УПП

Цитата момента



Люди обычно переоценивают, что они могут сделать за год, и недооценивают, что могут сделать за десять лет.
Рекомендую проверить

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Наши головы заполнены мыслями относительно других людей и различных событий. Это может действовать на нас подобно наркотику, значительно сужая границы восприятия. Такой вид мышления называется «умственным мусором». И если мы хотим распрощаться с нашими отрицательными эмоциями, самое время сделать первый шаг и уделить больше внимания тому, что мы думаем, по-новому взглянуть на наши верования, наш язык и слова, которые мы обычно говорим.

Джил Андерсон. «Думай, пытайся, развивайся»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера

КАК ДЕЛАЕТСЯ ПРОГРАММА

Итак, основные технические вопросы — это «что?» (в практическом, а не в мировоззренческом смысле) и «как?».

Вопрос «что?» — это вопрос о программе. Стандартная синтоновская программа представляет собой подробно прописанный сценарий от занятия к занятию, который ложится в основу реальной работы ведущего.

Собственно, итогом является именно ведение группы, а не сами сценарии. Попутно отметим, что сценарии занятий не требуют точного — слово в слово — воспроизведения, они представляют собой основу и страховку (для начинающего ведущего) реальных занятий. Губительным для групповой атмосферы является воспроизведение занятий строго по сценарию. Синтон на практике начинает жить тогда, когда ведущий наполняет сценарий-страховку живым содержанием.

Начинается же сценарий с идеи. Сначала с самой общей: о чем в широком смысле будет тот или иной цикл, семинар, курс. В самой Синтон-программе курсов несколько, есть и сопутствующие программы. Варианты программ отличаются не только расстановкой конкретных упражнений, но в большей степени трактовкой основных вопросов и подходов, которые составляют суть — внутреннюю идею.

Отметим здесь, что слово «идея» мы употребляем не в пугающем «идеологическом» значении, а в качестве синонима общего смысла, внутреннего содержания работы. Скажем, идеей курса «Искусство нравиться» было обучение девушек психологическим нюансам построения взаимоотношений с молодыми людьми, а конкретная реализация включала поведенческие навыки.

Синтон-программа в целом, напомню, «работает на личностный рост и развитие, на успешную социализацию и на раскрытие творческого потенциала личности». Это — общая идея Синтона.

Отдельные курсы рассматривают вопросы психологии взаимоотношений с самим собой, с окружающими людьми, построения близких личных отношений.

Курсы состоят из занятий (блоков). Поэтому на втором этапе формируются идеи, темы и логика этих занятий.

Если мы рассматриваем, к примеру, психологию взаимодействия с окружающими, то, скажем, одно занятие может быть посвящено механизму возникновения конфликта и способам его разрешения; следующее будет об антиципации (предвосхищении) как механизме формирования отношений, в том числе доброжелательных (синтонных); за ним пойдет занятие об умении договариваться и сотрудничестве и т.д.

Делая курс об успешном общении, мы, вероятно, найдем место для занятий о техниках активного слушания, о подстройке и ведении, об отражении чувств и о навыках убеждения.

Прояснив для себя общую идею и идеи конкретных занятий, а также их логическую последовательность, мы составляем план. План курса, тренинга, цикла — называйте как угодно. После чего наступает пора методической разработки.

КАК РАЗРАБАТЫВАЕТСЯ ЗАНЯТИЕ (БЛОК)

Занятие может продолжаться 3—4 часа (стандартное синтоновское) или растянуться на день, а то и на несколько дней (интенсивные курсы). Поэтому легче говорить о тематических блоках, выделяемых на основе внутреннего идейного единства.

В одном стандартном занятии может быть больше одного блока, хотя традиционно одно занятие посвящается одной теме. В двухдневном интенсиве может быть не больше двух блоков. Однако обычно один блок укладывается как раз в 3—4 часа. Так удобно и участникам и ведущему, да и с точки зрения структурирования работы.

  • Структура блока в самом общем виде такова: введение в тему — основная часть — подведение итогов (и переход к следующему блоку).
  • В синтоновском русле эти составляющие обычно строятся так.
  • Погружение в атмосферу занятия (традиционное приветствие, настраивающий текст ведущего).
  • Вводное упражнение, подтверждающее актуальность темы. Предложение темы.
  • Обсуждение темы. Высказывание участниками своих взглядов. Постановка вопросов, углубление темы.
  • Центральное упражнение, где проявляются стандартные стратегии поведения и участники рассуждают о моделируемой жизненной ситуации (получение актуального опыта).
  • Подведение итогов, обсуждение упражнения, комментарии ведущего. (Рассматривается уже не вопрос о том, как правильно, к примеру, пилотировать воздушный шар, а конкретное поведение участников в предложенном упражнении, моделирующем человеческие отношения.)
  • Дополнительно — упражнение на обратную связь или на освоение альтернативных моделей поведения, интеллектуального действия.
  • Завершение занятия (традиционное прощание, сворачивание специфической тренинговой атмосферы).

Разумеется, структура конкретного занятия или блока может иметь варианты: центральное упражнение может быть заменено двумя или даже тремя, может быть добавлено промежуточное обсуждение и т.д. Однако большая часть занятий укладывается в предложенную схему.

КАК ДЕЛАЕТСЯ УПРАЖНЕНИЕ

Под словом «упражнение» мы имеем в виду некую часть занятия, а именно: собственно упражнение, обсуждение (в общей группе, в микрогруппах, в парах, в «карусельке»), настроечные тексты, игры и ситуации, моделирующие реальность. Упражнения условно делятся на поведенческие, настроенческие и мировоззренческие.

Основным содержанием упражнения в широком смысле слова (в узком — это синоним слова «тренировка») является отработка или разбор некоего поведения, работа с эмоциональным состоянием (настроением), с ценностями, с убеждениями, с установками, с картиной мира, — словом, с мировоззрением. Любой такой кусок занятия мы и называем упражнением.

В предложенной выше схеме занятия каждая часть может состоять из одного или нескольких упражнений (редко больше двух).

Понятно, что практически в каждом упражнении несколько целей (смысловых пластов): основная цель Синтон-программы, цель занятия, конкретная цель самого упражнения.

Сразу скажем, что собственные цели преследует далеко не каждое упражнение. Без осмысления, обсуждения и комментариев психологический тренинг быстро превращается в игротехнику (если проводится качественно) или просто в «поигралки». Это относится и к Синтону. Из него в принципе тоже можно сделать «поигралки», если игнорировать психологическую, собственно синтоновскую составляющую. Я такое видел.

Интересно, что из одного и того же упражнения (по формальной последовательности заданий) при разном комментарии можно извлечь весьма разный материал для обсуждения и осмысления тех или иных проблем. Классический пример: упражнение «Слепой и поводырь»: здесь и ускоренное формирование группового пространства (тактильный контакт способствует), и выход на тему о доверии к окружающим, шире — к людям, шире — к миру; здесь и разбор стратегии поведения в обществе и мире, анализ внутреннего отношения к людям; здесь же и поле для комментариев о взаимопонимании и т.д.

Наконец, в упражнениях есть еще два пласта: содержательный (во всех вышеприведенных смыслах) и структурно-организационный (управление группой, организация пространства – и в итоге работоспособность и результативность группы).

Я встречал тренинги, где содержательные упражнения явно и грубо чередуются с организационными. В Синтоне обычно это делается тоньше. Построение занятия (последовательность работы) обычно учитывает потребности группового пространства-времени, но использует для этого возможности тех же самых упражнений, которые обслуживают и смысл. Очевидно, что одну и ту же тему можно прорабатывать с опорой на разные упражнения.

Традиционно считается, что группе лучше не находиться в однотипной работе дольше 15—20 минут. Однако чем ближе к середине занятия, тем больше времени может быть потрачено на одно упражнение: вначале народ еще не «вкатился», а ближе к концу — уже устал. Сложноорганизованные упражнения, требующие много времени, обычно сделаны так, чтобы задания либо предлагались пошагово (то есть обеспечивались структурные перерывы), либо действия были разнообразными. Хорошие примеры — упражнения вроде «Воздушного шара», «Необитаемого острова» или «Игры о талантах».

Любое упражнение имеет обычно три части: введение, основную часть и выход.

Во введении ведущий объясняет, что и зачем будет происходить, и дает «настройку» — формирует уместную для работы атмосферу. То есть создает мотивацию и условия для тренинга.

В основной части участники работают (обсуждают, моделируют ситуации, анализируют, приобретают опыт и т.д.).

Выход из упражнения служит либо для подведения промежуточных итогов и перехода к следующему упражнению (и тогда он же становится новым введением), либо для серьезного разбора проделанной работы, комментариев полученного опыта и т.д. В этом случае выход становится главной смыслонесущей частью упражнения, без которой все предыдущее — просто времяпрепровождение.

Психологическим тренинг делают в первую очередь разбор и комментарии сделанного, и в этом смысле анализ и подведение итогов — основное содержание занятия, а не те или иные запоминающиеся упражнения.

Таким образом, упражнение должно служить общим целям занятия и программы, а не проводиться с бухты-барахты просто потому, что на это есть время. На упражнение нужен настрой (иногда с демонстрацией, иногда голосом и поведением ведущего), из него нужен выход-осмысление.

ОТКУДА БЕРУТСЯ УПРАЖНЕНИЯ, ЗАНЯТИЯ, ПРОГРАММЫ

Во-первых, в Синтон-программе и сопутствующих методичках занятия подробно прописаны. Со всеми упражнениями. Во-вторых, есть куча сборников и книжек в мягких (а теперь уже и в твердых) обложках, где авторы среди прочего описывают пару-тройку, а то и десятки упражнений.

У меня на полках немало таких книг. Проблема только в том, что обычно упражнения в них попросту собраны подряд, да и написаны абы как, то есть к непосредственному употреблению непригодны. И тут хочется упомянуть одну важную особенность Синтона (такого я пока не встречал ни в одном психологическом сообществе): здесь есть культура подробного и качественного методического прописывания успешного опыта: сделал сам – облегчи жизнь коллеге. Поделись! Традиционно психологи, особенно коммерчески ориентированные, не торопятся делиться разработками не только с «конкурентами», но и с теми, кто работает бок о бок. Рынок! Человек человеку – сами знаете кто.

Трудности начинаются тогда, когда хочется сделать что-то, чего в Синтон-программе и спутниковых курсах то ли нет, то ли (безобразие!) не прописано. Тут есть два пути: первый — можно взять из книжек готовые упражнения (но там обычно только «тело» упражнения), переделать его под свои нужды-цели, доработать настройку и выход; второй — можно сделать упражнение под свои цели.

Во втором случае необходимым являются следующие шаги.

  • Поставить четкую (в рамках занятия) цель упражнения: спрогнозировать тему, на которую мы хотим выйти по его итогам.
  • Представить себе реальные ситуации и поведение, в которых обычно проявляется интересующая нас проблема.
  • Смоделировать ситуацию, в которой проявляются стандартные тенденции (стратегии поведения) в разных вариантах.
  • Упорядочить модель: уточнить предлагаемые обстоятельства, правила, ограничения, суть задачи, время.
  • Подготовить соответствующую настройку (вплоть до того, что на первых порах подробно прописать текст с указанием нужных интонаций).
  • Продумать возможные варианты итогового обсуждения-осмысления.
  • Провести пилотные занятия (поначалу 2—3 как минимум, чтобы отделить сиюминутное от общих закономерностей).
  • Подробно прописать весь текст с учетом изменений, необходимость которых выясняется после реального проведения упражнения.
  • Спокойно проводить упражнение в рабочем режиме.

В качестве примера привожу одно из моих любимых моделирующих упражнений.

Упражнение «Игра о талантах»

Участники становятся в круг.

Ведущий. Вы, наверное, помните притчу о слугах богатого человека, который, уезжая, доверил им свое богатство. Один деньги зарыл, другой пустил в рост, третий стал торговать. Хозяин, возвратясь, каждому воздал по заслугам. Но ведь есть и другие способы распорядиться деньгами: и более глупые, и более мудрые, и более красивые, и, возможно, более денежные. Сейчас каждый из вас сможет побывать в роли этих слуг.
Достаньте по рублю. (Если деньги есть не у всех, нужно раздать заранее заготовленные «таланты» — символические монеты.)
Попробуйте решить такую задачу. У вас есть 10 минут на подготовку — можно скооперироваться в группы, можно подумать поодиночке. За это время вы должны найти способ распорядиться деньгами наилучшим образом. Это — свободная игра. Думайте. Но помните — замыслы ваши нужно реализовать прямо сейчас, не выходя из тренинговой комнаты. На это вам дается еще 30 минут. Реальной ценностью обладают только ваши рубли. Другие предметы и другие деньги не могут участвовать в игре и ценностями не считаются.

Идет игра.

Ведущий. Все, с этого момента передача денег из рук в руки запрещена. Сели в круг. У кого сколько денег реально на руках? Аплодисменты!
Теперь поделитесь друг с другом, кто что сделал и почему. Что получилось особенно хорошо и что не получилось? Что интересного увидели у других?

После обсуждения ведущий комментирует игру.
В этой игре бывает несколько стандартных комментариев.

Во-первых, «распорядиться наилучшим образом» воспринимается как «преумножить». Но это только вариант. После одной из игр состоялся разговор с девушкой, которая вела себя энергично и агрессивно, не стесняясь вырвать сторублевку (старыми) из рук зазевавшегося человека или выцыганить шантажом и угрозами: «Зачем тебе это?» — «Чтобы получить больше денег». — «Зачем?» — «Чтобы открыть свое дело». — «Зачем?» — «Чтобы заработать больше денег». — «Зачем?» — «Чтобы сделать кому-нибудь что-то хорошее». Интересно? А в это время тот парнишка, у которого она сторублевку стащила (чего уж там), танцевал с другой девушкой и весело шептался. Вопрос: «Им было хорошо?» – «Да». – «Выходит, можно делать что-то хорошее и напрямую?»

Во-вторых, эпизод из другой игры. Молодой человек энергично предлагает варианты заработать. Но вот он «прогорел». (Группа девушек сколотила инвестиционную компанию и многих разорила.) Молодой человек притих и отрешенно сидит в углу. Тут к нему подходит девушка (которой он нравится), в аферах еще не участвовавшая да и не горящая таким желанием. Просто подсела поговорить. Парень молчит и неловко себя чувствует (без денег — неудачник?). Но девушка оказалась мудрой. Ласково, невзначай она просит помочь распорядиться своей сторублевкой или хотя бы взять на хранение. Уговорила. «Вкладывать» парень не побежал, уже ученый, но ожил, стал разговаривать, и к концу игры эта пара чувствовала себя заметно лучше, уверенней и «живее», чем другие, даже те, кто всех «обул».

Девушки! Помните, что молодые люди (хорошие люди) без денег часто чувствуют себя недолюдьми. Уговорами делу не помочь, даже если ваши доводы очень умны. Ссужать деньгами открыто и постоянно — портить его отношение к вам. Ищите мудрые ходы. Доверяйте и помогайте. Если, конечно, хотите продолжать отношения.

Конкретно: девушка не занялась преумножением, но, по-моему, распорядилась деньгами весьма неплохо. (К вопросу о «наилучшем образе».)

И, наконец, в-третьих. Большинство, за редким исключением, воспринимает эту игру как задание «заработать побольше». Участники игры бросаются вперед, но уже минут через пятнадцать добрая половина ходит опустив руки — не получается.

Основные ходы для быстрого преумножения богатств обычно бывают такие: игра (наперсток, карты), финансовые махинации (проценты, заклад), попрошайничество («милые девушки», «ну хороший»). Словом — обман. Бизнес в большинстве случаев воспринимается как обман. Практически все молодые люди, участвовавшие в игре, эти два понятия увязывали в одно. Исключения? Четыре молодых человека, которые и в самом деле подвизаются в частном бизнесе. Они были единственными, кто поставил не на обман, а на дело. Они пусть в игре, но стали делать дело (катали на руках, брались обдувать тех, кому жарко, даже пытались производить сувениры). И деньги они заработали.

Далее в занятии разрабатывается эта тема – «делать дело».

ВЕДЕНИЕ СИНТОНОВСКОЙ ГРУППЫ

Когда мы говорим о ведении группы, то имеем в виду: вхождение в группу и управление ею, работу с групповой динамикой (стадии развития и формирования группы, цели, нормы и ценности группы), работу с групповым пространством и т.п. Далее я хочу остановиться на особенностях этого процесса в синтоновских группах.

Вхождение в группу

Вхождение в группу, то есть предложение группе себя в качестве ведущего, традиционно осуществляется в момент формирования группы. Так с самого зарождения группы ведущий становится группообразующим центром, вокруг которого все и происходит. При этом мотивация группы на работу именно с этим ведущим достигается предоставлением участникам выбора среди нескольких ведущих на демонстрационном занятии. После него люди подходят к тому, кто наилучшим образом отвечает именно их представлениям о «своем ведущем».

Потом, в первые полтора-два месяца, многие участники побывают на занятиях у разных ведущих и в результате выберут ту группу (и того ведущего), где им наиболее комфортно. Демократия и свобода выбора!

Здесь важно, чтобы ведущие в одном клубе были не разновидностями одного и того же типа (отличие тогда будет на уровне «хуже—лучше» и народ попросту соберется у кого-то одного), а личностно разные. Это обеспечит творческое разнообразие в стилистике ведения, в подходах к одним и тем же темам и занятиям и в способах подачи мысли.

Единство цели, структуры занятий и основных подходов обеспечивает Синтон-программа, а личностное разнообразие ведущих позволяет эффективно работать с разными людьми.

Если ведущий в клубе один или «все как один», то все те славные люди, которым Синтон вообще-то близок, но конкретное исполнение — не совсем, уйдут из Синтона, а не просто от конкретного ведущего. Если же ведущих несколько (кто-то повеселее, кто-то поглубже, кто-то поспокойней, кто-то поэнергичней), то человек получает Синтон в наиболее удобном для него исполнении.

Ведущие в Синтоне — разные! Но если ведущий Синтона на занятиях делает что-то совсем другое, например ведет группу трансактного анализа, то он, вероятно, молодец, но это уже не Синтон. Ведущие Синтона разные, но работают они по Синтону. А гештальтисты — по гештальту. Логично?

Первое занятие можно рассматривать как следующий этап вхождения ведущего в группу. Потому что демонстрационное занятие вели несколько ведущих и, возможно, тон задавал кто-то другой.

Но вот в этот свой первый вторник (или пятницу, или среду) народ пришел уже в свою группу, которая ассоциируется именно с этим ведущим. И он будет для участников источником информации о том, что такое Синтон на практике и стоит ли на него ходить. Ведущий присматривается к народу, но и народ присматривается к нему. Так как же начинать?

Со временем это уже не вопрос: у ведущих со стажем нет проблем в том, чтобы вести первое занятие как не первое. Участники, как всегда, пришли, ведущий, как всегда, работает, все традиции, правила, действия ведущего и то, что группа работает стабильно, — это нормально и естественно. Странно, если не так.

По сути дела, задача ведущего — с первых же шагов перейти от взаимного оценивания к обычной работе. Такая обычность и естественность с первых шагов достигается соответствием происходящего ожиданиям группы и формированием у нее привычного восприятия ведущего как руководителя. Не духовного вождя и гуру, а того, кто налаживает и обеспечивает процесс. То есть работает на народ: обслуживает его работу и результат. В том числе и хитрыми вопросами, и умными комментариями.

Соответствие ожиданиям большинства обеспечено: народ знал, куда шел, — это во-первых; кто не знал, увидел на демонстрационном занятии — это во-вторых; кому не сюда, уже, вероятно, не пришел — это в-третьих. Поэтому таких, кто неожиданно оказался совсем не там, где хотел, единицы, и они вполне демократично сделают свой выбор: не придут в следующий раз.

Вряд ли стоит напрягаться, чтобы понравиться всем. Большинство ждет от ведущего именно той работы, которую он заявлял. Ее и нужно делать. И здесь уместно процитировать В.Ю. Большакова: «Психолог не обязан обслужить всех. Его профессия для этого недостаточно древняя».

Что же касается воспитания у участников привычки работать под руководством ведущего, то это делается так. Поскольку народ пришел работать, но еще не знает, как это здесь принято, то первые указания будут само собой разумеющимися. И чем чаще поначалу так будет (просьбы ведущего что-либо выполнить будут логично вытекать из всей обстановки занятия), тем скорее народ привыкнет, что ведущий говорит и предлагает именно то, что нужно. Эти предложения и просьбы — доброжелательные и спокойные. Вряд ли стоит «отдавать приказы» или «давать указания» — сама форма вызовет сопротивление. «Учить жить», наверное, тоже не стоит.

Пусть первые просьбы касаются организации работы: «Давайте сядем (встанем) в круг». Понятно, почему бы и не встать. «Внимательно посмотрите друг на друга». Мы бы это и сами сделали украдкой, а тут — прямое разрешение. Ну и хорошо. Смотрим. А ведущий уже тот, кто может разрешать.

Чтобы группе было удобнее работать, нужен порядок. Для этого каждому предлагаются листочки с вопросами-подсказками. Отлично. Да и подсказки в ситуации, где еще не все ясно, вещь хорошая. Попутно утверждается, что мы тут работаем, а не тусуемся.

Словом, все действия ведущего объясняются пользой, удобством и целесообразностью с точки зрения работы и результата. И его предложения-просьбы не требуют титанических усилий для выполнения. Разве что чуть большей, чем обычно, сосредоточенности и внимания. Так это и понятно, участники же работают — с первых минут, и уж совсем легкие задания им будут просто скучны.

Так проходят 15—20 минут первого занятия, и группа уже работает. Она занята делом, и это лучшее доказательство состоятельности ведущего. Точнее, подобный вопрос вообще не встает. Все идет как должно быть: ведущий руководит, участники работают.

Для любителей точности пояснение: есть такая теория о когнитивном диссонансе. Согласно ей, новая информация воспринимается легко и непринужденно, если она составляет не более одной пятой от того, что уже известно и принято человеком.

Среди моделей работы Милтона Эриксона есть техника «5—4—3—2—1», суть которой (очень грубо!) заключается в том, что информация легко усваивается, если она идет пятым предложением после четырех совершенно очевидных: «Вы сидите в кресле, ваши ноги стоят на полу, руки лежат на коленях, глаза закрыты, и, возможно, вам захочется сесть поудобнее…»

Таким образом, группа достаточно легко выполняет инструкцию ведущего относительно упражнения, если до этого она уже минимум четырежды спокойно и без напряжения согласилась с его предложениями. Например, ведущий говорит: «Давайте встанем в круг… У нас принято стоять так, чтобы справа и слева от юношей стояли девушки (если состав позволяет). Юноши, кому будет приятно стоять рядом с девушкой, поднимите, пожалуйста, руки! Спасибо. Тогда встаньте, как настоящие мужчины! Кстати, улыбнитесь друг другу. И давайте внимательно приглядимся к тем, с кем вместе мы волею судьбы оказались прямо здесь и сейчас. Что это могут быть за люди?»

Аналогично работают и утверждения о целях и задачах работы: «Мы с вами собрались здесь, чтобы заняться психологической практикой: научиться лучше понимать себя и людей — что нами движет, что и зачем мы делаем, разобраться в человеческих отношениях, познакомиться с психологическими техниками и границами их применения». До тех пор пока ведущий говорит то, что народ ожидает услышать, он может быть уверен, что участники будут адекватно реагировать на его просьбы и задания.



Страница сформирована за 0.75 сек
SQL запросов: 171