УПП

Цитата момента



Сколько детей не воспитывай, все равно будут похожи на папу с мамой…
Ура!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



«Вот не нравится мне человек, так мне так легко с ним заговорить, познакомиться, его обаять. А как только чувствуешь, что нравится – ничего не получается, куда всё девается?» Конечно, ведь вы начинаете стараться. А старающийся человек никому не интересен, он становится одноклеточным и плоским, мира вокруг себя не видит: у него все силы на старания уходят.

Игорь Незовибатько. «Уроки обольщения, или искусство очарования для женщин и мужчин»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d4097/
Белое море

Бюрократия Запада

Конечно, было бы предпочтительнее, если бы эту тему осветил тот, кто живет и работает на Западе, а не бывает там наездами. Поэтому мы лишь коснемся некоторых принципиальных, видимых отличий.

Как и все отношения между людьми, бюрократические тоже имеют свою национальную окраску. К примеру, немцы весьма энергичны в принятии решений, могут принять их прямо за столом переговоров, а японцы обязательно попросят время на обдумывание, что означает согласование ими своих решений с Токио. Зато прямо противоположны подходы на низших ступенях бюрократической лестницы: японские рабочие работают быстро, непрерывно ищут что-то новое, а немецкие на вид крайне неторопливы, любую операцию выполняют тщательно и, на первый взгляд, бездумно.

В мемуарах немецкого морского диверсанта времен второй мировой войны есть такой эпизод. Первыми начали совершать морские диверсии англичане и итальянцы. Один из видов диверсий состоял в следующем. Из торпеды вынимался боевой заряд, и в этом месте оборудовалась кабина для диверсанта. К первой торпеде снизу прикреплялась вторая, боевая. Обе торпеды скрытно опускались в море, и диверсант, управляя первой торпедой, транспортировал вторую ближе к вражескому кораблю, а затем производил пуск боевой торпеды. Немцы, узнав идею, стали ее копировать. Однажды им повезло: англичанин, выполняя боевую задачу, задохнулся в кабине, обе торпеды были невредимыми выброшены на немецкий берег, и немцы получили возможность осмотреть их.

Сначала немцев поразили тупость и леность английских рабочих: торпеды были изготовлены грубо, чуть ли не кое-как, даже сварочные швы не были зачищены. А на немецких торпедах все детали и поверхности сияли шлифовкой и полировкой. Но потом немцы поняли, что в условиях войны, когда дорог каждый рабочий час, заниматься шлифовкой и полировкой того, что заведомо должно разлететься на куски при взрыве, – пустое дело.

В основе этой истории лежит бюрократическая зашоренность конструкторов и инженеров, которые запрограммированы на то чтобы все делать тщательно, и они требуют этого от рабочих, не думая о Деле. И то, что требовалось для Дела, порой упускалось. Скажем, у наших саперов мирного времени существует такая статистика.

Извлекая с полей прошедших боев неразорвавшиеся артиллерийские снаряды, они на один советский находят три неразорвавшихся в бою немецких, хотя наша артиллерия выпустила по немцам больше снарядов, чем их артиллерия по нашим войскам. Тщательно выполненные немецкие снаряды имели взрыватели из малопрочных сплавов, и эти взрыватели при соприкосновении с землей часто отламывались, не успевая подорвать сам снаряд. Имелся и дефект в конструкции.

Получая по ленд-лизу английские и американские танки, наши танкисты немедленно отрывали и выбрасывали весь выполненный из пластика внутренний интерьер танка: очень уж он хорошо горел.

Подобные бюрократические перекосы можно увидеть и сейчас. Например, молниеотвод на здании в Германии выполнен так, что от одного его вида получаешь удовольствие. Но… проводники, спускающийся с крыши и поднимающийся из земли, соединены муфтой с болтовым зажимом. В этом месте проводники будут ржаветь, следовательно, электрическое сопротивление будет расти, неуклонно снижая качество молниеотвода. А наши строители бросят провода, как попало, криво-косо, но соединят их сваркой, и если не обращать внимания на неприглядный вид сооружения, можно считать, что свои функции молниеотвод будет выполнять исправно, не говоря уже о том, что он раза в три дешевле. Одни зациклены на тщательности, а другие на объемах работ.

Это относится к “синим воротничкам”. А что касается “белых воротничков” – конторских работников, то их на Западе тоже очень много. Правда, они заняты в несколько других сферах, учитывая бесплановость или ограниченную плановость экономики. Трудно сказать, но впечатление такое, что там бюрократов этого типа во много раз больше, чем было в СССР со всеми его вывертами. Некоторые фирмы утверждают, что из 100 работников у них 60 рабочих и 40 управленцев.

Токийская контора японской металлургической компании “Нип-пон стал”, производящей на своих заводах около 20 млн тонн стали, расположена в 32-этажном здании американской планировки. Представьте себе огромные залы, заставленные столами, на каждом столе компьютер, за каждым компьютером японец в белой рубашке, очках и галстуке. И так 32 этажа! Это впечатляет. Магнитогорский металлургический комбинат, производивший во времена СССР 17 млн тонн стали, не имел, наверное, и пятой части такого числа клерков. А ведь фирма “Ниппон стал” имеет еще и конторы на каждом заводе.

В разговоре с представителями этой компании они, как водится, свысока начали учить нас рыночным отношениям, и тогда я задал им вопрос: “Сколько клерков сидит у вас непосредственно на ферросплавном заводе, чтобы продать 200 тысяч тонн ферросплавов?” Смышленые японцы, поняли к чему этот вопрос, и заговорили по-японски. Разговор до этого шел по-английски, но наш переводчик неплохо знал и японский, хотя и стеснялся на нем говорить. Японцы об этом не подозревали. Позже переводчик рассказал, что глава делегации сказал своим: “Этот русский хочет сказать, что у нас очень много конторских служащих”. Они посовещались по поводу приемлемой цифры и назвали ее мне: на японском заводе ферросплавов один клерк обеспечивает продажу 10 тысяч тонн в год. “А мы производим 1050000 тонн ферросплавов,– сообщил я,– и по вашим стандартам в отделе сбыта у нас должно было бы работать 105 служащих, но у нас там работает всего четыре человека, а остальные занимаются плавкой в цехах. На этом примере объясните мне недостатки плановой системы хозяйства”. Японцы перевели разговор в другое русло, и неспроста.

Уменьшение технологической бюрократии в развитых странах Запада компенсируется ростом бюрократии в торговых сферах, не производящих товары, не создающих богатство этих стран. И это происходит сейчас в СНГ.

Но есть еще одна сфера на Западе, где царит бюрократия, – юриспруденция. Она особо характерна для стран, в которых политические системы давно не менялись и накопилось огромное количество законов. В таких странах самые простые дела невозможно решить без юристов. Даже сами бизнесмены пишут, например о США, что это страна законников, которые баллотируются на выборах в Конгресс, чтобы там принимать законы, с которыми еще лучше будет жить законникам.

Правомерен вопрос: можно ли внедрить результаты данной работы на Западе, можно ли там делократизировать управление людьми? Да, конечно. Более того, страны Европы и США могут делократизировать свои фирмы значительно легче, чем СНГ или, скажем, Япония. Дело в том, что помимо общего сопротивления аппаратной и государственной бюрократии, которое будет общим для всех государств мира, появится и внутреннее сопротивление людей, не желающих стать хозяевами, желающих оставаться бюрократами. В Европе и Америке люди являются большими индивидуалистами, они в большей степени готовы полагаться на собственные силы и, следовательно, стать хозяевами и отдаться Делу, чем советские люди или японцы, привыкшие находиться под защитой коллектива и руководящего им начальника. Предпосылки к делократизации на Западе более глубокие, на фирмах она видится достаточно простой. Хуже будет с делократизацией управления самих государств, так как для этого необходимо изменить общие взгляды на государство, что нелегко, так как люди там буквально зомбированы средствами формирования общественного мнения и узкой специализацией западного образования. Государственной бюрократии держать их в покорности весьма несложно.

Выводы

Мы рассмотрели азбуку управления людьми. Плохо ли получилось, хорошо ли, но автор старался. Что, по мысли автора, читатели должны были понять из первой теоретической части?

Для того чтобы выжить на этой планете, люди обязаны делать Дело – производить товары и услуги, нужные для обеспечения людям достойной их жизни.

Практически ни одно из сегодняшних дел человек не способен исполнить в одиночку, самостоятельно. Труд разделен, следовательно, и Дело необходимо в процессе его исполнения делить на отдельные Дела. Этим занимается руководитель. Это его работа, только для этого он нужен и за это его ценят.

Вот вы, читатель, стали руководителем. Допустим, вам поручили строить дома или воспитывать детей, защищать страну от агрессора или занять первое место в чемпионате мира по футболу. Вам обязательно нужно помнить и понимать две вещи.

Первое. Надо ясно себе представлять, что является вашим Делом, ни в коем случае не путать его ни с чем другим и не браться ни за что дополнительно. Скажем, вам поручили руководить футболом в стране и, разумеется, вы ставите своей целью воспитать самые лучшие в мире команды. Что является вашим Делом? Приток денег от спонсоров? Победа во всех играх? Завоевание первых мест в чемпионатах? Нет, это все не то. Это – следствие отлично исполненного вами истинного Дела. А Дело – предоставить зрителям максимальное удовольствие от игры наших команд и футболистов. Вспоминайте, что такое Дело. Это услуга, нужная людям, за которую люди согласны платить. Только за удовольствие от финтов, точных ударов, самоотверженности игроков болельщики согласятся платить.

Видите ли, теоретически можно на чемпионат привезти дворовую команду и вагон денег. Купить за деньги остальные команды и таким путем занять первое место. Но болельщики не получат удовольствия, они перестанут ходить на футбол. Можно обивать пороги спонсоров и на выпрошенные у них деньги купить отличную спортивную одежду и обувь. И на это болельщикам наплевать. Только их удовольствие и является Делом футбола. И если болельщики будут получать это удовольствие, то следствием надлежащего исполнения вами Дела станут и первые места, и конная милиция, отгоняющая толпы спонсоров от дверей вашего офиса, и высокие доходы игроков.

Второе. Смотрите на людей проще и не приписывайте им несуществующие черты. Они действуют согласно законам поведения. Они подчиняются тому, кто имеет возможность их поощрить или наказать. И если вдруг они начинают действовать вопреки этому правилу, значит, вы плохо осмотрелись и не видите кого-то или чего-то. Вы не видите инстанцию, которая поощряет и наказывает их более сильно.

Итак, вы получили Дело, поняли его, оценили обстановку и приняли решение, как его разделить. Нашли подходящих специалистов и приняли их на работу или заключили с ними договор. Здесь наступил момент ошибки. (До вас все ошибались в этом месте, кроме армии, да и то она не ошибается только после того, как война научит.) Перед вами выбор – кому отдать власть над вашими подчиненными: себе или Делу? Возьмете себе, и у вас бюрократическая система управления, отдадите Делу – делократическая. Вероятнее всего, вы ошибетесь и возьмете власть над подчиненными себе. Конечно, не бездумно, конечно, вы будете изобретать системы оплаты и стимулирования подчиненных за исполненное Дело. И тем не менее это будете делать вы, и власть будет у вас, у . К вам немедленно потекут вопросы от подчиненных: что им делать по их, подчиненных, Делу, чтобы было хорошо и вы были ими довольны? Вы не отобьетесь от них, вы ведь сами будете волноваться и переживать за свое Дело, а оно состоит из Дел подчиненных, и у вас не хватит духу послать их подальше. Вы волей-неволей начнете вникать в их Дела все глубже, “приседать” на их уровень. У вас перестанет хватать рабочего времени, вы начнете нанимать себе помощников – аппарат, устанавливать контроль за исполнением своих указаний. Потом, увидев, что ваши подчиненные тупо вредят Делу, ссылаясь на ваши указания, вы еще усилите контроль и отчетность, начнете наказывать их жестоко, как Сталин, но они будут бояться вас, а не Дела, и бюрократические связи будут все больше и больше упрочняться.

Со временем вы (или тот, кто вас сменит на вашем посту) перестанете заниматься Делом, все ваше время будет уходить на бюрократическую возню, вы станете тупым болваном при своем аппарате. Именно он, оставшись без вашей головы, безумно и бездумно будет давать команды по Делу, будет давать до тех пор, пока не вгонит Дело в застой, разорит или уничтожит.

Вы воспитаете подчиненных особой марки, среди которых будет обилие честных подлецов – людей, которые вне Дела весьма приятны и порядочны, но в Деле будут, не моргнув глазом, творить любые подлости в надежде, что вы их за это похвалите.

Вы сделаете их тупыми интеллектуалами, людьми не способными думать. Их знание ваших указаний они будут считать признаком собственного большого ума, будут кичиться им, оставаясь по сути своей придурками. Вы лишите этих людей радости творчества, они останутся животными с магнитофончиком вместо мозгов, магнитофончиком для записи и воспроизведения ваших “ценных” указаний и “мудрых” высказываний.

Это и есть бюрократизм.

Но можно пойти другим путем, путем делократизации системы управления Делом.

Прежде всего задумайтесь над тем, что является Делом организации, которой вы управляете, зачем она нужна людям, согласятся ли люди добровольно платить за то, что вы для них делаете. Поняв это, надо приступить к своей собственной работе – разделить свое Дело между подчиненными, организовать его.

Потребители Дел ваших подчиненных в подавляющем большинстве будут находиться внутри вашей организации, разве что органы сбыта будут прямо зависеть от внешних потребителей. Вы сначала разработаете технологию того, как исполнить Дело,– выстроите технологическую цепочку, и в этой цепочке ваши подчиненные будут потреблять Дела друг друга. До этого момента внешне ваша система управления ничем не будет отличаться от бюрократической, разве что вы лично тщательно отнесетесь к постановке задач своим непосредственным подчиненным, будете ставить эти задачи очень обще, всеобъемлюще, оставляя максимум свободы.

Но дальше вам необходимо разработать и внедрить такую систему поощрения и наказания от Дела для каждого, чтобы человек в атом смысле зависел только от него, но не от вас. В идеале каждый подчиненный, непосредственно участвующий в исполнении вашего Дела, должен стать единоличным хозяином, как хозяин минизавода на Западе, но в лучших условиях, так как выбудете страховать его от возможных неудач мощью своей организации, как любой армейский командир страхует резервом свои сражающиеся войска.

Вы должны осознанно дать Делу власть, только ему и никому другому, даже себе. В СССР были попытки внедрять суррогаты подобных систем поощрения от Дела, например сдельные системы оплаты труда. Это был безусловный прогресс, но все эти системы погибали: как только человек начинал хорошо зарабатывать, бюрократическая система немедленно снижала расценки. Аппарат воспринимал высокие заработки как недочеты в собственной работе. Вам потребуется здоровая психика, чтобы спокойно смотреть на то, как ваши подчиненные начнут работать за десятерых и зарабатывать за десятерых. А такое будет обязательно.

Если ваш подчиненный не способен делать свое Дело либо делает его так плохо, что мешает и вам, и другим, вы можете снять его с должности, забрать у него Дело и передать другому. Вы начальник, для этого вы и нужны. Но нельзя вставать между подчиненным и Делом, когда оно поощряет и наказывает подчиненного.

Чего вы добьетесь? Ваша организация станет делать. Дело неизмеримо эффективнее и благодарность вам со стороны Дела также неизмеримо возрастет. При этом каждый работающий у вас будет делать Дело в большем объеме, более ценно и качественно, затрачивая при этом гораздо меньше материальных ресурсов. Не сомневайтесь в этом. Это многократно проверено сотнями тысяч руководителей нашей экономики, когда у них были случаи воспользоваться свободной сдельщиной или аккордом, это многократно проверено всеми армиями мира в войнах. В делократической системе управления эффективно работать начнут абсолютно все: врачи и педагоги, милиционеры и продавцы и, конечно, все в экономике.

Но это не все. Неизмерим будет моральный эффект. Ведь в бюрократической системе управления подчиненный – это животное. И, как полагается скотине, он и туп, и ленив. Вы из своих подчиненных сделаете Людей. Дав им свободу от себя, вы сделаете их рабами Дела, их работа станет интересной, творческой для них самих. Они начнут учиться и совершенствовать свое Дело, их успехи принесут им большую человеческую радость. Половина жизни человека проходит на работе, вы сумеете эту половину сделать для своих подчиненных лучшей.

Вот, собственно, и вся теория.

На этом можно было бы ставить точку, но все читатели, бюрократы по образу мыслей, немедленно скажут: “Все это хорошо, но это теория, а вот как конкретно внедрить в жизнь ее положения?” Это нормальный бюрократический вопрос. Человеку дают Дело, а он немедленно спрашивает у того, кто дает: “Как его делать?”

В следующей части книги рассматривается именно этот вопрос, но читателю необходимо иметь в виду, что автор не может знать абсолютно все. Рекомендации основаны на изложенной выше теории, на законах поведения людей, на принципах управления ими, на личном опыте автора и накопленных им лично знаниях. Эти знания не всеобъемлющи, поэтому нельзя внедрять приведенные рекомендации, не понимая принципы управления людьми. У каждого свое видение Дела и свои особенности, он может найти и лучший способ делократизации. И если такой способ есть, и он способствует более эффективному достижению цели, чем предлагаемый автором, то нужно забыть о моих последующих рекомендациях и делать так, как удобнее, как лучше Делу.

Часть II

ВЛАСТЬ – ДЕЛУ. ДЕЛОКРАТИЗАЦИЯ ЭКОНОМИКИ СТРАНЫ

Дело экономики

Поскольку речь идет о всей стране, о государстве, то мы, реформируя экономику страны, должны стать на место высшей власти, на место законодателей, парламента.

Прежде всего установим, кто является потребителем нашего Дела. Будем исходить из того, что мы – избраны всем народом, мы – представители всего народа, а не отдельных его прослоек, весь народ нам платит налоги и наши законы обязательны для всех, а не для отдельных классов. Наш потребитель – абсолютно весь народ страны. А что нужно всему народу от экономики? За что абсолютно весь народ согласится добровольно нам платить, допустим, славой и уважением? За то, что мы сделаем экономику рыночной? За то, что продадим предприятия частникам? За то, что рубль станет свободно конвертируемым? За то, что сделаем экономику цивилизованной ?

Только в истощенном защитой диссертаций мозгу аппаратного бюрократического придурка может созреть мысль, что весь народ согласится платить за эти пустые и трескучие фразы. Зачем народу эта мышиная возня? Кто, будучи даже в пьяном виде, согласится благодарить нас не за костюм, телевизор или машину, а за какую-то рыночную экономику? Можно, конечно, считать свой народ толпой идиотов, но мы не будем этого делать.

Чтобы жить, народу нужно иметь набор товаров – от теплого дома до вилок и ложек, нужно иметь разнообразную еду, содержащую нормированное количество калорий и белка, пользоваться различными услугами – от просмотра кинофильмов до возможности быстро попасть в любую точку страны. А для того чтобы хорошо жить, еды, товаров и услуг нужно иметь много и в широком ассортименте. Возникает вопрос: сколько всего этого должно быть у каждого человека?

Дать каждому человеку столько товаров и услуг, сколько хочет сидящее в человеке животное, физически невозможно. Товары может изготовить только человек, а его рабочий ресурс даже на износ не превышает 12 часов в сутки. Ограничен и природный ресурс: не хватит угля, нефти, руд, посевных площадей, энергии.

Поэтому коммунистическая теория в основе своей общественна, в ней главное – человеческое начало, а не прибыль или прибавочная стоимость. Согласно коммунистической идее, нужно создать человека, который бы не испытывал душевных мук от того, что не в состоянии каждый день есть паюсную икру золотой ложкой из серебряного тазика; который понимал бы, что природные ресурсы и силы человека ограничены и соизмерял бы желания с потребностями.

Но будет ли у каждого человека все, что он хочет, или все будет только у некоторых – вопрос не экономики, а социальной справедливости данного государства, то есть вопрос о том, как государство разделит те товары и услуги, которые его экономика в состоянии дать.

Делом экономики государства является производство товаров и услуг в максимально возможном количестве. Это надо понимать так. Есть трудоспособное население страны; есть ресурсы сырьевые, почвенные и климатические; есть достижения науки, техники и технологии- Максимально возможное количество товаров и услуг – это то количество, которое можно получить при максимальном использовании абсолютно всего трудоспособного населения при рациональном использовании ресурсов страны и максимальном использовании достижений науки. Только такую цель экономики народ может считать Делом, причем весь народ.

Предположим, что народ нашей страны состоит из двух человек: одного капиталиста и одного рабочего, а экономика производит 6 килограммов мяса в месяц. Капиталисты будут считать нормальным, если капиталист съест 5 килограммов, а рабочий – только один. А коммунист будет считать справедливым, если они оба съедят по 3 килограмма. Но это дело социальных идей, а не экономики: распределение того, что она произвела, ее не интересует, она вне социальных течений, хотя Маркс и считается экономистом.

Дело экономики произвести не 6, а 30 килограммов мяса в месяц, и будет ли оно распределено между капиталистом и рабочим поровну или нет, для нее не имеет значения. И кто бы ни стоял у власти в государстве, его народ – и капиталист, и рабочий – будут рады такой экономике, оба согласятся платить нам, парламентариям, за выполненное нами Дело.

Характерно, что даже Сталин, коммунист до мозга костей, развивал промышленность СССР не по социалистическому пути, как можно было от него ожидать, а по американскому. Промышленность – часть экономики, и он не связывал ее с идеологией. Главное – чтобы давала много товаров.

Вот почему наше Дело – максимально возможное производство товаров и услуг, и ничто другое Делом экономики не является.

Итак, мы разобрались с тем, что является нашим Делом, теперь необходимо оценить обстановку и принять решения по реорганизации управления экономикой. Мы должны оценить свои возможности и трудности, говоря армейским языком – силы своих войск и войск противника. Удобнее это делать одновременно, только разделим задачу на ближайшую и дальнейшую.

Ближайшая задача – делократизация управления экономикой страны, дальнейшая – делократизация ее предприятий. У предприятий должны быть развязаны руки, чтобы начать что-то делать. Ведь подавляющему числу рабочих нужно будет стать хозяевами своего Дела, взять на себя риск за неудачу. Дело рабочего будет частичкой Дела предприятия, а последнее уродуют, как хотят, правительства СНГ своими “реформами” экономики. В этих условиях мы не найдем людей, которые бы согласились к общему риску предприятия, которому они подвергаются, прибавить еще и риск индивидуальный. Кроме того, делократизация вызовет повышение производительности труда, приведет к высвобождению рабочих рук. А к этому нужно готовить страну: куда еще высвобождать рабочие руки, когда в стране и так работают едва ли 40 %?

Итак, приступим к оценке обстановки, а затем, последовательно, к решениям по ближайшей и дальнейшей задачам.



Страница сформирована за 0.14 сек
SQL запросов: 169