, а потом вдруг, как спущенные шарики – ничего им не надо. Только ором чего-то и можно было от них добиться…

Я – Ну, а где осознание?

Женя Ф. – Я поняла, что это в порядке вещей – вроде, закон природы. Люди, то полные сил, то слабые и равнодушные, даже взрослые. Надо просто быть терпеливой и возвращать их в состояние разума. (Год назад про Женю говорили, что она умеет только орать и впадать в истерики. В 2003 г. она вместе с Димой и Шуриком С. вынесла на своих хрупких плечах весь летний лагерь.)

Маша Х. – Меня сделали ответственной за организацию работ и девчонки сначала слушались, а потом меня Светка послала, потом Ленка стала прикидываться дурой и отказалась на кухне выполнять задание…Я разозлилась и стала отдавать приказания раздраженным тоном. То есть я все правильно говорила, но все вокруг все равно обижались и выполнять мои распоряжения не хотели. Я так обиделась, что даже подала в отставку… Теперь поняла, что сама была виновата. Все, и я сама, реагируют на тон больше чем на слова. Я теперь готова вернуться к своим обязанностям и прошу меня простить.

Егор – Давайте похлопаем!

(все аплодируют Маше)

Шурик – У нас было четыре дня каникул и я вдруг обнаружил, что устаю от того, что мне нечего делать. До этого весь день был расписан и насыщен… надо было куда-то бежать, что-то творить, организовывать. А тут никто не командует. И вот у детей уже кислые физиономии и никто ничего не хочет. Я подумал, а как же во взрослом состоянии. Там-то, видь, никто подгонять не будет, значит так и закисну?

Я – Большинство и закисает. Очень мало, кто способен самому себе ставить жизненные задачи, планировать свой день. Большинство предпочитает жить по закону – гром не грянет, мужик не перекрестится. А надо самого себя за волосы вверх тащить, именно творческое напряжение, преодоление препятствий рождает энергию! Давайте, я вам задам коан решить, я его только что сам придумал… «Приходит к Морозову наставник и говорит, Дима, я все понял про Китеж – мы здесь для того, чтобы любить и развивать наших учеников! Да? – Нет!. – сказал Морозов».

(Они думали над коаном меньше минуты, наверное я все-таки плохо его сочинил, или они уже привыкли к моему образу мышления.)

Егор – Наставник сделал слишком очевидный вывод, а потом просто пришел к тебе за похвалой.

Шурик – В его положительном утверждении на самом деле нет стремления к развитию. Он что-то там, в голове придумал и пытался дальше заставить работать Морозова – мол, «я ляпнул, а учитель пусть объясняет, в чем я прав, в чем нет…»

Маша - А если бы Дима ответил да, то дальше вообще говорить не о чем. Наставник уходит в блаженство. Прекращается его рост.

Но ведь жизнь в миллион раз сложнее и не сводится на практике к двум словам. Весь вопрос в том, как их любить и развивать!

(Теперь в блаженстве нахожусь я – думать мои наставники почти научились.)



Страница сформирована за 0.72 сек
SQL запросов: 169