УПП

Цитата момента



Почему великий человек — не ты?
Сам такой!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Прекрасна любовь, которая молится, но та, что клянчит и вымогает, сродни лакею.

Антуан де Сент-Экзюпери. «Цитадель»

Читайте далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d3354/
Мещера

ВНЕШНИЙ ВИД

Редко кто из родителей задумывается о том впечатлении, которое он производит на ребенка своим внешним видом. Мы попросили наших детей рассказать о первых впечатлениях от приемных родителей.

«Я боялась жить у приемной мамы Х-вой. Она была не причесанная и странно смотрела. Иногда она была просто страшная. А вот Лариса большая и теплая. Мне иногда хотелось, чтоб она была моей мамой».

«Я не люблю, когда отец не брит, и от него пахнет хуже, чем от мамы».

Итак, надо бриться, причесываться, хорошо пахнуть. Быть мягким и гладким – в прямом и переносном смысле, то есть воздерживаться от громкого смеха и взрослых шуток.

Наука не успела пока еще сделать общепринятым тезис о том, что дети напрямую соединены с сознанием своих родителей. Однако многочисленные примеры из жизни (ученый бы сказал – эмпирические данные) свидетельствуют о том, что дети, не понимая наших слов и поступков, воспринимают наше состояние в чистом виде, не анализируя, словно поток энергии, и замечают любую ложь.

Дети читают лица взрослых, как открытую книгу - считал Януш Корчак.

Может показаться, что если ваш ребенок «не блещет умом» и плохо учиться в школе, то он плохо понимает и происходящее в семье. Но во многих случаях природа компенсирует недостатки личности иными путями. У подобных детей обычно очень остро развита интуиция. Они мгновенно ощущают фальшь в ваших словах и поступках. Обычное заблуждение взрослых – игнорировать это сверхчувственное восприятие. А именно оно позволяет детям распознавать любую попытку обмануть их доверие, «играть роль», общаться по какой-то заданной схеме.

Какое бы научное или мистическое объяснение ни давалось этому феномену, для налаживания отношений с детьми вам просто необходимо принять эту способность детей как данность.

ЧУВСТВА

В науке вообще модно говорить об объективности, то есть не включенности исследователя в происходящий процесс. Но воспитание и терапия – это скорее искусство. Волшебная, преобразующая сила искусства заключается в глубине и подлинности эмоционального переживания. Поэтому, глубина и подлинность эмоций родителя (и воспитателя) помогает ребенку понять вас, убедиться, что вы - настоящий, живой, чувствующий человек.

Святослав в три года съездил с мамой к бабушке в Москву. Провел там неделю. Вернувшись в Китеж, вошел в дом с теплой улыбкой: «Здравствуй, папа!» Приятно, но чего-то в этой реакции мне не хватало. Не так возвращаемся мы из дальнего путешествия к родным пенатам. Следующее утро Святослав начал с ревизии имен всех членов своей семьи: «Мама – Ира, папа – Дима, Саша, Вася, Кирилл…», – донеслось из кроватки вместо «Доброе утро!» Потом пошел в детский сад, встречаться со сверстницей Настей. Жизнь вошла в привычную колею. И вот уже вечером, перед отходом ко сну, отложил он игрушки, задумчиво уставился в пространство и сказал: « Мам, это стены? Это мой дом? Это Китеж?» и закричал «Ура!!!». Больше дня понадобилось Святославу на обобщение полученного опыта, поиск отличий между домом и «не домом» и выдачу эмоциональной реакции, соответствующей нашим ожиданиям.

Святослав смотрит мультфильм: Ох, ударился дядя, упал. Пап, тебе жалко этого дядю? (Детские глаза требовательно изучают выражение моего лица. Кажется, сын пытается проникнуть мне в голову и изъять достоверную информацию и том, что там сейчас происходит.)

- Да, мне жаль дядю.

- Мне тоже!

Получив утвердительный ответ, сын радостно улыбнулся. Святослав убедился, что его переживания значимы не только для него. В более широком плане он убедился, что переживать эмоции – это правильно. Глядя на нас, наши дети обучаются формам и способам реакции на окружающий мир, учатся ассоциировать эмоции с внутренним состоянием, приучаются обсуждать свои чувства, то есть работать с обратной связью. Они все время проверяют нашу ЧЕСТНОСТЬ и ИСКРЕННОСТЬ! Собственно, у них пока и нет другого способа убедиться в правильности своих выводов.

Вот только в том мире, где рождаются чувства, похоже, нет железных законов, а все изменчиво, текуче, непредсказуемо. Именно, глядя на своих родителей, ребенок обучается любить, жалеть, сопереживать. Но в какой момент он ДЕЙСТВИТЕЛЬНО заразится эмоцией и сделает ее своей – сказать почти невозможно. «Я чуть не попала под машину, вся трясусь, плачу, а рядом мама. Она тоже трясется и плачет, и еще кричит на меня, так кричит, что я вдруг понимаю – она меня любит». Такой «инсайт» во многих случаях является важнейшим инструментом преображения детской личности. На всякий случай оговорюсь, что ни в коем случае не имею ввиду истерики, которые некоторые родители закатывают своим детям. Вообще, главная область ваших отношений, где эмоции явно вредят – это тема «преступления и наказания».

Для маленького человека всплеск наших взрослых эмоций – слишком тяжелое испытание, да к тому же малопонятное. Мы не говорим о том, что приемные родители не должны испытывать эмоции, просто постарайтесь убедиться, что ваша эмоция понятна ребенку.

Вспомните, что ощущали вы сами, когда при вас ругались родители. Разве это не порождало у вас ощущение того, что мир рушится? А если свидетелем конфликта становится приемный ребенок, то он в целях самозащиты будет просто возводить стену отчуждения между собой и окружающим миром. И все это на все сто процентов справедливо в отношении ваших родных детей.

У вас всегда должно находиться время для вашего ребенка. НО ВАША ЛЮБОВЬ ДОЛЖНА ПРОЯВЛЯТЬСЯ И В ТОМ, ЧЕГО ВЫ НЕ ДЕЛАЕТЕ И НЕ ГОВОРИТЕ РЕБЕНКУ.

У некоторых родителей есть удивительное качество – во время разборок с детьми самим впадать в детство. Я знал одного папу, который ОБИЖАЛСЯ на своих детей и мог после конфликта несколько дней с ними не разговаривать. Такие взрослые встречались мне и в нашей общине Китеж, но надолго не задерживались.

Осуждая или наставляя свое дитя, вы сами не должны испытывать гнева или вообще какой-либо сильной эмоции. Сын подрался на улице, испачкал новую куртку. Естественно, он ожидает выволочки и не надо обманывать его ожидания. Не надо говорить с ним нечеловеческим «терапевтическим» голосом, лишенным эмоций. Вы можете проявить чувства. Но для достижения воспитательного эффекта лучше бы эмоции испытывал ребенок, а не вы. Эмоция затемнит ваше сознание, помешает вашей объективной оценке. Вы же должны анализировать чувства ребенка и на их основании делать выводы. Ваша главная задача – понять, как вы можете использовать сложившиеся обстоятельства, чему можете научить. Причем выбор за вами. В одной ситуации вам, может быть, удастся убедить сына заняться физической подготовкой, в другой - подвести его к выводу о том, что полезно владеть своими чувствами и не задираться на тех, кто сильнее.

Научитесь относиться к попыткам противостоять вашей воли философски. Замахнулся на вас, кинул игрушкой – пристыдите, поставьте в угол для размышления, внутренне радуясь, что ваш ребенок развивается нормально. Ведь ему действительно скоро придется отстаивать права своей личности, а может быть, и размахивать кулаками. То, что он смог противостоять вам, показывает, что он сможет, когда вырастет, противостоять чужому давлению, искать свой путь, стремиться к самореализации. Вы должны научить его осторожности, выдержке, но не лишить воли и уверенности в своих силах.

Выбор за вами, поскольку каждый случай совершенно индивидуален.

Ребенок совершил проступок. Что ж, для вас это великолепная возможность на конкретном, актуальном примере преподать урок, помочь юной личности сделать выводы. Вообще, каждая жизненная ситуация, по сути, и является уроком. Чем больше в ней эмоционального наполнения, тем лучше она входит в детское сознание.

Александра: «Святослав пошел играть со старшими детьми в народные игры. Ему там что-то не понравилось. Не захотел принимать роль селезня… Обиделся, да еще как! Ушел молча. Стал ковыряться с велосипедом, не обращая внимания, на наши призывы, совсем как Вася. Я пошла за ним, объяснила, что он не прав и так вести себя нельзя. Он согласился и вернулся в игру. Ему дали аж две роли – кота и тучки. Он все честно отыграл».

Я: «Очень хорошо, что он попробовал и эту манеру поведения. Обиделся. Убедился, что это не правильный путь, и принял другую манеру поведения. Более того, принял со всей возможной для его возраста ответственностью. Он ведь доиграл и больше не обижался. Насколько проще разобраться с обидами в четыре с половиной года и выработать иную манеру поведения, чем бороться с этим в уже более менее взрослом возрасте».

Однажды Святослав раскапризничался за обеденным столом. В ответ на мои настоятельные просьбы вдруг надул губы и ударил кулаком по столу. Где он только перенял такую модель? Вернее, не перенял, а взял для опробования. И вот сидит напротив меня, бьет кулаком по столу, а в глазах ожидание, смешанное со страхом. Он весь был в ожидании моей реакции. И только в момент этого ожидания, я имел шанс добиться полного осознания порочности такой модели поведения. Поэтому пришлось сразу отказаться от попытки спокойно поговорить. Если я хотел получить устойчивый и полный результат, реагировать надо было мгновенно, коротко и искренне. Святослав получил два шлепка по попе, не заплакал, а принялся кушать, словно ничего и не произошло. Наверно подумал, что неудачный результат эксперимента, все же результат. В его сознании образовалась неразрывная цепочка простейших взаимосвязей. И хоть и в дальнейшем он не всегда ел то, что предлагалось, но от ударов кулаком по столу воздерживался.

Сразу оговорюсь, как правило, вдумчивое объяснение более эффективно, так как ведет к более полному и глубокому осознанию. Особенно это справедливо для конфликтных ситуаций.

ЧЕРЕЗ КОНФЛИКТЫ К ОСОЗНАНИЮ!

Если здесь уместна печальная ассоциация с некоторыми неприятными болезнями, то медик бы сказал, что лечить их возможно в острой форме. А вот на хронической стадии даже антибиотики бессильны. Отсюда и простейший метод медицинской терапии - провокация, появление симптомов, затем интенсивное лечение. Не знаю, что лучше и предложить. Побежал, споткнулся, значит, готов к осознанию необходимости смотреть под ноги. Подрался, получил - готов записаться в секцию борьбы.

Иногда нетерпеливые родители хотят все сами рассказать ребенку, всему научить, ко всему подготовить. Но тогда именно они выступают в роли главной провокации в жизни своего ребенка. И единственно чему он начинает учиться всерьез – так это искусству глухой защиты от собственных родителей. Мой совет – не торопите жизнь. Просто внимательно следите за всем, что происходит в жизни ребенка. Уверяю вас, каждый день будет приносить уникальную возможность разобрать с ним ту или иную реальную ситуацию, добиться того или иного осознания. Эффективность такой работы резко возрастает именно потому, что заказчиком «разборки» выступает сам потерпевший. Поэтому, он гарантированно будет слушать ваши объяснения и принимать советы.

Проще говоря, если девушка сгорает от первой любви, не тратьте время на объяснение кулинарных рецептов. А если ваш сын только что получил первый «фонарь» под глазом, то легко помочь ему осознать необходимость записаться в спортивную секцию. Но вот разговор о компьютерах или теории пацифизма может оказаться простой потерей времени. В худшем случае вызовет отчуждение, раздражение, или осознание: «меня совершенно не понимают».

Еще раз повторю – не создавайте провокаций искусственно.

Главная провокация – это естественные перипетии жизни.

И второй вывод – радуйтесь конфликтам. Любой конфликт, пережитый сегодня, означает новое осознание, которое будет необходимо на следующем этапе жизни.

Чем больше ситуаций удастся пережить и использовать для осознания сейчас, тем больше времени на реальные достижения и самореализацию останется у личности в будущем.

Разумеется, конфликты полезны только в том случае, если они приносят что-либо новое. В противном случае у ребенка просто приобретается опасная для жизни привычка наступать на одни и те же грабли.

ДУШЕВНАЯ БЕСЕДА

– Ну, как ты, сынок?

– Нормально.

– Как день прошел в школе? Как друзья?

– Нормально.

Ну, как вести диалог при такой бедности эмоциональных реакций? Поневоле создастся впечатление, что ребенок воспринимает жизнь в упрощенном виде, поэтому и не видит особых проблем, в разрешении которых ему может понадобиться помощь взрослого.

Вам потребуется много времени, чтобы приучить эту маленькую недоверчивую личность делиться с вами своими настроениями и чувствами, а для этого надо научиться просто, выслушивать, не осуждая и не читая нотаций. Покажите мне взрослых, которые любят критику! А маленькая личность, оказывая вам доверие, и делясь своими переживаниями, тем более страдает от любого вашего неосторожного замечания. Вам придется прислушиваться ко всему, что говорит ребенок, вникая в сущность его переживаний.

Вообще, вы должны постепенно научить ребенка облекать свои мысли и эмоции в слова. Иногда надо начать просто со словесного описания действий ребенка, например: «Ты улыбаешься, глядя на эту куклу. Она красивая и тебе понравилась. Этот игрушечный робот холодный и твердый, поэтому он кажется тебе страшным, и ты хмуришься». На более взрослой стадии: «Пап, Витька сказал, что я дурак, и мы подрались». Ответ: «Он сказал тебе это, и тебе стало обидно? Я знаю, как это бывает обидно (выслушать ответ). Сам-то ты не думаешь, что он прав? Мы же все знаем, что ты не дурак, да и он знает, просто ему зачем-то понадобилось тебя обидеть, как ты думаешь? (Так вы переводите мысли ребенка с круга переживания ситуации на уровень анализа, при этом надо обязательно выслушать ответ.) А когда ты подрался, что ты почувствовал? Может быть, теперь стоит помириться?» Не надо нравоучений и осуждения. Ребенку нужна помощь в решении самой главной задачи – попытке разобраться в своих собственных чувствах и выразить их словами.

Дети должны привыкнуть к тому, что имеют право выбора и не каждое их действие влечет за собой критику или наказание. Если они научится доверять вам и рассказывать о своих страхах без опасения, что вы посмеетесь и осудите, они смогут избавиться от страхов. Постепенно сам факт беседы с родителями будет приносить облегчение и чувство защищенности. Так вы получаете право на доверие своих детей и в более взрослом возрасте.

Привыкните к мысли, что отношения безопасной привязанности придется строить, как и любые другие отношения. А способ их создания один – общение. Если перед вами маленький ребенок, то общение может начаться только по линии эмоций, ибо ничего важного ребенок вам не скажет.

Увы, в наше время, когда родителям не до ребенка, объектом безопасной привязанности становится компьютер. Именно он выступает в роли плюшевого мишки, дарящего тепло и уверенность в себе. Разумеется, в этих случаях приходится говорить не о гармоничном развитии человеческой личности, а о виртуальном мире, позволяющем вычеркнуть из актуального сознания образ «страшного реального мира». Одна иллюзия заменяется другой, развитие получает только абстрактное мышление, а весь внутренний творческий, эмоциональный потенциал развития личности остается не затребованным.

Нас – родителей – приводит в замешательство абсолютное нежелание детей разговаривать «по душам», в трудных случаях прибегая к родительскому совету. Это обижает взрослых, так как расценивается как проявление недоверия.

Впрочем, так оно и есть. Дети не доверяют нам, потому что не уверены в нашей способности хранить тайну. Они боятся, что все сказанное взрослый передаст другим.

«Я привык сам справляться со своими проблемами. За все 14 лет моей прошлой жизни не было ни одного взрослого, который бы поинтересовался моими мыслями или настроением. Что ж ты думаешь, мне легко с тобой откровенничать?» – наконец откровенно сказал мне мой приемный сын Кирилл, прожив с нами два года.

Одни дети просто молчат, другие трещат без умолку, но и те, и другие не откроют вам «военной тайны». Скорее они откроются перед своими сверстниками.

Цивилизация расслабляет и развращает. У детей нет необходимости каждое мгновение прислушиваться к реву хищников и шуршанию змей, спасаться от наводнений. Так атрофируются способности первобытных охотников. Общество тоже стало сравнительно безопасным, особенно, если ребенок защищен социальным статусом и деньгами родителей. Ребенок еще не может анализировать все вызовы и опасности окружающего мира, поэтому он резонно ставит вопрос, а зачем вообще нужны родители? Большинство наших детей признали, что до 13 лет, как правило, не замечали взрослых, то есть не интересовались их настроением и логикой поступков, а часто не замечали и внешних различий.

Зато нюансы межличностных отношений внутри детского коллектива могут по сто раз на дню как поднять, так и испортить детское настроение.

Зачатки этого процесса можно проследить в самом раннем возрасте – когда начинается осмысленный процесс общения. Святослав ( в 3 года 7 месяцев) говорит своему сводному брату Васе:

- Вася хочешь грушу?

Я добавляю: - Здесь два куска, подели поровну.

Светик: - Вася – возьми один кусочек. (Сам тем временем берет большую дольку и подталкивает маленькую к Васе. Я уже хотел вмешаться и сказать, что так не честно. Вдруг!)

Светик: – Вася возьми вот этот кусочек. Нет, выбери себе сам любой кусочек!

Я видел, какое внутреннее усилие сделал Святослав, позволяя брату сделать самостоятельный выбор. И не важно, что при этом он продолжал подталкивать к Васе маленькую дольку.

Кто научил его так тонко чувствовать нюансы того, что справедливо и не справедливо? Ответ – жизнь.

Он каждый день видел в детском саду, как дети спорят друг с другом о справедливости дележа конфет или игрушек. Он начал понимать, что этот вопрос – один из важнейших в человеческом коллективе. Без вводных бесед и особых разъяснений он почерпнул из самой жизни, что хорошо быть благородным и соблюдать равенство. Это понимание оказалось даже сильнее, чем естественное, практически инстинктивное, желание схватить самый большой кусок.

Даже в случае выбора между тем съесть ли конфетку самому ( случай со Святославом!!!) или подарить ее другу, выбор идет в пользу того решения, которое поможет заслужить одобрение, остаться членом коллектива. Подросток, с претензией на неоцененность, бросит родителей, уютную квартиру любимую девушку, лишь бы остаться в кругу своих сверстников.

Самое смешное – что так ИЗВРАЩЕННО проявляется его потребность в безопасности. Ну, скажите, разве нам всем не очевидно, что куда безопаснее остаться с родителями? Так нет, вспомните историю Лары, ушедшей из благополучной семьи в банду скинхедов.

А там уже идет заражение дикими стереотипами поведения, наивными и страшными иллюзиями.

«Странные у нас девчонки. Чуть мальчик не любит – так они за лезвие… и себя по щекам». (из разговора по душам с 16-летней девушкой).

Откуда такая реакция? Вплоть до самоуничтожения – резать себе щеки или руки бритвой. Подруги как-то рассказали с восторгом и ужасом, значит, это способ поднять свой статус. А маме при этом улыбались: «У меня все нормально».

Когда острый приступ недовольства собой не находит выхода – бритва становится самым простым решением. Более простым, чем обращение за помощью. Физическая боль страшит меньше, чем необходимость обнажать душу перед взрослыми.

Только подумать, скольких бед удается избегать за душевной беседой в теплой семейной обстановке, от каких глупостей могут уберечь родители своего ребенка, если только он не постесняется рассказать.

Но много ли вы знаете семей, где сохранили такое доверие и ясность отношений? Нехватка времени, обыденные заботы не позволяют взрослым досконально вникнуть в «детские» проблемы.

Я с большой долей вероятности могу предположить, что вы, читающий эти строки, не умеете разговаривать «по душам» со своим ребенком.

Кончено, вы способны сформулировать команды, которые ему предлагается выполнить. Некоторые из этих команд могут быть облачены в форму дружеских пожеланий или замаскированы под просьбы любящих родителей. Но, по сути, вы создаете в своем сознании образ действий, некий план или программу действий вашего любимого отпрыска.

Еще Константин Дмитриевич Ушинский писал о важности бесед с учениками, которые могли бы развивать их ум, сердце и слово. «…Эта беседа должна развить в ученике желание и способность самостоятельно, без учителя, приобретать новые знания… Пробудить умственные способности учеников к самодеятельности, и сообщить им привычку к ней, указывая, где следует дорогу, но не таская на помочах…( Ушинский К.Д. «Воскресные школы» (Антология гуманной педагогики.)

Беседа это очень сложно. Это врата в другой мир, это способ заставить человека сменить жизненную программу.

Но как часто мы говорим: «Я ему миллион раз повторяла, а он все равно делает…».

Значит те слова, которые вы используете, не доходят до него.

Наша задача – научиться беседовать по душам СОПЕРЕЖИВАЯ. Только тогда инстинкт самосохранения меленькой личности «не сработает» и вам откроются тайны его внутренних переживаний.

Прежде чем говорить, убедитесь, что душа ребенка открыта.

«У Саши завитушки на прическе. Она утонченная. Мне нравится. Ну, а ты также, и нам рассказываешь о жизни также. Некоторые взрослые говорят вот так прямо ( взмах рукой - ладонь прямая, как меч), а ты с завитушками… И весь мир иной…» (Вася 12 лет.)

Вы не можете напрямую начинать разговор о его проблеме. Представьте себе, что кто-то из ваших знакомых, придя в гости, начинает разговор словами – «Ты в курсе, что у тебя есть проблема в общении со своей женой?». Будете ли вы с ясным сознанием и спокойным настроением продолжать эту беседу? Вряд ли, это - слишком неуютное занятие. Точно также реагируют на ваши прямые вопросы дети. Вы должны научиться говорить с ними о тех вещах, о которых они вам позволяют говорить. Вы погружаетесь в спокойный поток беседы и позволяете течению нести вас по своей воле. Вы терпеливо ждете, когда поток вынесет вас к той теме, которую вы хотите обсудить с ребенком. Точнее сказать, когда один из важных для вас вопросов всплывет в его сознании. Только в этот момент вы можете помочь ему увидеть уже всплывшую проблему и предложить обсудить ее. Запомните, он будет способен продуктивно обсуждать только ту тему, которая в данный момент волнует ЕГО, а не ту, которую хочется обсуждать вам. По-другому не получится, просто потому, что сознание не способно открыто и сосредоточенно исследовать навязанную извне проблему.

Ребенок не станет обсуждать собственные недостатки на том уровне искренности и готовности к осознанию, которая требуется для того, чтобы усвоить жизненный урок. Скажите ребенку – «ты сегодня плохо выучил урок» и его первым внутренним инстинктивным движением будет «закрытие» сознания, для того, чтобы избежать боли. Он же знает эту боль по опыту предыдущих воспитательных бесед. Его душа закрывается практически рефлекторно, все его органы восприятия заняты блокировкой возможной боли. Ну, и нужно вам в таком случае сотрясать воздух?

Какова ваша цель - сделать ребенку больно или все-таки предпочтете помочь ему пересмотреть отношение к урокам? Значит, для того, чтобы беседа стала катализатором принятия важных внутренних решений, легла в копилку опыта, она должна проникнуть в глубинные слои сознания ребенка. Этого можно достичь только при его полной открытости и сосредоточенности. Значит, беседа должна быть ему приятна и интересна. Трудность заключается в том, что сам ребенок ничего этого не понимает. И вам самим придется решать по косвенным признакам, действительно ли осознание достигнуто, или он просто говорит вам то, что вам приятно от него слышать.

«Тонкость! Прежде всего тонкость!» - повторяем мы в Китеже вслед за китайскими мудрецами.

Даже если вам показалось, что в какой-то момент стоит сделать замечание или назидательный вывод, сдержитесь. Назидание и вам не приносит особой радости, а с точки зрения ребенка может выглядеть просто вмешательством в его личные дела. Потерпите. Дайте привычке обмениваться новостями укорениться в вашей семейной практике. Пусть обязательными спутниками этих бесед будут вечер, чай, конфеты или варенье, ощущение умиротворенности, «приятности» и взаимопроникновения. Начав с нейтрального и потому БЕЗОПАСНОГО обмена новостями, можно постепенно переходить к более абстрактным темам – фантазиям на тему о будущем, обсуждению морально-нравственных вопросов. Но инициатива в выборе тем должна принадлежать ребенку.

Но, в конце концов и душевной беседы недостаточно! Просто узнать «что там внутри болит», не значит вылечить. Вылечить-то может только сам ребенок, он должен сам захотеть меняться. А этот шаг ему необходимо сделать самостоятельно.

Китежский подход - беседа и содействие в проживании жизненных ситуаций, несущих опыт. Беседа без практического опыта – бесполезна. Опыт, без обучения (я бы сказал – развития способности) анализировать происходящее и извлекать полезные выводы – пустая трата времени.



Страница сформирована за 0.7 сек
SQL запросов: 169