АСПСП

Цитата момента



Плач — это не катастрофа, а сообщение ребенка о своих пожеланиях в доступной для родителей форме.
Если вы не расслышали, он вам это повторит.

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Как сделать так, чтобы собеседник почувствовал себя легко и непринужденно? Убедив его или ее, что у них все в порядке и что вы оба чем-то похожи и близки друг другу. Когда вам удается это сделать, вы разрушаете стены страха, подозрительности и недоверия.

Лейл Лаундес. «Как говорить с кем угодно и о чем угодно. Навыки успешного общения и технологии эффективных коммуникаций»


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/france/
Франция. Страсбург

Глава 6. Замок Воли и Смелости

Утром следующего дня необычная компания подошла к последнему замку. Он был выше всех остальных, а его стены выглядели крепче. Рыцарь был уверен, что в этом замке он пробудет недолго, и зашагал через мост в сопровождении друзей.

Не прошли они и половины моста, как ворота замка распахнулись и они увидели огромного, грозного, огнедышащего дракона. С ужасным грохотом он двигался им навстречу, сверкая на солнце своей зеленой чешуей. Ошеломленный рыцарь остановился. Ему приходилось видеть разных драконов, но такого он видел впервые. Дракон был огромным и извергал ревущее пламя не только пастью, как все драконы, но еще глазами и ушами. Хуже всего было то, что необычная длина огненного шлейфа явно говорила о необычайной свирепости дракона.

Рыцарь протянул руку, чтобы выхватить меч, но его пальцы сомкнулись в пустоте. Он задрожал. Неестественным хриплым голосом рыцарь позвал Мерлина на помощь, но, к своему великому ужасу, не увидел волшебника.

– Почему он не появляется? – кричал в страхе рыцарь, увертываясь от пламени монстра.

– Не знаю, – ответила Белка. – Обычно он не подводил.

Ребекка, сидевшая на плече рыцаря, вытянула шею и стала прислушиваться:

– Понятно. Сейчас Мерлин находится в Париже, на совещании волшебников, – сообщила она.

– Он не имеет права подвести меня в эту минуту, – сказал про себя рыцарь. Волшебник обещал, что на тропе Истины не будет драконов.

– Он говорил про обычных драконов, – прорычало чудовище низким голосом, сотрясая деревья вокруг.

При этом Ребекка чудом удержалась на плече рыцаря.

Ситуация была отчаянной. Дракон, читающий чужие мысли, представлял исключительную опасность. Рыцарь с трудом овладел собой и крикнул' властным громким голосом:

– Прочь с пути, огромная горелка!

Извергая огонь во все стороны, зверь прохрипел:

– Вы только посмотрите, как заговорил этот трусливый заяц.

Не зная, что делать дальше, рыцарь умолк. Затем он спросил:

– Что ты делаешь в замке Воли и Смелости?

– Для меня это самое лучшее место. Ведь я – дракон Страха и Сомнения.

Рыцарь признал, что при данных обстоятельствах имя дракона было вполне уместным. Именно страх и сомнение он испытывал сейчас.

Дракон снова зарычал:

– Я должен усмирить твою гордыню, чтобы ты не заносился перед другими, потому что побывал в Замке Знания.

Ребекка прошептала рыцарю на ухо:

– Как-то Мерлин говорил, что самопознание может убить дракона Страха и Сомнения.

– И ты в это веришь? – прошептал рыцарь в ответ.

– Да, – ответила Ребекка уверенно.

– Вот ты и воюй с этим зеленым извергателем огня!

Рыцарь развернулся и пошел по мосту в обратную сторону.

– Ха‑ха‑ха! – засмеялся дракон. При последнем «ха» из его пасти вырвалось пламя и штаны рыцаря загорелись сзади.

– Неужели ты все бросишь после того, что достиг? – спросила Белка, когда рыцарь отряхивал с ягодиц искры.

– Не знаю, – ответил рыцарь, – просто я привык к такой маленькой роскоши, как жизнь.

Сэм вмешался:

– Как ты будешь жить дальше, если даже не имеешь силы воли проверить то, насколько себя знаешь?

– Ты тоже веришь, что самопознанием можно убить дракона Страха и Сомнения? – спросил рыцарь.

– Конечно. Самопознание – это правда. Тебе знакомо изречение «Правда – крепче меча»?

– Да, знакомо. Но пробовал ли кто-нибудь доказать это ценой собственной жизни и уцелеть? – спросил рыцарь.

Не успел он произнести эти слова, как тут же вспомнил, что доказывать не надо было ничего. Он родился хорошим, добрым и любящим. Именно поэтому он не должен испытывать страх или сомнение. Дракон – это просто иллюзия.

Рыцарь смотрел, как дракон греб лапой землю и поджигал вокруг кусты, пытаясь его устрашить. Осознав, что дракон существует только в его воображении, рыцарь глубоко вздохнул и снова направился вперед по мосту.

Дракон, конечно же, выступил ему навстречу, хрипя и извергая пламя.

На этот раз рыцарь уже не останавливался. Но стоило новому языку пламени коснуться его бороды, как мужество тут же покинуло его. С криком страха и отчаяния рыцарь развернулся и пустился бежать прочь.

Дракон громогласно захохотал и выпустил за убегавшим рыцарем длинный шлейф огня. Воя от боли, рыцарь летел по мосту в сопровождении Белки и Ребекки. Рядом протекал небольшой ручей, и он с разгону плюхнулся в холодную воду обгоревшим задом. С шипением огонь погас.

Белка с Ребеккой сидели на берегу и успокаивали его.

– Ты очень храбрый, – сказала Белка.

– Для первой попытки не так уж и плохо, – добавила Ребекка.

Изумленный рыцарь поднял на них глаза:

– Что значит «для первой попытки»?Невозмутимым голосом Белка сказала:

– Во второй раз у тебя получится лучше. Рыцарь сердито огрызнулся:

– Во второй раз иди туда сама.

– Помни, дракон всего лишь иллюзия, – сказала Ребекка.

– А огонь из его пасти тоже иллюзия?

– Да, – ответила Ребекка, – огонь – это тоже иллюзия.

– Почему же тогда я сижу в ручье с обгоревшим задом? – настаивал рыцарь.

– Огонь стал настоящим, когда ты реально поверил в дракона, – объяснила Ребекка.

– Если ты веришь, что дракон Страха и Сомнения настоящий, то наделяешь его реальной испепеляющей силой и можешь сгореть, – сказала Белка.

– Они правы, – подтвердил Сэм. – Ты должен вернуться к дракону и доказать свою силу раз и навсегда.

Рыцарь почувствовал, что его загнали в угол. Трое против одного, вернее два с половиной против половины, потому что Сэм, как его условная половина, был согласен с Белкой и Ребеккой, а другая его половина, он сам, не хотела вылезать из ручья.

Пока рыцарь собирался с духом, Сэм сказал ему:

– Бог дал человеку мужество. А мужество ведет человека к Богу.

– Я устал постоянно разгадывать эти загадки. Мне лучше остаться здесь, в ручье, и успокоиться.

– Послушай, – настоятельно сказал Сэм, – если ты снова отправишься к дракону, то, может быть, и погибнешь, но если не сделаешь этого – смерти точно не миновать.

– Когда нет выбора, решение принимается легко, – сказал рыцарь.

Он тяжело, с неохотой поднялся, глубоко вздохнул и снова пошел через мост.

Дракон с удивлением смотрел на него.

– Какой же он упрямец!

– Снова пришел? – прохрипел он. – На этот раз я тебя точно зажарю!

Но теперь к дракону приближался уже совсем другой рыцарь. Он неустанно твердил:

– Страх и сомнение – это иллюзия.

Дракон стал извергать гигантские шлейфы трескучего пламени, но, как он ни старался, пламя не причиняло рыцарю ни малейшего вреда.

Чем ближе подходил рыцарь, тем меньше становился дракон. Скоро дракон стал размером с лягушку. Пламя исчезло совсем, а дракон стал выплевывать маленькие зерна. Это были зерна сомнения. Они тоже не смогли остановить рыцаря. Он продолжал уверенно приближаться, и в конце концов дракон стал совсем крохотным.

– Наша взяла! – победоносно закричал рыцарь.

Дракончик еле слышно пропищал:

– На этот раз, может, и так. Но я буду возвращаться снова и снова, становясь на твоем пути.

С этими словами он исчез в клубах голубого дыма.

– Возвращайся, когда вздумается, – крикнул ему рыцарь. – С каждым разом я буду крепнуть, а ты – слабеть.

Ребекка вспорхнула и села рыцарю на плечо.

– Теперь видишь, что я была права. Глубокое знание себя может уничтожить дракона Страха и Сомнения.

– Если ты верила в это искренне, то почему не пошла к дракону вместе со мной? – спросил рыцарь, совсем не чувствуя превосходства над своим пернатым другом.

Ребекка распушила перья:

– Я не хотела вмешиваться, ведь это испытание послано тебе.

Повеселевший рыцарь протянул руку к воротам, чтобы войти, но замок вдруг исчез! Сэм объяснил:

– Тебе больше не надо доказывать, что обладаешь волей и смелостью, потому что ты их уже проявил.

Рыцарь откинул голову назад, заливаясь радостным смехом. Он увидел вершину горы. Тропа стала намного круче, чем была до сих пор. Но это уже не имело значения.

Теперь его ничто не остановит.

Глава 7. Вершина Истины

Цепляясь руками за склон горы, рыцарь медленно карабкался вверх. Он до крови изрезал пальцы об острые камни. Когда вершина была уже совсем близко, он увидел перед собой огромный камень. Камень был необычный – на нем виднелась надпись:

Я владею Вселенной, но должен признать.
Что богатым себя не считаю.
Неизвестное вряд ли смогу я познать,
Коль цепляюсь за то, что я знаю.

Рыцарь был слишком измучен, чтобы преодолеть эту последнюю преграду. Казалось невозможным понять смысл надписи, когда висишь, уцепившись за отвесный склон горы. Но он знал, что обязан сделать это.

Белка и Ребекка очень хотели посочувствовать ему, но вовремя сдержались, потому что сочувствие делает человека слабым.

Рыцарь глубоко вздохнул, и его мысли прояснились. Он вслух прочитал вторую половину надписи:

Неизвестное вряд ли смогу я познать,
Коль цепляюсь за то, что я знаю.

Рыцарь стал вспоминать все, что знал. Он знал себя, вернее понимал, чем обладал и чего был лишен. У него было определенное представление о подлинном и ложном. Еще он высказывал суждения о том, что хорошо и что плохо. Он хорошо знал все это.

Рыцарь посмотрел на камень, и вдруг его осенила ужасная мысль: камень, за который он сейчас держался, боясь сорваться вниз, тоже был знакомой ему реальностью. Не означает ли эта надпись, что он должен разжать руки и упасть в пропасть неизвестности?

– Ты все правильно понял, рыцарь, – сказал Сэм. – Надо разжать руки.

– Неужели ты хочешь, чтобы мы оба погибли? – закричал рыцарь.

– Мы с тобой умираем сейчас, – сказал Сэм. – Взгляни на себя – ты стал немощным, а твоя душа исполнена страха и сомнения.

– Сейчас я не испытываю такого страха, как раньше, – сказал рыцарь.

– Раз так, поверь и отпусти камень, – сказал Сэм.

– Кому? – запальчиво выкрикнул рыцарь. Ему надоели философские рассуждения Сэма.

– Не кому, – ответил Сэм, – а чему.

– Что это значит? – спросил рыцарь.

– Это значит поверить в жизнь, силу, Вселенную, или Бога – называй как хочешь.

Повернув голову назад, рыцарь с опаской посмотрел на бездонное ущелье под собой.

– Отпусти камень, – настойчиво прошептал Сэм.

Казалось, что выбора не было. С каждым мгновением его покидали силы, а из пальцев, сжимавших камень, сочилась кровь. Не сомневаясь, что гибели не миновать, рыцарь отпустил камень и стал резко падать – он начал погружаться в свои бесконечные воспоминания.

Рыцарь вспомнил, как всю жизнь обвинял в чем-то мать, отца, учителей, жену, сына, друзей и многих других людей. Продолжая проваливаться в пустоту, он каялся в том, что осуждал их когда-то.

Рыцарь падал все быстрее и быстрее, испытывая тошнотворное головокружение. И вдруг он сумел ясно представить свою жизнь, лишенную упреков и обид. В этот миг он принял на себя всю ответственность за прожитые годы, за влияние других людей на его судьбу и за события, происходившие в его жизни.

С этой минуты он больше никого не станет обвинять в собственных промахах и ошибках. Осознание того, что он являлся причиной, а не следствием, придало ему новые силы. Страх покинул его.

Когда он ощутил непривычное спокойствие, случилось невероятное: он стал подниматься вверх! Да, как ни странно, рыцарь поднимался выше и выше. При этом он чувствовал связь с бездонной глубиной ущелья – это была связь с самим сердцем земли. Он продолжал подниматься ввысь, ощущая контакт с небом и землей. Внезапно рыцарь почувствовал, что стоит на вершине горы. Теперь он понимал смысл надписи на большом камне. Ему удалось избавиться от страха и от всего, что раньше делало его жизнь трудной. Желание познать неизвестное дало рыцарю свободу. Сейчас ему принадлежала вся Вселенная.

Он стоял на вершине горы, дыша на полную грудь; его переполняло чувство радости бытия. Голова рыцаря слегка кружилась оттого, что теперь он видел, слышал и чувствовал все вокруг, ощущая саму Вселенную. Раньше все его чувства были притуплены страхом перед неизвестным, теперь же он воспринимал все с невероятной легкостью. Тепло полуденного солнца, мелодичное насвистывание ласкового горного ветерка, красота и гармония живописных природных ландшафтов доставляли ему невероятное блаженство. Сердце рыцаря переполнялось любовью к себе, Джульетте, Кристоферу, Мерлину, Белке, Ребекке, к жизни и чудесному миру вокруг.

Белка и Ребекка увидели, как рыцарь упал на колени и заплакал в порыве благодарности.

– Я чуть не умер от того, что не выплакал лишние слезы, – подумал он.

Слезы катились по щекам и бороде рыцаря, попадая на нагрудник кирасы. Эти искренние слезы были очень горячими и быстро растопили оставшиеся доспехи. Рыцарь закричал от радости. Никогда больше он не наденет доспехи и не отправится в поход. Никогда больше люди не увидят сверкающие доспехи и не подумают, что солнце взошло на севере и зашло на востоке.

Рыцарь улыбнулся сквозь слезы, еще не понимая, что от него исходит яркий свет. Этот свет был намного ярче, чем свет старательно начищенных доспехов; он искрился как ручей, светился как луна и ослеплял как солнце.

Он действительно был ручьем. Он был луной. Он был солнцем. Рыцарь олицетворял собой все это и даже больше – он слился с бесконечной Вселенной.

Он был сама любовь. Теперь для него все только начиналось.



Страница сформирована за 0.65 сек
SQL запросов: 170