АСПСП

Цитата момента



Можно ли воспитать детей без крика? — Можно, если есть ремень.
Кто не спрятался, я не виноват!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Парадокс игры: ребенок действует по линии наименьшего сопротивления (получает удовольствие), но научается действовать по линии наибольшего сопротивления. Школа воли и морали.

Эльконин Даниил Борисович. «Психология игры»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d4469/
Весенний Всесинтоновский Слет-2010

Объединивший Восток и Запад. РПЦ на фоне кончины митрополита Антония Сурожского

Игумен Вениамин

В августе на 90-м году жизни скончался старейший иерарх Московского патриархата митрополит Антоний (Блум). Он более пятидесяти лет окормлял православную паству, снискав глубокое уважение и любовь многих тысяч людей.

Путь к вере

Антоний, митрополит Сурожский (в миру Андрей Борисович Блум, Bloom) родился 19 июня 1914 года в Лозанне в семье российского дипломата. Предки по линии отца — выходцы из Шотландии — обосновались в России в петровское время.

После революции семья оказалась в эмиграции во Франции. Будущий святитель рос вне Церкви, но однажды подростком услышал беседу о христианстве видного богослова (это был о. Сергий Булгаков), который, однако, не умел говорить с юношами, выше всего ценившими мужество и военный строй. Антонию беседа не понравилась, и он решил сам все проверить. Вернулся домой, взял самое короткое Евангелие от Марка, прочел… и ощутил присутствие живого Христа.

После школы он окончил биологический и медицинский факультеты Сорбонны. 10 сентября 1939 г., перед уходом на фронт хирургом французской армии, тайно принес монашеские обеты. В настоящего монаха с именем Антоний (в честь преп. Антония Киево-Печерского) был посвящен 16 апреля 1943 г., под Лазареву субботу.
Во время немецкой оккупации работал врачом в антифашистском подполье. После войны продолжал медицинскую практику до 1948 года, когда Экзарх Московского Патриарха призвал его к священству, рукоположил последовательно во диакона и священника и направил на пастырское служение в Англию.

С 1956 г. Антоний — настоятель храма во имя Успения Божией Матери и Всех Святых в Лондоне. В 1957 г. посвящен во епископа Сергиевского, викария Экзарха Патриарха Московского в Западной Европе. В 1962 г. стал архиепископом. В 1966 г. возведен в сан митрополита и утвержден в должности Экзарха в Западной Европе.
Ему доводилось служить на русском, французском, немецком, английском языках. Читать он мог также по-итальянски и по-голландски. Епархия непрестанно росла, что было особенно примечательно на фоне кризиса веры, охватившего западный мир.

Церковный корабль обрастает тиной

Чтобы понять значение Антония Сурожского, необходимо бросить взгляд на современную ситуацию в русской православной церкви (РПЦ).

РПЦ в своем земном измерении (не как мистическое Тело Христово, а как социальное образование) тесно связана с социокультурным историческим бытием России. И если у России всегда были (и есть) проблемы с обновлением, то точно такие же проблемы были (и есть) у церковной жизни. Причем эти проблемы имеют еще более трудный характер, т.к. религия апеллирует к абсолюту и по своей природе методологически тяготеет к консерватизму.
Суть религиозного обновления состоит в процессе различения главного и второстепенного в вере с помощью разума, а также и в осовременивании культурной оболочки Церкви. Церковный корабль, образно говоря, постепенно обрастает тиной, ракушками и пр., что начинает замедлять его ход. Второстепенное начинает замещать главное (как и в светских организациях). Возникает необходимость в очистке корабля, т.е. в восстановлении истинной иерархии духовных ценностей.

В России никогда не было протестантской Реформации, тесно связанной с Новым временем, с модернизацией. Той реформации, которая многому научила Католическую церковь. В итоге эта церковь произвела обновление на Втором Ватиканском Соборе (1962-1965). Оно заключалось в общей демократизации церковной жизни, разрешении служить на национальных языках, в гибкой системе богослужения, открытости современной культуре.
Сегодня те же проблемы остро стоят перед РПЦ, которая имеет культурную оболочку средневековья. Эта острота может смягчаться на некоторых приходах за счет просвещенных священников, таких, как Александр Мень и митр. Антоний. Но остается проблема в целом. В современной Московской патриархии преобладает административно-командный стиль управления, церковный люд, в основном, безмолвствует, открытого обсуждения проблем нет, т.к. церковное руководство боится расколов.

Совсем иная ситуация в Сурожской епархии, которая обладает фактической автономностью: на епархиальном собрании избирается глава епархии и предлагается к утверждению Патриархом Московским. Священники с прихода на приход без согласия их самих и их паствы митрополитом не переводятся. Все вопросы тщательно и открыто обсуждаются на приходских и епархиальных собраниях. Вот она — соборность в действии!
Это очень непривычный стиль общения для Московской Патриархии (МП). Даже благовоспитанный Иларион (Алфеев), получивший докторскую степень в Оксфорде, поначалу назначенный МП викарным епископом к Антонию, вскоре получил от него отказ по причине своих тоталитарных замашек. Илларион, похоже, и на самом деле возомнил себя "владыкой".

Перед русским православием стоит большая проблема: проблема обновления церковной жизни. Дело здесь не только в некоторых архаических формах литургической жизни (старославянский язык, старый календарный стиль, платки, бороды и т.п.), но и в самом стиле административного руководства.
Положение низшего клира напоминает положение бесправных крепостных. Церковный суд, гласное обсуждение проблем отсутствуют, преобладает авторитарный стиль руководства на всех уровнях (все зависит от характера личности, наделенной полномочиями), финансовая сторона почти непрозрачна и представляет своей закрытостью что-то наподобие "святая святых".

Антоний пытался, и не без успеха, очеловечить прежде всего эту психологическую сторону церковной жизни.

Его признавали все

Удивительное дело: его признавали и немногочисленные церковные либералы, и более многочисленные консерваторы — у него почти не было врагов. Его свидетельство шло от сердца, через него говорила сама Истина, и та особая тишина, которая наступала после его бесед, примиряла всех.
Начиная с конца 60-х гг., его проповеди можно было услышать по русской службе Би-Би-Си. Сам его глубокий голос и интонации были необычны: в советской системе таких голосов не было. Этот голос тревожил, он выражал невыразимое, то, что мы называем духовностью. Он возвращал людей к христианству.

Конечно, он был связан с тем лучшим, что было в русском религиозном ренессансе начала ХХ века, а потом получило развитие в русском изгнании. Это христианство несло в себе не магический ритуализм, а некую животворящую силу, вдохновение, творчество, свободу. Сотни британцев приняли православие или перешли в него. А многие русские люди в зарубежном рассеянии вспоминали о своих корнях и тоже открывали для себя новую неизвестную страну — Православие.
В те годы он приезжал в Россию, на его служение многие стремились попасть, порой рискуя собственной карьерой. Антоний, несмотря ни на что, верил в Россию, в ее духовность, но не обличал, а терпеливо ждал, когда она исцелится от одолевшего ее тяжелого недуга, он старался неосторожным словом не оборвать ниточку, связывающую его с нею. Лишь однажды он попал в "опалу", когда в 1974 г. за его выступление в защиту Солженицына и последующий отказ от поста Экзарха западноевропейских приходов его не пускали в Россию около трех лет.

Его нечастые приезды в Россию становились значительным событием, магнитофонные записи и самиздатские сборники его проповедей (и бесед в узком кругу близких людей на частных квартирах) расходились далеко за пределами Москвы. Его проповедь (в первую очередь, проповедь Евангельской Любви и Свободы) много значила в серые советские годы.
Особенность творчества Антония была в том, что оно носило экзистенциальный характер, происходило во время встреч с людьми. Именно поэтому все изданное печаталось по магнитофонным записям и сохраняло звучание этого живого слова.

Сегодня высказывается порой мнение, что кончина Антония изменит расстановку сил в РПЦ. Но я не думаю, что она ослабит позиции церковных и околоцерковных либералов, по той простой причине, что далее их ослаблять вроде бы некуда, да и митрополит еще при жизни своей не вмешивался в решение общецерковных вопросов (последний раз был в Москве в 1990 г.).
Каково будущее Сурожской епархии с уходом авторитетного митрополита — трудно сказать. Здесь ясно одно: Москве, пока она не избавилась от коммунистической психологии, не следует вмешиваться во внутренние дела лондонской епархии. Иначе возможны расколы и переход части приходов под Константинополь.

Антоний объединял в своем лице Восток и Запад, представляя православие "с человеческим лицом", вбирающее гуманистическую составляющую европейской культуры. Его уход являет собой действительно невосполнимую потерю.

Вечная память и вечный покой новопреставленному блаженнопочившему митрополиту Антонию!

-------------------------

Игумен Вениамин (Новик В.Н.) – кандидат богословия. Изучал социальное учение церкви в Италии (2 семестра) и в США (1 семестр). В 1987-97 гг. преподавал в Ленинградской Православной Духовной Академии. В сентябре 1997 г. уволен из-за несогласия с новым федеральным законом "О свободе совести и религиозных объединений". В настоящее время фактически находится за штатом. Занимается научно-преподавательской и публицистической деятельностью.



Страница сформирована за 0.15 сек
SQL запросов: 175