АСПСП

Цитата момента



Бог дал тебе лицо, но тебе выбирать его выражение.
Улыбнись!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



— Наверное, Вы ничего-ничего не знаете, а стремитесь к тому, чтобы знать все. Я встречалось с такими — всегда хотелось надавать им каких-нибудь детских книжек… или по морде. Книжек у меня при себе нет, а вот… Хотите по морде?

Евгений Клюев. «Между двух стульев»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d542/
Сахалин и Камчатка

Глава третья

     Прежде, чем начинать эту книгу, я совершил продол­жи­тельную молитву. И всякий раз, принимаясь за ра­боту, я совершаю молитву снова и снова. Очень важно настроиться на связь с Высшим, Всеобъемлющим и Беспредельным. Важно ощутить гармонию всего сущего, почувствовать в сердце ту Вечную Искорку, которая присутствует в каждом живом существе. Без этого никакая работа не может быть искренней, не может выразиться в полной мере, а значит – обречена на провал. В первой главе вкратце было сказано о том, как важно придти к пониманию Абсолюта, как важно, определяясь во что верить, — в Его существование или в Его отсутствие, — выбрать именно веру в то, что Он существует. Нельзя знать, есть Бог или Его нету, можно только верить, либо в одно, либо в другое. Атеист, утверждающий отсутствие Высшего Начала, не знает, а именно верит(!) в это, так же, как и его про­тив­ник.

     Обычно понятие «вера» связывают с религией. Од­на­ко не всякая вера является религиозной. Вера – это особое психологическое состояние уверенности в чем-либо, (в достижении цели, наступлении события, ис­тин­нос­ти идей, и т.д.), при недостатке точного знания об этом нечто. Вера это то, что временно заменяет знание. В какой-то мере, в ней содержится ожидание осущест­вле­ния желаемого. Вера возникает по отношению к тем событиям, идеям, процессам, которые имеют для че­ло­века более или менее значимый смысл. Выражаясь на­уч­ным языком, данное психологическое состояние воз­никает в вероятностной ситуации, когда существует возможность для успешного действия, его благопри­ят­ного исхода и знание этой возможности. Если событие свершилось или стало очевидным, что оно невозможно, если поведение реализовано или стало ясно, что оно не будет осуществлено никогда, если истинность или ложность идеи доказана, вера угасает.

     Вера в Бога может быть реализована и без какого бы то ни было участия религии. На современном этапе развития общества религиозное сознание скорее тормозит духовный прогресс человека, чем стимули­ру­ет его. По большому счету, в своей «борьбе за Истину», большинство религий о Боге забыли вовсе. Каждая из них с пеной у рта отстаивает  свое представление о Нем, отрицая тем самым Его объективное бытие. Рели­гиозный догматизм, косность и неспособность, (или не­же­лание?), религий при­спосаб­ливаться к изменениям окружающего мира уже оттолкнули и продолжают от­тал­кивать от них все большее и большее количество лю­дей. Людей неординарно мыслящих, по-настоящему стре­мящихся к Господу, ищущих высший жизненный смысл.

     Главным в любой религии является ее внешняя фор­ма, ее каноны и обряды, ее культ. Имея в своем арсе­нале обширнейшие знания и богатейший опыт, накоп­ленные многими поколениями людей, религиозные идео­логи объявляют себя монополистами на этот колос­сальный багаж, присваивая себе единоличное право трактовать или комментировать имеющиеся в их распоряжении «истины». При необходимости вам будут даны готовые ответы на любые, даже самые сложные и неразрешимые вопросы. Правда, с одним непременным условием – принять эти ответы вы должны безогово­рочно, не критикуя, в том виде, в каком они подаются. Именно в этом заключается специфика «религиозной веры», и именно это ставит религию в современном нам мире на грань вырождения. Об этом свидетельствует сама история.

     Когда-то, очень давно, религиозное сознание явля­лось доминирующим. Оно насквозь пронизывало как общественное или групповое, так и индивидуальное сознание. Религиозные общности совпадали с этничес­кими, а религиозная деятельность являлась важнейшим компонентом общей социальной деятельности. Власть религиозная и светская соединялась в одних и тех же руках. Однако постепенно положение вещей изменя­лось. Светское сознание продолжало существовать бок о бок с религиозным, но зависело от него уже не так жестко. Этнические и религиозные общности все больше диф­фе­ренцировались.

     Сегодня религиозное сознание зани­мает второсте­пен­ное место в сознании общественном, а религиозные отношения являются лишь частным видом социальных отношений. Элементы религиозного культа для сред­не­го человека становятся не более чем экзо­ти­кой, модной причудой. Доминируют системы других идей – эконо­ми­ческих, политических, философских, научных…

     Стало ясно, что религиозность и духовность далеко не одно и то же. Духовность есть возвышение интел­лек­та и чувствований, самосознание и самопознание, поиск смысла и цели существования, нахождение идеала… наконец, творчество! Разве могут все эти качества реализоваться в организациях, являющихся авторитар­ными по своей сути, требующих признания абсолют­ности их лидеров, положений, идей; в организациях, которые склоняют своих членов стать безропотным стадом, так называемой паствой?!.

     Вместо того, чтобы помогать человеку развиваться нравственно и духовно, вместо того, чтобы стимули­ро­вать его к активным действиям, религия разными спо­собами пытается компенсировать, восполнить его огра­ни­ченность и бессилие, как в плане перестройки соз­нания, так и в плане изменения объективных условий существования, обрекая его тем самым на пассивное прозябание. К подобным выводам, размышляя над сущностью религии, приходили очень многие мысли­те­ли. Да не за это ли был отлучен от церкви Л. Н. Тол­стой, человек глубоко верующий, но отрицавший необ­ходимость посредничества между Богом и Человеком в лице церкви?!.

     Зачем ты все это рассказываешь? — спросил меня как-то один мой знакомый. — Для простого человека, нежела­ющего забивать голову разными философствова­ни­ями, религиозность является единственным проявле­ни­ем  духовности. Ты хочешь отобрать у него надежду на высшую Справедливость, надежду на будущее Спасение?..

     Господи, что за вздор? Конечно же, нет! Я не собира­юсь выбивать костыли у хромого или безногого. Моя цель – заставить отказаться от инвалидной коляски того, кто в ней совсем не нуждается. Ни один обыва­тель, опускающийся на колени перед иконой только ради того, чтобы вымолить себе здоровье или улучшить свое благосостояние, спешащий на исповедь в надежде получить отпущение грехов, (кото­рых, несмотря на это, с каждым днем становится все больше и больше), подающий милостыню, чтобы лишний раз сказать себе: «какой ты хороший!», или почувствовать свое превос­ход­ство, меня не услышит. Эта книга никогда не окажется у него в руках, ибо «поиски Бога» его не интересуют, а развиваться духовно он совсем не стремится. Кроме того, не следует отож­дест­влять духовность и «благочестие». Те, к кому я обращаюсь, уже и сами поняли, что религия вряд ли сможет помочь им. Именно им важно подсказать, в каком направлении следует двигаться. У Макса Генде­ля, к которому мы уже обращались в предыдущей гла­ве, есть замеча­тельное, необыкновенное по своей глуби­не выска­зывание.

     «Становление человека, — говорит он, — осущест­вляется в четыре великих шага. Сначала над ним работают извне, без осознания им этой работы. Затем он помещается под руководство божественных послан­цев и королей, которых он видит и командам которых должен подчиняться. Затем его учат чтить команды Бога, которого он не видит. Наконец он поднимается над всеми командами, чтобы стать законом для самого себя и, преодолев себя, по своей доброй воле, жить в гармонии с Законом Природы, который есть Закон Бога.

     Аналогичным образом человек поднимается к Богу. Вначале он поклоняется и приносит жертвы Богу, ко­то­рого начинает чувствовать, из страха, желая умилос­ти­вить Его. Затем, он смотрит на Бога как на «дающего все вещи», надеясь получить от Него материальные блага здесь и сейчас. Он приносит жертвы из корысто­лю­бия, ожидая, что Бог отплатит сторицей, или чтобы избегнуть быстрого наказания чумой, войной и т.д. После этого его учат поклоняться Богу молитвой и праведной жизнью, учат культивировать в себе веру в Царствие Небесное, где он будет вознагражден в буду­щем, и воздерживаться от зла, чтобы избегнуть буду­ще­го наказания в аду. Наконец он приходит к моменту, когда может поступать правильно без всякой мысли о награде, взятке или наказании, а просто потому, что «правильно поступать – правильно». Он любит справед­ли­вость ради самой справедливости и стремится руководствоваться ею в своем поведении, независимо от сиюминутной выгоды или страдания, или от болез­нен­ных результатов в каком-то будущем».



Страница сформирована за 0.9 сек
SQL запросов: 170