АСПСП

Цитата момента



Пессимист видит только бесконечный тоннель.
Оптимист видит свет в конце тоннеля.
Реалист видит тоннель, свет и поезд, идущий навстречу.
Самая маленькая декларация о принятии реальности

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Особенность образованных женщин - они почему-то полагают, что их эрудиция, интеллект или творческие успехи неизбежно привлекут к ним внимание мужчин. Эти три пагубные свойства постепенно начинают вытеснять исконно женские - тактичность, деликатность, умение сочувствовать, понимать и воспринимать. Иными словами, изначально женский интеллект должен в первую очередь служить для пущего понимания другого человека…

Кот Бегемот. «99 признаков женщин, знакомиться с которыми не стоит»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера-2010

4.20.1. Лучшие идеи приходят под занавес

При творческом приеме, известном под названием «мозговая атака», люди оглашают новые идеи свободно, не заботясь об их качестве. Как правило, самые лучшие идеи приходят в конце сеанса мозговой атаки, когда участники полностью расслабились и наиболее восприимчивы. Аналогично и мгновенное воспроизведение — усиливается под конец сеанса. «Идеи под занавес» оказываются самыми важными.

4.20.2. От 15 до 30 минут в день

Если вы каждый день будете тратить от пятнадцати минут до получаса на мгновенное воспроизведение, то где-нибудь на 10–21-й день вы ощутите глубокие преобразования в своем восприятии и в жизни. Веками люди стремились к тому, чтобы вернуть ускользнувшие моменты жизни, исправить свои ошибки. Метод мгновенного воспроизведения предлагает нечто весьма близкое к этому.

Как мы видим, развитие личности происходит за счет обратной связи — неразрывного потока поступков и реакций на них методом проб и ошибок. Просмотр образов позволяет вам снова и снова прокручивать замкнутый цикл обратной связи — до получения необходимого результата.

Глава 5. ЭФФЕКТ СЮРПРИЗА

После целого дня работы над учебником химии Фридрих Август Кекуле почувствовал себя разочарованным. «Все плохо, — решил химик, — моя душа занята не тем». Кекуле придвинул кресло поближе к камину и стал смотреть на пляшущие языки пламени. Довольно долго он размышлял о молекуле бензина, строение которой продолжало ускользать от него. В конце концов, как он признался впоследствии, он погрузился в состояние полусна. То, что произошло потом, вошло в научный фольклор как величайшая минута — и величайшее чудо.

Начиная дремать, Кекуле клевал носом и вдруг увидел среди пламени какие-то фантастические формы. «Я видел, как атомы проносятся перед моими глазами, — вспоминал ученый. — Они двигались длинными рядами, извиваясь, как змеи».

Внезапно он уловил какое-то резкое движение. «Что это? Одна из змей схватила себя за хвост… и яростно закружилась… Я проснулся как от вспышки молнии».

Кекуле понял, что подсознание подсказало ему ключ к форме молекулы бензина. Остаток ночи он провел, работая над задачей. Вскоре после этого события, в 1865 году, он объявил, что молекула бензина состоит из шести атомов углерода. Соединение атомов удивительно напоминало змею из сна.

5.1. "ЧТО ЭТО БЫЛО?"

Сны, подобные сну Кекуле, — в науке явление нередкое. Но откуда они приходят? Ведь принято считать, что новая теория формируется постепенно — путем анализа, дедукции, проб и ошибок. На практике же получается, что теории возникают вдруг, как бы ниоткуда, с внезапностью летней грозы.

«О, что это было?!» — воскликнул пораженный Кекуле, увидев среди огня змею, схватившую свой собственный хвост. Неожиданность «благовещения», снизошедшего Кекуле, — верный показатель его истинности. Только тайно подкравшись, гениальная мысль может пробиться сквозь цензуру внутреннего редактора. Если образ не поражает, то он и не представляет интереса.

Это я и называю эффектом сюрприза.

5.2. "ГЛУШИТЬ ГЛУШИТЕЛЬ"

В предыдущих главах мы ввели концепцию глушителя — механизма в мозгу человека, который подавляет гениальные мысли. Иначе его можно назвать цензором, или редактором.

Быть Редактором — в основном функция левого полушария мозга. Естественный способ его выражения — язык, логика, анализ. А вот гениальные озарения, как правило, рождаются в правом полушарии. Противодействуя гениальным мыслям, левое полушарие стремится судить и рецензировать их в соответствии с традиционным здравым смыслом. Оно подавляет новые идеи вопросами типа: «А есть ли в этом смысл?», или «А были ли прецеденты?», или даже «А что подумают мои коллеги, если я выскажу такую мысль?».

Мы должны научиться отключать критическое левое полушарие — мы должны научиться «глушить глушитель». Это позволит озарениям правого полушария достигнуть нашего сознания.

5.2.1. Левое полушарие, правое полушарие

Несколько слов о терминологии. В общем случае принято считать, что левое полушарие имеет дело с языком, логикой и анализом, а правое действует по принципу формирования и распознавания образов, озарений, прозрений. В настоящее время многие исследователи считают, что левое и правое полушария выполняют некоторые функции совместно. Опыты показали, что «визуальное» правое полушарие не способно создать сложный образ без участия левого. И тем не менее мы будем продолжать использовать старые термины как метафоры двух частей нашего мозга — одна из которых творит, а другая судит.

Бессмысленно спорить с тем, что к идеям нужно относиться критически, если мы хотим довести их до практического воплощения. Позднее, в главе 14, мы увидим, что творчество и анализ по сути две стороны одного процесса. Однако они должны проявляться строго последовательно, одна за другой. Смешивать их столь же немыслимо, как нефть с водой.

В той же главе 14 мы рассмотрим способы сосредоточения на логических функциях левого полушария. Эффект сюрприза, описанный в данной главе, служит противоположной цели — он помогает нам полностью посвятить свое время одному только творчеству.

5.3. КАК ОСВОБОДИТЬ ПРОСТРАНСТВО ДЛЯ СЮРПРИЗА

Глушитель проще всего заглушить, если освободить в коре головного мозга место для сюрприза — пространство, которое предназначено для восприятия удивительных сообщений правого полушария, — что-то похожее на кормушку, выставленную для привлечения птиц.

Кекуле создал такое пространство, находясь в полусознательном состоянии. Стоило только тому освободиться, как — ба-бах! — Кекуле озарила идея.

Фактически все манипуляции с образами, описанные в этой книге, являются способами формирования пространства для сюрприза, похожего на глубокий и широкий колодец, куда могут вливаться новые впечатления и новые понятия.

5.3.1. Недостаток направленного воображения

В недавние годы среди школьных учителей, спортивных тренеров, экспертов корпораций и даже среди врачей была популярна методика направленного воображения. Она напоминает технику просмотра образов тем, что так же предписывает закрывать глаза и созерцать мысленные образы. Но при этом лидер или учитель указывает, какие образы вы должны увидеть. Врач, например, может рассказывать онкологическому больному, как в определенной части тела лейкоциты атакуют и пожирают раковые клетки. Эксперт корпорации может приказать торговому представителю мысленно проследить за процессом проведения крупной распродажи. Тренер показывает гимнасту пример безупречного выполнения упражнения.

Направление воображения подтвердило свою эффективность для мобилизации способностей человека, для роста уверенности в себе, для усиления эмоций и даже для укрепления иммунной системы. Но оно совершенно бесполезно при творческом решении проблем. У направляемого воображения отсутствует одно важнейшее свойство — неожиданность. Не подготовив пространства для сюрприза, вы этого сюрприза не дождетесь.

5.3.2. Мозговая атака

В 1938 году владелец крупнейшей рекламной компании Алекс Ф. Осборн начал практиковать в своей фирме метод, который сотрудники немедленно окрестили мозговой атакой. Во время мозговой атаки поощрялось высказывание любых идей, в том числе совершенно нелепых. Никому не дозволялось критиковать или осмеивать предложения другого. Все высказанные мысли записывались без комментариев и подвергались критическому рассмотрению только на следующем совещании.

Руководители фирмы были поражены количеством блестящих идей — плодами мозговых атак. Осборну удалось создать так называемое свободное пространство для сюрприза. Метод оказался настолько успешным, что в 50-е годы все корпорации Америки буквально помешались на нем.

5.3.3. "Вы отрицаете все с излишней легкостью и чересчур сурово судите"

На мозговые атаки Осборна в какой-то мере вдохновило написанное в 1788 году письмо Фридриха Шиллера своему другу. Друг пожаловался ему на недостаток новых идей.

«Причина твоих трудностей… в ограничениях, которые твой разум накладывает на воображение, — отвечал Шиллер. — Ты отрицаешь все с излишней легкостью и чересчур сурово судишь».

«Тем самым, — продолжал классик, — тормозится творческая работа ума… Если интеллект слишком уж пристально начинает рассматривать новые идеи… то он гасит их… еще при рождении».

Вместо этого он предложил своему другу свободно предаться потоку мыслей, на время отложив критическое суждение. «Творческий ум… должен отозвать стражу от своих ворот, чтобы идеи врывались в беспорядке, а уж потом можно исследовать и рассматривать их во всем разнообразии…».

Так Шиллер говорил о создании пространства для сюрприза. Как только мы задаемся вопросами, разумно ли озарение и можно ли его использовать практически, мы «убиваем его на корню», — ведь все блестящие идеи на первый взгляд кажутся совершенно безумными. Никогда не следует выносить суждение о своей или чужой идее до тех пор, пока вы не обдумали проблему всесторонне и не предоставили на время полную свободу своему гению.

Алекс Осборн назвал это принципом отсрочки суждения.

5.3.4. Отсрочка суждения

У многих известных исторических деятелей соблюдение принципа отсрочки доходило иногда до безрассудных крайностей. Например, Авраам Линкольн совершенно не переносил критики со стороны прессы.

«Как правило, — заявил он в своей речи в 1865 году, — я воздерживаюсь от чтения статей с нападками на меня, чтобы не подвергать себя искушению отвечать, когда у меня может и не быть подходящего ответа».

Многие ученые не приступают к исследованиям до тех пор, пока не прочитают все материалы своих предшественников. Эйнштейн же шокировал ученый мир тем, что совершенно не умел пользоваться научной литературой.

«Мне кажется… — писал он во вступлении к своей статье 1906 года, — что многое из изложенного далее уже было частично прояснено другими авторами. Но поскольку рассмотренные в настоящей статье вопросы исследуются с совершенно иной точки зрения, я решил, что смогу обойтись и без изучения имеющейся на эту тему литературы, которое столь мучительно для меня».

Физик С. П. Сноу выражал восхищение тем, что знаменитая статья Эйнштейна 1905 года, представляющая основы специальной теории относительности, не содержала «никаких ссылок и цитат… Причудливые умозаключения возникали как бы сами собой… с великолепной простотой… Казалось, что он пришел к ним чисто усилием мысли, не прислушиваясь ни к чьим мнениям».

Изобретатель Майкл Фарадей пошел еще дальше. Человек, которого называют величайшим экспериментатором в истории науки, часто отрицал даже результаты собственных опытов, если они не соответствовали его интуитивным представлениям.

«Когда у него возникала новая теория, — писал его современник, — то он становился упрямым, как осел… Он повторял опыты снова и снова из года в год, несмотря на то, что отрицательный результат был совершенно очевиден…».

Если бы Фарадей реально смотрел на свои провалы, то он оставил бы все попытки, некоторые из которых в конце концов привели к величайшему успеху.

5.4. НЕ СДЕРЖИВАЙТЕСЬ, А ПРОСТО ОТКЛЮЧАЙТЕ!

Принцип отсрочки суждения Осборна лежит в основе любой современной творческой методики. К сожалению, у него есть один существенный недостаток: удержаться от суждения почти невозможно. Здесь бессильна одна только сила воли: традиционный критический взгляд тайно и незаметно просачивается, не подчиняясь контролю сознания, а малейшего сомнения оказывается достаточно, чтобы парализовать свободу мысли. По этой причине все методики, основанные на сознательном сдерживании суждений, неизменно будут давать неудовлетворительные результаты для всех, кто в отличие от Эйнштейна, Фарадея или Линкольна не приобрел некоторого бессознательного опыта в этом деле.

Единственный способ обойти бдительного цензора заключается в том, чтобы просто отключить его (временно, разумеется!). Существует немало простых и практичных способов сделать это, примеры которых приводятся далее.

5.4.1. Принцип внезапности

Юлий Цезарь был одним из величайших в истории полководцев. Он одерживал победы в сражениях, пользуясь приемом celeritas, — то есть выигрывая за счет скорости. Цезарь всегда захватывал врага врасплох, появляясь на несколько дней, а то и недель раньше, чем его ожидали,— даже если для этого требовалось совершить форсированный переход через заснеженные горы. Когда галльское племя битуригов взбунтовалось против власти Рима, Цезарь обрушился на восставших столь молниеносно, что застал галлов «обрабатывающими свои поля без малейших опасений».

Пионер ускоренного обучения в Японии доктор Макото Шишида использовал тактику, подобную тактике Цезаря, для обхода блокирующих установок. Он обнаружил, что слишком быстрая подача информации способна «закоротить» работу медлительного левого полушария мозга. Но хотя левое полушарие обрабатывает одновременно не более одного слова или предложения, мы изучаем иностранные языки, высшую математику или читаем в сотни раз быстрее. Весь фокус в том, как обнаружил Шишида, чтобы загружать мозг информацией со скоростью, не позволяющей сознанию успевать обрабатывать поступающий поток.

5.4.2. Роль обратной связи

Когда поезд не спеша отходит от станции, а в это время другой поезд столь же медленно прибывает на соседний путь, то пассажиру, сидящему у окна, кажется, что поезда проносятся друг мимо друга со скоростью вдвое больше фактической. На самом деле такое восприятие не является чистой иллюзией. Ведь относительно друг друга эти поезда действительно движутся довольно быстро, — что стало бы очевидным, случись им столкнуться.

То же самое происходит и при использовании метода просмотра образов. Поток мультисенсорных восприятий проникает в сознание через правое полушарие. В то же время мощная струя словесных описаний, нагнетаемая мозгом, вырываясь изо рта, попадает в уши, тем самым образуя замкнутый цикл обратной связи. Когда два потока проносятся мимо друг друга через 126-битовый канал сознательного внимания, возникает яростно кипящий хаос, подобный бурлению в низовьях Ниагарского водопада.

Таким образом мы пользуемся преимуществом скорости, на самом деле не заставляя себя мыслить в бешеном темпе. При просмотре потока образов мы говорим, слушаем и вызываем образы ничуть не быстрее обычного и все же при этом испытываем колоссальное напряжение, как если бы мы прислушивались к бесконечным выкрикам на аукционе. Восемьдесят лет исследований в области психологии подтвердили, что подобного рода умственная перегрузка расчищает путь гениальным прозрениям.

5.4.3. Мозг в поисках порядка

Восемьдесят лет тому назад большинство психологов верили, что люди строят свое восприятие упорядоченно, кропотливо собирая фрагменты ощущений, подобно тому как ребенок строит башню из кубиков.

В 1912 году немецкий психолог Макс Вертхеймер задал прозорливый вопрос: почему кинозрители воспринимают происходящее на экране как серии плавных, жизнеподобных движений? Ведь фактически они наблюдают всего лишь последовательность фотоснимков.

Вертхеймер пришел к выводу, что иллюзия непрерывности движения объясняется определенной настройкой мозга на восприятие тысяч мелькающих кадров. Он рассматривал мозг как некий механизм, стремящийся сохранить постоянное равновесие в мире, наполненном хаотическим, сводящим с ума беспорядком. Как только равновесие мозга нарушается потоком спутанных образов, он немедленно начинает восстанавливать его, превращая восприятие в прогон цепочки простейших цельных образов (гештальтов), которые способны передавать информацию.

5.4.4. Гармония из хаоса

В сущности, возникновение каждого прекрасного и мелодичного звука симфонического оркестра объясняется феноменом стоячих волн. Стоячие волны неподвижны в пространстве, хотя и создаются в результате наложения движущихся волн.

Если ударить молоточком по струне рояля, перебирать пальцами струны гитары или сыграть на кларнете или органе, звуковые волны будут носиться от одного конца инструмента к другому, постоянно «сталкиваясь» между собой. Но из этого хаотического диссонанса в пространстве возникает благозвучная стоячая волна, похожая на радугу Фарадея, висящую в тумане водопада. Именно такие волны и рождают божественную музыку.

5.4.5. Если не сломалось - ломайте

Несколько лет тому назад руководители предприятий имели привычку предостерегать: «Не трогайте, пока не сломалось!». Они боялись нарушить привычную ритмичную работу устройства ненужными усовершенствованиями. Со временем традиционная мудрость претерпела некоторые изменения. Сейчас современные руководители требуют: «Если еще не сломалось — ломайте!»

Они уверены, что если разрушить старую систему, то она возродится на более высоком уровне. Этот подход, иногда называемый «творческим разрушением», зеркально отражает работу мозга, который в ответ на нарастающий беспорядок рождает все более совершенные законченные образы — гештальты.

В этом смысле гениальные мысли подобны стоячим волнам. Как только в кругу обратной связи наше восприятие сталкивается с другим потоком образов, левое полушарие на время «выходит из строя», и эта коллизия вызывает появление стоячих волн удивительного изящества и красоты (рис. 5.1).

щелкните, и изображение увеличится

Рис. 5.1. Когда быстрый поток мыслей опережает вашего внутреннего цензора, он поднимает целый вихрь беспорядочно воспринимаемых образов. Но подобно тому, как труба органа преобразует завихрения воздуха в божественную волну чистого звука, так и правильно настроенный мозг из хаоса мыслей рождает стоячие волны озарений. (Здесь под термином «контекст» понимается та проблема или объект, на которых вы в данный момент сосредоточены.)

Именно так у Кекуле и возникло видение огненной змеи. В тот момент, когда он подумал «А что же это такое?», несущиеся навстречу друг другу потоки образов — осознанный и вновь возникший — сомкнулись, образовав стоячую волну.

5.5. КАК ИЗМЕНИТЬ ПЕРСПЕКТИВУ

Посмотрите на стеклянный куб. Куда наклонена его передняя грань — влево вниз или вправо вверх? Вы никак не можете решить, куда обращена передняя грань — влево вниз или вправо вверх?

Глядя на этот куб, называемый кубом Неккера, в течение нескольких секунд, вы не заметите никаких перемен. Затем он неожиданно переворачивается, и вы видите уже совершенно другое изображение. А ведь на самом деле ничего не менялось! Изменился только ваш гештальт.

5.5.1. Аттракторы сознания

Представьте себе резиновый мяч, брошенный в большой круглый сосуд. Мяч будет скатываться по спирали, пока, наконец, не остановится на самом дне. Математик сказал бы, что мяч притягивается дном. Точка покоя мяча будет называться аттрактором.

Когда мы меняем позицию, созерцая куб Неккера, мы можем сказать, что каждая из двух возникающих противоположных перспектив является аттрактором нашего восприятия.

Теперь давайте представим себе два одинаковых круглых сосуда. Каждый из них соответствует одному из двух возможных способов видения куба Неккера. Если бросить мяч в один из сосудов, то можно ожидать, что он в конце концов опустится на дно и там остановится. Но смешно было бы предполагать, что мяч неожиданно сам собой перескочит в соседний сосуд и, тем более, что он попеременно будет перескакивать из одного сосуда в другой.

Но именно это и происходит при созерцании куба Неккера. Наше восприятие самопроизвольно переключается с одного аттрактора на другой, ни на одном не останавливаясь. Как это происходит?

Для того чтобы мяч перескакивал из одного сосуда в другой, нужно приложить определенную энергию извне. Например, можно стукнуть кулаком по дну сосуда, что заставит мяч подпрыгнуть и перелететь в другой сосуд. Потом точно так же стукнуть по второму сосуду и так далее.

Какая же энергия вызывает переключение восприятия с одного аттрактора на другой?

5.6. ВЛАСТЬ ХАОСА

Ураганы — одно из самых могущественных явлений природы. И тем не менее ураган может быть спровоцирован поразительно слабым импульсом. Теоретически бабочка, взмахнув крылышками в одном полушарии Земли, может вызвать цепную реакцию атмосферных вихрей, которые постепенно перерастут в сметающий все на своем пути ураган в другом полушарии. Это называется эффектом бабочки.

Хаотические системы — такие, например, как бурные водопады, кипящая вода, изменчивая погода, неуправляемый рынок ценных бумаг, — обладают особым свойством мгновенного переключения из одного состояния в другое под воздействием слабых возмущений. Сейчас все спокойно. Через минуту завывает торнадо. Вот снег мирно лежит на горном склоне. Секунда — и грохочущая лавина несется вниз, подминая все.

5.6.1. Странные аттакторы

За последние 20 лет исследователи пришли к выводу, что такие, на первый взгляд, хаотические явления на самом деле строго обусловлены. Подобно мячу, они поочередно притягиваются определенными аттракторами, которые можно описать математически. Но в отличие от единственной точки на дне сосуда эти аттракторы удивительно сложны.

Давайте постараемся нарисовать аттракторы, соответствующие воде в кастрюле, которая тихо подогревается на плите, затем бурно кипит и снова успокаивается, когда плиту выключают. На координатной сетке получится причудливый узор из окружностей и завитков — фракталов.

Фракталы обладают странным свойством самоподобия. Это значит, что крупные фракталы, подобно ветвящемуся дереву, составлены из все более и более мелких копий самих себя. Вместе с тем они обладают невероятно замысловатой структурой. Сложное строение этих фигур побудило исследователей назвать их «странными аттракторами».

5.6.2. Скачкообразный переход

Невероятная изменчивость хаотических аттракторов навела ряд исследователей на мысль искать основы мышления в математической теории хаоса. Куб Некера позволяет нам увидеть на одном и том же изображении только две разные картины. Сознание же, которым управляют хаотические аттракторы, из одного и того же набора данных может вызвать бесконечное число картин или гениальных прозрений.

В 80-е годы два нейрофизиолога Калифорнийского университета в Беркли, Уолтер Фримен и Кристина Cкарда, нашли серьезное подтверждение этой теории. Они изучили данные электроэнцефалограммы (ЭЭГ) обонятельных луковиц кроликов. (Обонятельные луковицы являются частью коры головного мозга, контролирующей обоняние.) Фримен и Скарда обнаружили, что когда кролики чувствуют знакомый запах — например свежей моркови, то их ЭЭГ показывает серию регулярных волн. Волны прокатываются по всему мозгу до тех пор, пока он не охватывается «взрывным» сигналом на этот конкретный запах. Фримен и Скарда были поражены тем, с какой быстротой мозг кролика переключается из состояния «взрыва» в спокойное состояние и наоборот — без всякого переходного процесса. Это явление стало неопровержимым доказательством хаотической активности. Фримен и Скарда подтвердили свою догадку математически, построив трехмерную компьютерную модель распространения волн по обширной области мозга кролика.

Естественно, компьютер выдал сложные витиеватые структуры, типичные для хаотических аттракторов.

«Эти рисунки наводят на мысль, — заключает Фримен, — что акт восприятия состоит из скачкообразного перехода от одного хаотического аттрактора к другому».



Страница сформирована за 1.17 сек
SQL запросов: 171