АСПСП

Цитата момента



Женщина никогда не знает, чего она хочет, но всегда добивается своего.
Потому что женщины — прекрасны!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Взгляните со стороны на эмоциональную боль, и вы сможете увидеть верования, повлиявшие на восприятие конкретного события. Результатом действий в конкретной ситуации, согласно таким верованиям, может быть либо разочарование, либо нервный срыв. Наши плохие чувства вызываются не тем, что случается, а нашими мыслями относительно того, что произошло.

Джил Андерсон. «Думай, пытайся, развивайся»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d4103/
Китай

ЭКСПЕРТНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Взято с: http://jw-sakhalin.narod.ru/psichexpert.htm

 Москва - Санкт-Петербург 25 сентября - 23 октября 1998 г.

Врач-психиатр высшей категории, доктор медицинских наук (медицинская психология, психиатрия),
директор научных программ Института психотерапии и консультирования "Гармония" Виктор Ефимович КАГАН при супервизии Института педагогики социальной работы Российской Академии Образования

Поставленные перед экспертизой вопросы: 1) Можно ли с научной точки зрения рассматривать приложенные заключения и письма психиатров как объективное и достоверное доказательство ущерба психическому здоровью человека, наносимого деятельностью религиозной организации Свидетелей Иеговы?; 2) Влияет ли участие в деятельности религиозной организации Свидетелей Иеговы или принадлежность к ней на психическое и психологическое состояние человека, и если да, то как именно?; 3) Как вероучение Свидетелей Иеговы и соответствующая ему практика влияет на социально значимые установки человека?

Список материалов:

I. Методологическое введение

II. Методологический анализ приложенных к запросу материалов

III. Методики и испытуемые

III. 1. Методики

III. 2. Характеристика обследованной группы

IV. Результаты исследования

IV. 1. Структура темперамента

IV. 2. Влияние пребывания в общине на структуру характера

IV. 3. Изучение личностных установок

IV. 3. 1. Дифференцированность установок

IV. 3. 2. Характеристики личностных установок

IV. 3. 3. Баланс личностных тенденций

IV. 3. 4. Качественный анализ различий актуального и ретроспективного Я

IV. 3. 4. 1. Проверка вывода

IV. 3. 5. Психологическая динамика установок

IV. 3. 6. Связь изменения установок с пребыванием в организации

IV. 3. 7. Диагностические возможности семантического дифференциала

V. Заключение

VI. Диаграммы

VII. Приложения

VII. 1. Запрос адвоката А. Е. Леонтьева

VII. 2. Сведения об эксперте

VII. 3. Отчет о случайной выборке

VII. 4. Образец протокола

VII. 5. Исходные данные

VII. 6. Рецензии на экспертное заключение

I. МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЕ ВВЕДЕНИЕ

Задачи данной экспертизы лежат в чрезвычайно сложной и противоречивой области определения отношения к так наз. нетрадиционным (термин не является правовым - В. К.) религиозным группам и движениям, с одной стороны, и понимания в этой связи возможностей и ограничений психологии и психиатрии, с другой. Перед представляющим науку экспертом стоит задача, которую точно сформулировал Д. Лукач по отношению к ученым: "Любой подлинный ученый должен преодолеть (или, по крайней мере, уметь отодвинуть в интересах работы) многие из своих частных свойств, чтобы его человеческие особенности не превратились в препятствия для его же собственной научной деятельности"1

С таких позиций феномен религиозных групп в историческом аспекте анализировал Питирим Сорокин: "На протяжении их (столетий и тысячелетий -В. К.) религиозные перегруппировки в виде колебания объема религиозных групп весьма значительны: одни религиозные коллективы исчезают, другие появляются. Причем эти процессы совершаются, подобно государственным перегруппировкам, скачками, резкими колебаниями. Столетиями религиозное расслоение может оставаться почти неизменным. Затем вдруг наступает эпоха кризисов; начинается интенсивное религиозное брожение; индивиды массами начинают перекочевывать из одной религии в другую; одни религиозные группы худеют, иногда исчезают совершенно; другие -появляются и растут с изумительной быстротой (примером таких эпох могут служить первые века распространения христианства, ислам, эпоха реформации или современная эпоха распространения религии социализма и т. д.). Через несколько десятков лет вся картина религиозного строения населения оказывается радикально измененной. Затем снова наступает эпоха "затишья", продолжающаяся иногда десятки и сотни лет, впредь до нового периода движений. Смена периодов религиозных движений и застоев стоит в связи с изменением всего социального уклада населения служит следствием и симптомом этого изменения не приходится надеяться на исчезновение религиозного расслоения и в будущем"2. Иными словами, речь идет об исторически закономерном и имеющем свою внутреннюю логику явлении, связанном с социальными изменениями, и стало быть, доступном не только теологическому, но и светскому научному анализу.

Как показано Ж. Делюмо и Ю. М. Лотманом3, в социальной психологии периодов общественных и культурных кризисов на первый план выходит своего рода страх перед новым, который реализуется в стремлении подавления социальных, культурных, религиозных и национальных меньшинств, воспринимаемых как знак этой новизны. Проявлением этой тенденции является, на пример, работа Е.Н. Волкова4, в которой автор под общим названием "деструктивных культов и тоталитарных сект" объединяет самые разнородные новые для России группы и организации (от собственно религиозных до психотерапевтических, коммерческих и спортивных), но оставляет вне поля внимания множество более привычных форм (например, военизированных детских и молодежных организаций, экстремистских движений и организаций с жесткой иерархией власти-подчинения5 и т. д.). В рамках этой реакции на новизну существует убеждение/вера в том/то, что членство в такого рода группах и организациях влияет на психику и способы социального бытия разрушительным образом (зомбирование, кодирование, программирование, промывка мозгов, переделка сознания, подавление личностной идентичности, возникновение и учащение психических расстройств и т. д.), а психиатрия и психология привлекаются к арбитражной роли. При этом возможны несколько методологических подходов:

1) Методология, опирающаяся на апелляцию к казуистике для выяснения обстоятельств, связанных со спецификой предполагаемых групповых или массовых явлений. Она состоятельна применительно к изучению конкретного случая при нераспространении выводов на группу в целом, при обследовании всех членов группы либо при накоплении достаточно большого числа случаев и корректного их методического и статистического соотнесения с группой в целом, позволяющего: а) обоснованно, на базе существующих диагностических критериев и официальных классификаций психических расстройств констатировать наличие присущих членам группы нарушений, б) показать типичность выявленных нарушений именно для этой группы, в) установить связь возникновения этих нарушений с конкретными моментами и особенностями деятельности религиозной организации, г) доказать, что эти моменты/особенности имеют характер причины или, по крайней мере, необходимого условия выявленных изменений психического состояния.

2) Изучение действительной распространенности психических расстройств в изучаемой группе и сравнение полученных данных с популяционными. При выявлении достоверного повышения распространенности расстройств решается вопрос о том, аккумулирует группа по каким-то причинам людей с психическими расстройствами или их возникновение/обострение специфически связано с особенностями группы и ее деятельности -какими именно, по каким механизмам и т. д. Исследования такого рода методически сложны, трудоемки, долгосрочны и дорогостоящи, а кроме того, в быстро меняющейся социальной и культурной ситуации быстро утрачивают свою ценность. Кроме того, они непосильны для одного эксперта или малой экспертной группы и могут строиться лишь на базе официального здравоохранения с использованием архивов, статистических отчетов и т. д. Принципиально возможны модельные исследования (на модели района, города, региона). Но в силу многих причин Министерство Здравоохранения такой работы не проводило и не проявляет заинтересованности в ее проведении6

3)Использование психодиагностических методов в обследовании представительных выборок из членов конкретной религиозной организации и нераспространении сделанных на научной основе выводов об одной религиозной организации на другие организации. Этот подход связан с решением тех или иных конкретных задач (исследования или экспертизы) на материале обеспечивающих достоверность и надежность результатов объективных исследований. Он также способен обеспечить получение сопоставимых данных для объективной и дифференцированной оценки влияния членства в религиозных организациях на психологическое состояние и психику. Такой подход вполне реален, опирается на не зависящие от личных мнений и взглядов экспертов критерии, свободен от идеологического давления и научно корректен. Кроме того, он экономичен и оперативен.

Сравнение методологий применительно к поставленным перед настоящей экспертизой вопросам делало предпочтительным использование в настоящей экспертизе последнего подхода.

II. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРИЛОЖЕННЫХ К ЗАПРОСУ МАТЕРИАЛОВ

II. 1. Заключение комиссии (группы) по медико-психологической и юридической оценке деятельности некоторых религиозных организаций при мэрии г. Москвы (без даты), подписанное Ю. И. Полишуком (председателем комиссии) и Н. В. Вострокнутовым, В. Б. Гурвичем, А. В. Грязновым, И. А. Коро-бейниковым, Е. Е. Кузнецовой и Ю. М. Антоняном. В силу того, что: 1) в этом документе (ни в его тексте, ни в итоговом заключении) не упоминается религиозная организация Свидетелей Иеговы, 2) президиум Российского Общества Психиатров 2 апреля 1995 г. дезавуировал это заключение как научно несостоятельное, заключение не могло быть предметом анализа в рамках стоящих передо мной экспертных задач.

II. 2. Письмо профессора А. С. Тиганова от 9. 04. 1996 г. No 2/3-62. В нем содержатся, по крайней мере, две неточности. Во-первых, "отчетливое влияние как на психическое состояние граждан, так и на течение психического заболевания" оказывает отнюдь не только религиозная организация Свидетелей Иеговы и другие "нетрадиционные для России религиозные секты", как утверждается в письме, но и практика любой веры. Вопрос лишь в том, каково это влияние и как оно оценивается. Еще совсем недавно (мне это хорошо знакомо по психиатрической практике в 1960-1980-х г. г.) вредное влияние приписывалось православию, обращение к которому порой приводило к постановке психиатрических диагнозов. Жалобы родителей на уход из семьи обратившихся к вере детей поступают не только в связи с "нетрадиционными" верованиями, но и в связи с православием, причем ущемленные в своих родительских чувствах родители склонны решать возникшие проблемы через обращение к психиатрии7. Во всех руководствах по психологии и психиатрии констатируется и описывается влияние культуры, социальной среды, веры на психическое состояние людей и протекание психических расстройств. Представители всех мировых религий подчеркивают небезразличность духовных практик для состояния практикующих, их трудность для людей неподготовленных или нездоровых и необходимость в связи с этим духовного наставничества и руководства. Вместе с тем, при соблюдении этих условий практики духовного опыта используются и признаются целительными не только в религиях, но и в психотерапии8. Во-вторых, на протяжении более чем столетия существования Свидетелей Иеговы в России приверженцы этой веры могли госпитализироваться в психиатрические больницы, в том числе - в клиники НЦПЗ. Если примерно 1, 1% мужчин и 1, 9% женщин в популяции страдают шизофренией и 2/3 из них нуждаются в госпитализации, заболеваемость маниакально-депрессивным психозом составляет 0, 6-0, 9%, а депрессивной болезнью - 5-9% женщин и 2-4% мужчин9, то в московской организации Свидетелей Иеговы, насчитывающей 10000 членов, только этими расстройствами могут страдать, как минимум, около тысячи человек. Трудно себе представить, чтобы они обходились без психиатрической помощи или получали ее исключительно в принудительном (на что ссылается автор) порядке. Однако, вероисповедание пациентов в истории болезни не фиксируется и не входит в круг сведений, обязательных для выяснения при сборе информации об истории жизни и болезни, и органы здравоохранения просто не располагают такого рода информацией. Специальные попытки изучения распространенности психических расстройств у представителей разных религий и конфессий и причинно-следственной связи этих расстройств с религиозными практиками, в частности - Свидетелей Иеговы, у нас в стране, сколько мне известно, не предпринимались.

Автор не уточняет, что именно он имеет в виду под "отчетливым влиянием" и отсылает получателя к профессорам Ф. В. Кондратьеву и Ю. И. Полищуку, которые "могут" иметь нужные адресату сведения. Действительно, проф. Ф. В. Кондратьев и Ю. И. Полищук в течение последних лет уделяют много внимания обличению так наз. "тоталитарных сект, нетрадиционных, иностранных религий, деструктивных культов" и т. д., придерживаясь позиций, неоднократно подвергавшихся критике в связи с их тенденциозностью и бездоказательностью обвинений10. О том, что эта критика имеет достаточно веские основания, говорят и другие представленные для анализа документы.

II. 3. Письмо проф. Ю. И. Полищука старшему советнику юстиции Е. В. Залегину от 6 июня 1996 г. (на бланке Московского НИИ психиатрии, без исходящего номера, заверенное личной врачебной печатью автора) содержит указание на одного виденного им лично и признанного нуждающимся в лечении психически больным человека, один аналогичный случай из практики психоневрологического диспансера No 17 г. Москвы и сообщение ГУВД Москвы об одной попытке убийства ребенка "на религиозной почве". На этом основании автор делает заключение о том, что "деятельность секты свидетели Иеговы часто (выделено мной - В. К.) сопровождается нанесением ущерба психическому и физическому здоровью человека". Это обобщение абсолютно некорректно - на основании такой логики основной причиной психических расстройств и жестокого обращения с детьми можно считать любую религиозную принадлежность. Ущерб обозначается как "расстройства личности", "нередкие манифесты" (выделено мной - В. К) психических заболеваний у "предрасположенных" и обострениями - У уже больных лиц. Однако, обозначенные формы ущерба никак не описываются и не конкретизируются в соответствии с принятой классификацией психических расстройств. При этом психиатру столь высокой квалификации, как автор письма, не может быть неизвестно, что круг факторов, участвующих в реализации предрасположенности и возникновении обострении чрезвычайно широк и принципиально не может быть сведен к исповеданию той или иной веры. Если бы это было не так, то должна была бы существовать религия, последователи которой страдают шизофренией, маниакально-депрессивным психозом, психопатиями и т. д. статистически достоверно реже представителей иных религий или не страдают вообще. Но пока такая религия неизвестна. Упоминаемые три случая, лишь один из которых автор наблюдал лично, не могут быть основанием для делаемых автором выводов и заключений. Это некорректно, во-первых, в силу единичности наблюдений, и во-вторых - в силу отсутствия четких и определенных диагностических сведений, подменяемых чрезвычайно общими, расплывчатыми и никак не обосновываемыми терминами. Оценка других частей письма, содержащих обвинения в адрес Свидетелей Иеговы, не входила в поставленные передо мной задачи и круг моей профессиональной компетенции.

II. 4. Заключение проф. Ю. И. Полищука о состоянии психического здоровья Иванова Алексея от 12. 01. 1996 г. напечатано на одной странице, не являющейся бланком какого-либо учреждения, не содержит сведений о том - кому, по какому запросу и на каком основании выдано, заверено лишь личной врачебной печатью автора. В нем очень коротко описывается хрестоматийная картина начального этапа шизофрении с вплетением в бредовые переживания религиозных мотивов. При этом нет указаний на давность синдрома метафизической интоксикации, которая явилась бы индикатором давности заболевания, не раскрывается содержание "патологических идей религиозного характера", нет указаний на длительность пребывания в организации Свидетелей Иеговы. Вывод о том, что "Пребывание в религиозной секте способствовало развитию болезненного состояния", таким образом, ни историями жизни и заболевания, ни особенностями его клинической картины не обосновывается и носит абсолютно спекулятивный характер. Заключение по форме и по существу не является официальным документом и в представленном виде нарушает ст. 8 и 9 действующего Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании".

II. 5. Ответ проф. Ф. В. Кондратьева на запрос председателя "Комитета по спасению молодежи" Т. И. Кушнирской (10. 07. 97 No 01-27/447 на No 28/149 от 23. 06. 97 г), выполненный на бланке Государственного Научного Центра социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского; подпись автора не заверена печатью учреждения. 4, 5 страницы текста посвящены истории религиозной организации Свидетелей Иеговы в представлении автора, попыткам религиоведческой экспертизы, анализу библейских текстов и т. д., никак не представляя автора в качестве психиатра. Лексика текста11 отражает личные (в том числе - конфессиональные) позиции автора ("примитивно, подтасовка, ложные толкования, прямая и беззастенчивая ложь, вербовка членов, ненависть к Православию, вожделенные деньги, система доносов, доносчики, враждебно, отвергая патриотизм, враждебное отношение к традиционной национальной духовности" и т. д.}, но не профессиональный подход психиатра. Далее следует вывод о наличии в учении и деятельности Свидетелей Иеговы факторов, "которые могут приводить к невротизации и депрессивным состояниям стать причиной социальной дезадаптации и невротизации (детей - В. К.)". С профессиональной точки зрения этот вывод некорректен, так как не доказывается ни собственным опытом автора, ни документированными медицинскими и статистическими данными. Намеренно или ненамеренно автор игнорирует сведения о том, что невротические расстройства и психогенные депрессии являются самыми частыми видами психических расстройств: по данным представительных обследований, в том числе и у нас в стране, невротические расстройства выявляются у 50-70% считающихся практически здоровыми людей12Между тем, абсолютное большинство страдающих психогенными расстройствами людей в России не являются Свидетелями Иеговы, а повышение частоты этих расстройств у Свидетелей Иеговы никем не доказано.

Далее на 1, 5 страницах приводится личное мнение автора, которое он рекомендует "юристам для принятия во внимание". Ни в одном из высказываемых, но ничем и никак не обосновываемых, обвинений в адрес Свидетелей Иеговы автор не выступает с позиций собственно научной психиатрии как своей профессии.

И, наконец, в завершение ответа сообщается, что "случаев непосредственного освидетельствования в Центре им. Сербского комплексной психолого-психиатрической комиссией лиц, направленных для определения причинения вреда их здоровью от деятельности организации "Свидетели Иеговы" нам не известно", хотя именно такая экспертиза могла бы быть профессионально состоятельным и корректным основанием для выводов о вреде. Остается совершенно непонятным - на каких основаниях психиатр Ф. В. Кондратьев делает свои выводы.

II. 5. Заключение. Уважая все приведенные личные мнения и гражданские позиции авторов, считаю необходимым заключить, что представленные документы не содержат сведений, отвечающих требованиям к диагностике психических расстройств и научному изучению их причинно-следственной связи с религиозной (в данном случае - Свидетелей Иеговы) практикой. Профессионально доказанных и сколько-нибудь убедительных психолого-психиатрических оснований для каких-либо выводов и оценок (положительных или отрицательных) в приведенных документах не содержится и собственно профессиональной психолого-психиатрической ценности они не имеют. Для рассмотрения их как экспертных психиатрических документов нет оснований.

III. МЕТОДИКИ И ИСПЫТУЕМЫЕ

III. 1. Методики

В связи с содержанием запроса представлялось важным ответить на три основных вопроса: 1) есть ли основания считать что принадлежность к Свидетелям Иеговы значимо сказывается на физиологической базе психики; 2) существуют ли корреляции между длительностью принадлежности к Свидетелям Иеговы и чертами личности; 3) каковы характеристики отношения Свидетелей Иеговы к закону, государству, ответственности, контролю своего поведения, своему душевному здоровью, повседневной жизни, представителям иных взглядов или веры (соответствуют обвинениям в нанесении ущерба психическому здоровью, контроле сознания, противостоянии государству и его законам, отходу от обычных человеческих ценностей и жизни общества, разжигании религиозной нетерпимости, ограничении свободы - см., например, ответ проф. Ф. В. Кондратьева, анализированный выше).

Для ответа на первый вопрос была избрана методика Ай-зенка для диагностики типов темперамента, общепризнанная как "сито-тест", который обеспечивает отбор групп повышенного риска психических расстройств, т. е. тех людей, которые нуждаются в направленном психолого-психиатрическом обследовании13. Выбор этой методики диктовался тем, что при биологически обусловленных психических расстройствах структура темперамента должна деформироваться. Если деятельность организации Свидетелей Иеговы сопровождается вмешательством в биологическую базу психики, это должно отразиться в результатах тестирования по указанной методике.

Для ответа на второй вопрос использовалось определение корреляций между длительностью пребывания в организации Свидетелей Иеговы и сырыми баллами по шкалам опросника Ми-нимульт (сокращенный вариант Миннесотского Многофакторного Личностного Опросника - MMPI) в адаптации Ф. Б. Березина и М. П. Мирошникова14. Если организация оказывает влияние на личность, то эффекты этого влияния должны быть тем больше, чем дольше оно продолжается.

Адекватным третьей задаче является метод многомерного шкалирования или семантического дифференциала15, предложенный Ч. Осгудом в 1957 г. Этот метод позволяет обратиться к тем системам значений, которые А. Г. Шмелев называет реальными знаниями, то есть знаниями, присвоенными личностью и достигающими уровня мотивационных установок. В отличие от реальных, знания декларативные (обычно выясняемые путем постановки прямых вопросов и получения ответов) такого уровня не достигают и очень часто остаются "на уровне знания или в лучшем случае стереотипизированного признания16". Так, все знают, что курить вредно, воровать дурно и т. д., но, оставаясь декларативными, эти знания не влияют на поведение, которое изменяется лишь присвоенным (реальным, установочным) знанием. В свете задач проводимого экспертного обследования именно метод семантического дифференциала позволяет обратиться к глубоким уровням личности и ее мотивационных установок, по поводу которых как раз и возникает так много сомнений, когда речь заходит о вере и попытках понять, что именно кроется за декларируемыми положениями тех или иных религий.

В настоящей экспертизе использован разработанный мной специально для изучения личности и личностных отношений набор шкал17, выделяющий четыре фактора: "Оценки (самопринятия"), "Силы", "Активности" и "Понятности (когнитивной сложности)". По этому набору испытуемые шкалировали два базовых понятия - "Я" и "Я до того, как стал Свидетелем Иеговы" и 14 дополнительных понятий, описывающих контрастные образы ("Законопослушный человек" и "Человек, отвергающий законы", "Человек, терпимый к отличающимся убеждениям и вере других людей" и "Человек, нетерпимый к отличающимся убеждениям и вере других людей", "Человек, принимающий на себя ответственность за свою жизнь" и "Человек, считающий, что ответственность за его жизнь несут другие", "Человек, контролирующий свои мысли и поведение" и "Человек, чьи мысли и поведение контролируются извне", "Человек, живо интересующийся повседневной жизнью" и "Человек, не испытывающий интереса к повседневной жизни", "Человек, чувствующий себя гражданином своего государства и частицей своего народа" и "Человек, противопоставляющий себя своим государству и народу", "Душевно здоровый человек" и "Человек, имеющий проблемы с душевным здоровьем"). Далее использовались стандартные процедуры обработки полученных первичных данных с выделением показателей по перечисленным факторам и расчетом расстояний между каждым из базовых и каждым из дополнительных понятий. Чем меньше расстояние между понятиями (чем более они близки), тем больше описываемое качество присуще обследуемому на уровне мотивационных установок. Использовались также дополнительные приемы обработки данных, позволяющие повысить прицельность и точность ответов на поставленные перед экспертным обследованием вопросы (они описываются по ходу изложения полученных результатов).

Характеризуя этот метод, хочу особо подчеркнуть, что испытуемые в ходе обследования практически не имеют возможности направленно лгать или давать нормативные ("как надо") реакции, не могут предвидеть результатов достаточно сложной математической обработки и каким-либо образом предугадывать выводы из исследования. Иными словами, метод позволяет "заглянуть в душу" и отследить индивидуальные установки, действительно мотивирующие поведение людей, а не судить по декларациям, содержание которых может определяться принадлежностью к организации и подчинением ее правилам.


1 - Лукач Д. Повседневная жизнь, частный индивид и религиозная потребность. В кн.: Своеобразие эстетического. М., 1987. Т. 4., с. 415 - 458.

2 - Сорокин П. Религиозные группы и религиозные перегруппировки. Отрывки из книги "Система социологии. Петроград. 1920) в кн.: Религия и общество. Учебное пособие для высших учебных заведений. М., Асиент Пресс, 1996

3 - Делюмо Ж. Ужасы на Западе. М., Голос. 1994; Лотман Ю. М. Технический прогресс как культурологическая проблема //Труды по знаковым системам. Т. XXII, Тарту. 1988, с. 97-116

4 - Волков Е. Н. Преступный вызов практической психологии: феномен деструктивных культов и контроля сознания // Жури. практ. психолога, 1996, No 2, с. 87 - 93

5 - Верховский А., Панн А., Прибыловский В. Политический экстремизм в России. М., И-тэксперим. Социологии. 1996

6 - Письмо министра здравоохранения руководителям органов управления здравоохранением субъектам Российской Федерации и ректорам медицинских и фармакологических ВУЗов Российской Федерации от 21 августа 1996 г.

7- См., например: М. Ситников - Объявлен розыск. // Церковно-общественнын вестник, 1997, No 24. с. 7

8- См., например, Зеличенко А. И. Психология духовности. М., Изд. ТПИ, 1996; Православная психотерапия в: Психотерапевтическая энциклопедия. СПб, 1998, стр. Збб - 374; Психосннтез и другие иитсгративиыс методики психотерапии М, Смысл. 1997; Психология с человеческим лицом: гуманистическая перспектива и постсоветской психологии. М., Смысл. 1997; Бадхен А. А., Каган В. Е. Новая психология и духовное измерение. СПб, Гармония. 1995; Братусь Б. С. Опыт обоснования гуманитарной психологии// Вопросы психологии, 1990, No 5, с. 9-17; публикации в Московском психотерапевтическом журнале и др.

9 -Попов Ю. В., Вид В. Д. Современная клиническая психиатрия. М., Экспертное бюро. 1997

10 - См. Независимый психиатрический журнал, 1994-1998 г. г.', Г. А. Крыловы Свобода совести на весах правосудия. М., Олимп. 1998

11 - О -значении лексического анализа см.. например; Понятия чести и достоинства, оскорбления и ненормативности в текстах права и средств массовой информации. М.. Изд. Права Человека, 1997

12 - Петраков Б. Д., Рыжиков Г. В. Закономерности распространения психических болезней в современном мире: научный обзор. М., ВНПИМИ. 1976; Петраков Б. Д., Петракова Л. Д. Психическое здоровье народов мира в XX веке: научный обзор. М., ВНИИМИ. 1984; Гурвич И. Нервно-психическое здоровье населения Санкт-Петербурга. I) кн.: Петербург начала 90-х: безумный, холодный, жестокий. Ст-Петербург, Ночлежка. 1994, с. 49-53; Щеглов Л. М. Неврозы и сексуальные расстройства. Ст-Петербург. 1996

13 -См. Райгородскнй Д. Я. (Ред.) Практическая психодиагностика: методики и тесты. Учебное пособие. Самара, Бахрах. 1998; Кабанов М. М., Личко А. Е., Смирнов В. М. Методы психологической диагностики и коррекции в клинике. Л., Медицина. 1983

14 - Березин Ф.Б., Миронников М. П. - Методика многопрофильного исследования личности. М.. Медицина. 1976

15 - См.: Шмелев А. Г. Введение в экспериментальную психосемантику. М., Изд. МГУ. 1983; Петренко В. Ф. Психосемантика сознания. М., Изд. МГУ. 1988; Петренко В. Ф., Митина О. В. Психосемантический анализ динамики общественного сознания. М " МГУ. 1997; Осгуд Ч., Суси Дж., Тан-нснбаум П. Приложение методики семантического дифференциала к исследованиям по эстетическим и смежным проблемам. В кн.: Семиотика и искусствометрия. М., Мир. 1972. с. 278-297

16 Парыгин Б.Д. Основы социально-психологической теории. М., Мысль. 1971. С. 130

17 Kaган B. E. - В кн.: Исаев Д. Н., Каган В. Е. (ред.) Психодиагностические методы в педиатрии и детской психоневрологии: учебное пособие. Ст-Петербург, Изд. ЛПМИ. 1991; Каган В. Е. Половая идентичность у детей и подростков в норме и патологии. Дисс. докт., Ст-Петербург, 1991.

При статистической обработке результатов использовались методы дисперсионного и корреляционного анализа, метод Хи-квадрат, что позволило учитывать как групповые, так и индивидуальные характеристики.

III. 2. Характеристика обследованной группы

Обследованы 119 человек из отобранных методом случайной выборки в возрастных границах 18-35 лет (см. Приложение 3) - 55 мужчин и 64 женщины; после выбраковки испорченных протоколов это количество сократилось до 113 - 53 мужчин и 60 женщин. Средний возраст мужчин - 26, 2 ± 4, 4, для женщин - 25, 9 ± 4, 9, в целом по группе - 26, 0 ± 4, 6. Представленная в табл. 1 разбивка на возрастные подгруппы свидетельствует о достаточно равномерном распределении (по критерию хи-квадрат различия между возрастными подгруппами и по полу недостоверны).



Страница сформирована за 0.12 сек
SQL запросов: 172