УПП

Цитата момента



Почему я беспокоюсь о будущем? Видите ли, я собираюсь провести в нем большую часть оставшейся жизни.
Ч. Кеттеринг

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Особенность образованных женщин - они почему-то полагают, что их эрудиция, интеллект или творческие успехи неизбежно привлекут к ним внимание мужчин. Эти три пагубные свойства постепенно начинают вытеснять исконно женские - тактичность, деликатность, умение сочувствовать, понимать и воспринимать. Иными словами, изначально женский интеллект должен в первую очередь служить для пущего понимания другого человека…

Кот Бегемот. «99 признаков женщин, знакомиться с которыми не стоит»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d4328/
Мещера-2009. Коллаж

Седьмая неделя

В понедельник мы с капитанами решаем, что пора делать основной упор на проект.

До чек‑пойнта – неделя. Игроки знают, что нас ждет подведение итогов и честный и нелицеприятный разговор, если результатов будет меньше, чем пятьдесят процентов.

Поэтому они проявляют активность на порядок выше, чем обычно.

Опять мотивация – страх. Когда же мы будем из радости-то исходить уже?

«Живи без башни, смешно и страшно», – сказал мне вчера по телевизору футбольный комментатор Уткин.

А мы все больше пока по одной стороне прикалываемся.

В понедельник на звонках все дали четкие обещания по привлечению денег в проект. Если их суммировать, то получается около двенадцати тысяч долларов. Ладно, ждем.

Во вторник, вместо того чтобы заниматься проектом и личными целями, мы вновь занимаемся междоусобными разборками. Анжела опять выступила – круче не бывает.

Оказывается, товарищ, с которым ее видели на дискотеке, и есть Сонькин парень. Кошмар какой-то.

Как она уже надоела, когда мы будем заниматься делами вместо этой бодяги?

Впрочем, винить некого, я уже сто раз зарекалась не брать в Игру людей, которые высасывают больше, чем отдают, а сама опять повелась на жалость.

Вот и результат. Теперь время и энергию не туда тратим.

Сонька покрыта красными пятнами. От злости, видно.

Что-то я не пойму – это и есть то самое «по-другому», которое ей бойфренд пообещал? Тонкое же у парня чувство юмора.

Все в шоке.

– Анжела, как ты могла? – озвучивает общее настроение Егор.

– А у нас любовь!

– Да какая у вас любовь, дура! – Сонечка теряет интеллигентные манеры на глазах.

– Да вот такая. Ты думаешь, только тебя, что ли, любить можно?

– Подождите, – вмешивается Егор, – при чем тут это? Что, если у вас любовь, то нельзя подождать обещанный месяц?

– Зачем? – не понимает Анжела.

– Да хотя бы из уважения к своему слову, бестолковая! Если уж тебе на нас всех наплевать.

– Да ей плевать на весь белый свет, не только на нас! – кричит Соня. Ее уже опять обступают сочувствующие девчонки во главе с Симакиной. Дежавю.

– Да сядьте вы на место, курицы несчастные, – беззлобно ворчит Антон.

– Сам ты курица, – огрызается Сима, но на свой стул все же возвращается.

– Я считаю, что ей нечего делать в Игре, – заявляет наконец Соня. Видно, что она только об этом и думала с самого начала собрания.

Я сдерживаюсь, чтобы не вмешаться, изо всех сил. Мне всегда есть что сказать, я же умная крыса. Однако это их Игра, не моя.

– Приплыли, – вздыхает Антон.

Поднимается всеобщий шум на тему, что нам делать с Анжелой. Егор мечется между красавицей Сонечкой и партнером Анжелой. Соня ему нравится в принципе, как и большинству мужчин, а за Анжелу ему столько раз доставалось, столько шишек он наполучал, столько разговоров с ней провел, что она ему уже как родная. Он реально привык о ней заботиться. Как это ни странно, у них довольно нежное партнерство, и Анжела вдруг стала к нему прислушиваться. Насколько это вообще возможно для нее, конечно. Словно он завоевал в ее глазах авторитет своей заботой и любовью.

Я тоже его начинаю уважать. Нелегко любить Анжелу все-таки, как ни крути.

Так, в оре, проходит еще полчаса драгоценного времени. Мнения разошлись.

– Давайте конструктивнее, – призывает Антон.

– Что конструктивнее-то? – спрашивает пятнистая Соня.

– Ну, решите уже, что делать с Анжелой, тобой и всей этой историей.

– Надо разделить, мне кажется, это на составные части, – говорит конструктивный Саша.

Разделив, мы выясняем следующее. Соня сегодня же уезжает от парня. Оказывается, даже вещи собраны. О том, что он с Анжелой встречается, она узнала еще вчера от него самого. Раскололся.

– Егор, у тебя общага свободна? – интересуется Сима.

– Свободна. Саша к жене в очередной раз вернулся, Миша маму караулит. Хочешь ко мне, Сонь?

– А можно? Я ненадолго, потом чего-нибудь придумаю. Я надеюсь, он обо мне позаботится все же первое время. А я работу найду. У меня даже предложения уже есть.

– А они у нас там правило про секс не нарушат? – опять подает голос Сима.

– Ну ты посмотри на них, – ужасается Антон. – Ободранный панк и принцесса на горошине.

– Вот так и бывает обычно.

– Да нужен он ей со своим неоткрытым магазином DVD и драными джинсами. Тебе, вообще, завидно, что ли?

Все машут на Симу руками, типа «да ладно, не придумывай». Я тоже не беспокоюсь. Слишком уж они с разных планет. Дима обещает обеспечить переезд.

Второй вопрос – ситуация с их взаимоотношениями в Игре. Однако мы же не можем ее решить, не решив, что нам делать с Анжелой. А до конца собрания полчаса, всем надо на работу бежать. Откладывать до пятницы все это никак нельзя, да и про проект не поговорили.

– Давайте вечером встречаться, – говорит Антон.

«Нет! – мысленно ору я. – Только не сегодня вечером. У меня Артем в командировку приезжает всего на сутки».

– Я не могу, – говорит Дима. – У меня переговоры допоздна.

– А у меня свидание, – растерянно говорит Сима.

– А у меня спорт, – говорит еще пара человек.

– А у меня работы куча.

И так далее.

– А у меня жена подумает, что я опять сбежал, – вносит разнообразие Саша.

В результате переговоров договариваемся на одиннадцать вечера. Раньше не выходит. И встречаемся где‑то чуть ли не в Бутово, у Севы с Машей. Чтобы Диме быстрее с переговоров добраться из‑за города.

– Ну что это такое? – расстраиваюсь я после собрания.

Все разошлись, а мы с капитанами остались на производственное совещание.

– Что? – спрашивают капитаны.

– У меня Артем прилетает в восемь вечера. Завтра с утра уезжает по делам, а вечером в восемь же обратно.

– Вот это да! – произносит Вера за всех. Масштаб моей трагедии им понятен. О сложностях в наших с Артемом взаимоотношениях капитаны, естественно, осведомлены.

Может, мне не ходить на собрание, думаю я. Мне вообще-то не обязательно это делать. Я хожу, просто из усердия – все‑таки это моя первая программа здесь. И навыки опять же восстанавливаю. И потом мне ужасно все всегда интересно. Кроме того, собрания – мое самое сильное место, если что, смогу разрулить ситуацию. В общем-то можно этого и не делать, конечно.

– Может, тебе не ходить на собрание? – спрашивает Антон. – Тебе же не обязательно это делать.

– Не обязательно. Только это собрание очень важное.

– Они все важные.

– Ну да, – я размышляю вслух. – Но бывают штатные ситуации, а бывают экстраординарные. Тем более я же и взяла эту Анжелу в Игру вопреки здравому смыслу. Я подумаю еще, но вряд ли откажусь. Я могу быть полезной на собрании, понимаешь?

– Понимаю.

Не видать мне Артема как своих ушей. Фу, блин! Что мне, больше всех надо? Видать, да.

Очень уж я правильная бываю. Все мир спасаю. А он меня просил об этом, мир? – думаю я порой.

Иногда я страшно жалею, что не стала алкоголиком. Не сложилось. Возможно, причина в том, что мне страшно неприятно глотать всю эту алкогольную продукцию. Даже вино. Более-менее лояльно отношусь только к пиву. Такой вот у меня плебейский вкус.

Мой любимый писатель – Довлатов. Деструктивный алкоголик и страшно нецелостный тип. Смятенная и благородная душа. Чарльз Буковский мне тоже дорог. У него между тем в голове сплошной секс, виски и большие белые пузыри, а в каждой строчке грязный мат и экскременты. Из поэтов предпочитаю Григорьева. Некоторые стихотворения помню наизусть, хотя, в отличие от Лермонтова, учить их было необязательно. Мое любимое:

«Девочка красивая лежит в кустах нагой.
Другой бы изнасиловал, а я лишь пнул ногой».

Вот как это все объяснить, какими темными областями моего мышления?

А была бы я алкашом, ничего и не нужно было бы объяснять. Я бы с утра пила, а весь оставшийся день медитировала. Поскольку я была бы конченой личностью, то особо никуда не стремилась бы. Ко мне приходили бы мои друзья-собутыльники с пол-литрой, такие же ослепительно благородные бессребреники, как и я, интеллектуалы, презирающие условности этого страшного материального мира.



Страница сформирована за 0.94 сек
SQL запросов: 170