УПП

Цитата момента



Плохая примета - ехать ночью… в лес… в багажнике…
Милый, мы скоро приедем?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Пришел однажды к мудрецу человек и пожаловался на то, что, сколько добра он не делает другим людям, те не отвечают ему тем же, и потому нет никакой радости в его душе:
— Я несчастный неудачник, — сказал человек, вздохнув.
— Ты в своей добродетели, — сказал мудрец, — похож на того нищего, который хочет умилостивить встречных путников, отдавая им то, что необходимо тебе самому. Поэтому и нет радости ни им от таких даров, ни тебе от таких жертв…

Александр Казакевич. «Вдохновляющая книга. Как жить»

Читайте далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d4469/
Весенний Всесинтоновский Слет-2010

Стремление к прибыли

Рассмотрим простой пример. Предположим, что вы видите рекламу, призывающую вас инвестировать в недвижимость во Флориде, т. к. ежегодно ценность недвижимости там возрастает на 30%. Тридцатипроцентный годовой доход - это больше, чем вы можете ожидать получить от альтернативных инвестиций, так что вы вкладываете (sink) 30 тыс. долл. в неразработанный участок под Орландо. Вы собираетесь продать его через год за 39 тыс. долл. Однако вполне возможно, что вас ждет разочарование.

Если действительно можно ожидать, что ценность недвижимости во Флориде увеличивается за год на 30%, то многие захотят купить участки во Флориде. Их стремление купить будет повышать цены до тех пор, пока вложения в участки не станут ровно настолько же выгодными, как и в другие доступные инвестиционные объекты. Если окажется, что многие инвесторы без должной критичности восприняли рекламные обещания, то их стремление получить прибыль от обещанного повышения цен на недвижимость может даже вздуть текущую цену земельных участков до такого уровня, что впоследствии цена не только не повысится, но даже понизится.

Никто не может получить прибыль, вкладывая деньги в активы или в производство, которые по общему убеждению должны принести доход выше текущей ставки процента, поскольку такое вложение будет считаться "выгодным делом" ("good deal"). А спрос на "выгодное дело" повышает издержки на получение доли в нем до того уровня, при котором это "дело" будет уже не прибыльнее других активов и других возможностей.

Каждый инвестор это знает. Покупать акции компаний "Ксерокс" или "Поляроид" надо было до того, как они стали знамениты. Инвесторы, купившие акции этих компаний после того, как стало широко известно, что эти компании получают большую чистую выручку от продажи своих новых продуктов, прибыли не получили. Лучшее, на что они могли надеяться, - это получить доход на свои инвестиции, примерно равный текущей ставке процента. Люди, стремившиеся получить часть будущих доходов "Ксерокса" и "Поляроида", повышали рыночную цену акций этих компаний до тех пор, пока отношение доходов к сумме, которую надо было заплатить для участия в них, не сделало эти акции не более привлекательными, чем другие.

Таким образом, распространенное убеждение, что можно нажить богатство, инвестируя в прибыльные компании, совершенно ошибочно. Компания "Интернешнл Бизнес Машинз" по праву считается высокоприбыльной корпорацией, поскольку она постоянно в течение многих лет получает высокие доходы на первоначальные инвестиции. Однако рыночная цена акций ИБМ уже давно возросла так, что в ней оказались полностью учтены высокие ожидаемые будущие прибыли компании. Следовательно, акции ИБМ не обязательно являются лучшим приобретением по сравнению с акциями многих компаний, прибыли которых на протяжении долгих лет оставляли желать лучшего.

Скопить состояние можно или производя что-то, что может быть продано за гораздо большую сумму, чем издержки производства, или же инвестируя в чье-то предприятие, которое принесет большую прибыль, продавая такой же продукт. Однако критически важно, чтобы исход был неопределенным. В этом-то вся загвоздка. Вы должны знать больше других - или же уметь более точно предсказывать неопределенное будущее, - чтобы иметь надежду получить большие прибыли. В противном случае вы целиком полагаетесь на свое везение. Однако, если вы полагаетесь на везение, у вас есть равная вероятность, что вам не повезет и вы понесете большие убытки. Важное свойство чистого везения - то, что оно должно быть чистым. Инвестор, постоянно получающий прибыли, которые мы определяем как чистый доход сверх обычной нормы дохода за счет доступных инвестиционных возможностей, должен успешнее других предсказывать неопределенное будущее.

Остановимся на минуту в наших рассуждениях, чтобы избавить понятие прибыли (и убытка) от тех сужающих сферу его применения ассоциаций, которые могли возникнуть в ходе этого обсуждения. Прибыли и убытки появляются всюду и у каждого, а вовсе не только у фирм или у тех людей, которые инвестируют в финансовые активы.

Это делает каждый

Рассмотрим грустную историю Джузеппе Вибрато, который три года посещает музыкальную консерваторию в надежде сделать карьеру в опере. Примерно к тому моменту, когда Вибрато оканчивает консерваторию, публика полностью теряет интерес к опере. Таким образом, Вибрато терпит убытки. Их не следует преувеличивать, постольку Вибрато может получать немалый доход на свои инвестиции в музыкальное образование: доход в форме многих лет прослушивания арий Верди и Вагнера в собственном исполнении. Образование может не только снабжать людей ценными с точки зрения рынка навыками, но и готовить их к наслаждению жизнью. Но с учетом того, что Вибрато оплачивал обучение и три года жертвовал своим доходом ради будущего заработка в опере, неожиданное изменение общественного вкуса привело к тому, что он понес убытки.

Точно так же несут убытки инженеры в области аэрокосмонавтики, когда федеральное правительство урезает космические программы; профессора в колледжах получают прибыли, когда федеральное правительство решает потратить большие суммы на развитие высшего образования; писатель получает прибыль, когда ему удается написать книгу, захватившую массового читателя; а высокообразованные астрологи несли убытки, когда люди потеряли веру в то, что звезды определяют их личную судьбу. (Кстати, обратите внимание на последний пример: некоторые последователи этих астрологов с недавних пор стали получать прибыли от неожиданного возврата к древним верованиям.)

Во всех этих примерах речь идет о денежном доходе. Но прибыли и убытки не обязательно связаны с изменениями в денежном богатстве. Горнолыжник, поднявшийся в горы и заставший там дождливую погоду несет убыток. Если он возвращается вниз в гостиницу залить свою печаль и встречает там свою будущую жену он получает прибыль. Если через несколько лет замужества она оказывается еще более приятной и умной женщиной, чем он думал, его прибыль возрастает И уж совсем колоссальной становится прибыль от залитого дождем лыжного курорта, когда они вместе производят на свет ангелоподобного младенца, наполняющего их дни радостью. Возможно, это немного вольные примеры. В то же время они напоминают нам о том, что незаслуженные прибыли случаются во всех сферах жизни и, что не менее важно, они в большинстве случаев связаны со следованием здравому смыслу. Последний тезис имеет большую политическую значимость.

"Упавшие с неба" прибыли и убытки

Когда результат отличается от того, что мы ожидали получить, его часто называют упавшим с неба (windfall). Поскольку разница может быть как положительной, так и отрицательной, следовало бы говорить об упавших с неба прибылях и упавших с неба убытках. В то же время мы не часто сталкиваемся с выражением упавшие с неба убытки, и стоит подумать, почему это так. Выражение упавший с неба первоначально относилось к плоду, сдутому ветром с дерева. Этот плод не был заработан: не были затрачены усилия на то, чтобы влезть на дерево и сорвать его. Плод - подарок ветра, который дует в непредсказуемом направлении и которым нельзя управлять. Выражение упавшая с неба прибыль означает, что прибыль обязана своим происхождением скорее удаче, чем усердию. Поэтому упавшие с неба прибыли - это незаслуженные прибыли, ибо никто не заслужил удачу.

Конечно, в равной мере никто не заслуживает и неудачи. Почему же мы тогда не говорим об упавших с неба убытках? По-видимому, причина в том, что люди не слишком охотно предъявляют свои права на убытки и не настаивают на том, что общество нарушает их права, компенсируя понесенные убытки. Выражение упавший с неба употребляется только применительно к прибыли, т. к. именно когда речь идет о прибыли люди часто хотят оспорить утверждение, что получатель ее действительно заработал или заслужил.

Когда мы рассуждаем о том, что люди заслужили и чего не заслужили, то речь идет о морали, а не об экономике. Мораль -настолько сложный предмет, что мы с большим удовольствием обошли бы его. Однако экономисты вновь начинают открывать (а Адам Смит прекрасно понимал это два столетия тому назад!), что кривые спроса и кривые предложения - наиболее фундаментальные инструменты экономического анализа - зависят от убеждений и обязательств, которые по своей сути являются моральными понятиями. Поскольку данное обстоятельство будет влиять на все наши рассуждения в этой и в последующих трех главах, то нам лучше повернуться и посмотреть ему прямо в лицо.

Права собственности: знакомство с понятием

Суть проблемы, с точки зрения экономиста, заключается в том, что в любой экономической системе решения людей в первую очередь зависят от тех прав собственности, которые установлены и являются общепризнанными в данном обществе. Термин права собственности - в том смысле, в котором мы употребляем его здесь и будем употреблять в последующих главах, - имеет гораздо более широкое значение, чем то, с которым он, как правило, ассоциируется. Возможно, когда вы слышите этот термин, вам представляется фермер с ружьем, говорящий: "Проваливай с моей земли", или некто, раздраженно заявляющий: "Это принадлежит мне, и я могу делать с этим что хочу!" Нам придется расширить концепцию прав собственности далеко за рамки этих сценок, если мы хотим, чтобы она помогла нам понять, как функционирует экономическая система, как распределяется доход, почему происходит загрязнение окружающей среды или что мы вправе ожидать от правительства. Когда экономисты говорят о правах собственности, они при этом имеют в виду что-то очень близкое к тому, что мы назвали "правилами игры". Права собственности - это права контролировать использование определенных ресурсов и распределять возникающие при этом. затраты и выгоды. Именно права собственности - или то, что, по мнению людей, является соответствующими правилами игры, - определяют, каким именно образом в обществе осуществляются процессы предложения и спроса.

Права собственности формируют ожидания.

Ожидания руководят действиями.

Возможно, лучший способ объяснить этот тезис - проиллюстрировать его на примере "упавших с неба" прибылей и убытков.

Как мы должны рассматривать плоды, "упавшие с неба"?

Нефтепереработчики накапливают и хранят большие запасы сырой нефти для обеспечения нормального бесперебойного функционирования предприятий. Если факторы, не подвластные нефтепереработчикам, увеличат спрос на сырую нефть или сократят ее предложение, то ее цена возрастет. Ценность запасов нефти у нефтепереработчиков, естественно, также возрастет. Увеличение ценности запасов фирмы означает увеличение ее богатства, а увеличение богатства - это то, что мы называем доходом. Любой доход фирмы, превышающий ее издержки, мы называем прибылью. Значит, в данном случае нефтепереработчики получили прибыль в результате событий, ход которых им не подвластен. Почти каждый назовет (и называл в действительности) такую прибыль "упавшей с неба". Некоторые идут еще дальше и утверждают, что эту прибыль следует изъять у компаний с помощью налога, поскольку у нефтепереработчиков нет права присваивать упавшие с неба прибыли. Они по праву принадлежат… кому?

Этот пример иллюстрирует зависимость действий от ожиданий, а ожиданий - от укоренившихся в обществе прав собственности, равно как и важность моральных норм для распределения и перераспределения прав собственности. Управляющие нефтеперерабатывающим предприятием накапливают запасы в первую очередь потому, что они ожидают, что смогут распорядиться ими тогда и так, как они захотят. (Это не вполне точно; управляющие знают, что им не разрешат использовать запасы, как им этого хочется, если им захочется разлить немножко нефти по городским тротуарам и позабавиться, глядя на скользящих и падающих пешеходов. Однако они действительно ожидают, что им позволят использовать запасы для общепринятых деловых целей.) Эти ожидания отражают существующие права собственности. В другой структуре прав собственности управляющие нефтеперерабатывающими предприятиями могли бы предпочесть накапливать меньше запасов или совсем их не накапливать. Они поддерживали бы запасы на очень низком уровне, если бы в соответствии с принятыми в обществе правилами каждый, кому понадобилось немножко сырой нефти, имел право беспрепятственно подойти и откачать ее из запасов того, у кого она в этот момент оказалась. Управляющие также предпочитали бы накапливать меньше запасов, если бы считали, что налоговое ведомство присвоит любой прирост ценности запасов, связанный с ростом цен, но не будет компенсировать фирмам убытки в случае падения цен и соответствующего падения ценности запасов. В обычных обстоятельствах люди не играют в игры типа "орел - ничья, решка - я проиграл". Принятые в обществе правила - не только законы, но и обычаи и моральные принципы - влияют на поведение людей, поскольку определяют их права собственности.

Ожидания и действия

Мы внимательно рассмотрели права собственности, связанные с запасами нефти на нефтеперерабатывающих предприятиях. Однако отметьте, что все прочие аспекты деятельности нефтеперерабатывающих предприятий, включая поведение работников, акционеров, автомобилистов или законодателей, также могут рассматриваться как реакция на существующие права собственности. Люди ведут себя именно так, а не иначе, из-за ожиданий, порождаемых действующими правами собственности. Рабочие приходят на работу потому, что уверенно рассчитывают получить в пятницу чек на зарплату. Акционеры покупают и держат акции, поскольку в соответствии с законным правом они предполагают участвовать в доходах фирмы пропорционально числу приобретенных ими акций. Автомобилисты покупают машины потому, что ожидают что смогут достать подходящее горючее по приемлемым ценам. А законодатели готовят законы, которые могут изменить ожидания всех остальных, потому что они сами ожидают благодаря этому выиграть следующие выборы

Ожидания всегда гораздо более сложны, чем предполагают приведенные выше упрощенные схемы. Нефтепереработчики накапливают запасы не только для обеспечения устойчивого уровня производства или для выполнения своих контрактов с потребителями. Они также заглядывают вперед, пытаются предсказать изменения в спросе и предложении, увеличивают запасы, если предвидят в будущем повышение цен, и уменьшают запасы до некоторого минимального уровня если ожидают падения цен. Одним словом, в определенных пределах управляющие, ответственные за запасы на нефтеперерабатывающих предприятиях, действуют как спекулянты, описанные в гл. 7. Они не могут не спекулировать, поскольку как поддержание, так и неподдержание высокого уровня запасов - спекулятивные решения, каждое из которых может привести к существенным прибылям и убыткам. Что именно реализуется впоследствии, зависит от того, как ожидания менеджера соотносятся с действительными событиями, которые произойдут.

Падающие с неба прибыли и убытки, являющиеся результатом решений менеджеров нефтеперерабатывающего предприятия об уровне запасов, в конечном итоге, как оказывается, вовсе не падают с неба. Падающие с неба прибыли, по определению, - результат чистого везения. Следовательно, те менеджеры, которые получают прибыли для своих фирм, предсказывая будущее немного (или намного) лучше других, на самом деле не собирают упавшие с неба плоды. Они действительно получают повышение прибыли - в этом мы можем быть уверены. Источником прибылей являются решения менеджеров, предугадывающих будущее точнее других. Это тоже понятно. Были ли эти прибыли заслуженными? Это не так понятно. Данный вопрос, по крайней мере частично, относится к области морали, и тут существуют весьма различные точки зрения.

Хотя экономический анализ сам по себе не в состоянии разрешить подобные моральные вопросы, он может способствовать этому, прояснив последствия различных ответов. Если люди ожидают, что прибыли от их правильных решений будут у них полностью отбираться на том основании, что они их не заслужили, а убытки от их неправильных решений не будут полностью компенсироваться, они постараются минимизировать риск. Решения будут сводиться к среднему уровню. Будут предприниматься только краткосрочные экономические проекты. Меньше ресурсов будет направляться на исследования. Реже будут предприниматься нововведения. Чаще придется сталкиваться с проблемами, которых можно было бы избежать путем более точного предвидения. Чаще будут происходить сбои при координации действий людей, поскольку каждый человек будет стараться сократить свой собственный риск.

Если прибыль конфискуется, а убытки не компенсируются…

Если и прибыли, и убытки, возникающие из-за неизбежного принятия решений в условиях неопределенности, будут делиться между всеми членами общества, никак не влияя на доходы тех, кто принимает эти решения, то принятию решений будет уделяться меньше внимания. Внимание требует затрат в тех случаях, когда (как это обычно бывает) уделять внимание - значит отказываться от каких-либо ценных возможностей. Именно поэтому люди ведут себя "невнимательно", когда они сами ничего не выигрывают и не теряют при этом. По той же причине студенты, как правило, более "внимательно" занимаются на тех курсах, где им предстоит сдавать экзамены, а не на тех, где экзамена не предусмотрено. Этим также объясняется то, что водители, автомобили которых не застрахованы от кражи, чаще тратят время на поднимание стекла и запирание дверей своих машин.

Если прибыль конфискуется, а убытки полностью компенсируются…

Насколько значимы эти последствия - конечно, вопрос спорный. Неясно, в какой именно степени прогресс, достижения, творческий потенциал, богатство, гармония, счастье и любые другие подобные трудноопределимые блага зависят от готовности рисковать и уделять внимание. Но сами по себе эти последствия могут оспариваться только теми, кто не верит в знания, кто готов утверждать, что все люди одинаково хорошо (или одинаково плохо) осведомлены, а большая осведомленность некоторых всегда основана на использовании нечестных преимуществ. Вероятно, такую позицию тоже можно отстаивать. Все преимущества становятся нечестными, если исходить из того, что ни у кого не должно быть никаких преимуществ перед другими. Однако разве кто-нибудь всерьез это утверждает? Готовы ли мы разрешать играть в баскетбол только тем, чей рост равен 175 сантиметрам, и потребовать от Вана Клайберна, чтобы он играл на рояле в варежках? Наши мнения о правах, которые должны иметь люди, безусловно зависят от наших представлений о том, чего люди заслуживают. Но когда люди считают, что у них есть те или иные права, это влияет на их поведение. Для достижения желаемых результатов может потребоваться предоставить некоторым людям права, которые никак не связаны с их личными достоинствами. Возьмем крайний случай: если вознаграждение, выплачиваемое преступникам, сотрудничающим с полицией, приносит очень большие выгоды всем нам, возможно, это вознаграждение следует выплачивать, хотя очевидно, что такие лица никак не достойны его с моральной точки зрения.

Термин упавшая с неба прибыль опасен, поскольку предполагает, что такая прибыль должна быть изъята в форме налога или каким-нибудь другим способом. Сложность в том, что никто не знает, как именно отличить прибыли, порожденные проницательным прогнозированием, от прибылей, обусловленных чистым везением. Более того, возможность получения прибыли является важным и, возможно, даже незаменимым стимулом деятельности. Возможность получения прибыли побуждает людей искать более эффективные способы сочетания ресурсов, изобретать новые продукты, на которые может быть спрос, применять организационные нововведения, которые обещают повысить эффективность. Возможность получения прибыли часто заставляет людей подвергаться лишениям, которых они в другом случае попытались бы избежать, и идти на рискованные предприятия, в которых возможные выгоды для других сочетаются с возможностью потерпеть крупные убытки для того, кто затевает это дело. Возможность получения прибыли побуждает некоторых людей (необыкновенно смелых, или безрассудных, или авантюристов, или жадных, или проницательных, или осведомленных, или патриотичных - кто из нас может судить?) увеличивать опасность для себя, принимая на себя риск других.

Ограничения конкуренции

Кажется, что из нашего анализа прибыли выпала какая-то важная деталь. Если прибыль всегда является следствием неопределенности, то к чему стремились все эти группы с особыми интересами из предыдущей главы? Чего добиваются ассоциации врачей, водопроводчиков, фермеров, летчиков, медсестер или автомобилестроителей, когда они требуют от правительства ограничить конкуренцию в их сфере? Они точно не стремятся к неопределенности. Напротив, они пытаются уменьшить неопределенность, по крайней мере, для себя, предотвращая снижение цен и не допуская в свою сферу конкурентов. Разве они не обеспечивают себе что-то вроде гарантированной прибыли, если добиваются успеха? А гарантированность и неопределенность расположены на противоположных полюсах.

Как мы говорили в начале этой главы, спор об определениях не очень продуктивен. Тем не менее, мы хотим приглядеться повнимательнее к тому, действительно ли ограничения на конкуренцию дают почву тому, что мы можем назвать гарантированной прибылью.

Представьте, что вы случайно, т. е. не затрачивая времени, усилий или других ресурсов, изобрели способ делать усовершенствованные мышеловки. Положим, вы набросали чертеж во время рыбалки. Осознавая ценность вашего изобретения, вы немедленно получаете от правительства патент и строите планы начать производство. Поскольку весь мир готов сломя голову бежать к любому, кто производит усовершенствованные мышеловки, а также потому, что ваш патент запрещает всем конкурентам воспроизводить ваш продукт в течение 17 лет, вы станете богатым. Это вам практически гарантировано. И результаты первого года деятельности подтверждают ваши радужные прогнозы: чистая выручка составила 100 тыс. долл. Вы можете с уверенностью ожидать по 100 тыс. долл. в год в течение следующих 16 лет. Это выглядит как достаточно гарантированная ежегодная прибыль в 100 тыс. долл. Однако давайте проследим дальнейший ход событий.

Каков источник вашей "прибыли"? Конечно же, это ваш патент, который не позволяет конкуренции сократить разницу между вашей полной выручкой и полными издержками. Однако правильно ли вы рассчитали издержки на производство этих усовершенствованных мышеловок?

Конкуренция на других фронтах

Если обладание патентом приносит вам в год 100 тыс. долл. практически гарантированного дохода, разве не будет собственность на него приносить ровно такой же доход кому-нибудь другому? В самом деле, разве патент не будет еще более ценным - т. е. приносящим более 100 тыс. долл. в год - в руках того, кто всю жизнь специализировался на производстве мышеловок и больше вашего понимает в их производстве и сбыте? Поэтому среди тех, кто сломя голову бросится к вам, когда вы изобретете усовершенствованную мышеловку, скорее всего, окажутся опытные производители мышеловок, которые захотят купить ваш патент или взять лицензию. В результате вы обнаружите, что если вы откажетесь продать патент или выдать лицензию и останетесь единственным производителем усовершенствованных мышеловок, то ваши издержки возрастут на ценность отвергнутой вами альтернативы.

Предположим, что некая фирма, опытный производитель мышеловок, предлагает вам продать патент за полтора миллиона долларов. Откуда она взяла эту цифру? Фирма могла оценить, что ваш патент позволит ей увеличить чистую выручку как минимум на 200 тыс. долл. в год. Если текущая норма отдачи от сравнительно безопасных инвестиций, таких как вложения в облигации правительства США, равна 10%, ваш патент является хорошим инвестиционным объектом при покупной цене полтора миллиона: он обещает приносить годовой доход 13%. Конечно, фирма предпочла бы получить патент за меньшую сумму. При цене 1,2 млн. долл. 200 тыс. становятся уже ежегодным доходом в 16,5% на сделанные инвестиции. Однако есть и другие производители мышеловок. Для них доход в 16,5% - слишком хорошая сделка, чтобы ее упускать, так что в результате торговли между ними цена поднимается до полутора миллионов. Таков процесс, при помощи которого будет определена рыночная цена вашего патента.

$ 200 тысяч в год на вложения в $ 1.5 миллиона - это годовой доход в 13.3%

Как это все отражается на вашей годовой "прибыли" в 100 тыс. долл.? Ваша "прибыль" полностью исчезает и превращается на деле в убыток. Понимаете ли вы, почему и как это происходит? Когда конкуренция между производителями мышеловок устанавливает цену в полтора миллиона долларов на ваш патент, ваши издержки на продолжение производства мышеловок возрастают примерно на 150 тыс. долл. в год: доход, которым вы жертвуете, если отказываетесь продать патент и вложить вырученные деньги в государственные облигации. Произошло следующее: когда прошел слух, что собственность на ваш патент дает практически гарантированную прибыль - годовую выручку, превышающую издержки, - потенциальные владельцы начали торговаться за патент. Их торг превратил вашу "прибыль" в издержки производства: ценность возможности, которой вы жертвуете, отказываясь продавать.

Отказ продать патент лишит вас годового дохода в $ 150 тысяч - годового процентного дохода с $ 1.5 миллионов.

А что происходит с фирмой, которая купила ваш патент? Будет ли она в будущем получать прибыль? Может быть, и так. Если события будут развиваться так, как фирма надеялась, и ее чистая выручка возрастет на 200 тыс. долл. в год, окажется, что приобретение патента было правильным решением. Конечно, 150 тысяч из этих двухста будут издержками производства: доходом, от которого фирма отказалась, вложив полтора миллиона долларов в патент, а не в государственные облигации. Оставшиеся 50 тысяч можно рассматривать как подлинную прибыль, результат исходной неопределенности относительно настоящей ценности патента для фирмы-покупателя.

Заметьте, однако, что описанный выше конкурентный процесс возобновится, как только эти 50 тысяч станут относительно "гарантированными". Другие фирмы могут возобновить торги за патент, подняв его цену выше полутора миллионов долларов. Если же патент стоит больше полутора миллионов долларов только для вашей фирмы, это значит, что фирма контролирует некие уникальные дополняющие ресурсы - например, в ней работает менеджер по сбыту с особым талантом готовить рекламу, вызывающую страх перед мышами. В таком случае конкурентная торговля будет повышать цену на эти дополняющие ресурсы по мере того, как другие фирмы будут осознавать происходящее и попытаются заполучить эти "прибыльные" ресурсы в свое распоряжение. Если фирма будет вынуждена больше платить сбытовику для того, чтобы продолжать пользоваться его услугами, часть ее "прибыли" превратится в прирост издержек на заработную плату.

Вы сможете наблюдать, как такие вещи происходят в совершенно различных областях, когда поймете, на что именно надо смотреть.

Конкуренция за ключевой ресурс

Как только правительство пытается увеличить доход фермеров, занимающихся выращиванием пшеницы, и гарантирует им повышенную цену на их продукт, возрастает ценность земли, пригодной для выращивания пшеницы, и, соответственно, увеличивается ее цена. В результате фермерам-арендаторам приходится больше платить за аренду земли, а фермеры, пытающиеся купить участки, вынуждены будут платить больше, чтобы заполучить ее. Рост "прибылей" фермеров, выращивающих пшеницу, который должны были обеспечить правительственные меры, приводит к увеличению издержек на производство пшеницы через увеличение стоимости земли. Это произойдет, как только станет известно о мерах правительства. В выигрыше окажутся те, кто владел пригодной для выращивания пшеницы землей до того, как всем станет известно о намерениях правительства поддерживать закупочные цены на пшеницу.

Может ли кто-нибудь получить прибыль от любого вида деятельности, если нет хоть какой-то неопределенности?

Когда владельцы такси добиваются от местных властей ограничения количества такси, имеющих право работать в городе, обладание лицензией становится более ценным. Тогда конкуренция за лицензии поднимает их цену до тех пор, пока издержки на эксплуатацию такси - включая альтернативную стоимость приобретения или сохранения лицензии - не сравняются с выручкой от эксплуатации. Это не значит, что владельцы такси не получат выгод от своей лоббистской кампании. Те, кто обладали лицензией до того момента, когда принятия ограничительных мер стали ожидать многие, выиграли от увеличения ценности своих лицензий. Это увеличение представляет собой их прибыль, и именно на это они и рассчитывали, когда начинали свою лоббистскую кампанию. Но как только лоббистские усилия завершились успехом, эксплуатация такси станет дороже, поскольку каждому таксисту придется теперь для этого иметь дорогую лицензию.

Право вести телевизионную трансляцию в ультразвуковом диапазоне в большом городе - очень ценное право собственности. Если бы федеральная комиссия по связи (ФКС) предоставляла эти права тем, кто предложит за них наивысшую цену, правительство получило бы кругленькую сумму, а "прибыль" от использования телеканала стала бы деловыми издержками телекомпании. На самом же деле ФКС всегда предоставляла право использования определенных каналов бесплатно на основании довольно туманных критериев, связанных с достоинствами конкурирующих кандидатов и их обещаниями работать в будущем на благо общества. В результате кандидаты конкурируют путем найма юристов, бухгалтеров и всевозможных специалистов по связям с общественностью для воздействия на решение ФКС. В данном случае критическим ресурсом, создающим "прибыль", является решение ФКС, и конкуренция направлена на получение контроля над этим решением. "Прибыль" от получения телеканала по ходу дела трансформируется в издержки по оказанию политического давления.

Конкуренция и права собственности

Прибыли и убытки возникают вследствие неопределенности и не могут существовать без нее. Там, где достоверно известно все, что необходимо знать для получения прибыли, конкуренция за прибыль ее же и устранит - либо уменьшив выручку, либо увеличив издержки. В таком выводе нет ничего удивительного: он логически следует из нашего определения издержек и прибыли. Что действительно важно и что мы постарались прояснить в этой главе, так это те формы, какие принимает конкуренция за возможную прибыль, и социальные последствия конкуренции.

Будет ли стремление к прибыли побуждать людей к производству усовершенствованных мышеловок или же к борьбе за то, чтобы "чужие" мышеловки не продавали на "их" территории? Будет ли оно приносить больше пшеницы или же повышать цену на пригодную для выращивания пшеницы землю? Более низкие цены для потребителей или же более высокие доходы для владельцев критически важных ресурсов? Новые исследования или свертывание исследовательских программ? Нововведения в технологии или в организации общества? Расширение круга выбора или дополнительные ограничения в выборе? Ответы будут определяться правилами игры и системой прав собственности, которую они создают.

ПРИЛОЖЕНИЕ. Дисконтирование и сегодняшняя ценность

Преобладающая годовая ставка процента отражает большую ценность, которую люди приписывают благам, имеющимся сейчас, по сравнению с благами, ожидаемыми через год. Из этого следует, что для определения сегодняшней ценности (present value) благ, которые ожидают получить через год, необходимо дисконтировать их ценность в соответствии со ставкой процента. Процесс дисконтирования, позволяющий определить сегодняшнюю ценность будущих благ, играет важную роль в принятии экономических решений. Освоение этого процесса поможет вам лучше понять ход рассуждений в следующих главах и познакомит вас с процедурами, широко применяемыми в деловом и финансовом мире.

Предположим, что колледж Айви - образцовое высшее учебное заведение, с которым вы познакомились в гл. 9, - предлагает родителям студентов-первокурсников программу стабилизации расходов на образование. Администрация утверждает, что плата за обучение, составляющая в настоящее время 2 тыс. долл., почти наверняка будет возрастать от года к году под влиянием инфляции. Более того, Айви объявляет заранее, что намеревается увеличивать плату за обучение на 200 долл. ежегодно в течение следующих трех лет. Но участникам программы стабилизации предлагаются особые условия. Они вносят 8 тыс. долл. в сентябре первого года и потом больше ничего не платят. В цветном проспекте Айви утверждается, что участники программы сэкономят на оплате образования своих детей 1200 долл. Айви может даже назвать это пятнадцатипроцентной экономией.

Однако действительно ли 8 тыс. долл., выплаченных сейчас, меньше, чем 2000 долл. сейчас плюс 2200 долл. в следующем году, 2400 долл. через два года и 2600 долл. через три года? Последние три суммы должны быть выплачены в будущем, и будущие доллары, как и любые другие будущие блага, должны быть дисконтированы, если мы хотим узнать их сегодняшнюю ценность. Какую процентную ставку нам следует использовать? Для ответа на этот вопрос давайте определим альтернативную стоимость передачи денег в кредит колледжу Айви для родителей, поскольку в действительности именно это они и делают. Они одалживают деньги колледжу, т. к. платят вперед за обучение. То есть 2000 долл. оплаты за обучение на втором курсе одалживаются на год, 2000 долл. за третий курс - на два года, а 2000 долл. за старший курс отдаются в кредит на три года. Какова альтернативная возможность использовать эти суммы?

До какой величины возрастет сегодняшняя сумма?

Предположим, что для получения денег родители продают акции, которые в обычных условиях приносят годовой доход в 12%, состоящий из дивидендов и прироста курсовой стоимости акций. В этом случае альтернативная стоимость одалживания 2000 долл. колледжу Айви на год составляет 240 долл. Эти 240 долл тратятся на то, чтобы избежать увеличения издержек на обучение на 200 долл., - не самая привлекательная сделка. Еще хуже условия кредита на второй год обучения: за два года 2 тыс. долл. при темпах 12% возрастают до 2000 х 1,12 х 1,12, т. е. до 2508,80 долл. Работает эффект накапливающегося процента, который делает трехлетний кредит еще менее привлекательным. Для того чтобы избежать дополнительных расходов на обучение на старшем курсе в размере 600 долл., родители отказываются от 809,86 долл., которые они могли в противном случае получить, владея акциями, поскольку 2000 х (1,12)3 = 2809,86.

Сегодняшняя ценность будущей суммы

Мы проанализировали предложение колледжа Айви, рассчитав, до какой суммы возрастет сегодняшний доллар при соответствующей норме дохода за один, два и три года, и сопоставив эти величины с платой за обучение, которую в нормальных условиях придется внести через один, два и три года. Мы можем прийти к такому же выводу, рассматривая процесс в обратном порядке. Какова сегодняшняя ценность тех 2200 долл., которые надо будет заплатить через год? Это сводится к вопросу: какая сегодняшняя сумма возрастет точно до 2200 долл. через год, если ее инвестировать под 12%? Ответом будет 2200 деленные на 1,12, т. е. 1964,29 долл., и это означает, что, платя заранее за обучение на втором курсе, родители отказываются от 2000 долл. для экономии суммы, сегодняшняя ценность которой на 36 долл. меньше. Те 2400 долл., которые надо будет уплатить через два года, обладают сегодняшней ценностью в 2400, поделенные на (1,12 х 1,12), или 1913,27 долл., что на 87 долл. меньше, чем в действительности заплатили родители. Оказывается, что 2600 долл., поделенные на 1,12 в третьей степени, имеют сегодняшнюю ценность лишь в 1850,63 долл.

Люди, делающие такие расчеты в ходе принятия ежедневных деловых решений, используют таблицы, позволяющие им быстро определять сумму, до которой в будущем возрастут сегодняшние деньги, или же сегодняшнюю ценность будущих денег. Три такие таблицы приводятся на следующих страницах. Вы можете использовать первые две, таблицы 11А и 11В, для проверки только что сделанных выводов (это прозрачный намек на то, чтобы вы попрактиковались работать с таблицами до тех пор, пока не сможете получить такие же результаты). Для знакомства с третьей таблицей, таблицей 11С, рассмотрим еще одну проблему.



Страница сформирована за 0.65 сек
SQL запросов: 170