УПП

Цитата момента



Разве я не уничтожаю своих врагов, когда делаю из них своих друзей?
Авраам Линкольн

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



«Это потому, что мы, женщины, - стервы. Все. Просто у одних это в явной форме, а у других в скрытой. Это не ум, а скорее, изворотливость. А вы, мужчины, можете быть просто умными. Ваш ум - как бы это сказать? - имеет благородный характер, что ли».

Кот Бегемот. «99 признаков женщин, знакомиться с которыми не стоит»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/israil/
Израиль
8. Детализация фрейма за счет активной мысленной реорганизации уже имеющихся знаний.

ОБЩАЯ СХЕМА:

щелкните, и изображение увеличится

 

 

 

Рис. 55.

Комментарий. Детализация фрейма происходит за счет перераспределения информации, уже имеющейся в ИОПВМВМ решателя. Это содержание эпизодической памяти Э1 – Эк , общие (энциклопедические) знания (ОЗ), знания, непосредственно связанные с задачей (З). В результате использования этих конкретных знаний для уточнения общих компонентов (К) фрейма А, в нем формируется детальная структура с конкретными значениями С. По сумме этих конкретных значений и находится конкретный ответ От.

Пример. Наиболее четким примером этой схемы является расследование Рябинина. В общем виде оно шло по схеме:

щелкните, и изображение увеличится

 

 

 

Рис. 56.

Комментарий. Мысленная работа Рябинина на 1 этапе состояла в том, что он начал выдвигать гипотезы о том, как были связаны (С) Калязина и ее сообщник. Эти гипотезы (любовник Л, деловые отношения Д, уголовник У, родственник Р) основаны на общих знаниях (ОЗ) типов взаимоотношений между криминальными сообщниками. Каждая гипотеза после осознания продолжала детализироваться по схеме «если а, то б», то есть по трековой схеме. Если любовник, то какой он? Ответ возникает из активации конкретных знаний о вкусах Калязиной, имеющихся в эпизодической памяти (Э1): вероятнее всего «нахальный, здоровый мужлан» (н, з). Если на основе деловых отношений, то по своим общим знаниям и знаниям о Калязиной (Э2), Рябинин считает, что он может быть любым (л). Аналогично, из знаний эпизодической памяти (Э2,Э3, Э4) о Калязиной уточняется, что с уголовником (у) она бы не связалась (х), а родственников у нее нет (х).

На втором этапе (этапы выделены не по порядку размышлений, а по типу) Рябинин уточняет общие особенности личности сообщника в независимости от взаимоотношений с Калязиной на основании материала эпизодической памяти о конкретных событиях. Из эпизода (Э5)с цистерной (Ц) выделяется свойство аморальности и среднего возраста, из эпизода (Э6) со страховым агентом (Ст) – средний возраст; из знаний (Э7), что выполнял поручения за деньги (Дн), – что жаден; из истории (Э8) с бриллиантом (Бр), - что умелец.

На заключительном этапе Рябинин анализирует события, произошедшие в прокуратуре: отключение света (Э9), историю со взяткой, которую мог подложить только человек, постоянно топчущийся в канцелярии (Э10). В результате перекомпоновки знаний во фрейме «сообщник» формируется тот набор признаков, по которому и удается сообщника вычислить.

К сожалению, мне не удалось в этой книге подробно, на конкретных примерах описать самое главное – механизм формирования ИОПВМВМ, предопределяющей результаты любого мышления, и дать комплексное описание потока реальных размышлений во всей его полноте и разнообразии. Видимо, о формировании ИОПВМВМ надо писать отдельную книгу. А общее представление о комплексном потоке стихийного мышления я попытаюсь дать сейчас.

щелкните, и изображение увеличится

 

 

 

Рис. 57. Комплексная схема реальных размышлений

Комментарий к схеме. Обозначения. Заглавные буквы от А до К обозначают фреймы или отдельные компоненты ИОПВМВМ, участвующие в описываемом ментальном процессе; черные точки без буквы рядом – элементы не участвующие в данном процессе; буквой П обозначена потребность. Сплошные линии – связи между компонентами, существующие постоянно; толщина линий отражает силу связи; пунктирные линии обозначают актуальное распространение активационного процесса. Двойные стрелки:

- отражают связь с теми компонентами ИОПВМВ, активация которых актуализирует оценку соответствия идеи цели задачи, возражения против нее, антитезисы или выявление непригодности идеи после проверки в реальности; значок:

- сам такой компонент.

Звездочка * означает активацию элемента. Для упрощения показана активация только отдельных элементов сети, которые непосредственно участвуют в порождении идей. А в той или иной степени подпорогово активируются все компоненты, прямо связанные с осознанными элементами.

Описание примера комплексной схемы обычного процесса мышления. Психические процессы определяются в первую очередь потребностями. Поэтому человек принимает, начинает решать ту или иную задачу потому, что она в той или иной мере соответствует той или иной его потребности. Это влияние потребностей на решение задач в САТМ отражается как внутреннее (подсознательное!) подпороговое активирование определенных (индивидуально-специфичных) компонентов ИОПВМВМ. На схеме это отражено постоянной линией связи между потребностью П* и компонентом А. Разумеется, потребность П* прямо связана и со множеством других элементов (однако, не всех!), но это просто не показано. Звездочка при П* не означает, что потребность в момент мышления актуально осознается. Традиционно подобную подсознательную готовность отождествляют с одним из видов установок.

Толчком к решению той или иной задачи, проблемы может быть информация извне или внутриментальные процессы. Но в любом случае мы на этом примере рассматриваем вариант осознанного восприятия задачи «а». Восприятие «а» означает ее отнесение, категоризацию в рамках прототипного фрейма «А». Во фрейме А имеется готовый общий ответ, решение, идея Иа (на схеме не показана), которая в соответствии с конкретной ситуацией «а» осознается в виде конкретной идеи «аа»(на схеме не показана). Идея «аа» вызывает вокруг себя активацию. И, если при этом в прямо связанных с ней фреймах активируется противоречие:

или идея не выдерживает проверки на практике, то она отвергается полностью или частично и остается как запасной вариант. Тогда на следующем этапе включается следующая сильная связь А Б

и по аналогичной схеме генерируется идея «ба». Перебор идей по фреймам В и Г аналогичен. На схеме на связи БД показано, что при любом осознании из компонентов, прямо связанных с осознанными, формируется зона подпороговой, подсознательной активации. В реальности компонентов, подобно Д*, подпорогово активированных от осознанных элементов, намного больше. Далее, на примере включения фрейма Г, разбирается другой тип генерации идей.

Около фрейма Г нет прямо связанных с ним сильными связями других фреймов. И хотя оценка:

идеи «га» тоже не дала оснований признать ее окончательной, никакой другой идеи сразу не возникает и фрейм Г сам остается в состоянии подпороговой активации (*) и от него подпорогово (подпорогово потому, что связь ГЖ недостаточно сильна) активируется фрейм Ж. Через какое-то время из внешнего мира или в результате осознанных размышлений по другому поводу активируется информация «ж», идентифицируемая в рамках фрейма Ж, который ранее был подпорогово активирован от фрейма Г. Сумма активаций от Г и «ж» уже превышает порог осознания и тогда во фрейме Ж возникает идея «жа». В разбираемом примере идея «жа» тоже встречает возражения. Поэтому поиск решения продолжается. Осознание идеи «жа» активирует подпорогово свою зону, в том числе – компонент К. С другой стороны, компонент К был подпорогово активирован по достаточно сильной связи, но от тоже только подпорогово активированного элемента Д. Однако суммирование двух активаций оказывается достаточным для осознания связанной с фреймом К идеи «ка». Поскольку она не вызывает возражений, то она и принимается в качестве решения.

Когда идея возникает по цепи сильно связанных фреймов (как в данном примере – по цепи А-Б-Г), то решатель легко может объяснить ее возникновение. Он последовательно и логично развернет содержание каждого фрейма, начиная с конкретной идеи «га», с изложением общей структуры фрейма Г. Затем логично опишет связь Г с Б и т.д. В результате слушатель будет думать, что решатель так подробно действительно осознанно рассуждал, в то время как реально решателем осознавались только готовые идеи «га», «ба» и «аа». Так возникает иллюзия детальной осознанности логичных рассуждений.

Если же идея возникает так как это описано для случая «К», то восстановить всю цепочку трудно, так как в ней слабые связи, а активация отдельных элементов временная. И тогда у решающего может возникнуть представление, что это – интуитивное озарение. На самом же деле любая идея возникает как следствие использования закономерно организованной СЗ! Только у каждого человека, в соответствии с его уникальным жизненным и профессионально-деловым опытом, эта структура индивидуально-специфична!

В описанном выше примере идея К, возникшая в результате суммирования подпороговых активаций, расценена как эффективная. Но так бывает не всегда. В течение дня активируется множество элементов СЗ, относящихся к самым различным областям. И далеко не все активированные элементы СЗ бывают полезны для решения главной проблемы, над которой человек думает. Скорее наоборот, это активационный шум, мешающий найти верное решение. Ночью же состояние активированных днем элементов возвращается к своему стандартному значению. И утром поэтому могут приходить идеи, основанные только на прямых и достаточно сильных связях. И, если эти сильные связи адекватно отражают реальность, то они и оказываются эффективными. На этом основано представление о том, что интересные идеи приходят во сне или утром. При этом надо учесть, что каждый день любые осознанные размышления видоизменяют ИОПВМВМ. Поэтому можно считать, что каждое утро СЗ уже другая. Если же вечером четко формулируется задача, то информация относящаяся именно к данной задаче остается активированной, в то время как посторонняя гаснет. На этом основана эффективная методика «заказа» решения проблем. Она конечно не дает 100% гарантии, но полезна.

В книге не затронут ряд важных вопросов, связанных с мышлением, с решением проблем. Главное в решении проблем – индивидуально-оригинальная подсознательная внутренняя модель внешнего мира. В книге описано ее использование, но не описаны механизмы ее формирования. Одним из главных факторов формирования ИОПВМВМ являются врожденные индивидуальные особенности личности, черты характера (пожизненно приобретенные особенности личности являются уже производными). Врожденные же особенности личности и общий план судьбы определяются законами астрологии (имеется в виду точная научная астрология, а не базарная версия, эксплуатируемая СМИ). Но все эти вопросы слишком сложны и требуют отдельной книги.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, подведем итоги. Основные идеи этой книги основаны, во-первых, на базовых представлениях когнитивной психологии о том, что мышление – это активационный процесс в структуре знаний, внутренней модели внешнего мира. Во-вторых, в дополнение к известным положениям когнитивной психологии вводится представление о «сильных», очевидных для данного человека знаниях (в виде систем сильных связей и фреймов) и знаниях «слабых», маловероятных (основанных на элементах или фреймах, связанных с исходным пониманием задачи слабыми или многоступенчатыми связями). При этом в качестве центральной идеи предлагаемой структурно-активационной теории мышления (САТМ) выдвигается положение о том, что элементы, связанные с исходными составляющими задачи слабыми связями, могут быть включены в мыслительный процесс благодаря дополнительной активации вследствие сознавания. Это коренным образом заставляет переосмыслить роль осознаваемых рассуждений и интуиции.

Традиционно принято считать, что оригинальные идеи приходят в результате непознаваемого и непонятного «интуитивного озарения». Поэтому для их генерации не остается ничего другого, как ждать, пока на голову упадет ящик с яблоками или идея просто приснится в готовом виде. С точки зрения САТМ интуитивные, автоматически возникающие идеи обусловлены использованием «сильных» структур знания. Если структура «сильных» знаний данного человека оригинальна и адекватна проблеме, то у него автоматически как интуитивно-очевидная возникает соответствующая эффективная идея. Если же структура знаний в области данной проблемы шаблонная, стандартная, то озарить может только глупость, шаблонная идея. У Холмса модель мира в области расследований преступлений сильна, обширна и детальна. Поэтому он автоматически, как интуитивно-очевидную сразу интерпретирует ситуацию с «Союзом рыжих» как какое-то мошенничество, какой-то преступный замысел. А у мистера Уилсона совершенно другая модель мира. В ней главное – элементарные бытовые заботы маленького обывателя. И поэтому он автоматически, как интуитивно-очевидную интерпретирует ситуацию с «Союзом рыжих» как хороший способ подзаработать. При этом он, конечно, знает, что в мире существуют мошенники, что воры грабят банки через подкопы. Но для него эти знания слабые, никак не связанные напрямую с его сиюминутными мыслями и заботами.

Эффективность интуитивных идей определятся работой формирования эффективной структуры знаний, модели мира, адекватной проблеме. Формирование индивидуально-оригинальной модели мира начинается с рождения. Её оригинальность у каждого человека изначально уже предопределена врожденными индивидуальными особенностями психики. В течение жизни все сильнее и сильнее развиваются те части модели мира, которые и изначально были сильны (то есть, развиваются врожденные задатки). Один ребенок с ранних лет интересуется животными и потом может стать биологом, другой интересуется спортом и становится спортсменом. В вузе глубоко заинтересованный предметом студент читает не только заданную литературу, а и много шире. И уже молодые специалисты одной специальности имеют структуру знаний в своей области различную. После же окончания вуза доформирование структуры знаний вообще идет у каждого своим путем. Серьёзный ученый, углубляясь в какую-то конкретную узкую область своей науки, через 10-15 лет работы отличается от любого другого специалиста в этой же области тысячами элементов структуры знаний!

С другой стороны эффективные, оригинальные для самого автора идеи могут возникнуть за счет включения знаний маловероятных, «слабых». С точки зрения САТМ это происходит тогда, когда в результате осознанной переформулировки запускается новый активационный процесс. Новая активация, суммируясь со слабой активацией от первичной формулировки, включает в мышление, способствует сознаванию идей изначально маловероятных для первичной формулировки.

Таким образом, если сразу не возникает интуитивно-очевидной эффективной идеи, то надо не сидеть и ждать озарения, а размышлять, размышлять и размышлять. Как размышлять? Вот тут ещё одно положение САТМ, которое противоречит, казалось бы, всем общепринятым представлениям о мышлении. Со времен Аристотеля принято считать, что все люди умеют мыслить логически и постоянно это делают. При этом, однако, очень редко можно обнаружить в текстах или речах полные формулировки силлогизмов. Никто такими развернутыми формулами не рассуждает. Да, конечно, общие знания лежат в основе наших логичных рассуждений. Конечно, мы постоянно учитываем причинно-следственные отношения. Но все это происходит автоматически. Когнитивная психология, возникшая во многом благодаря попыткам кибернетиков промоделировать мышление, была вынуждена описать элементарные акты мышления максимально детально. И это было сделано с помощью пропозициональных схем и фреймов. Как это было детально показано в соответствующих главах книги, такие схемы автоматически подразумевают логические связи между элементами структуры знаний. И соблюдение логических закономерностей является при использовании сильных структур знания, фреймов просто результатом автоматического распространения активационного процесса по готовым логично построенным структурам, а не сознательным выполнением каких-то логических операций, не результатом сознательных логических размышлений! Таким образом, идеи, основанные на сильных знаниях, возникают по форме как интуитивно-очевидные, а, по сути, они построены по законам логики. Но такая «автоматическая логика» опирается на готовые «сильные» структуры – фреймы, связанные с условиями сильно, и не может автоматически включить в мыслительный процесс «слабые» структуры, другие, альтернативные фреймы.

Включение маловероятных знаний, альтернативных фреймов возможно, если задача переформулируется, и запускается новый активационный процесс. Основой для переформулировки задачи служит сознательное выполнение логических операций. При осознанной формулировке задачи в более общем виде запускается уже эта новая формулировка, которая приводит к активации других ответов, чем при исходной, конкретной формулировке. Например, это было показано на задаче о спичках. Таким образом, САТМ выделяет логику пассивную, основанную на автоматическом использовании готовых сильных структур и логику активную, основанную на осознанных формулировках. Понимание всех этих процессов осложняется ещё тем, что при автоматической генерации идей их автор может «задним числом» объяснить их возникновение в виде логичного последовательного текста, создавая иллюзию, что эти идеи и возникли в результате осознанных размышлений. В САТМ такая логика называется ретроспективной. Активные, осознанные переформулировки могут возникать не только благодаря выполнению обычных логических операций, но и за счет опоры на другие процедурные знания, стандартные алгоритмы, эвристики. Активационное путешествие по ИОПВМВМ имеет несколько вариантов. Простейший – автоматический пошаговый переход от одной очевидной идеи к другой очевидной идее или другому очевидному фрейму. Этот механизм почти не отличается от простой генерации интуитивно-очевидных идей. Однако глубина такого путешествия зависит от психической энергии решателя, и часто в обыденной жизни многие даже ленятся совершить и такое путешествие, просчитать несколько достаточно очевидных шагов. И при этом надо понимать, что такое активационное путешествие совершается по индивидуально-оригинальной у каждого человека модели мира.

Другой сложностью для читателей было расставание с любимой идеей об интуитивном озарении. Так приятно надеяться, что можно сладко поспать, как якобы Менделеев (реальная история открытия Периодического закона описана в книге Б.М.Кедрова «День одного великого открытия»; Менделееву уже после открытия Периодического закона и составления первого варианта таблицы просто приснилось, что таблицу лучше перевернуть и сделать группы вертикально, а периоды горизонтально), и само в любою пустую голову может прийти гениальное открытие, присланное в готовом виде Высшими Силами, или автоматически приблудившееся из Сети Мирового Разума. Я, конечно, не отрицаю фактов ясновидения или телепатии, но это – ДРУГОЕ!

Практически же, как меня убедил опыт анализа научной работы своей и коллег, главный способ решения проблем высоко квалифицированными специалистами в своей области – получение информации извне: из экспериментов, наблюдений и чтения научной литературы. То есть, использование той схемы, по которой работал Мегрэ. А специалисты высшей квалификации потому и добираются до вершин, что они сами стихийно овладели всеми эффективными способами решения проблем, которые описаны в книге.

Но для любого способа решения проблем главное – индивидуальная оригинальность модели мира! Однако способы формирования эффективных моделей мира – это уже тема для другой книги.

ПРИЛОЖЕНИЕ 1.

На пути к комплексным интеллектуальным системам.

Сети фреймов и простые семантические сети уже достаточно давно являются основой современных систем искусственного интеллекта (ИИ). Но принципиальным отличием их от интеллекта естественного является то, что в описаниях для ИИ подразумевается полная и легкая доступность всех их компонентов для моделирования мыслительного процесса. А как показано в основном тексте книги, реальное человеческое мышление, кроме очевидных фреймов и сильных связей в общих семантических сетях, использует огромное количество информации, соединенной слабыми связями, которые включаются только по специфическим схемам суммарной активации. Эта часть ИОПВМВМ ответственна за выработку оригинальных для самого решателя идей. Кроме того, сам объем человеческих знаний бесконечно больше того, что можно включить в экспертные системы, и системы искусственного интеллекта не могут пока моделировать образное мышление человека. Поэтому назрела задача переключить внимание исследователей ИИ с попыток полностью воспроизводить мышление человека в компьютере на решение проблем в объединенных системах «человек - компьютер», в которых эксперты бы использовались как уникальные базы знаний, а компьютер так организовывал диалог, чтобы актуализировать в этих естественных базах знаний маловероятные, неявные идеи.

Впервые эта мысль о комплексных интеллектуальных системах была высказана мной в работе (7). И основана она на идеях САТМ. Для этого необходимо использовать описанные в гл. 2 схемы актуализации маловероятных знаний. Как это может быть сделано реально? Достоинством компьютерных систем ИИ является их примитивность по сравнению с интеллектом человека. Они могут организовывать перебор обобщенных схем решений. Если нормальный человек автоматически ограничивает себя в переборе идей, так как у него слишком много знаний, то компьютер это может делать до бесконечности.

Рассмотрим это на конкретном примере. Возьмем задачу о подъеме судна, затонувшего на такой глубине, что туда не может опуститься водолаз (задача 6.3). Как сделать так, чтобы компьютер на основе единой, универсальной программы организовал решение этой задачи в диалоге с человеком, который по инерции своего естественного интеллекта может без дополнительного управления предлагать только близкие к известному ему прототипу (подъем с помощью понтонов) решения? Представляется, что для этого необходимо организовать обращение компьютерной программы к универсальным языковым знаниям, к электронному толковому словарю, тезаурусу русского языка. Сейчас такие системы есть, хотя, наверное, пока они еще не идеальны. Тогда, в принципе, исходя из общеязыковых знаний, программа, подходя к задаче как к системе, может выяснить в тезаурусе, что корабль имеет структуру, включающую трюмы. А трюмы – это полые емкости. Допустим далее, что программа туповата. И на основе самых общих принципов (заложенных в программе, извлекаемых из тезауруса или из диалога с человеком) ( таких как, например, интерпретация задачи по типу: подъем затонувшего корабля= всплывание тела= закон Архимеда= сделать легче воды=иметь пустые емкости) программа предложит человеку «глупое» решение – использовать трюмы как пустые емкости с воздухом. Человек может ответить, что это неприемлемо, так как трюмы не герметичны и воздух выйдет. Тогда компьютер может переформулировать задачу и задать вопросы: «А при каких условиях нечто легче воды не выйдет из трюма?». Человеку, если ему уже задано принципиально другое стратегическое направление мышления, легче при этом прийти к идее использовать взвесь полимерных шариков или полимерную пену. Возможно, что по такой схеме можно искать ответ и в тезаурусе. Аналогично может быть организована и генерация остальных решений этой задачи, описанных в подсказках к ней.

Главное – разделить работу над задачей между компьютером и человеком на два типа: компьютеру предоставить возможность анализировать задачу на уровне общесистемных представлений, общесистемной комбинаторики, общих стратегий решения, а человеку поручить введение в компьютер конкретной задачи в нескольких вариантах достаточно общего вида и, главное, продумывать частные конкретные реализации достаточно общих решений, предлагаемых компьютером. При этом не важно, что компьютер будет выдавать 90% абсурдных идей. Человек очень легко и автоматически (благодаря способности к параллельным процессам мышления) может оценивать идеи. Стремление к тому, чтобы экспертные системы давали полноценные готовые решения, было связано с тем, что однажды допросив эксперта и составив программу, специалисты по ИИ хотели выдавать готовый продукт. В случае комплексных интеллектуальных систем предполагается контакт со специалистом-решателем постоянный и цель его другая.

Экспертные системы моделируют не мышление, а процесс репродукции, извлечения из памяти готовых знаний, очевидных для самого эксперта. Комплексная интеллектуальная система должна в диалоге с человекам по схемам САТМ актуализировать неявные знания человека, реорганизовывать его модель мира и проблемы для нахождения решений, неочевидных для самого эксперта!

Разумеется, что в таких системах надо использовать все, что уже разработано по переносу идей методик изобретательства для компьютерных систем. Речь идет и о работах по такому направлению, как «автоматизация поискового конструирования», и о «Изобретающей машине» Цурикова, и о программе “Idea Finder”, и о разработках института им. Ершова и т.д., и т.п. Программа должна иметь возможность использовать анализ патентного фонда и иметь выход в Интернет.

Главное отказаться от желания воспроизвести полностью в компьютере мышление человека, а сориентироваться на оптимальное сотрудничество систем искусственного интеллекта и естественных носителей уникальных баз знаний – людей.

При разработке этих систем полезно учесть, что механизм ментальных процессов в виде сетей, подобных нейронным, предложенный впервые мной в работе (2), сейчас уже реализован в виде компьютерных программ в «нейроноподобных семантических сетях» в работах Д.Е.Шуклина(8) и А.Е.Ермакова (9).



Страница сформирована за 2.57 сек
SQL запросов: 177