УПП

Цитата момента



Ничто так не укрепляет веру в человека, как ПРЕДОПЛАТА.
Спешите делать взносы!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Нет ничего страшнее тоски вечности! Вечность — это Ад!.. Рай и Ад, в сущности, одно и тоже — вечность. И главная задача религии — научить человека по-разному относиться к Вечности. Либо как к Раю, либо как к Аду. Это уже зависит от внутренних способностей человека…

Александр Никонов. «Апгрейд обезьяны»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера

Община

Итак, мы установили в общих чертах, каким должен быть Исполнитель с точки зрения Законодателя. А теперь обратимся к второму подчиненному Законодателя – населению.

В этом подчиненном пугает его огромность. Десятки и сотни миллионов человек, сотни языков, тысячи обычаев, тысячи особенностей жизни, связанных с климатическим и географическим положением, и все это непрерывно изменяется. А Законодатель должен дать один закон, установить единые правила для всех. Это в принципе невозможно.

Например, попытаемся определить зарплату милиционера или врача с учетом особенностей данных мест, а следовательно, бюджетные ассигнования на содержание милиции и врачей. Но… на юге страны на отопление жилья человек тратит 1000 рублей, на севере 10 000 тысяч, с запада добраться до курорта стоит 100 рублей, с востока 1000. Сколько же платить?

Чтобы решить эту задачу, придется создать огромный бюрократический аппарат для помощи в оценке обстановки и принятии решения. Но оценить и проверить работу этого аппарата из-за обилия данных все равно невозможно, поэтому аппарат будет принимать решения за нас, оставив нам их утверждение. То есть руководить страной будет он, а Законодатель будет отвечать перед Народом. Мы повторим то, что есть сейчас: мы сделаем себя – Законодателя – придатком аппарата.

Решим этот вопрос по-новому. Сначала оценим обстановку. В том Деле, что Народ запишет законодателю в Конституцию, будут защиты, которые осуществить можем только мы или, другими словами, все население одновременно, скажем, защита от внешнего врага или защита граждан за границей. Но есть такие защиты, которые граждане могут осуществить практически самостоятельно, им нужна лишь минимальная помощь Народа.

К примеру, в данном городе или селе завелся хулиган или вор. Конечно, жители этих мест могут от него защититься. Но вот если преступник сбежит, тогда им будет нужна помощь всего населения страны, чтобы разыскать преступника и вернуть туда, где он совершил преступление, для наказания. Это – выполнение Законодателем его долга по защите неприкосновенности личности и имущества граждан. Другой пример. Граждане данного города или группы сел могут на собственные деньги построить больницу и нанять на работу врачей, то есть осуществить свою медицинскую защиту. Но подготавливать врачей и вести исследования по новым способам лечения рака или других болезней им будет не под силу. Чтобы сосредоточить усилия всего населения, нужен Законодатель. Причем это можно сделать, не собирая у населения деньги, а чисто организационным путем. Но свой конституционный долг перед Народом по его медицинской защите Законодатель выполнит. Причем безразлично, каким способом граждане получат эту медицинскую защиту: будет ли она в данной местности платной, в другой бесплатной, а в третьей – страховой.

Оценка обстановки позволяет уяснить: многие защиты Народа, которые Законодатель обязан обеспечить по Конституции, население может обеспечить само себе с минимальной помощью от нас. Более того, оно это сделает лучше Законодателя, так как будет действовать исходя из местных условий и местных выгод, то есть руководствуясь тем, что никто, кроме Народа, учесть не сможет. Именно так было организовано управление в России до начала нашего века, даже не надо выдумывать что-то новое.

Тогда наше решение будет следующим. Населению может объединиться в общины по принципу: делитесь насколько возможно мельче, чтобы было соблюдено правило: община – это живущие в данном месте люди и средства, дающие большинству из них работу. Что такое сельская община, ясно сразу – это село и земля. В городские общины может войти город полностью, либо его районы, если это будет возможно. Таким образом, вся территория страны будет разделена между общинами и закреплена за ними. Предложим членам общин избрать свой законодательный орган любого, наиболее подходящего вида- Возможно, этот орган будет одновременно и исполнительным, возможно, это будет один человек, возможно, его вообще не будет, а законы будут принимать все члены общины. Здесь важно, чтобы законы общины не затрагивали остальное население страны и исполнялись самой общиной.

Что это значит? Скажем, Законодатель принял основы уголовного закона, где перечислены преступления, которые подлежат наказанию на всей территории страны. Но не следует указывать меру наказания за конкретные преступления – это сделают законодатели общины. Нас, Законодателей, это не интересует, главное, чтобы ни один гражданин на всей территории страны не был обижен безнаказанно. А как именно будут наказывать общины: приговаривая к тюремному заключению или порке кнутом – это дело общины и должно интересовать в первую очередь преступников. Общины могут считать преступлением и то, что Законодатель не считает таковым, но это должно касаться не всех граждан страны, а только членов общины. К примеру, в какой-то общине многоженство будет преступлением, но только для членов этой общины. Общины не могут свои законы превращать в ловушки для тех, кто по делам временно находится на ее территории – не может быть общинных правил дорожного движения или общинного уголовно-процессуального кодекса. Но в общине могут быть приняты любые нужные ей законы и, главное, свои законы о налогах и повинностях. Вследствие этого Законодатель не будет облагать налогом ни отдельных граждан, ни предприятия. Введем подушную подать, как в царской России, и будем облагать ею не отдельных людей, а общины. Сначала определим сумму государственных расходов на душу населения на те цели, которыми занимаемся мы – Законодатели. К примеру, на армию и флот 500 рублей с человека, на общегосударственный уголовный розыск 50 рублей, на науку 100 рублей и так далее, допустим, всего 3000 рублей с человека. Представитель Законодателя на месте (пусть будет губернатор) объявит общине: “По переписи населения, в общине 2000 человек, вы обязаны внести для бюджетных целей 6 млн рублей в год по 500 000 рублей к первому числу каждого месяца”. Члены общины должны определить, кто и в каком размере будет платить налог: предприятие или лично граждане, за землю или торговлю. Собрав сумму, превышающую указанную, они 6 млн рублей отдадут в бюджет, а оставшиеся потратят на содержание собственных врачей и учителей, милиционеров и пенсионеров. И не надо что-либо навязывать, общины могут сообща содержать местную милицию, больницу, школу, а, например, для выплаты пенсий вносить деньги в пенсионный фонд страны.

Здесь будет много тонкостей, главное в том, что часть своих прав Законодатель передал общинам, включая право налогообложения. Спустим процесс законотворчества как можно ниже, вплотную к Народу. Поручим ему самому принимать для себя законы.

Зададим еще раз вопрос: зачем это нужно? Чтобы было так, как раньше в России или как сейчас в США, где штаты можно условно считать общинами? Нет, конечно, не в этом дело.

Зачем армия, делократизируясь, ввела единоначалие? Почему стремится людей, отдающих приказы, передвинуть как можно ближе к фронту, к бою, к Делу? Потому что сверху невозможно учесть все тонкости, понять все выгоды, все потенциальные возможности в Деле, которые делают миллионы человек. В нашем Деле, которое делают десятки и сотни миллионов человек, тем более нельзя командовать из центра.

Но при этом возникает следующий вопрос. Если мы, Законодатели, передали общинам функции организации целого ряда защит, значит ли это, что мы больше не отвечаем за них перед Народом? Нет! Мы делегировали свои права общинам не для того, чтобы снять с себя ответственность. Но перед общинами нужно поставить обычные стандартные условия. Общины будут свободны тратить свои средства при условии, что они будут выделять, к примеру, на здравоохранение не менее 100 рублей с души, будут платить в пенсионный фонд, (свой или государственный), скажем, 200 рублей с души и так далее. Больше могут, меньше – нет. Желающим проесть все деньги сегодня и ничего не оставить детям или старикам мы этого не позволим. Губернатор это должен контролировать.

Как правило, удачному решению сопутствуют другие полезные эффекты. Решение организовать общины – удачное, и у него есть побочный положительный эффект – националистический сепаратизм лишается материальной базы. Ведь для граждан иметь между центром и общинами еще какую-то прослойку, скажем, автономную республику или область, означает, что они помимо подушного налога центру будут платить еще и на содержание республиканской бюрократии со своим президентом. Но населению известно, на что идет подушной налог: на оборону страны, науку и прочее. А за что платить республиканской бюрократии? Что они могут? Ввести язык коренной национальности в качестве государственного? Но никто не мешает общинам это сделать, пусть говорят на каком угодно языке: ведь они нанимают учителей и содержат школы за свои деньги. Им для этого не нужно республиканское начальство. Мы хотим дать людям максимальную свободу, сейчас в мире нет страны, которая бы так освободила людей и дала им столько власти.

В свое время один остроумный человек, Альтшуллер, пытался сформулировать законы, по которым люди изобретают. Среди приемов изобретательства был такой: если во время работы некий объект разламывается на части, то их нужно заранее разъединить. В нашем предложении что-то подобное: чтобы страна не развалилась на части, нужно заранее разделить ее на очень мелкие общины, на минигосударства.

Пожалуй, на этом мы закончим беглый обзор нашего будущего государства и обратимся к вопросу взаимоотношений Законодателя и Народа. Пора “привязать” к Делу и его – единственного прямого слугу Народа.

Делократизация Законодателя

Мы уже рассмотрели схему делократизации, Дело Законодателя. Осталось понять, как Дело может поощрить и наказать Законодателя.

Зададим себе ряд вопросов и ответим на них.

Зачем нам собственно организовывать себя в государство? Чтобы оно предоставило нам защиту.

А зачем нужна эта защита? Чтобы жить лучше. Неужели нам нужно государство, чтобы жить хуже?!

А что входит в понятие “жить лучше”? Все1 Все, что связано с жизнью человека, а с государством у гражданина связано все. Человек не может сегодня выжить один, без общества, следовательно, и без государства.

Если тебя выгнали из честно заработанной тобой квартиры какие-то “коренные нации”, которых твои предки, отец или ты кровью защищали от уничтожения, и ты стал беженцем, – ты стал жить хуже. Государство не защитило тебя, хотя ты его защищал. Если ты в условиях полного разделения труда лишился работы и средств существования из-за остановки твоего предприятия, а твоя профессия не дает тебе возможности добыть эти средства другим путем, – ты стал жить хуже. Тебя государство не защитило, хотя ты честно его содержал. Если тыне в состоянии вставить зубы, сделать операцию, мучаешься или умираешь без медицинской помощи,– ты стал жить хуже. Если твои способные к учебе дети не могут получить образование, – ты стал жить хуже.

Следовательно, практический итог существования государства в том, чтобы его граждане жили лучше. Это Дело государства. Кухарка, шахтер, шофер, грузчик, возможно, не способны судить о том, что происходит в государстве. Но они способны судить компетентно о собственной жизни, о том, стала она лучше или хуже. Это единственный вопрос, в котором они более или менее справедливые судьи. Поэтому наказание или поощрение, назначаемое ими, будет справедливым и будет сделано по Делу.

Законодатель – группа избранных Народом на определенный срок депутатов. Каждый депутат избирается отдельно, но законы они издают от имени всех. То есть невозможно оценивать итоги деятельности каждого депутата отдельно, а следует рассматривать собрание депутатов только как единое целое, как одного человека.

Безусловно, депутаты будут утверждать, что такая оценка несправедлива, нужно оценивать каждого из них отдельно. Можем быть уверены, каждый из депутатов собрания будет утверждать, что все виноваты, а он нет: “Дескать, я очень хороший, умный депутат, я так много очень хорошего хотел сделать для народа, я так много выступал на заседаниях, но что я мог сделать, если остальные депутаты такие тупые и подлые, что принимали не мои предложения, а законы во вред народу. Все плохие, а я хороший!”

Избирателям нужно иметь самообладание и хозяйскую твердость, чтобы ответить: “А кто тебя заставлял идти в депутаты? Если ты не смог убедить коллег в своей правоте, почему ты утверждаешь, что они глупей тебя? Ты, умный, не смог убедить глупых? А где гарантия, что другие избиратели выбрали депутатов глупее тебя? Когда ты убеждал нас, что нужно избрать тебя, а не твоих соперников, ты думал о том, что тебе придется убеждать других? Ты думал о том, что твои соперники на прошлых выборах были умнее и способнее тебя, но не имели твоей наглости и твоей способности обманывать избирателей? Для нас работа не может считаться правильной и добросовестной, если нет нужного результата. Ты не добился результата, значит, ты все делал неправильно и недобросовестно! И не надо говорить нам, что другие виноваты”.

Народ – хозяин страны и поэтому должен разговаривать со своими слугами-депутатами так, как разговаривает со слугами хозяин, а не оттопыривать уши, чтобы бюрократам было удобнее на них “лапшу навешивать”. Слишком дорого обходятся Народу ошибки, чтобы на месте депутатов иметь честолюбивых болтунов, считающих, что их болтовня – это и есть исполнение депутатских обязанностей. Тому депутату, который не знает что делать, чтобы Народу стало лучше жить, надо работать в своем институте, например, объяснять студентам, что тела при нагревании расширяются. Надо делать то, что ты знаешь, и не мешать другим.

Поскольку Дело государства – это улучшение жизни Народа, а граждане в этом вопросе достаточно компетентны, то мы не очень ошибемся, если дадим им право от имени Дела поощрять и наказывать Законодателя. Сделать это несложно. Каждые четыре-пять лет Законодателя следует переизбирать. В этот момент Законодатель старого созыва должен предстать перед судом избирателей и, если избиратели сочтут, что их жизнь стала хуже, они осудят всех депутатов Законодателя, например, на тюремную отсидку, а если сочтут, что жизнь улучшилась, то наградят всех до одного.

Прочитав или услышав в первый раз это предложение, обычно шарахаются: такого же нет! нигде!! в мире!!! А где найти таких депутатов-камикадзе?! Ведь никто не согласится быть депутатом при таких условиях.

Но, во-первых, все, что сейчас у нас есть, когда-то было впервые в мире и появилось тогда, когда люди поняли, что это надо.

А во-вторых, не вызывает озабоченности проблема дефицита депутатов, не боящихся взять на себя ответственность за судьбу Народа. Среди нынешних депутатов их может быть и мало, но ведь на них свет клином не сошелся. Хотя к примеру, когда я объяснил суть предложения депутату Государственной Думы России А. Невзорову, тот немедленно взялся за его распространение среди депутатов Думы. Осенью 1994 года я подготовил ему следующий проект Закона об ответственности депутатов законодательной власти перед народом (с пояснениями):

“Для того чтобы в России интересы народа были защищены, необходимо подчинить законодательную власть этим интересам. Это очевидно, без этого нет демократии, а есть только болтовня о ней.

Но законодательная власть – это несколько сот депутатов, и для подчинения ее народу необходимо, чтобы каждый из депутатов лично подчинился и служил только ему.

У нас этого нет по следующим причинам.

Первое. Традиционно должность депутата в СССР была почетной общественной нагрузкой, а его работа заключалась в одобрении решений ЦК КПСС. Именно ЦК думал над проблемами СССР и служил ему, а депутаты только голосовали, не задумываясь над тем, за что. ЦК мог поощрить послушного депутата и наказать строптивого, он имел власть над ними, и депутаты подчинялись ему, а не интересам народа.

Второе. Когда в 1989 году ЦК КПСС устранился от власти, он не обеспечил условий, при которых депутаты подчинились бы народу, и они ему подчиняться не стали. Часть из них подчинилась своим идеям, нередко бредовым, но большинство – чиновникам исполнительной власти, так как право поощрить и наказать депутата перешло от ЦК к ним. Вспомним, как безропотно разбежался ВС СССР, когда его конституционные подчиненные, президенты, топнули ножкой. И это потому, что президенты, хотя и подчинены, по Конституции, всему Верховному Совету, тем не менее имеют власть над каждым отдельным депутатом. А в обществе, где трусость и подлость стали добродетелями, эту власть осуществить не сложно.

Но когда депутат подчиняется не народу, а кому-либо другому, у него нет необходимости думать над проблемами страны. Он думает, как услужить тому, кому подчинился. Вспомним, что программу “500 дней”, ставшую основой разрушения экономики России, написанную на 900 страницах, ВС России принял за один день. Депутаты не только не удосужились разобраться, что в ней предлагается, но даже не попытались прочесть ее.

Третье. Ответственность – это всегда наказание. Но раз народ не в состоянии наказать каждого отдельного депутата, то по отношению к народу депутаты безответственны. То есть Россия – страна с безответственной высшей властью, а это обусловливает нищету, горе и кровь нашей Родине.

Эти нищета и горе усугубляются и в наше правление, например падение объемов производства в первом квартале 1994 года было больше, чем в самые тяжелые годы войны. И виноваты в этом мы, депутаты, так как Ельцин, по Конституции, подчиняется нашим законам, а если он им не подчиняется, то это тоже наша вина, поскольку в России нет власти выше нашей, и нашему безволию и бесхребетности нет оправданий.

Причина подобного положения только в одном – наш народ не имеет возможности поощрить и наказать депутатов, не может заставить высшую власть служить себе и думать только над проблемами народа. Ельцин может, мафия может, иностранные государства могут, а российский народ – нет1

Мы обязаны принять обдуманное решение. В этом случае нам ни одна страна и не пример, и не указ. Во всех более или менее развитых странах традиционно должность депутата воспринимается как профессия на всю жизнь и депутаты просто обязаны либо учитывать, либо делать вид, что учитывают интересы народа. А у нас традиционно должность депутата – это кратковременное занятие, и оно воспринимается им как период подготовки к другой деятельности.

Эта присущая только нам особенность требует, чтобы мы срочно приняли точную меру. Этой мерой может быть только Закон, которым мы дадим нашему народу возможность наказать и поощрить нас. Этот Закон освободит нас от любой другой власти над собой, кроме власти российского народа.

Проект Закона

I. Цель Закона

Статья 1. Целью Закона является предоставление народу России возможности поощрить и наказать законодательную власть и тем заставить ее обеспечить народу конституционную защиту.

II. Преступление и подвиг по данному Закону

Статья 2. а. Ухудшение жизни народа без веских внешних причин является преступлением против него.

б. Улучшение жизни народа – подвиг.

III. Преступники и герои

Статья 3. По данному Закону, преступниками (статья 2а) являются одновременно все депутаты законодательной власти России, все они и каждый отдельно являются и героями (статья 26).

IV. Оценка преступления и подвига

Статья 4. Оценка преступления и подвига депутатов законодательной власти дается судом всего народа над ней.

Статья 5. Суд народа над властью проводится в момент выборов нового состава депутатов законодательной власти.

Статья 6. При очередных выборах каждый избиратель, пришедший на избирательные участки, получает проект вердикта всем депутатам законодательной власти старого созыва. В нем должно быть два пункта: “Достоин благодарности” и “Достоин наказания”. Избиратель в ходе тайного голосования вправе оставить в вердикте или один из этих пунктов, или оба.

Статья 7. Если более половины зарегистрированных избирателей вычеркнут пункт “Достоин благодарности” и оставят пункт “Достоин наказания”, то все депутаты законодательной власти – преступники.

Если более половины зарегистрированных избирателей вычеркнут пункт “Достоин наказания” и оставят пункт “Достоин благодарности”, то все депутаты законодательной власти – герои.

Если большинства ни по одному решению не будет, то это решение народа считается одобрительным “Без отличия”.

Проекты вердикта, в которых оба решения вычеркнуты, считаются отдельно, и их сумма вычитается из общего числа проектов вердикта, поданных зарегистрированными избирателями.



Страница сформирована за 0.82 сек
SQL запросов: 169