УПП

Цитата момента



Чтобы заработать на жизнь, надо работать. Но чтобы разбогатеть, надо придумать что-то другое.
Альфонс Карр

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Ну вот, еду я в лифте, с незнакомым мужчиной. Просто попутчиком по лифту. Смотрюсь в зеркало, поправляю волосы и спрашиваю его: красивая? Он подтверждает - красивая! - и готов! Готов есть из моих рук. Не потому, что я так уж хороша в свои пятьдесят, а потому…

Светлана Ермакова. Из мини-книги «Записки стареющей женщины»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера

БЕСЕДА ПЯТАЯ. АРТИКУЛЯЦИЯ И ЧТЕНИЕ

Что такое артикуляция?

Исследования Н. И. Жинкина показали, что чтение, по существу, два одновременных процесса — приема и выдачи речи. Это означает, что при чтении письменную речь (текст) человек принимает и перерабатывает. По окончании чтения читатель формирует свое представление о прочитанном: как бы выдает результат обработки текста, в которой непременно принимают участие речевые процессы. Именно от того, как они организованы, зависит скорость чтения.

Возможны три основных способа чтения. Первый способ — артикуляция, или проговаривание вслух (или почти вслух) того, что читаешь. Скорость такого чтения невелика. Второй способ—чтение про себя, при котором речевой процесс проявлен в форме внутренней речи, т. е. без открытой артикуляции. Текст при этом усваивается более эффективно. Способ в принципе допускает быстрое чтение. И наиболее совершенный способ чтения —тоже молча, но в условиях максимального сжатия внутренней речи, при котором она проявлена в виде коротких залпов ключевых слов и смысловых рядов, адекватно отражающих смысл текста.

Итак, артикуляция замедляет процесс чтения и от нее необходимо избавиться. Однако не приведет ли сокращение артикуляции при повышении скорости чтения к снижению качества восприятия и осмысления получаемой информации?

Как показали исследования психологов, иногда при чтении слова могут быть заменены наглядными зрительными представлениями, пространственными схемами, целые группы слов — одним словом.

Быстро читающие люди обладают способностью, не проговаривая читаемый текст, сразу улавливать и фиксировать замысел автора, а затем усваивать его на уровне внутренней речи. В этом случае, несмотря на высокую скорость чтения, происходит глубокое понимание и усвоение прочитанного, так как основная идея понятна с самого начала. Задачу научиться такому чтению можно решить в два этапа. Первый предполагает сокращение артикуляции, если она ярко выражена, второй—овладение приемами чтения, при которых текст воспринимается крупными информативными блоками.

Как известно, людей по способу восприятия и переработки информации делят на два типа: зрительный и слуховой. Люди зрительного типа при чтении используют код наглядных образов, тогда как люди слухового типа применяют менее производительный код речедвижений. Наблюдения за людьми, читающими быстро, показывают, что они, как правило, относятся к зрительному типу. Вот, например, как описывает О. Бальзак процесс быстрого чтения: «Впитывание мысли в процессе чтения достигло у него способности феноменальной. Взгляд его охватывал семь-восемь строчек сразу, и разум постигал смысл со скоростью, соответствующей скорости глаз. Часто одно-единственное слово позволяло ему усвоить смысл целой фразы».

Направленным обучением можно практически любого здорового человека научить в процессе чтения использовать код наглядных зрительных образов при соответствующем сокращении артикуляции.

Речь внешняя и внутренняя

Из различных методов сокращения артикуляции наиболее эффективным является метод центральных речевых помех, или метод аритмического постукивания. Этот метод разработан Н. И. Жинкиным и использован им при исследовании закономерностей внутренней речи. Понятие внутренней речи для нас очень важно, поэтому давайте разберемся более подробно с тем, что же такое внутренняя речь. А. А. Леонтьев считает, что «внутренняя речь—это речь, которая обслуживает только мышление и не служит, как другие виды речи, целям общения. Классический пример внутренней речи можно встретить в. любом классе любой школы в тот момент, когда учитель открывает журнал:

чтобы начать опрос. Он говорит в раздумьи (обычно про себя, но иногда вслух): «Александрова я уже спрашивал вчера… Белова только что пришла после болезни… Васильева спрошу в следующий раз…» «Обычно про себя, а иногда и вслух»,— сказали мы. Вы, вероятно, тоже припомните случаи, когда, решая сложную мыслительную задачу, и вы начинали рассуждать вслух. Кстати (в подтверждение теории умственных действий), маленький ребенок совершенно не умеет рассуждать про себя: всякое рассуждение он старается производить во всеуслышание, чем иногда крайне смущает взрослых. Внутренняя речь всегда развивается из речи внешней. Многие психологи думают даже, что внутренняя речь — это скрытая форма внешней речи, т. е. что мозг продолжает подавать необходимые сигналы в губы, гортань и другие органы речи, но эти сигналы слишком слабы, чтобы заставить язык произносить слова. Н. И. Жинкин доказал, что чаще всего внутренняя речь вообще перестает быть речью: мы начинаем оперировать не речевыми единицами — звуками, словами, предложениями, а зрительными образами, обобщенными схемами и т. д. Доказывается это очень простым способом, с помощью ритмического постукивания. Суть в том, что внешняя речь развертывается во времени: слова произносятся последовательно, одно за другим, на каждое тратится доля секунды, различная доля, в зависимости от длины слова. Так вот, когда человек говорит вслух, ему трудно монотонно постукивать, он сбивается с ритма. Когда человек читает, он тоже мысленно произносит слова и тоже сбивается. Но в большинстве случаев постукивание не мешает и само тоже не нарушается: значит, внутренняя речь не развертывается во времени, как внешняя. Иначе говоря, речь как бы растворяется в мышлении человека, порождая в нем, правда, то, чего раньше не было,—образы и схемы. Происходит процесс формирования новой системы перекодирования. Эта система обеспечивает при чтении текста его полноценное понимание уже не за счет проговаривания и внутреннего прослушивания каждого слова, а принципиально иным способом, основанным на использовании ярких наглядных образов.

Как научиться читать молча

Итак, только сокращение артикуляции обеспечивает настоящее быстрое чтение. Как же освоить, сформировать новый способ чтения? Мы предлагаем вам изучить и затем многократно потренировать упражнение, которое мы назвали «выстукивание ритма». Суть его в следующем. Читая про себя, вы выстукиваете кистью руки специальный ритм, не соответствующий обычной ритмике русской речи. Он включает в себя двухтактное постукивание с четырьмя ударными элементами в первом такте и двумя во втором и со значительным усилением удара на первом элементе каждого такта.

Постоянно слышимый аритмический рисунок акустического воздействия разрушает привычный ритм естественных мелодических речедвижений при чтении русского текста, т.е. становится помехой для любой артикуляции— и внешней, и внутренней. Помеха возникает оттого, что слова в русском языке, составляющие речевой поток, обладают разноместным ударением.

Главная особенность этого метода в том, что на деятельность речевых органов (губы, язык, глотка, гортань) непосредственно никакого воздействия не оказывается, все механизмы речеобразования остаются свободными. При выстукивании рукой специального ритма в коре головного мозга возникает зона индуктивного торможения, которая делает невозможным произнесение читаемых слов, т. е. сокращает периферическую артикуляцию из центра. Чтобы разобраться в том, как это происходит, посмотрим, какие зоны мозга управляют процессами речи и ее пониманием.

В 1861 г. французский ученый П. Брока обнаружил, что при поражении мозга в области второй и третьей лобных извилин (рис. 16) человек перестает членораздельно говорить и издает лишь бессвязные звуки, хотя сохраняет способность понимать то, что говорят другие. Здесь находится речевая моторная зона, или зона Брока. У пишущих правой рукой она находится в левом полушарии мозга, у левшей в большинстве случаев — в правом.

щелкните, и изображение увеличится

Рис. 16. Речевые зоны мозга

В 1874 г. другой французский ученый Э. Вернике установил зону сенсорной речи. Поражения верхней височной извилины приводят к тому, что человек слышит слова, но перестает их понимать. Здесь учитываются логические связи слов с предметами и действиями, которые слова обозначают. При этом больной может механически повторять слова, не понимая их смысла. Такую зону мозга назвали зоной Вернике.

В зоне Вернике, как в своеобразной картотеке, хранятся все усвоенные в течение жизни человека звуковые образы слов. Конечно, они находятся там не в виде цепочки закодированных слов (такое хранение неэкономично), а в виде так называемых нейронных следов звуковых образов. Всю жизнь человек пользуется этой картотекой. Для нормальной работы мозга большое значение имеют мышечные ощущения, возникающие при артикуляции. Для быстрого же чтения сокращение артикуляции — обязательное условие. Очевидно, для его выполнения необходимо найти средство воздействия на зону Брока в процессе чтения, с тем чтобы преградить путь управляющим импульсам, поступающим из этой зоны для формирования артикуляции.

Как установили ученые, движения пальцев рук в ходе развития человека оказались тесно связанными с речью. Исследования ленинградского профессора М. Кольцовой показали, что речевая деятельность у детей частично развивается и под влиянием импульсов, поступающих от пальцев рук. Наблюдая детей в возрасте 10—12 месяцев, она установила, что их речь, образно говоря, находится на кончиках пальцев.

Известно, что речь — вторая сигнальная система и она нам от рождения не дана. Если ребенка не учить говорить, он будет немым. М. Кольцова рекомендует специальные упражнения для тренировки пальцев рук детей 6—7-месячного возраста. В результате ребенок гораздо раньше начинает произносить полные слова, обычно трудные для этого возраста. Таким образом, существует прямая связь между движением руки и произнесением слов. Значит, здесь есть постоянное функциональное взаимодействие предметной и речевой информации, которое объяснено И. Павловым как взаимодействие первой (предметной) и второй (речевой) сигнальных систем.

Приведем примеры трех различных способов коммуникации: зрительного, слухового, двигательного.

Представьте себе, что вы беседуете с приятелем, который пришел к вам по делу. Обсудив все вопросы, вы распрощались с ним. И вдруг вспомнили, что забыли сказать нечто важное. Нужно вернуть его. Как это сделать, используя каждый из названных способов коммуникации?

Зрительный. Быстро набросав фломастером плакатик: «Вернись, пожалуйста!», вы выходите на балкон и показываете его приятелю, который, выйдя из подъезда, обернулся на прощание помахать рукой. Увидев вас, он удивился странной форме общения, но все же выполнил вашу просьбу.

Слуховой. Выйдя на балкон, вы просто крикните: «Вернись, пожалуйста!»

Двигательный. Выйдя на балкон, вы делаете выразительное движение рукой, призывающее приятеля вернуться.

Итак, три разных способа коммуникации, а результат один—сообщение принято, понято и реализовано. Разобранные примеры — прямая аналогия с чтением. Различие лишь в том, что при чтении мы принимаем сообщения и от наев принципе зависит, каким способом (в каком коде) этот прием реализовывать: зрительном, слуховом или двигательном. Вместе с тем из всего этого можно сделать вывод: если движения рукой позволяют реализовать речевые коммуникативные действия, то, очевидно, такие движения, безусловно, возбуждают и определенные отделы коры головного мозга, посылая туда соответствующие импульсы. О том, что рука действительно играет большую роль в организации различных функций мозга, можно судить по рис. 17. Здесь показан условный человечек, так называемый гомункулус. Размеры различных частей его тела соответствуют той части коры головного мозга, которая связана с анализом тех или иных ощущений, поступающих в мозг от различных частей тела.

Обратите внимание, какая большая часть коры головного мозга вовлекается в активную деятельность каждый раз, когда кисть руки выполняет определенные действия, например выстукивает ритмы. При этом речедвигательный канал восприятия оказывается занят и пройти по нему встречным нервным импульсам уже нельзя. Теперь представьте себе, что, продолжая движения рукой (выстукивая ритм) и порождая при этом помеху в речедвигательном канале, вы начинаете читать про себя текст. Зону Брока охватывает отрицательная индукция из-за помехи, и канал для прохождения управляющих импульсов закрыт. В этом варианте читать можно только в том случае, если чтение не сопровождается артикуляцией. Как только произносится вслух читаемое слово, ритм сразу же сбивается. И наоборот, пока выстукивается ритм, проговаривать читаемое невозможно: зона Брока заперта, речедвигательный канал закрыт.

Приведенное объяснение, конечно, весьма условно, но оно отражает основную идею метода постукивания: ритмические движения рукой запирают речедвигательный канал и артикуляция практически становится невозможной Естественно, возникает вопрос: неужели читающие быстро все время так и по стукивают при чтении? Конечно, нет. Достаточно 20 часов почитать с посту киванием ритма, чтобы созрела и окрепла новая программа работы мозга, сформировался новый стереотипный код, обеспечивающий обработку поступающей по зрительному каналу в мозг информации без проговаривания.

Главное в освоении метода—правильно разучить и выстукивать ритм, для чего необходимо вначале внимательно прочитать правила выполнения этого несложного-упражнения, затем простучать сам ритм и многократно повторить его. Следует помнить, что эффект метода проявляется только в том случае, если читатель самостоятельно работает с текстом—непрерывно выстукивает ритм и контролирует правильность звучания на слух. Читать текст выстукиванием можно только после того, как выучен ритм. Для проверки правильности рисунка ритма надо контролировать его по нотной записи (рис. 18)

щелкните, и изображение увеличится

Рис.17. Гомункулус

щелкните, и изображение увеличится

Рис. 18. Нотная запись ритма

Как показывает опыт, при систематическом выполнении упражнений, при веденных в конце беседы, практически все обучающиеся достигают нужного эффекта. Для успешного подавления артикуляции, как правило, достаточно чтения с одновременным выстукиванием ритма в течение 20 часов. Однако в зависимости от типа нервной системы и других индивидуальных психофизиологических особенностей освоение упражнений протекает у некоторых обучающихся по-разному.

Упражнение 5.1. Чтение с одновременным выстукиванием ритма

5.1.1. Правила выстукивания ритма.

1. Ритм выстукивается с помощью карандаша, зажатого в трех пальцам правой руки, по твердой поверхности стола ударами в одну точку. Твердо, уверенно, четко.

Примечание: левша должен выстукивать ритм одновременно двумя руками,так как у него речевая моторная зона находится в обоих полушариях коры головного мозга.

2. Ритм выстукивается активным движением всей руки, а не только кисти.

3. При чтении с одновременным выстукиванием ритма главное — обеспечить непрерывность и правильность рисунка ритма.

5.1.2. Проверка ритма.

Вы освоили ритм. Попробуйте простучать его непрерывно в течение 2—3 мин. Вы не сбиваетесь. Отлично, Теперь проведем простой эксперимент. Начните выстукивать ритм, а затем одновременно с выстукиванием громко читайте вслух начало этой страницы сверху. Что у вас получилось? Вы сбились. Читать вслух и одновременно выстукивать ритм невозможно, это противоречит законам физиологии человека, которые мы разбирали. Тогда снова начните выстукивать и одновременно читайте начало страницы про себя. Теперь вам Удается читать, но очень медленно, и трудно понять прочитанное. Явление закономерное. Мы разберемся с ним в следующем разделе беседы. Такова особенность упражнения. Переходите теперь к следующему упражнению.

5.1.3. Сокращение артикуляции.

В течение недели читать ежедневно с одновременным выстукиванием ритма 1—1,5 часа простые тексты. Задача полного понимания прочитанного не ставится. Главное—постоянный контроль правильности выполнения упражнения. В течение дня выбирайте время для чтения—10—15 мин. Если устали, сделайте перерыв. Все время вспоминайте ритм. Обязательно выстукивайте его перед сном. К концу недели необходимо начитать с одновременным выстукиванием ритма 8—10 часов.

Быстрое чтение и артикуляция несовместимы

Один из известных исследователей психологии творчества Жак Адамар написал как-то письмо знаменитому А. Эйнштейну и попросил его рассказать о том, как он читает и понимает тексты. Вот что написал ему А. Эйнштейн: «Слова или язык, как они пишутся или произносятся, не играют никакой роли в моем механизме мышления. Психические реальности, служащие элементами мышления, это некоторые знаки или более или менее ясные образы, которые могут быть «по желанию» воспроизведены и комбинированы». Мы с вами можем сказать, что это яркий пример чтения при отсутствии артикуляции.

Артикуляция—главный враг быстрого чтения. Выполняя упражнение с выстукиванием ритма, вы убедились в том, что подавление артикуляции при таком способе чтения вызывает перестройку механизма мышления. Какова же природа упражнения? Внешне, казалось бы, очень простое, оно вызывает глубинные преобразования в структуре умственных действий. В мозге происходят сложнейшие интегративные процессы. Изменяется сама процедура приема и переработки информации. Совершенно иначе организуются понимание и запоминание прочитанного.

Давайте попробуем разобраться в таких явлениях. Как мы уже отмечали, чтение тесно связано с речью. Именно от ее организации, а точнее, от реализации внутриречевых процессов зависит скорость и эффективность чтения. Доктор психологических наук Т. Н. Ушакова отмечает, что речь представляет собой «некоторый аппарат, переводящий смысл в слова, причем этот аппарат находится в тесной связи с сознанием и эмоциями человека; важной его особенностью является наличие в нем языковой системы, производимой сообществом людей и индивидуально усвоенной и используемой каждым человеком».

Исследования психологов позволяют по-иному взглянуть и на понятие внутренней речи, которая является центральной в психологии чтения. Как отмечает Т. Н. Ушакова, термином «внутренняя речь» обозначается психофизиологический процесс, который характеризуется активизацией речевых механизмов при отсутствии выраженных речевых проявлений (внешней речи). Внутриречевые процессы качественно отличны от внешней речи и образуют ее необходимую основу. Наиболее веским основанием для этой точки зрения служит тот факт, что обычная речь человека выражает определенный смысл и использует ранее усвоенный язык с его системой знаний и правил. Чтобы ее организовать по правилам языка и в соответствии со смыслом, который человек хочет выразить, необходим специальный интегративный процесс (на нынешний день для науки глубоко таинственный). Этот процесс происходит посредством механизмов, сложившихся в мозгу человека при усвоении языка и речевого опыта, и опережает произносимую речь. по отношению к которой он является скрытым, внутриречевым. Чтение представляет собой обратный процесс — прием (усвоение) письменной речи, что позволяет говорить о полной аналогии с процессом порождения (говорения) речи.

Внутриречевые процессы по своим характеристикам не могут быть идентичны внешней речи (т. е. быть «проекцией внешней речи»), потому что они «порождают» произносимую речь и сами организуются в соответствии с законами работы мозга, законами высшей нервной деятельности человека. Тот случай, когда человек про себя произносит внутренние монологи, представляет особый вариант речи, по существу, мало отличающийся от громко произносимой и вряд ли даже заслуживающей названия внутренней речи.

Он представляет собой не что иное. как пример чтения с ярко выраженной артикуляцией.

Если говорить о специфике процессов, происходящих при выполнении упражнения «выстукивание ритма», то очевидно, что их следует искать в перекодирующих механизмах или в реализации различных способов кодирования сигналов, при обработке поступающей в процессе чтения в мозг информации. Чтение с одновременным выстукиванием ритма ставит мозг в условия, когда нужно решать типовые мыслительные задачи, но привычные средства их реализации отсутствуют. В этом состоянии мозг формирует новый нейродинамический код, обеспечивающий выполнение всего комплекса задач, связанных с чтением, но уже на качественно другом уровне. Как отметил А. А. Леонтьев, в этом случае «формируется какой-то другой код», основанный на зрительных или каких-то иных представлениях.

Наши многолетние наблюдения процессов сокращения артикуляции при чтении убедили нас в том. что каждый обучающийся, правильно выполняющий упражнение «выстукивание ритма», последовательно проходит определенные этапы—фазы освоения упражнения. Предваряя вопросы о трудностях, которые встретятся при его выполнении, необходимо разобраться в особенностях упражнения, чтобы эффективно решать задачу сокращения артикуляции. При этом будем опираться на рассмотренные модели и закономерности речевого общения. Понимая условность разбираемой ниже модели преобразований в структуре умственных действий, мы считаем ее анализ чрезвычайно полезным для обучающихся, ибо он дает наглядное представление о действительной эффективности упражнения с выстукиванием ритма. Кроме того, эта модель позволяет контролировать выполнение упражнения, видеть свои ошибки и недостатки.



Страница сформирована за 0.79 сек
SQL запросов: 172