АСПСП

Цитата момента



У нас есть два пути спасения: реальный и фантастический. Реальный — к нам прилетают марсиане и спасают нас. Фантастический — мы спасаемся сами…
Спасайся, кто может!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Однажды кто-то стал говорить ей о неземном блаженстве, о счастье, которое ожидает нас в другой жизни. «Откуда вы об этом знаете? — пожала плечами с улыбкой Елена. — Вы же ни разу не умирали».

Рассказы о Елене Келлер ее учительницы Анны Салливан

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/abakan/
Абакан

Интервью сайту «Творческий подход»

Вопросы подготовил Сергей Ильченко, автор и администратор сайта http://sergilch.narod.ru

Николай Иванович, Вы сторонник той точки зрения, что для того, чтобы стать психологом по жизни, вовсе не требуется специального образования. Развить в себе способность разбираться в себе и окружающих, а также успешно решать житейские проблемы, способен каждый. Какие качества прежде всего необходимо в себе развивать для того, чтобы стать самому себе психологом?

Возьмите мою последнюю книгу, «Семнадцать мгновений успеха», и поработайте по ней как по учебнику. В отличие от моих первых книг, которые читаются очень легко, эту читать труднее: потому что она заставляет уже не только думать, но еще и — делать.

Прочитали, заинтересовались, захотели научиться — выполните упражнение. Отработайте. Вставьте в жизнь.

И обратите внимание на самые простые вещи: умение слушать и слышать. Не просто пережидать, пока он закончит говорить, чтобы сказать свое, а вслушиваться что и как говорит человек, искать с чем вы можете согласиться, что хотели бы добавить и как это можно сделать так, чтобы человек это принял… За этим, возможно, вы поставите задачу видеть собеседника: говорить ему, а не себе. Ну, попотеете, но большинство с этим справляется. Понравится — освоите вчувствование: совершенно чудодейственное умение, позволяющее вам физически, телесно ощущать то, к чему он дышит неровно, а к чему равнодушен, что его задевает, а к чему и как он тянется.

И так далее: нет задачи здесь и сейчас привести список нужных умений для «психолога по жизни», важнее понять, что это совершенно реальная задача и у вас все может получиться. Если хотите, самое нужное умение — это умение учиться, и то, что за этим стоит: интерес к жизни, людям и вера в себя. А вера в себя технологически обеспечивается одним: учить себя так, чтобы находиться в постоянном ощущении успеха.

Ваши книги написаны увлекательно и даже забавно. Юмор в Ваших работах - это часть терапевтического приема или Ваш типический стиль изложения собственных мыслей?

И так, и так.

Как Вам удается сочетать юмор и серьезность рассматриваемых вопросов?

Легко! А в чем трудность-то?

Моя школьная любовь, Ольга Новикова, не любила дураков и зануд. За отклонения я был сразу же бит, а за следование правильному курсу награждаем удовлетворенными взмахами бархатных ресниц. Женщины — великолепные дрессировщицы мужчин, и, как правило, мужчинам это идет на пользу.

Можете дать свое личное определение понятию мудрость. Насколько, по-вашему, взаимосвязаны мудрость и знание (образование)? Совместимы ли мудрость и молодость?

Я вчера принял важное решение, а сегодня его не помню. У меня в голове много фактов, но сопоставлять их нет ни привычки, не желания. Бегу за ближайшим «хочу» и не думаю о последствиях… Поняв одну из своих правд, уверен, что эта правда окончательная и обязательная для всех остальных. Живу, не думая, и умираю, так и не придя в сознание… Кто я? Человек не мудрый, недалекий. Слепой.

Если не мудрить, то мудрый — это человек, противоположный близорукому или слепому. Мудрый — умеющий смотреть широко, глубоко и высоко. Умеющий жить по правде и знающий, что правд много, Мудрый знает, что надо верить в то, что наши возможности беспредельны, зная, что они ограничены. Ценит жизнь и не боится смерти. У него спокойный взгляд и живая душа.

Мудрыми — рождаются, и мудрый взгляд ребенка совсем не редкость. Но мудрость можно растерять, а можно отточить и умножить. И передать своим внукам.

  • Детям, как правило, она передается в малой степени.

А что касается образования, то это как специи для еды: можно и без них, но не каждая еда вкусна сама по себе. Но если специй чрезмерно, то еда становится несъедобной вовсе. Большинство знаний, которые приходят к нам — это мусор, который загромождает сознание, память и дезориентирует в жизни. Обучая работе с книгой, я предлагаю, еще не открывая ее, в первую очередь ответить себе на простые вопросы: «О чем (скорее всего) эта книга? Что из этой области я знаю? А что — нет, и есть ли это в этой книге? Что мне конкретно нужно взять из этой книги и где (конкретно: с какими людьми, в каком окружении, для решения каких задач) я буду это использовать?» Обычно после таких вопросов люди или книгу вообще не открывают, или открывают ее очень осознанно и читают с настоящим результатом. Наверное, это мудрее.

Ваша методика уникальна. Как она формировалось? Можете назвать своих главных учителей?

Основной корпус знаний и методик современной психологии вырос из психотерапевтической практики, из помощи тех, кто обращался к специалистам в связи с семейными неладами, расстройствами настроения, приобретением лишнего веса и потерей смысла жизни. Врач может когда-то не помочь («Батенька, вам нужно к другому специалисту!»), но навредить он права не имеет. Никогда. Соответственно, в психотерапии методы используются в первую очередь — мягкие, щадящие,  один из первых показателей профессионализма в психотерапевтической практике — экологичность,

Главное, повторю, — «не навреди», а эффективность тут стоит на втором месте.

Я же, как психолог, формировался в другом кругу людей и перед лицом других вызовов. Один из первых моих учителей практической психологии, Аркадий Петрович Егидес, с энтузиазмом учил нас в Клубе культуры общения «Маленький принц», как знакомиться на улице и разговаривать с родителями дома, как вести себя уверенно перед экзаменаторами и сдавать стеклотару так, где принимать ее не хотят, как рассказывать анекдоты, чтобы звучал смех, и читать стихи, чтобы стояла тишина. На тему «не навреди» — вопрос для нас был не актуальный, мы были не больными, а живыми и бодрыми, и ждали в отношении себя не осторожности, а нагрузок. Мы хотели, чтобы энергично работали с нами, и нам было важно, чтобы мы становились эффективными.

В настоящее время эту линию, линию эффективности, представляют в большей степени те психологи, которые работают в русле бизнеса. Когда эта стиль психологической работы получит полноправное гражданство и в сфере личных отношений? Надеюсь, что скоро, потому что в этом нуждаются и люди, и общество.

Чем прежде всего отличается синтоновец от “обычных смертных”? Какую “печать” оставляет на нем клуб?

Ну… Все синтоновцы разные, и отличий между ними больше, чем между синтоновцами и нет. Что есть — есть признаки, по которым я могу сказать: «Это не синтоновец». Немытый товарищ, выпятивший живот, ссутуливший плечи и лениво что-то сплевывающий — не наш выпускник. Синтоновцы за собой элементарно следят. Не слушающий собеседника, на все возражающий, любитель поспорить, категорично высказывая то, о чем собственно не думал и через минуту сам не помнит — не синтоновец. Обидчивый, с тоскливым настроением или злобным выражением лица — едва ли наш человек. Не знающий, что кроме философии «я выиграл — ты проиграл» есть подход «выиграл — выиграл» — Синтона не проходил. А вот среди людей, всегда бодро и оптимистично настроенных, внимательных к собеседнику, знающих что им надо, нацеленных на дело и ведущих учет времени — выпускников Синтона много. При этом естественно, что многие люди приобретают такие замечательные качества и без Синтона: в своей семье, любимой школе — или просто награждены этим, как подарком, от природы.

Вы можете себя назвать абсолютно счастливым человеком? Без чего, как Вы считаете, человеческое счастье невозможно?

Есть люди, талантливо умеющие быть несчастными: у них это получается стабильно и без напряга. Но если есть талант быть несчастным, то существует и талант быть счастливым. Я от рождения таким талантом не владею, но крепким ремесленником в этом направлении, думаю, стал, и сейчас, на основании своего опыта работы, могу спокойно сказать, что это умение не такое уже и трудное: большинство нормальных людей осваивают его ну максимум за полгода. Проблема здесь оказалась в другом: счастливым стать не трудно, а вот — что делать дальше? Ну, тебе стало хорошо. Стабильно хорошо. Если хочешь — всегда хорошо. И что, теперь сидеть на диване, потягивая пиво со своим хорошо, чтобы скоро отрастить толстый живот? На тебя ругается жена, аж лицо красное, а тебе все фиолетово? Счастье — счастью рознь. Есть счастье светлое, доброе и здоровое, а есть тупое, толстое и кривое. Вредное. Не так сложно стать счастливым: сложнее стать счастливым правильно, если хотите — в нужном стиле.

Поэтому всегда важно держать в виду те ценности и ориентиры, без которых человеческое счастье — глупо. Вслед за замечательным психологом Милтоном Эриксоном я полагаю, что человеку естественно иметь свой дом: реальный, благоустроенный свой дом и свой налаженный быт, а не жить в грязном углу среди неизвестно кого. Иметь уважаемую и интересную работу, дающую достойный заработок, чтобы жить — на свои. Иметь богатую личную жизнь: семью, друзей и хобби. И быть физически здоровым. Вот эти четыре главные вещи, без чего счастливым быть можно, но трудно. Или недолго. И просто глупо. Я действительно исхожу из того, что лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным.

Ваше отношение к религии. Для Вас вера в Бога - это проявление слабости или мудрости? Есть ли среди синтоновцев верующие люди?

Люди бывают верующими и по недалекости (ну, ей сказали, что есть Бог, а жирафов нету — все, она это знает и более мозги не включает), и от жизненной мудрости, ибо не надо быть дальнозорким, чтобы разглядеть: религия людям нужна. Вольтер, кажется, сказал: «Если бы Бога не было, если следовало бы придумать». Люди к религии тянутся, и религия общество (и отдельного человека, и семью, и общество в целом) укрепляет. Учителя, священники и полицейские работают в одной упряжке, помогая людям наладить человеческую жизнь. И это хорошо. И если у меня, как у руководителя, будет выбор, какого работника взять на службу — верующего или нет, я бы взял верующего. Они честнее, дисциплинированнее и по жизни более удобны.

Более того, меня чаще огорчает не то, что человек верующий, а то, что верующие люди — недостаточно верующие. Я не могу назвать себя ни верующим, ни атеистом — у меня нет ни для того, ни для другого выбора достаточно информации, но для меня, с детства, религия — это святое. Если для тебя Бог есть — живи под его звездой, иначе ты не верующий, а только суеверный. Если ты верующий — воистину верующий! — ты не можешь врать и напиваться до состояния зюзи. Ты должен любить людей. И если в заповедях твоего Бога сказано — прости ближнего своего, то не пристало тебе после этого устраивать скандалы из-за того, что кто-то случайно взял твою расческу.

Если бы у Вас появилась возможность обратиться ко всему человечеству, чтобы Вы сказали: “Люди, …!” ?

Учитывая, что я это делаю уже не один десяток лет через свои книги, мое обращение к человечеству будет рекламным роликом: «Прочитайте «Как относиться к себе и людям», «Философские сказки», «Семнадцать мгновений успеха», а потом приходите в Синтон. И будет вам много счастья».

Ваш любимый способ проведения досуга.

А это что такое?.. Впрочем, меня жена приучает к мысли, что такое бывает и что это нормально. А ради жены любимой я могу и работу отложить и даже… даже… даже досугом заняться. Господи, разврат-то какой!

Как Вы думаете, если бы Вы не стали психологом, кем бы Вы стали тогда?

Надеюсь, человеком бы стал в любом случае. В детстве мечтал быть авиаконструктором: любил небо и любил мастерить, немного после интересовался работой юриста: ну почему до сих пор у человечества нет правильных законов, когда хотелось быть и лесником: жизнь красивая, здоровая и никто не мешает. Как я понимаю, в своей сегодняшней жизни мне все это удалось совместить: живу свободно, мастерю человеческие судьбы по усовершенствованным законам, чтобы у всех жизнь была здоровая и красивая.

Ваша самая большая мечта.

Две мечты: пусть Синтон будет доступным для всех, а я — отдохну. И пусть второе мало осуществимо, зато первое — греет.

Что Вы пожелаете читателям сайта “Творческий подход”?

Желаю творческого подхода к жизни. Жить творчески — это очень просто. Когда я знаю, как что-то делать, я иду и это просто делаю. А вот когда надо что-то сделать, а как — совершенно непонятно, я говорю: «Творческая задача!» Соответственно, желаю вам браться за задачи, которые вас привлекают, но вы пока совсем не представляете, как к ним подступиться. Что делать? Начинайте. В результате или справитесь, или поумнеете, и в любом случае окажетесь в выигрыше.

5 августа 2004 г.



Страница сформирована за 0.87 сек
SQL запросов: 170