УПП

Цитата момента



Делая один раз по шагу, можно пройти тысячу миль.
Топай, топай!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Ничто так не дезорганизует ребёнка, как непоследовательность родителей. Если сегодня запрещается то, что было разрешено вчера, ребёнок сбивается с толку, не знает, что можно и чего нельзя. А так как дети обычно склонны идти на поводу своих желаний, то, если нет твёрдой руки, которая регулировала бы эти желания, дело может кончиться плохо. Ребёнок становится груб, требователен, своеволен, он не хочет знать никаких запретов.

Нефедова Нина Васильевна. «Дневник матери»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/israil/
Израиль

Глава X. Брак

В данной главе брак будет рассматриваться без учета детей, просто как отношения между мужчиной и женщиной. Половые отношения в браке отличаются от каких-либо других прежде всего тем, что они находятся под охраной закона. Кроме того, в большинстве древних обществ брак получал освящение и со стороны религии, но связь с нормами права всегда была более существенной.

Нормы брачного права просто отражают практику отношений, которые существовали не только у первобытных людей, но и существуют у обезьян и других животных. Они фактически живут в браке в том случае, когда необходимо участие самца в добыче корма и в воспитании детенышей. Как правило, этот брак моногамный, и, по мнению антропологов, это особенно характерно для человекообразных обезьян. Если принять мнение антропологов на веру, то этих животных можно назвать счастливыми – они не сталкиваются с проблемами, которые так беспокоят человечество; самцы, вступив в брак, перестают обращать внимание на представительниц другого пола, а самки, вступив в брак, уже не стараются привлечь внимание других самцов. Среди человекообразных обезьян не существует понятия греха не потому, что у них нет религии, а потому, что инстинкт гарантирует сохранение верности.

Есть свидетельства, что у диких племен существуют именно такие брачные обычаи. Известно, что у бушменов брак строго моногамный и что тасманийцы, насколько я знаю, неизменно сохраняли верность своим женам. Даже у цивилизованного человечества можно наблюдать слабые следы этого моногамного инстинкта. С учетом того, какое большое влияние на поведение оказывает привычка, вызывает удивление, что власть привычки к моногамии не оказала такого сильного влияния на поведение. Но это один из примеров умственных особенностей человеческих существ, которые являются источником наших пороков и нашего разума, а также пример того, как сила воображения ломает привычки и диктует новую линию поведения.

Вероятно, причина распада моногамных отношений в первобытном обществе была чисто экономической. Всякий раз, когда экономическая необходимость оказывает влияние на отношения между полами, это оборачивается для них катастрофой, поскольку инстинктивные отношения заменяются на рабские отношения купли и продажи.

В первобытных сельскохозяйственных и пастушеских общинах женщины и дети были даровой рабочей силой. Жены работали, не разгибая спины, а дети, начиная с пятилетнего возраста, пасли скот или трудились в поле. Следовательно, чем богаче и влиятельнее был мужчина, тем больше у него было жен и детей. Но многоженство было все-таки редким явлением из-за сравнительно небольшого числа женщин – множество жен было только у вождей и богачей. Жены и дети рассматривались как своего рода – и очень ценная – собственность и придавали лишний вес и без того высокому положению вождя или богатого человека. Таким образом получалось, что жена являлась не чем иным, как экономически выгодным домашним животным, а ее сексуальная функция была вторичной. На этой стадии развития общества мужчина, как правило, легко мог получить развод, хотя он должен был при этом возместить семье жены полученное приданое. Но для жены развод с мужем был вообще невозможен.

Отношение к супружеской измене в примитивном обществе было примерно таким же, но, например, у совсем примитивных племен в супружеской измене не видели ничего скандального. Как пишет Маргарет Мид[61] в книге «Инициация на Самоа» (1928), туземцы, отправляясь в дальнее путешествие, уверены, что их жены найдут за это время замену своим мужьям. Но если общество было не настолько примитивно, то жена приговаривалась за измену к смерти или к очень суровому наказанию. В молодые годы я прочитал у Мунго Парка[62] о Мамбо-джамбо и вот недавно обнаруживаю у одного американского профессора, что Мамбо-джамбо – бог жителей Конго. На самом деле он не бог и не имеет никакого отношения к Конго. Это что-то вроде нашего черта, придуманного мужчинами Верхнего Нигера, чтобы запугивать женщин, если им вдруг придет в голову изменить мужу. Рассказ Мунго Парка об этом идоле носит настолько вольтерьянский характер[63], что современному антропологу понадобилось изменить его статус, чтобы читатель не подумал, что и дикие племена могут мыслить вполне рационально. В самом деле, мужчина, имевший половые сношения с женой другого мужчины, конечно, совершил преступление; тогда как мужчину, совратившего незамужнюю женщину, нельзя ни в чем обвинить, если только из-за него ценность женщины на брачном рынке не стала меньше.

С появлением христианства влияние религии на все, связанное с отношениями полов, стало настолько сильным, что на супружескую измену теперь следовало смотреть не как на нарушение прав собственника, а как на совершение греха прелюбодеяния. Теперь половые отношения вне брака стали рассматриваться не как оскорбительные для мужа, а как преступление против Бога, т. е. тяжелый грех с точки зрения церкви. По той же самой причине развод, который ранее легко было получить, теперь стал невозможен, потому что брак был объявлен священным, и супруги должны были оставаться в браке всю свою жизнь.

Пошло это на пользу или же во вред счастью людей? Очень трудно дать ответ на этот вопрос. Жизнь замужней женщины-крестьянки всегда была очень тяжелой; особенно тяжелой она была в среде бедных и темных крестьян. Здесь женщина двадцати пяти лет уже считалась старухой, и она в самом деле выглядела как старуха, потеряв всю свою былую красоту. Для мужчин было очень выгодно пользоваться трудом еще одного домашнего животного, но для женщин в такой жизни не было ничего хорошего – только тяжелый труд и несправедливости. Хотя христианство и сделало положение женщины хуже, чем оно было прежде – особенно для женщин из верхнего класса, – оно, по крайней мере, признало женщину, с точки зрения идеалов христианства, равной мужчине и отказалось считать ее всего лишь собственностью мужа. Хотя женщина не могла бросить мужа и уйти к другому мужчине, она могла уйти в монастырь, чтобы служить Богу. Как оказалось, для громадной части населения христианское отношение к женщине и к браку привело со временем к улучшению положения женщины.

Посмотрим на современное общество и зададим себе вопрос, стали ли сейчас люди жить в браке счастливее, чем прежде, или же нет? Ответ будет довольно любопытен. Большинство воспитанных людей, оказывается, не способны продолжать жить в браке счастливо в течение всей жизни. До самого недавнего времени браки ирландских крестьян совершались только с согласия и иногда по выбору родителей, тем не менее эти браки были счастливыми, и в них не наблюдалось супружеских измен. Вообще говоря, брак наиболее прочен, когда между вступающими в брак разница весьма невелика. Если один мужчина мало чем отличается от другого и если одна женщина почти ничем не отличается от другой, то никому из них не обидно, что он или она женаты на той, а не на этой. Однако для людей с многосторонними интересами, вкусами и амбициями необходимо, чтобы их супруг или супруга соответствовали их желаниям; они разочарованы и недовольны, когда оказывается, что они получили не совсем то или совсем не то, что хотели. Церковь смотрит на брак как на узаконенные половые отношения и не видит разницы, почему один партнер в браке лучше, чем другой. Вот почему она настаивает на нерушимости брачных уз, не осознавая при этом, как тяжелы иногда эти узы.

Есть и другая причина, делающая брак счастливым, – это недостаток свободных женщин и отсутствие возможностей для случайных встреч. Если половые отношения возможны только с одной женщиной, т. е. с женой, то большинство мужчин смиряется с этим – кроме исключительно редких случаев – и живет в браке довольно счастливо. То же самое можно сказать и о женщинах, если им никогда не приходит в голову мысль искать в браке счастье. Другими словами, брак можно назвать счастливым, если ни муж, ни жена не помышляют об этом. По той же причине строго соблюдающиеся обычаи мешают людям задуматься над вопросом: счастливы ли они в браке? Если общепризнано, что брачные узы нерушимы и на всю жизнь, то никому не приходит в голову шальная мысль искать счастья в браке с другой женщиной. В этом случае мир в доме устанавливается сам собой, если только ни муж, ни жена не нарушают правил приличного поведения, принятых в обществе.

Однако для воспитанных людей нашего времени ни одно из этих условий не является авторитетным; в результате после первых лет брачной жизни они чувствуют себя несчастными. В некоторых случаях причина в слишком больших требованиях к уровню культуры, в других – в слишком низком уровне культуры и воспитания. Начнем с последнего. Прежде всего здесь надо обратить внимание на плохое состояние полового воспитания, которое гораздо чаще встречается среди обеспеченных классов, чем среди крестьян. Крестьянские дети уже с ранних лет знакомы с жизнью, как она есть, и могут видеть, как ведут себя не только люди, но и особенно животные. Значит, они уже многое знают, и у них нет чувства брезгливости. Напротив, дети обеспеченных родителей, получив очень хорошее воспитание, практически ничего не знают о сексе. Даже если родители имеют современные взгляды и познакомят детей с фактами, это знание всего лишь книжное и лишено того жизненного опыта, который есть у крестьянских детей.

Поистине триумфом христианской морали может служить факт, когда ни мужчина, ни женщина, вступая в брак, не имеют опыта половых отношений. Конечно, в девяти случаях из десяти результат самый плачевный. Все дело в том, что наше сексуальное поведение не инстинктивно. Именно поэтому неопытные жених и невеста испытывают после полового акта чувство стыда и отчаяния. Лучше, если неопытна женщина, но тогда мужчина должен приобрести свой опыт у проституток. Большинство мужчин не осознает необходимости ухаживать за женой после вступления в брак, а многие хорошо воспитанные женщины не понимают, сколько вреда наносят половым отношениям в браке их сдержанность и холодность. Конечно, все можно было бы исправить, улучшая половое воспитание, и действительно положение стало лучше с появлением нового поколения молодежи, чем оно было во времена их бабушек и дедушек. Среди женщин довольно широко распространено мнение, что у них есть моральное превосходство над мужчинами, потому что они не испытывают большого удовольствия от секса. Благодаря таким настроениям искренние отношения между женой и мужем становятся невозможными. Безусловно, это мнение ничем не оправдано, поскольку оно означает отнюдь не добродетельность женщины, а то, что как женщина она лишена необходимых психологических и физиологических качеств. Все это напоминает, как лет сто назад было принято думать, что красивые элегантные женщины не испытывают удовольствия от еды.

Есть, наверное, и другие причины несчастливых браков, которые не так-то легко найти. Я, например, думаю, что современные цивилизованные люди – и мужчины и женщины – инстинктивно стремятся к полигамии. Вступив в брак по любви и какое-то время продолжая жить интересами и чувствами друг друга, они рано или поздно испытывают, вследствие привычности половых отношений, вместо былой страсти чувство невыносимой скуки и начинают искать на стороне партнера, который помог бы им оживить прежнее чувство. Разумеется, подчиняясь моральным нормам, можно силой воли подавить этот импульс, но очень трудно сделать так, чтобы он не появился вновь. Теперь, когда эмансипация женщин осуществилась, стало гораздо больше возможностей для супружеской неверности, чем это было прежде. И все идет таким порядком: случай предлагает возможность, возможность порождает мысль, мысль порождает желание, и наконец желание – ведь никаких религиозных обязанностей больше не существует – порождает измену супругу или супруге.

С приходом эмансипации женщин для брака наступили трудные времена. Всего сто лет назад только жене надо было приспосабливаться к мужу, от мужа этого не требовалось. В наши дни большинство замужних женщин не желает жертвовать своей индивидуальностью и карьерой и приспосабливаться к своим мужьям. В то же время их мужья, все еще мечтая о возвращении старой традиции мужского превосходства, не видят никаких оснований для того, чтобы приспосабливаться к своим женам. Эта ситуация особенно часто наблюдается в случае супружеской измены. В прошлом, если муж изменял жене, она, как правило, не знала об этом. Если же она узнавала об этом, муж просил у нее прощения и говорил, что раскаивается в своем поступке. Однако жена, как правило, оставалась верной мужу. Если же она ему изменяла и муж узнавал об этом, брак распадался. В современных браках на супружеской верности обычно не настаивают, но глубоко укорененный инстинкт ревности разрушает прежние интимные отношения, хотя это и не приводит к ссорам и скандалам.

Есть еще одна причина, которая мешает быть бракам счастливыми и которая особенно остро ощущается теми, кто дорожит любовью. Ведь это чувство расцветает только тогда, когда оно свободно и непосредственно. Любовь умирает, когда нужно продолжать отношения из чувства долга; когда вы говорите себе, что нужно любить того или ту, вы, несомненно, со временем возненавидите его или ее. Совмещать любовь и долг – это все равно что сидеть на двух стульях. Об этом хорошо сказал Шелли:

1 never was attached to that great sect

Whose doctrine is, that eaach one should select

Out of the crowd a mistress or a friend,

And all the rest, though fair and wise, commend

To cold oblivion, though it is in the code

Of modern morals, and the beaten road

Which those poor slaves with weary footsteps tread,

Who travel to their home among the dead

By the broad highway of the world, and so

With one chained friend, perhaps a jealous foe,

The dreariest and the longest journey go.



Стихи Шелли намеренно оставлены в тексте без перевода, так как никакой рифмованный перевод не в состоянии передать всю красоту и глубокий смысл этого стихотворения.

Даем его перевод белым стихом.

Нет, никогда я не был членом секты,
Что учит, каждый пусть выберет себе
Подругу или друга из толпы, а всех других.
И мудрых и прекрасных, предаст холодному забвенью.
Мы повинуемся послушно морали современной,
Избитой дороге для рабов усталых она подобна,
И по широкой дороге мира бредем домой
С прикованным к ноге приятелем, наверное, врагом ревнивым.
Так совершаем мы скучнейший, долгий-долгий путь.

 

Несомненно, что замкнуться на браке и только на нем одном, значит отказаться от возможности полюбить кого– то еще и тем самым отгородиться от мира и высоких чувств. Это значит, с точки зрения идеалиста, совершить насилие над теми чувствами, которые наиболее желательны для человека. Такая победа морали над чувствами приводит в конце концов к появлению взгляда на жизнь, который похож на образ мысли полицейского, готового запретить все, что угодно.

Вследствие всех этих причин, быть может, и вполне справедливых, но мешающих счастью в браке, необходимо посмотреть на брак с какой-то новой точки зрения, поискать какие-то новые пути. Такой путь был найден и получил в Америке широкое распространение – это быстрый развод. Хотя я стою за то, чтобы развод в Англии стал обычным явлением, я не считаю, что возможность быстро и без помех получить развод есть наилучший способ решить все трудности брачных отношений. Очевидно, развод будет правильным решением, если брак бездетен и даже если разводящиеся пришли в суд без скандалов. Но если в браке есть дети, то, как мне кажется, очень важно его сохранить. Я еще вернусь к этому вопросу при рассмотрении семьи. Мне кажется, когда в браке есть дети, тогда муж и жена, разумные и приличные люди, намерены продолжать жить друг с другом до самого конца жизни, хотя это и не исключает возможность внебрачной связи. Благодаря браку, начавшемуся со страстной любви, продолжившемуся рождением детей, любимых и желанных, между мужем и женой возникла такая глубокая связь, им стали так дороги их близость и дружба, что эта связь и эта дружба останутся даже несмотря на то, что их половая страсть друг к другу охладела, или несмотря на то, что он или она почувствовали влечение к кому-то другому.

Но триумфу брака мешает ревность, инстинктивное чувство, которое можно контролировать, если осознать, что это скверное чувство; но ревность нельзя смешивать с чувством морального негодования. Чувство дружбы, окрепшее за долгие годы и еще многократно усиленное переживаниями, конечно, отличается от чувства первой любви, но оно, быть может, более достойно восхищения. И если мужчина и женщина понимают, какие духовные ценности приобрели они за годы совместной жизни, то им будет нелегко разорвать эти старые связи ради новой любви.

Следовательно, и мужчина и женщина, обладающие высокой культурой, могут быть счастливы в браке, хотя для этого необходимо выполнение нескольких условий. Во-первых, должно быть полное равенство с обеих сторон; во-вторых, должен выполняться принцип взаимной свободы; в-третьих, физические и духовные отношения должны быть в высшей степени интимными; в-четвертых, у супругов должно быть определенное сходство взглядов на известные ценности. Для гармонических супружеских отношений фатально, если для супруга представляют ценность одни только деньги, а для супруги – работа, дающая чувство удовлетворенности. Я убежден, с учетом этих условий отношения между мужчиной и женщиной достигают в браке такой высоты, какая только возможна для человеческих существ. Если это не так часто бывает, то только потому, что каждый из супругов следит за другим, как полицейский за вором. Если люди когда-нибудь реализуют заложенные в браке возможности, то это произойдет лишь тогда, когда и мужчины и женщины поймут, что дело не в статьях закона, а в том, как сделать их частную жизнь свободной.



Страница сформирована за 0.77 сек
SQL запросов: 171