УПП

Цитата момента



Волненье сердца радостным должно быть, и больше никаким!
Печально это слышать

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Неуверенный в себе человек, увидев с нашей стороны сигнал недоверия или неприязни, еще больше замыкается в себе… А это в еще большей степени внушает нам недоверие или антипатию… Таким образом, мы получаем порочный круг, цепную реакцию сигналов, и при этом даже не подозреваем о своем «творческом» участии в процессе «сотворения» этого «высокомерного типа», как мы называем про себя нового знакомого.

Вера Ф. Биркенбил. «Язык интонации, мимики, жестов»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d3354/
Мещера
Работа с групповой динамикой

Ведущий, являясь на первых занятиях выразителем целей участников (что мы делаем), ценностей (ради чего мы делаем) и норм (как мы это делаем), может и сам устанавливать эти самые нормы и цели (в разумных пределах, то есть пока все, что он говорит, в общем соответствует принципу «одна пятая от того, что уже принято»).

Если точнее, то ведущий получает право развивать и конкретизировать цели и предлагать для их достижения конкретные нормы. И даже осторожно предлагать варианты подходов к ценностям. В том числе и критические варианты (опираясь при этом на ценности более высокого порядка).

Тут надо сохранять здравомыслие и задавать только те нормы, которые будут поддерживаться. Народу должно быть совершенно ясно, как предложенная норма может быть использована для достижения значимых целей. Нереалистические нормы так или иначе будут игнорироваться, и силового решения быть не может: Синтон — дело добровольное. Плюс опыт игнорирования предложенной ведущим нормы понизит и его общий статус. Поэтому ничего сверх меры!

Не секрет, что такая позиция обычно отводится групповому лидеру. В синтоновской группе помимо ведущего, как правило, не бывает альтернативного лидера. Наиболее сильные участники работают на группу вместе с ведущим, и особых конфликтов не возникает. Как практически не возникает и фиксированной схемы распределения ролей. В этом одна из особенностей групповой динамики в Синтоне.

Стандартные закономерности групповой динамики свойственны стандартной же группе (не синтоновской). А именно: количественный состав группы — 9–12 человек, он практически неизменен; группа в период своего существования регулярно собирается (в идеале участники находятся вместе все время функционирования группы); не имеет формальной структуры, то есть отношения и деятельность складываются стихийно; ведущий (и другие внешние обстоятельства) активно не вмешивается в ход группового процесса (ведущий либо подчеркнуто нейтрален, либо включен в этот процесс на равных с остальными).

Для такой группы характерны следующие стадии развития: знакомство—конфликт—работоспособность—умирание. Ролевое распределение обычно такое: лидер, группа поддержки, эксперт, альтернативный лидер, отверженный, другие роли. В группе происходит уникальный процесс формирования ценностей, целей и норм (который служит основой борьбы за ролевое распределение в стадии конфликта и потом закрепляет итоговый статус участников, так сказать, дает идейную основу неформальной структуре группы) и другие стандартные феномены групповой динамики.

Синтоновская группа имеет следующие значимые отличия. Во-первых, она не закрытая и, как следствие, состав ее непостоянен. В течение года появляются новые люди, уходят бывалые. Во-вторых, в Синтоне большие группы (обычно больше 20—25 человек). В-третьих, в Синтоне есть организующее начало — сценарий, и есть явный лидер и руководитель группы — ведущий. Очевидно, поэтому групповая динамика в Синтоне носит нестандартный характер. То есть она все равно есть, и ее закономерности работают. Но не так прямо, как в стандартной группе.

В Синтоне имеет место так называемая управляемая групповая динамика. И ею управляет ведущий (если работает как надо).

Что дает ему такую возможность?

Открытость группы и постоянный приток новых людей, плюс просто изменение реального состава группы от занятия к занятию не дает участникам четко пройти стадии группового развития. Группа одновременно находится и в стадии формирования-знакомства, и в стадии конфликта–ролевого распределения, и в стадии устойчивой работоспособности. Причем наименее выражена стадия конфликта. Ее имманентная (внутренняя) основа — дележ власти путем борьбы за право устанавливать нормы и ценности — не актуальна: как мы уже говорили, большую часть внутригрупповых ценностей, целей и норм предлагает (с опорой на участников и полученный ими в упражнениях опыт) сам ведущий. Он же и выступает как лидер и как эксперт в одном лице.

Иногда, правда, по ходу работы ведущий отстраняется, передавая лидерство в группе тому, кто его может и хочет осуществить в какой-либо конкретной ситуации. Сам передает, сам и принимает обратно, когда отведенное на работу время заканчивается. Сиюминутно в группе идут все нормальные процессы и распределяются роли. Но каждый раз как в первый раз. В некоторых упражнениях наиболее ярких лидеров ведущий специально лишает слова или даже возможности участвовать, чтобы у остальных не возникло желания свалить все на популярного человека.

В целом же ведущий устанавливает как нормы и цели, так и ролевое распределение в группе. То есть активно руководит ею на основе программы-сценария. А вот в некоторых конкретных ситуациях группа переживает все вживе, без страховки ведущего, отстраняющегося до поры до времени. Поэтому, хотя ярких и активных участников в синтоновских группах много, единоличного лидерства обычно мы не наблюдаем. А значит, и выраженного долговременного конфликта.

Правда, бывают ситуационные конфликты. И если они идут на пользу, ведущий их использует. Сам он в схватки не вступает. Он задает вопросы и комментирует, избегая безапелляционности и категоричности. Именно такое положение вещей делает синтоновскую группу вполне управляемой и работоспособной практически до самого конца тренинга.

Групповое пространство и позиция ведущего

В зале, где работает синтоновская группа, обычно используются такие варианты организации пространства.

  • Сидячий круг (чаще всего для обсуждения). Ведущий может сидеть вместе со всеми и участвовать в разговоре, а может находиться за кругом и подбрасывать вопросы и задачи.
  • Стоячий круг (настройки и быстрый опрос). Ведущий может стоять вместе со всеми или находиться внутри круга (не стоя на одном месте, но и не мельтеша).
  • «Каруселька» — два концентрических круга, где народ обычно располагается лицом друг к другу. Работа идет в парах, но с периодической сменой партнера. Ведущий обычно находится вне «карусельки», хотя бывает, что и внутри.
  • Сидячие кружки-микрогруппы (обсуждение вопросов, выяснение точек зрения, формирование общего мнения или обратная связь). Ведущий может подсаживаться к кружкам, а может переходить от одной группы к другой.
  • Стоячие микрогруппы-команды (обычно упражнения, связанные с непосредственным действием). Ведущий здесь руководит процессом, поэтому находится в стороне.
  • Свободное хождение и встречи участников. Обычно для таких встреч-миниобсуждений предлагаются темы-вопросы. А ведущий ходит по залу среди участников и поддерживает рабочую атмосферу.
  • Аудитория лицом к ведущему, или «сцена» (ролевой розыгрыш, «золотой» и «черный» стул, другие «разговоры по душам»). Если ведущий берет слово, он может находиться на месте выступающего, а если он просто организует происходящее, то обычно где-то с краю «сцены».

Все эти позиции различаются не только формально, но и накладывают отпечаток на настрой и восприятие участниками как самих заданий, так и роли ведущего.

УЧАСТНИКИ

Мы уже выяснили, что народ в Синтоне — явление сугубо добровольное. Но откуда он все-таки берется? Точнее, в русле нашего разговора, где и как мы его берем?

Традиционных путей привлечения людей в синтоновские группы три:

— вдумчивые рекламки-объявления;
— «сарафанное радио», когда уже побывавшие в клубе приводят своих знакомых и друзей;
— координаты в книгах Н.И. Козлова. Люди читают книги, звонят, спрашивают, приходят в клуб.

По ходу работы, как мы уже говорили, часть народа приходит, часть — уходит. Разумеется, никто никого не удерживает. Вопрос о том, кому где искать полезное и умное для своей жизни, каждый решает сам. Тут Синтон — один из вариантов. Впрочем, вариант хороший.

Нужно отметить, что больше чем два (редко три) года один и тот же человек занятия в Синтоне не посещает. У нас нет цели удерживать людей рядом как можно дольше. Человек приходит взять для себя что-то, берет, говорит «спасибо» и идет по жизни дальше, пользуясь полученным. Все в порядке. Синтон для жизни (и для человека), а не наоборот.

Вряд ли ведущего должно беспокоить, если человек, пройдя курс, перестает приходить в клуб. Беспокойство может вызвать скорее факт «зависания» синтоновца в клубе, если здесь для человека идет основная жизнь. Впрочем, обычно такого не происходит. А если что — ведущий может поговорить, задать вопросы, предложить задуматься…

СИНТОНОВСКИЙ ПОДХОД К ЧЕЛОВЕКУ

Очевидно, что у психологов, работающих в Синтоне, есть нечто общее в подходе к людям, к своей работе, в мировоззрении и в научно-теоретической традиции.

Сегодня, насколько я понимаю, ведущим, особенно начинающим, на фоне умопомрачительно энергичной и продуктивной личности «отца-основателя» часто бывает трудно отделить, что в Синтоне — общесинтоновское, а что — лично козловское, которое копировать и воспроизводить смешно и глупо. И вредно. Для Синтона и для себя лично. Люди — разные, а Николай Иванович — тоже человек.

Основные положения общесинтоновского подхода к человеку (который, по-моему, удачно был назван реалистическим в книге «Формула личности») таковы.

В каждом человеке есть весьма противоречивые мотивы и тенденции. Вряд ли нужно развивать их все без разбору. Поэтому Синтон предлагает работать над теми качествами, которые делают жизнь человека умнее, добрее и плодотворнее для близких, для окружающих и — в широком смысле — для общества.

Одновременно Синтон отстаивает необходимость свободного и осознанного принятия любого выбора, то есть предпочитает не загонять в добро и в здравый смысл догмами и требованиями. При этом честно показываются все альтернативы и их возможные краткосрочные и долговременные последствия. Приоритет для Синтона — добро, а не бесконечное погружение в себя, личная успешность, всесторонняя — в том числе и небезопасная — самореализация и т.д. Это, впрочем, не значит, что Синтон-подходу чуждо самопогружение, личная успешность и прочее (подход-то реалистический). Этот подход к приоритетам роднит Синтон с индивидуальной психологией Адлера. Помните его «социальный интерес»?

Синтон помнит, что люди разные, и не подходит ко всем с единой меркой. Пусть каждый проживет настолько добрую жизнь, насколько он реально может. Все равно это будет лучше, чем отбросить делание добра совсем. А кто может больше — пусть делает больше. В этом смысле нет количественной нормы. Нормой является направление жизни.

Синтон ориентируется на развитие средненормального человека, а не на подпорку средненеблагополучного. В реальности это означает, что Синтон не умиляется, глядя на человека душевно здорового: «Какой молодец, какой здоровяк!» Это не цель, это нормальная основа. Здоровяк? Отлично. А что ты с этим здоровьем делаешь? Куда ты его применяешь? И вообще — ты его применяешь или гордо несешь по жизни себя — и все?

Все это не отменяет необходимости приводить в порядок тех, кто еще пока душевно не «здоровяк». Но на этом развитие не заканчивается. Это — промежуточная станция. Привели в порядок — значит, подвели к старту. А теперь начинается путь. Верно?

Самосовершенствование в Синтоне — не цель, а средство. Для чего человек делает себя лучше? Синтон полагает, что если от пребывания человека в мире хорошо главным образом только ему, то от изъятия такого человека из мира последний ничего не потеряет. Тогда человек — это замкнутый на себе рудимент на теле жизни. Что он есть (усовершенствованный или несчастный), что его нет. Человек в мире начинает быть, когда участвует в чем-то большем, чем он сам.

Говорят, «каждый стоит столько, сколько стоит то, о чем он хлопочет». И тогда реальное бытие в мире начинается с момента, когда человек начинает стоить больше, чем только он сам. Когда его всерьез интересует что-то и кто-то вовне себя, любимого. Такое понимание роднит Синтон с представлением о самоактуализации Маслоу.

Впрочем, все вышесказанное возможно только на уровне человека, приведшего себя в порядок, то есть пережившего этап глубокого интереса к собственной персоне. И пройти через это Синтон тоже помогает. Собственно, Синтон, как правило, застает каждого пришедшего в клуб на каком-либо этапе личностного роста, на котором человек по разным причинам забуксовал (трудно, не ясно, что дальше, лень, неразбериха в ценностях — да мало ли что). Проблемы у людей разные, а Синтон помогает пройти через нынешний этап к следующему. И передать мысль, что и следующий этап (и кризис) — не последний.

Синтоновский «нормальный человек» — тот, кто, качественно обслуживая свое существование, видит в нем не самоцель, а основу для доброй и творческой отдачи в мир. Уделив себе необходимую долю внимания (и приняв от мира то, что для этого нужно), остальную долю тепла, любви, добра и мудрой силы обращает вовне.

КАКИМ СИНТОНУ БЫТЬ

Программы

Не вижу оснований приводить все существующие Синтон-программы к единому варианту. Скорее, надо выделить их нюансы-отличия и предоставлять ведущим возможность компоновать свои программы. Поощрять возникновение новых вариантов, но просить авторов давать развернутый комментарий: почему так лучше, удобней и эффективней.

Со временем можно выйти на уровень осмысления каждого варианта: для каких возрастных и социальных слоев, для каких запросов, для какого мировоззрения ведущих.

Кроме того, хотелось бы, чтобы и дальше появлялись прописанные методички и программы околосинтоновских тренингов. Сделал хорошо — опиши и пусть народ пользуется.

Ведущие

Полагаю, надо принять тот факт, что ведущие в Синтоне разного уровня. Совсем слабые отсеиваются в ходе работы (на них перестают ходить), остальные постепенно подтягиваются (жизнь заставляет). Важно, чтобы развивались мастерские, обучающие семинары, обмен опытом.

Обучение ведущих я представляю так.

  • Базовый семинар, знакомство с Синтон-программой (или ее прохождение, если это возможно).
  • Мастерская, различные актуальные семинары (и вне Синтона, если в Синтоне пока нет, а возможно, и не будет), повышение общего профессионализма и приложение его к синтоновской конкретике.
  • Разработка и проведение собственных занятий, курсов, семинаров в Синтон-программе или в дополнение к ней.
  • Обучение других тому, чем ведущий классно владеет сам.
  • Выход на уровень идейной разработки и развития Синтона.

Очевидно, следует принять, что в Синтоне должны быть самые разные способы ведения. Сначала личные оттенки в общем русле, а со временем и свои «школы».

Ремесленничество

Под этим я понимаю работу по шаблону, без души.

Я немало наблюдал за работой студентов-психологов и начинающих коллег. Одна закономерность здесь очевидна: недостаток знаний восполняется энтузиазмом. Реально человек при ведении группы начинает худо-бедно разговаривать «по душам» так, как он пока только и умеет, но теперь он чувствует себя «вправе». И поэтому лезет человеку в душу. Из лучших побуждений, ярко и убедительно. Только не всегда безопасно: душа новоиспеченного коллеги обычно не слишком подготовлена для таких интервенций, да и вообще не ориентирована для восприятия другого. Чаще начинающий ведущий отыскивает в другом свое (как минимум, свое понимание, а то и свои, что называется, проблемы) и этим занимается.

Поэтому первый уровень профессионального обучения психологической работе во многом строится на привитии такого профессионального качества: ничего личного — ты на работе!

Настойчиво утверждаю: с клиентом не может быть личных отношений. Ведущий — специалист, его задача — грамотно применить инструментарий и получить результат. Эмпатия — это сопереживание человеку, а не втягивание его в собственный внутридушевный водоворот.

Увы, такая техника безопасности оправдана: большая часть тех психологов, кого я знаю, гуманна именно в том, что держит свою душу и все, что в ней творится, подальше от человека, пришедшего за помощью.

Кстати, большинство техник работают и при ремесленническом подходе. Часто этого хватает. Тут нет ничего удивительного: в горшок, сделанный хорошим и опытным ремесленником, так же можно налить воды, как и в чашу, которая является произведением искусства.

Так что такой вариант ведения тренинга, когда стандартно «катают» программу на хорошем профессиональном уровне, зачастую может быть лучше (по результатам и с этической точки зрения), чем бурные эмоциональные метания недоучки. Я и с теми и с другими сталкивался и берусь утверждать: лучше среднехорошо, чем с душой, но плохо. Кому лучше? Тому, с кем работают.

Однако, я полагаю, что есть все-таки вариант «профессионально и с душой». То есть когда и технико-ремесленнический уровень на высоте, и душа вкладывается. Вот тогда это получается работа, близкая к гениальности, — не только польза есть, но и прекрасное рождается. Однако так бывает не всегда и не везде. Люди живые. Может быть, нет грандиозных проблем, но бывают те, которые «здесь и сейчас». И тогда виртуоза выручает профессионализм.

Общий вывод: если профессионал может сделать что-то с душой, пусть он сделает. А если на душе не все ладно, то пусть все-таки работает профессионал, а не его текущие душевные трудности.



Страница сформирована за 0.69 сек
SQL запросов: 171