УПП

Цитата момента



Женщины — это поезда, которые ходят по настроению.
Почаще бы!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Единственная вещь, с помощью которой можно убить мечту, - компромисс.

Ричард Бах. «Карманный справочник Мессии»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера-2009

3. КЕМ ТЫ ХОЧЕШЬ СТАТЬ, КОГДА ВЫРАСТЕШЬ?

"Я не люблю работать - никто не любит - но мне нравится то, что можно найти в работе шанс найти себя. Твоя собственная реальность - для тебя, не для других - то, чего никакой другой человек никогда не узнает".

Джозеф Конрад (1902 г.)

Несколько лет назад я был на вечеринке, состоящей из 25 человек. Около девяти часов к нам спустился десятилетний сын хозяина, чтобы пожелать спокойной ночи. После нескольких вопросов о хобби и о школе один из гостей спросил мальчика: "Так кем ты хочешь быть, когда вырастешь?"

Мальчик засмеялся и сказал: "Я хочу быть как Том Круз и стать военно-морским пилотом". Гость сказал: "Это хорошо?" Но другой человек сказал: "Оу, Билли, ты не можешь этого хотеть. Разве ты не хочешь быть доктором, как твой дядя Тэд? Ты знаешь доктора много зарабатывают. Вот почему у дяди Тэда большой дом и множество машин."

Но ребенок знал свой собственный ответ. "Я хочу быть военным пилотом."

"Ты уверен? Эти ужасно опасная работа, и она не слишком хорошо оплачивается. Если ты будешь получать в школе хорошие отметки и усердно трудиться, ты сможешь стать доктором и быть богатым."

Мальчик смутился. "Хорошо, - сказал он: "Я подумаю о том, чтобы стать доктором." Затем он убежал спать.

Я стал вспоминать, о чем я мечтал, когда был маленьким, и мне показалось, что также, как и Билли все мои мечты о будущей профессии базировались на чистой фантазии. Наши мечты важны, гораздо более важны, чем большинство из нас может представить. Они наша мотивировочная база в процессе обучения и развития. Выбор мы делаем, исходя из условий оплаты обретаемого статуса или чьей-либо рекомендации. На пол-пути к профессии, скажем, доктора мы стискиваем зубы и упираемся до конца. Нас больше не интересует обучение на столько, насколько интересует, когда оно наконец окончится, и мы начнем пожинать плоды своих усилий. Если же мы имеем мужество следовать своим мечтам, они поддерживают и мотивируют нас даже в самые тяжелые времена.

Но я прежде всего должен отметить, что мечты могут меняться. Будет ли Билли всегда хотеть стать пилотом? Может быть в один прекрасный день он захочет стать доктором точно так же, как сейчас хочет быть пилотом. Ведь действительно наши мечты меняются. И чему же нам обучать Билов и Барбар? Чему мы должны учить Билли, чтобы он мог в жизни быть и доктором, и пилотом, и, возможно, постичь несколько других профессий в зависимости от того, как сложится его судьба? Давайте на примере моей собственной истории проследим ответы на эти вопросы.

Я думаю, я во многом напоминал Билли, когда сам был в его возрасте, Я читал книги о путешественниках, которые плавали по морям на деревянных кораблях из порта в порт по всему миру и возвратившись, рассказывали истории о своих удивительных приключениях. Я читал Джозефа Конрада, Германа Мэлвилла и Риарда Генри Дана. Я мечтал об этих далеких экзотических островах Востока и тихоокеанского бассейна.

Когда в 15 лет моя классная руководительница спросила меня, кем бы я хотел стать после окончания школы. Я, естественно, ответил, что хочу быть моряком. Она спросила: "Не хотелось ли бы мне сделать более достойный выбор".

Я получил сообщение. Она настоятельно советовала мне отнестись к этому вопросу по возможности мудро. Но я настаивал на свое решении и говорил, что я действительно хочу быть моряком. Я ответил, что хотел бы отправиться в путешествие в далекие порты, сплавать на деревянных кораблях на Таити. Я хотел встретить прекрасных девиц, гребущих в своих каноэ, одетых в одни только цветы и кричащих: "Эй, моряк!" Я говорил, что это мечта всей моей жизни. Реально это или нет, но это было как раз то. что я хотел делать после окончания школы.

"Ну что же", - сказала она, глядя на меня с отвращением. "У тебя не слишком высокое призвание, не так ли, молодой человек?"

"Да. не слишком, - ответил я решительно и со смехом. - Но это должно быть очень забавным."

Не следующий вопрос удивил меня. "Хорошо, - сказала она. - Если ты действительно хочешь стать моряком, почему бы не стать лучшим моряком?" Она подкинула мне книгу "Самоучитель, как стать достойными моряками".

Казалось, навстречу мне распахнулся целый мир. Впервые в своей жизни у меня появилась причина, чтобы учиться. Хотя моя советчица не предупредила меня обо всех ожидающих меня на этом пути трудностях. (Например, чтобы стать морским офицером, нужно иметь рекомендации конгрeсса для поступления в самую высшую военно-морскую школу в США). Она также и не отказала мне в моральной поддержке. И в 1964 году я получил две рекомендации, одну в Коммерческую Морскую Академию в Кингс Пойнте в Нью-Йорке, а другую в Американскую Морскую Академию в Аннаполисе, Мэриленд. Я выбрал Кингс Пойнт.

Как бы то ни было, после окончания учебы в 22-летнем возрасте, моя детская мечта сбылась. Я плавал на танкере на Таити и встречал красивых аборигенок. Но даже не смотря не то, что мне платили огромные деньги и я делал вещи, о которых всегда мечтал, мне было скучно на работе. Проблема была в том, что единственной профессией, которой я владел и к которой меня готовили, был III корабельный помощник. Сам того не понимая, я стал специалистом, призванным выполнять только простую механическую работу. Я должен был приобрести другую профессию, если хотел получать те же деньги, что я уже зарабатывал.

В результате я решил последовать следующей своей детской фантазии и стать пилотом самолета. Когда я выучился, я был отправлен во Вьетнам военным летчиком. Мне нравилось летать, я получал ничтожную оплату и вряд ли мне нравились бои больше, чем кому-либо из летчиков. Но когда я вернулся в 1973 году, я вновь обнаружил, что приобрел очень специфические навыки, которые оставляли мне только два выбора: я мог управлять кораблем или летать на самолете. Ни один из них меня более не интересовал.

И тогда я стал приходить к выводу, что школа по сути уменьшает наш потенциал к успеху, поскольку направляет по заранее намеченному плану: получение узкой специализации. В этой стране приобретенная таким образом профессия направляет тебя прямиком в карьерную ловушку, воруя ваши мечты и ваш великий потенциал.

Существуют миллионы людей в возрасте от 28 до 45 лет, которые не удовлетворены тем, что они делают. Они утратили чувство привлекательности своей профессии или максимально в ней реализовавшись, исчерпали все возможности. Эта неудовлетворенность является причиной того, что столь многие меняют профессию в среднем возрасте. Проблема в том, что меняя профессию, мы теряем своей высокий статус. Это как начинать все сначала, даже, если мы имеем некоторый опыт, применимый в новой профессии.

Процесс обучения предполагает, что средний человек в течение жизни может сменить по крайней мере пять профессий. Почему же при таком положении дел паше общество требует от детей столь раннего выбора? Частично это происходит от того, что наша система образования по-прежнему нацелена на нужды аграрного государства. И разрабатывалась она исходя из 40-летней продолжительности жизни, предполагая отсутствие необходимости приобретения другой профессии при таких условиях. Кроме того, в аграрном обществе широкий выбор профессий вовсе и не требуется. Да и знать много не обязательно, чтобы прожить.

Сегодня, для выпускников школ, которые в потенциале могут работать и 60 лет, идея специализации представляется нелепой. Как сказал Бакминстер Фуллер, слишком узкая специализация ведет к вымиранию. Мы нуждаемся в системе образования, которая бы обучала основным принципам, которые могли бы применимы к любой специальности. Это позволило бы людям переключаться с одной профессии на другую безо всякого ущерба.

В 1973 году, когда я покинул флот, более нежели приобретать иную профессию, мне хотелось обобщить свои навыки, подняв их выше планки узкой специализации. Мне бы хотелось успешно сочетать в своем арсенале такие навыки, как морское дело, экономику, маркетинг, финансы, производство с тем, чтобы стать более подготовленным к удобному случаю поменять профессию в будущем. Я не хотел сужать мой будущий профессиональный потенциал, как это у меня уже произошло в прошлом.

Я обнаружил одну характерную черту, присущую любой профессии. Нечто иное, как узкая специализация является решающим фактором, определяющим ваш успех в профессии. Некоторые преимущества, которые вы получаете приобретаются ценой ограничения нашего выбора. Если я, к примеру, дантист и хочу зарабатывать больше денег, у меня единственный путь - специализация ортодонта.

Одним из рычагов, управляющим развитием нашего общества, является бизнес. Пока я признавался себе в том, что в определенных кругах понятие бизнес имеет дурную репутацию, я все больше и больше признавал его бесспорную универсальность. В конце концов любой дом - это тот же бизнес. Деньги приходят и деньги уходят. Церковь или благотворительность - это бизнес. Правительство - это большой бизнес. В самом деле я не могу думать о чем-либо, не признавая, что это своего рода бизнес. Нравится вам это или нет, но современный мир зиждется на деньгах, производстве, продажах, маркетинге, финансах и экономике.

Итак в 1973 году я принял решение стать дилетантом бизнеса. Я начал подыскивать работу не с позиции размеров оплаты, а с позиции того, что я должен узнать для ее получения. Когда я покинул Морской Корпус, я решил, что хочу знать самый сложный для меня аспект в бизнесе - продажи, будучи застенчивым человеком и с трудом терпящим отказ.

Я отыскал несколько компаний, имеющие хорошие образовательные программы по продажам. В конце концов я выбрал мультинациональную корпорацию, которая также продавала стартовый пакет как отдельный продукт. Я должен упомянуть, что на тот момент своей жизни я воспринимал бизнесменов ничтожнейшими из людей. Я воспитывался в академических кругах и меня учили, что те, кто занимаются продажами неэтичные, аморальные, на все способные ради доллара, люди. В моем воображении рисовался человек, одетый в патентованные кожаные туфли, полиэстровый костюм, продающий подержанные машины. У меня было предостаточно предрассудков, чтобы избегать таких людей.

Первый урок, который я выучил, заключался в том, что вряд ли отыщется что-то в современном мире, что не вовлечено в систему продаж. Учитель в классе продает идеи, курс обучения и знания. Министр продает религию или Бога. И мать постоянно пытается продать своему ребенку модель хорошего поведения. Подобным же образом менеджеры больших компаний продают то, что необходимо тем, кто к ним нанимается.

И вот что я понял: чем более компетентен человек в вопросах продаж, тем легче будет его жизнь.

Недавно знакомый почтальон пожаловался, что он мало зарабатывает. Он знал, что я обучал бизнесменов, и спросил у меня, что ему предпринять, я предложил ему пойти в торговлю, но он сказал: "Я ненавижу торговцев. Я не буду одним из них". Я ему заметил, что сейчас он продает свое время, чтобы разнести почту. Его ответ был: "Да, да, но это не одно и то же. Торговцы - мошенники." "Железобетонные принципы" держали его и его семью на низком уровне дохода.

Я не знаю, откуда взялась мнение о том, что люди, занимающиеся торговлей, плохи. Возможно, что от того, что образ потрепанного, агрессивного продавца подержанных автомобилей порой муссируется средствами массовой информации. Придерживаясь этого стереотипа, мы существенно ограничиваем осмысление того факта, что практически каждый день нуждаемся в помощи продавца всякий раз, когда приобретаем товар или услугу.

Важным здесь представляется тот факт, что профессиональная работа торговца как бы невзначай собирает навыки которые могут быть применимы практически во всех проявлениях карьеры. Я знаю врачей, юристов, учителей, руководителей больших корпораций, даже психотерапевтов, министров и раввинов, которые утверждают, что ранний опыт в торговле был, возможно, самой стоящей школой жизни. Годы работы продавцами научили их, как общаться с людьми, как распределить их энергию и время, как убеждать быстро, эффективно и с улыбкой.

Не поймите меня неправильно. Я не говорю, что наша система образования должна поощрять каждого идти в бизнес или торговлю. Я говорю только о том, что если в вашей жизни важно уметь общаться с людьми, важно уметь обращаться с деньгами, важно стать финансово независимым, то существует способ, как этому научиться, нацелив на это внимание и энергию. Человеческий ум - зеркало, в котором отразятся все необходимые способности и свойства, лишь только поместить в его фокусе необходимую установку на расширение его способностей, а не на сужение.

Образование того сорта, который я имею в виду, откроет безграничные возможности вместо их сужения. Независимо от того дети мы или взрослые, глобальное образование поможет нам развиться в выбранном нами направлении или в любой момент нашей жизни. В мире, претерпевающем такие быстрые изменения, специализация становится опасной. Как мы можем достойно подготовиться к будущему, если мы не можем его даже представить? Мы все нуждаемся в том, чтобы привыкнуть к мысли о том, что образование - это процесс длиною в жизнь и он вовсе не заканчивается с окончанием школы.

В моей собственной жизни горы работы с продажами дали мне неоценимый опыт и были одновременно самым крутым жизненным вызовом, с которым мне пришлось столкнуться. Я начинал, как большинство из нас со страхом, боясь продаж, потому что думал, что никогда не смогу научиться тому, что в этой профессии что-то случается. Чужой отказ преследует вас. Я начинал с самой сложной позиции в торговле: ходил от двери к двери. Я посещал все проходившие в городе семинары. Два года я чувствовал себя слепым идиотом, слишком мало зарабатывающим и страдающим, пока наконец я не научился. Потом все пошло значительно легче. Затем последовал успех, настоящий успех. Это было так, как будто я научился ездить на велосипеде. Когда наконец-то я стал хозяином положения, мир распахнулся передо мной. Неважно, куда и приходил, меня всюду ценили, практически каждая компании нуждалась в хорошем торговом агенте. Я стал обнаруживать, что мой доход стал напрямую зависеть от моего умения, показывать мою способность продавать мой товар. Впервые в своей жизни я почувствовал себя свободным, потому что фактически в любом месте мог зарабатывать деньги в обмен на мое умение. Я не стану описывать, что даст человеку ощущение свободы.

Сегодня я владелец компании по образованию. Когда люди спрашивают, что я делаю, я отвечаю, что я учитель. В действительности, я думаю о себе, во-первых, как о человеке, умеющем организовать что угодно. Я могу также ответить, что я ученый, бизнесмен, поэт, администратор, лектор, менеджер, писатель, издатель… список может продолжаться и продолжаться, потому что это все есть во мне, благодаря моему универсальному образованию.

Глобальные перспективы универсализма.

Мы в Соединенных Штатах внимательно следим за подходом универсальной профессиональности в других странах. Несколько стран также как мы, культивируют специализацию. И я должен заметить, что в этом кроются причины наших многих современных экономических проблем. Когда японские компании обучают людей на должности исполнителей, они не фокусируют внимание на том, какое у них предыдущее образование. К примеру, в Японии я встретил молодого преуспевающего сотрудника крупной японской компании. Его образование - французский язык - не бизнес. Это меня удивило, и я решил узнать о нем побольше. Он сказал, что через десять лет, возможно, будет президентом компании.

Молодой человек заметил, что его компания сначала ищет людей, у которых есть социальное положение и кто быстро может обучиться. Затем компания обучает человека в течение десяти лет каждому аспекту бизнеса. По окончании он имеет опыт практически во всех операциях компании. Это истинная универсализация, кардинально отличающаяся от того типа специализации, которую мы сегодня находим в американских компаниях. В большинстве американских компаний менеджеров набирают по МБА программам среди выпускников университетов с небольшим или полностью отсутствующим опытом. Редко когда новичок отличается компетентностью. В большинстве случаев навыки универсалов невозможно даже сразу распознать.

Итак, что же наши колледжи и университеты могут предложить сегодня человеку, который хочет стать универсалом? Когда-то давно ученые степени были призваны обслуживать эту нишу. Но сегодня это не работает. В большинстве университетов либеральная программа обучения представляет собой нечто незначительно большее, чем грандиозный банкет, на котором не определившиеся еще студенты могут попробовать разнообразные возможности. И в очень многих случаях эта программа предполагает академическую подоплеку, не обеспечивающую практических навыков.

Становясь универсалом.

Вы почувствовали себя в ловушке специализации? Вы не знаете, как распрощаться со своей теперешней работой и подыскать что-то новое без излишних затрат?

Мой совет - начинайте интересоваться работой, на которой можете многому научиться, а не много заработать. Соотнесите годы вашей жизни, затраченные на приобретение навыков, в которых не специализируетесь с наличием и количеством этих навыков. Специалисты должны потрудиться ровно столько, сколько потребуется, чтобы стать специалистом-универсалом.

Сегодня, если вы уже состоявшаяся личность, вы должны создать собственную программу универсального обучения. Но возможно у вас это получится не раньше, чем вы осознаете свои истинные потребности и сферу, в которой вы сможете приобрести необходимые для их удовлетворения знания. Мир заполнен всяческими возможностями, начиная со свободных лекций в колледжах и местных сервисных клубов и заканчивая работами, способными предоставить широкое поле деятельности, способствующее приобретению и расширению интересующих вас навыков.

Следуя этим путем, мы можем послужить примером младшему поколению, помогая изменить существующий порядок вещей в школах. Надеюсь, что эта книга поможет вам в этом.

4. МОЙ РЕБЕНОК ПРЕКРАСНО СПРАВЛЯЕТСЯ

 Наибольшей проблемой является образование.

Р. Бакминстер Фуллер

Как-то мне привелось услышать мнение одного из моих коллег по поводу образования. Он говорил:

"Я нахожу образовательную систему великолепной. Мне нравилась школа, и я прекрасно учился. Мой сын такой же, как и я. Он тоже любит школу и он лучший в классе. Какому-то университету посчастливится принять его. Его будущность блестяща. Я не понимаю, почему люди так часто жалуются. Я считаю, что система образования отлично справляется со своей задачей."

"А как же быть с теми, кто не слишком преуспевает в школе?" - спрашиваю я. "Что делать с детьми, которые выпадают из системы? И что будет с детьми этих детей? И как насчет тех малышей, у кого нет способностей вашего сына."

"Это не моя проблема", - отвечает он холодно. Я чувствую, как мне хочется перескочить через стол и задушить его.

Путешествуя по миру и говоря о системе образования, я встречал людей, которые стойко защищают существующую систему.

"Оставьте систему в покое", - говорят они. "У меня все отлично и мои дети в порядке. В нашем районе лучшие учителя".

На вопрос о благосостоянии и удачливости чаще всего можно получить следующий ответ: "Так устроен мир". "Я ничем не помогу детям, менее способным, чем мои". "Спрашивайте родителей этих детей, а не нас."

"А что вы от меня ожидаете?"

Как бы там ни было, самый печальный ответ достаточно ясен: "Оставьте меня в покое, это не моя проблема и не говорите мне об этом."

Больше всего меня шокировала все эти годы поверхность, невежество, апатия, слепое пренебрежение и отсутствие компетентности тех, кто защищает систему. Мы все безмерно рады, когда находим детей, которым нравится учиться и которые со всем справляются в существующей системе. Многие из нас, кто сегодня преуспевает, выжили и даже обучились в существующей системе. Но к сожалению это не удалось многим другим.

Когда я встречаю людей, которые хотели бы оставить систему без изменений, я задаю им следующие вопросы: "Что может заставить вас понять, что образование что проблема каждого? Какие из следующих проблем, корни которых лежат в сфере образования, заставят вас пробудиться и начать беспокоиться о других?"

1. Сколько бездомных взрослых и детей понадобится еще, чтобы осознать, что реконструкция образовательной системе - наше общее дело?

2. Сколько еще теряющих работу после долгих лет преданного служения потребуется, чтобы понять, что что-то упущено в существующем учебном плане.

3. Вы когда-нибудь переживали то, что чувствуют дети, когда кто-то в семье уволен с работы? Это тоже результат бед в современном образовании.

4. Нужно ли, чтобы грабитель ворвался к вам в дом, чтобы вы поняли растущую проблему отчаявшихся людей, идущих на преступление ради выживания?

5. Сколько еще налогов вы желаете платить, чтобы построить больше тюрем? Вы понимаете, что тюрьмы только увеличивают количество преступников?

6. Сколько еще тюрем понадобится, чтобы понять, что разрушать надо не их, а существующий порядок вещей в обществе и в системе образования. Знаете ли вы о том, что большую часть постоянно растущего числа преступников составляют правительственные служащие? И как это может характеризовать наше общество?

7. Сколько еще нужно взрослых и детей, употребляющих наркотики, чтобы показать, что в глубине души люди глубоко несчастны и одиноки, и что многих из них можно вылечить грамотным образованием?

8. Что становится с теми, кому не помогает медицина?

9. Как много людей, которые не могут смириться со своей пусть даже респектабельной старостью?

10. До каких масштабов будут увеличиваться наш национальный долг и нищета, прежде чем мы начнем учить наших детей тому, чем это вызвано и что мы должны сделать для изменения менталитета нашего правительства?

11. Сколько еще наших истинных ценностей мы позволим продать иностранцам прежде, чем поймем, что только образование может научить нас ценить собственную общность больше, нежели сиюминутные мелкие выгоды и отучить нас быть рабами собственной алчности?

12. Для чего будут работать ваши дети. Состоятся ли они?

13. Почему происходит перетекание кадров в другие страны, крупные компании, которых обеспечивают иностранных нанимателей работой?

14. Сколько семей разрушено из-за ссор о деньгах, которые никогда бы не возникли, если бы школы довели до сведения школьников, что главное - научить их быть экономически защищенными в этом обществе?

15. Чему учатся дети, когда родители дерутся из-за денег?

16. Даже если вы и ваши дети были успешными в школе, задумывались ли вы когда-нибудь о том, сколько детей таковыми не являются, даже если они остаются в школе?

17. Имеете ли вы хотя бы смутное представление о том, что происходит в восприятии семилетнего ребенка, когда взрослые определяют его или ее как "не такой способный, как…?" Задумывались ли вы когда-нибудь, что такой ребенок должен испытывать, в течение скольких лет он будет носить за плечами этот груз и какой эффект это произведен через какое-то время.

18. Сколько надежд было растоптано и оставлено в школе, когда ребенок узнавал, что только "способные ученики" достаточны внимания?

19. Сколько потеряно гениев в результате принуждения следовать школьной системе? Какова ваша цена всего этого? Сколько патентов и изобретений навсегда утрачено для нашего бизнеса?

20. Должна ли проблема коснуться нас напрямую, чтобы мы начали действовать?

21. Если образовательная система - отражение нашего общества, то что же можно сказать о нас с вами?



Страница сформирована за 0.57 сек
SQL запросов: 172