АСПСП

Цитата момента



Женщина никогда не знает, чего она хочет, но всегда добивается своего.
Потому что женщины — прекрасны!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



«Твое тело подтверждает или отрицает твои слова. Каждое движение, каждое положение тела раскрывает твои мысли. Твое лицо принимает семь тысяч различных выражений, и каждое из них разоблачает тебя, показывая всем и каждому, кто ты и о чем думаешь, в каждое мгновение!»

Лейл Лаундес. «Как говорить с кем угодно и о чем угодно. Навыки успешного общения и технологии эффективных коммуникаций»


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера-2010

У попа была собака… — Парнас дыбом

Не поверю, что вы не помните:

У попа была собака,
Он ее любил.
Она съела кусок мяса,
Он ее убил.

И в яму закопал,
И надпись надписал,

 что:

У попа была собака,

 и т.д.

Так вот, Э.С.Паперная, А.Г.Розенберг, А.М.Финкель, на всякий случай утаив свое авторство, в 1927 году выпустили сборник «Парнас дыбом», которые они сами назвали «научное веселье», а восхищенный народ квалифицировал все-таки как литературные пародии. Впрочем, я читаю в самых различных компаниях эту великолепную поэзию не из любви к авторам, а потому что это супер. А еще рекомендую выучить эти пародии всем своим ученикам — из двух соображений. Во-первых, всегда будет чем порадовать народ в приличной компании (и заработать себе репутацию образованного человека), во-вторых, это великолепные тексты для отработки интонационного богатства. Я повторю: если вы поставите себе задачу сделать себе интонации богатыми,

  • а если не поставите — то это глупо,

то найти тексты, на которых и с помощью которых находить и отрабатывать эти самые разнообразные интонации, вы убедитесь, не так-то просто. А вот эти тексты, эти пародии — подходят для этого идеально. Проверено годами поисков. Пользуйтесь!

  • Последние два предложения («Проверено годами поисков. Пользуйтесь!) могут быть удачно оформлены в богатой Оскар Уайльдовской интонации «Он убил ее. Убил, потому что любил!»). А весь первый абзац (начиная с «Так вот, Э.С.Паперная, А.Г.Розенберг, А.М.Финкель, на всякий случай утаив свое авторство…» и до «… подходят для этого идеально»), идеально воспроизводится в интонационном рисунке от Карамзина: «Любезный читатель! Сколь приятно и умилительно…» — и так далее.

Проверяйте!

КарамзинН.М.Карамзин

Любезный читатель! Сколь приятно и умилительно сердцу видеть дружбу двух сердец любящих. Всей чувствительной натурой своей бедная старушка любила серенького козлика: знайте же, грубые сердцем, что и крестьянки чувствовать умеют.
Но увы! Сколь часто неблагодарность, сия змея, на груди человеческой отогретая, свивает себе гнездо в душах существ обожаемых.
Сей серенький козлик был склонен более к опасностям жизни бурной, нежели к прелестям мирного существования селянина на лоне сладостной Натуры, под кущами зеленых садов, среди цветущих дерев и приятного ручейков лепета.
В чаще непроходимых дубрав нашел наш серенький козлик погибель свою от острых когтей и зубов косматого чудовища лесов Гиперборейских — серого волка. Лишь в знак любезной памяти дружбы и умиления сердечного оставило оное чудовище бедной старушке, горькие слезы в тиши ночной проливающей, рожки и ножки существа, столь горячего любимого и столь печально погибшего.

ЛонгфеллоГенри Лонгфелло. Песнь о Гайавате

В безмятежные дни мира, дни и радости, и счастья,
На земле Оджибуев жил седой учитель-кацик.
У него был Мишенава, пес ученый и лукавый,
И старик души не чаял в Мишенаве, псе разумном.
Как-то, сидя у вигвама и прислушиваясь к стону
Засыпающей Шух-шух-ги, цапли сизой длинноперой,
Он задумался глубоко и забыл о пеммикане,
Что для трапезы вечерней принесли ему соседи.
То проведал Мишенава, и как гнусный Шегодайя,
Трус презренный и ничтожный, он подкрался к пеммикану.
Вмиг все съел обжора гадкий.
Но узнал об этом кацик и схватил свой томагаук,
он убил одним ударом злого вора Мишенаву.
А потом сплел пестрый вампум
про себя и про собаку:

"В безмятежные дни мира, дни и радости и счастья

и т. д.

щелкните, и изображение увеличитсяН.А.Некрасов

В каком краю — неведомо,
В каком году — не сказано,
В деревне Пустоголодно
Жил был расстрига-поп.

С попом жила собачечка,
По имени Жужжеточка,
Собой умна, красоточка,
Да и честна притом.

На ту собачку верную
Бросал свои владения,
Столовую, кладовую,
Телячья мяса полную,
Поп все свое добро.

Но голод шутку скверную
Сыграл с Жужжеткой верною,
И дичь украв превкусную,
Собака съела всю.

Узнав про кражу злостную,
Поп взял секиру острую,
И ту собачку верную
В саду он зарубил.

И слезы проливаючи,
Купил плиту чугунную,
И буквами словенскими
Велел Вавиле слесарю
Там надпись написать…

В каком краю — неведомо,
В каком году — не сказано…

И т.д.

БунинИван Бунин. Сонет

Поп сив и стар. Глаза красны от слез.
Одна забота — зажигать лампады.
Жена в гробу. И дочка за оградой.
Последний друг — худой, облезлый пес.

Теперь попу уже немного надо:
Краюшку хлеба, пачку папирос…
Но жаден пес. С ним никакого сладу -
Лукав, хитер. И мясо он унес.

Нет, так нельзя! В глазах усталых пламень,
Поп, ковыляя, тащится в сарай,
Берет топор. И, наточив о камень,
Псу говорит в последний раз: прощай.

Топор взлетел широким плавным взмахом,
И заалела киноварью плаха.

щелкните, и изображение увеличитсяАнна Ахматова

Я бедный попик убогий,
Живу без улыбок и слез.
Ах, все исходил дороги
Со мною немощный пес.

Обветшала грустная келья,
Скуден мяса кусок.
И его в печальном весельи
Куда-то пес уволок.

И смерть к нему руки простерла…
Оба мы скорбь затаим.
Не знал я, как хрупко горло
Под ошейником медным твоим.

УайльдОскар Уайльд

Он убил ее. Убил, потому что любил. Так повелось в веках.

Пурпурное мясо, кровавое, как тога римских императоров, и более красное, нежели огненные анемоны, еще терзал жемчуг ее зубов. Серебряные луны ее маленьких ножек неподвижно покоились на изумрудном газоне, окрашенном рубиновой кровью, этой росой любви и страдания.
– Poor Bobby! — прошептал мистер Чьюизбл, викарий Ноттенгеймской церкви, отбрасывая прочь палку, орудие убийства. — «Ты не знал, что, хотя любовь есть воровство, воровство не есть любовь. Смерть открыла тебе эту тайну. Покойся с миром».

Он удалился. С лиловых ирисов капали слезы на золотой песок. Он убил ее. Убил, потому что любил.

щелкните, и изображение увеличитсяА.Н.Вертинский

Куда же вы ушли, мой серенький, мой козлик,
С бубенчиком во лбу и лентой на рогах?
Грустит ваш сад, Наннет-старушка плачет возле
Об умершей любви, о майских прошлых днях.

В последний миг я видел вас так близко,
В далекий лес вас мчал кабриолет.
Потом под тяжестью волка вы пали низко,
Лишь ножки и рога оставив для Наннет.

ЗощенкоМихаил Зощенко

ПЕРВЫЙ ЖАЛОСТЛИВЫЙ РАССКАЗ

А я вам, гражданочка, прямо скажу: не люблю я попов. Не то чтобы я к партии подмазывался, антирелигиозного дурману напускал, но только не люблю я духовной категории. А за что, спросите, не люблю? За жадность, за скаредность, - вот за что. И не то чтоб я сам мот был или бонвиван какой, но вот судите сами, какие от попов могут поступки происходить.

Живет с нами на одной лестнице духовная особа, Николо-Воздвиженского приходу священник. Собачка у них имелась, не скажу чтобы очень благородного происхождения, да ведь главное-то не лягавость эта самая, а характер. А характер у ней, надо сказать, замечательный был, ну, просто сказать, домовитая собачка была, не гулена какая-нибудь дворняжная.

А только стали мы примечать, что собачка худеть начала. Ребра, знаете, обозначаются, и на морде грусть. Одно слово – плохое питание и обмен веществ. Стали мы духовной особе замечания говорить, не по грубости, конечно, а по-деловому: "Так, мол, и так, вы бы, товарищ, служитель культа, собачке вашей мясной паек увеличили, худает собачка ваша, как бы и вовсе не сдохла". А духовная особа проходит равнодушной походкой, будто и не ее это касается.

Только гляжу, в понедельник утром возле помойной ямы собачий труп валяется. Ножки тоненькие свесились, шерсточка в крови, а ухо-то, знаете, вроде как каблуком придавлено. Тоска меня взяла - очень уж приятная собака во дворе была, никогда на лестнице не гадила. Стал я у дворника справки наводить, как да что да неужто песик своею смертью от плохого питания помер. И узнали мы, гражданочка, что духовное лицо своими руками собачку уничтожило за паршивый, извиняюсь, кусок мяса. Съела собачка мясо обеденное, а мясу тому, простите, кукиш цена. Обида меня взяла, гражданочка, скажу вам, до смерти. И хотите - обижайтесь, хотите - нет, а я вам открыто скажу: не люблю я лиц духовной категории.



Страница сформирована за 0.08 сек
SQL запросов: 184