УПП

Цитата момента



Если человек знает, чего он хочет, он или мало знает, или мало хочет.
Не слишком ли много вы знаете?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Крик и брань – не свидетельство силы и не доказательство. Сила – в спокойном достоинстве. Заставить себя уважать, не позволить, чтобы вам грубили, нелегко. Но опускаться до уровня хама бессмысленно. Это значит отказываться от самого себя. От собственной личности. Спрашивать: «Зачем вежливость?» так же бессмысленно, как задавать вопросы: «Зачем культура?», «Зачем красота?»

Сергей Львов. «Быть или казаться?»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d3354/
Мещера

Глава XI. Проституция

До тех пор пока целомудрие честных женщин будет рассматриваться как вопрос величайшей важности, до тех же пор у института брака будет своего рода двойник в виде обычая, который называется проституцией. Каждый, наверное, знаком с тем местом из известного труда Леки (См. прим. 2 к гл. V.), где он пишет, что благодаря проституции гарантирована святость семейного очага и невинность наших жен и дочерей. Такое мог написать только викторианец, но его мысль трудно оспорить. Моралисты обвинили Лекки в цинизме, они пришли в бешенство, читая это, но доказать ложность его утверждения, они не смогли. Моралисты утверждают – и, разумеется, то, что они утверждают, совершенная истина, – что как только люди станут следовать нормам морали, так сразу же исчезнет и проституция; но моралисту хорошо известно, что люди не будут следовать нормам морали, и потому, что было бы, если бы они стали им следовать, не имеет к делу никакого отношения.

Существование проституции обусловлено тем, что у холостых мужчин и у тех мужчин, которые оказались вдали от жены и дома, существует сексуальная потребность, которую они не могут удовлетворить из-за требований общественной нравственности с какой-нибудь честной женщиной. Для удовлетворения этой потребности в обществе появилась определенная категория женщин, существования которой общество стыдится, но без которой обойтись не может. Для общества очень удобно, что проститутка доступна в любой момент и что она скрыта от глаз из-за того, что вся ее жизнь посвящена ее профессии; благодаря этому мужчина, проведя с ней время, может затем вернуться к семье и жене и пойти в церковь, ничем не запятнав свое достоинство. Однако эта бедная женщина, несмотря на свою общественную полезность, несмотря на то, что благодаря ей гарантирована добродетель жен, дочерей и церковных старост, подвергается всеобщему презрению, ведет жизнь парии, не имея никакой возможности завести какие-либо знакомства в обществе. Эта вопиющая несправедливость появилась после победы христианства и сохраняется до сих пор. То, что в обществе существуют проститутки, оскорбительно для самого общества и в то же время доказывает всю пустоту проповедей моралистов. Согласно Фрейду, наше сознание подавляет некоторые мысли, и они сохраняются в подсознании; точно так же проститутка живет в общественном подсознании. Но живя изгнанницей, она мстит обществу – совершенно ненамеренно – за свое существование.

But most, through midnight streets I hear

How the youthful harlot's curse

Blasts the new – born infant's fear

And blights with plagues the marriage – hearse.

(Даем перевод:

Опять идя по улице полночной,

Я слышу где-то ругань блудницы молодой.

О как та брань слезу младенца отравляет

И поражает, как чума, счастливый брак).

He всегда эта профессия была презренной, и те, кто ею занимался, были париями. Вначале эта профессия имела почетный статус, потому что первоначально те, кого мы называем проститутками, были жрицами при храме бога или богини и, отдаваясь незнакомцам, тем самым служили божеству. Храмовая жрица была уважаемым членом общества, и мужчины считали за честь иметь половой акт с нею. У отцов церкви мы находим множество страниц, заполненных бранными словами в адрес храмовой проституции, в которой они видели воплощение языческой похоти, связанной непосредственно с самим Сатаной. Когда языческие храмы закрыли, проститутки появились повсюду; и повсюду распространился этот род занятий, единственной целью которого было добывание денег. Конечно, проституция обогащала хозяев публичных домов, бань и других мест с самой дурной славой, а проститутки получали гроши и были фактически рабынями своих хозяев; лишь в самое недавнее время появились проститутки-одиночки. Интересно, что в Индии переход от храмовой проституции к проституции как своего рода бизнесу еще не завершен. Кэтрин Мейо, автор книги «Мать Индия», считает, что сохранение этого пережитка дает ей основания для обвинения этой страны во всех грехах.

По-видимому, проституция, за исключением Южной Америки (Albert Londres. The Road to Buenos Ayres. 1929), повсюду идет на убыль. Отчасти это объясняется тем фактом, что теперь женщины могут зарабатывать на жизнь не только проституцией; отчасти – еще и тем, что участились случаи внебрачных отношений. Тем не менее, как мне кажется, проституция не может исчезнуть полностью. Возьмем, например, моряков, сошедших на берег после долгого плавания. Их сексуальная потребность так велика, что им некогда думать, как ухаживать за женщиной и как пробудить в ней сильное чувство. Возьмем также другую довольно большую категорию мужчин, брак которых не удался и которые боятся своих жен. Они чувствуют себя свободно и раскованно только тогда, когда они вне дома, когда они могут удовлетворить свою потребность без каких-либо психологических усилий. Тем не менее есть очень серьезные причины уменьшить число проституток до минимума. Причин этих три: во-первых, до тех пор пока существует проституция, существует и опасность для здоровья всего общества; во-вторых, это вред, который проституция наносит психическому здоровью женщин; в-третьих, вред, наносимый психическому здоровью мужчин.

Главная из этих трех причин, – конечно, опасность для здоровья, потому что существует большая вероятность заразиться венерической болезнью от проститутки. Попытка решить эту проблему путем регистрации проституток и государственного контроля и инспекции даже с чисто медицинской точки зрения оказалась не слишком успешной; кроме того, такая практика, проводимая чинами полиции, ведет к оскорблению человеческого достоинства женщин, которые не имеют ничего общего с профессиональными проститутками. Что касается венерических заболеваний, их лечение было бы более успешным, если бы их перестали рассматривать как наказание за грех. Важна также широкая профилактика этих заболеваний, но многие выступают против нее, считая, что знания о природе и методах лечения этих заболеваний только послужат распространению греха. Часто люди, заболевшие венерической болезнью, стыдятся обратиться к врачу, тем самым ухудшая свое положение. Правда, в обществе отношение к этой проблеме меняется к лучшему, так что можно в будущем ожидать значительного сокращения венерических заболеваний. Тем не менее совершенно ясно, что до тех пор пока будет существовать проституция, будет существовать и опасность заражения венерической болезнью.

Совершенно очевидно, что жизнь, которую ведет проститутка, ненормальна. Здесь не только постоянный риск заболеть венерической болезнью, но также и то, что такая жизнь постепенно разрушает психику личности. Это ленивое, праздное существование с большим потреблением спиртных напитков и табака. Сознание того, что проститутка – презренное существо, накладывает отпечаток на ее психологию, заставляет думать, что именно так смотрят на нее клиенты. Эта жизнь противоречит всем здоровым инстинктам женщины, точно так же, как и жизнь монахини. Вследствие всех этих причин проституция, существующая в христианских странах, – чрезвычайно нежелательное явление.

Но вот, например, в Японии все обстоит иначе. Проституция признается как одна из форм деятельности, занимаясь которой можно сделать карьеру. Даже родители не возражают против нее, потому что иногда это единственная возможность заработать деньги на приданое. Интересно, что, по мнению некоторых авторитетных лиц, японцы имеют иммунитет против сифилиса. В Японии никто не презирает проститутку, потому что нормы морали здесь не так строги, как у нас. Если проституция вообще сохранится, то лишь в той форме, которая существует в Японии, а не в той, которая все еще характерна для Европы. Очевидно, что жизнь проститутки становится тяжелой и ведет к деградации личности, если нормы морали очень строги.

Но и для мужчин постоянное общение с проститутками не проходит бесследно, вызывая необратимые изменения в психике. Прежде всего у мужчины появляется привычка рассматривать половой акт сам по себе, без предварительного ухаживания. В результате у него возникает чувство презрения ко всем женщинам вообще. Такого рода психология мужчины оказывает чрезвычайно вредное влияние на брачные отношения: брак становится как бы некоторым дополнением к проституции, или же брак отдаляется от проституции насколько это возможно.

Некоторые мужчины не способны совершить половой акт с женщиной, которую они глубоко уважают и любят. Фрейдисты находят в этом проявление Эдипова комплекса, но мне кажется, дело в том, что психология мужчины в этом случае ставит непреодолимый барьер между честной женщиной и проституткой. Но даже если отбросить этот крайний случай, то и тогда мы столкнемся с фактом, что многие мужчины, особенно с консервативными и традиционными взглядами, относятся к своим женам с таким подчеркнутым уважением, что те психологически остаются девственницами и не могут поэтому получить удовольствие от полового акта. Существуют также и такие факты, когда воображение мужчины превращает жену в проститутку; при этом он забывает, что от полового акта получает удовольствие не только он и что перед совершением полового акта нужно ухаживать за женщиной и говорить нежные слова. Но вместо этого муж ведет себя грубо и жестоко и вызывает у жены отвращение и к себе, и к половому акту, которое будет очень трудно преодолеть.

Мы уже писали, что экономический фактор оказывает на отношения между полами более или менее отрицательное влияние. Эти отношения носят непосредственный характер и должны давать и женщине и мужчине чувство радости и восхищения. Если ничего этого нет, то половые отношения лишены самого главного. Если в таких интимных отношениях, как половые, другой человек используется как средство, то это означает унижение его человеческого достоинства, и, следовательно, в этом случае нарушаются самые основы морали. Для человека, думающего и внимательного к другим людям, половой акт, лишенный взаимного чувства радости, теряет всю свою привлекательность. И если все-таки половой акт совершается только ради удовлетворения сексуальной потребности, то вслед за ним приходит чувство пустоты и раскаяния, как и после любого поступка, в котором нарушены нормы морали. Это характерно не только для проституции, но и для брачных отношений. Для многих женщин брак – это тривиальная возможность иметь средства для жизни; и именно в браке женщины вынуждены терпеть безрадостные и нежелательные половые отношения гораздо чаще, чем, может быть, даже проститутки. Мораль половых отношений – если отбросить все предрассудки – по существу, состоит в глубоком уважении человеческого достоинства партнера и в отказе от использования его или ее в качестве средства для удовлетворения половой потребности, не обращая при этом внимания на то, желает ли другой (другая) совершить половой акт. Вот почему проституция противоречит главному принципу морали и должна в конце концов исчезнуть независимо от того, будут ли проститутки пользоваться уважением и будет ли полностью устранен риск заболеть венерической болезнью.

Хавслок Эллис (См. прим. 3 к гл. II.) в своем труде уделил также большое внимание проституции. Однако те аргументы, которые он там приводит в ее защиту, не являются, но моему убеждению, справедливыми. Он начинает издалека и пишет, что еще на заре цивилизации существовала практика оргий, которые характеризуются разгулом чувств и эмоций, которые в обычное время находятся под строгим контролем. По его мнению, проституция ведет свое происхождение от этих оргий и в определенной степени выполняет те же функции, что и древние оргии. Он считает, что вследствие необходимости соблюдать приличия и разного рода сдерживающих факторов брак не позволяет мужчине получить полное удовлетворение, и поэтому мужчина отправляется к проститутке, чтобы его желание не выразилось в каком-нибудь антисоциальном поступке. По существу, этот аргумент ничем не отличается от афоризма Лекки, просто он подан в другой форме, более современной. Если сексуальная жизнь женщин будет освобождена от всех сдерживающих факторов, то, вероятно, и им будут не чужды те импульсы, о которых пишет Хавелок Эллис; но это будет означать, что и мужчины и женщины смогут дать свободу этим импульсам во взаимном акте и не потребуется обращаться к профессионалу, мотивы которого откровенно корыстны.

Насколько я могу судить, женщины, взгляды которых на половые отношения свободны от старых табу, считают, что в браке они получают теперь больше возможностей для удовлетворения своих желаний, чем это было возможно в викторианскую эпоху. Вместе с крахом старой морали пришли плохие времена и для проституции. Если в прошлом молодому человеку приходилось иногда посещать проституток, то теперь у него появилась возможность поддерживать с молодой девушкой отношения, которые могут перерасти в страстную любовь. С точки зрения как психологического, так и физического здоровья такие отношения не сравнимы с отношениями продажной любви; они имеют также громадные преимущества еще и потому, что удовлетворяют основному принципу морали. Моралисты против таких отношений, потому что эта свобода может привести к разного рода нежелательным последствиям. Но на мой взгляд, такими свободными отношениями между молодыми людьми можно только восхищаться; благодаря им мы видим повое поколение, мы видим молодых людей, забывших о грубости и жестокости, и молодых девушек, забывших о чопорности и брезгливости. И те, кто по-прежнему выступает против этих свободных отношений, на самом деле не что иное, как защитники проституции, которая, по существу, является противовесом чересчур строгой морали.

Глава XII. Право и брак

Если бы нормы отношений между полами были разумными, брак не считался бы действительным при отсутствии детей. Бездетный брак можно легко расторгнуть, потому что для общества брак имеет ценность, когда в нем рождаются дети, и только при этом условии он имеет законную силу. Церковь смотрит на брак глазами апостола Павла, считая его альтернативой прелюбодеянию, и не принимает во внимание детей, родившихся в браке. Однако за последнее время церковникам стало ясно, что ни мужчины, ни женщины не намерены откладывать половые отношения до заключения брака. Защитники традиционной морали довольно легко мирились с прегрешениями мужчин, поскольку их посещения проституток можно было легко скрыть, но им было трудно смириться с таким поведением честных женщин, которое они находили безнравственным.

В Соединенных Штатах, в Англии, в Германии, в скандинавских странах после войны произошли большие изменения. Множество девушек из уважаемых семей вдруг перестали думать, как им сохранить «добродетель», а у множества молодых людей появились любовные связи с девушками, на которых они могли бы жениться, если бы были побогаче. По-видимому, в Соединенных Штатах эти изменения были более значительными, чем в Англии, благодаря, как мне кажется, запрету на продажу спиртных напитков[64] и широкому распространению автомобилей. В период запрета на вечеринках было так весело, что каждый из присутствующих под конец был пьян; поскольку многие девушки имели собственные автомобили, им было легко уехать с любовником куда-нибудь подальше от глаз родителей и соседей. То, как обстоят дела сейчас, описано в книгах судьи Линдсея (The Revolt of Modern Youth (1925); Companionate Marriage (1927).); старшее поколение обвинило его в преувеличениях, младшее просто промолчало. Всего лишь случайный путешественник, я взял на себя труд проверить его утверждения, расспрашивая молодых людей. Я нашел, что они не собираются отрицать приводимые им факты. Оказалось, что очень большое число девушек, вышедших затем замуж и ставших уважаемыми дамами, имели до брака половые отношения и часто с несколькими любовниками. Даже когда дело ограничивается поцелуями и объятиями, это рассматривается, скорее, как извращение, чем норма.

С моей точки зрения, такое положение дел ненормально. Оно вызвано влиянием в обществе защитников традиционной морали, и до тех пор пока традиционные нормы морали не изменятся, это положение сохранится. Половые отношения, подогретые запретным алкоголем, так же далеки от настоящих, как и этот алкоголь от хорошего вина. Мне кажется, никто не станет отрицать факт большого количества пьющих молодых людей среди зажиточных американцев после введения запрета на продажу спиртных напитков. Безусловно, есть что-то взвинчивающее нервы, когда вы обходите закон; и если вы обошли закон в том, что касается употребления алкоголя, то вполне естественно забыть о нормах морали и заняться – ведь это выглядит так смело – исполнением эротических желаний. В результате половые отношения становятся почти безумными, теряют свой человеческий характер, потому что они возникают не вследствие нежных и глубоких чувств, а вследствие бравады и неумеренного употребления алкоголя. Секс, как и алкоголь, принимают здесь в концентрированной дозе – следовательно, неприятной на вкус, – потому что только таким образом можно обмануть бдительное око властей. Мне кажется, что половые отношения, достойные того, чтобы назвать их искренними и сердечными, не слишком часто можно наблюдать в Америке вне сферы брачных отношений (См. прим. 7 к гл. VII.).

И все это благодаря тому, что моралисты добились здесь большого успеха. Правда, им не удалось победить грех прелюбодеяния; напротив, благодаря эротике и браваде грешить стали еще больше. Но зато они преуспели в том, что отравили половые отношения точно так же, как ими были отравлены спиртные напитки. Благодаря их усилиям молодежь употребляет секс, как и алкоголь, неразбавленным, т. е. без чувства дружбы, без общих интересов и без психологической близости. Наиболее скромные и робкие из молодых людей не идут на открытые половые отношения; в результате они долго находятся в состоянии полового возбуждения без последующего полового акта, что ведет к неврозам или же к импотенции и неспособности получать радость от полового акта. Кроме того, пьяные вечеринки продолжаются далеко за полночь, и молодые люди со временем оказываются неспособными выполнять свою работу или же начинают страдать от бессонницы.

К сожалению, жестокость официальной морали приводит иногда к большим несчастьям. Случается, что слухи о плохом поведении молодого человека доходят до какого-нибудь хранителя морали, который с садистским наслаждением раздувает большой скандал. К тому же в Америке почти неизвестны противозачаточные средства, и это приводит к неожиданной беременности, что бывает довольно часто. Приходится прибегать к аборту, который, конечно, делается тайно, без соблюдения правил септики и гигиены, и может привести к смерти девушки. Кроме того, о нем может стать известно – хорошо, если родителям, и скверно, если властям.

Разрыв между моралью молодого поколения и моралью отцов, который существует в современной Америке, является очень печальным фактом еще и потому, что между родителями и детьми не существует понимания и близости. Вследствие этого родители не в состоянии помочь своим детям пи делом, ни советом. Да и если бы молодые люди вздумали обратиться к родителям за помощью и советом, это, скорее всего, вызвало бы скандал и истерику. Отношения между отцами и детьми утрачивают здесь свою необходимую функцию после того, как ребенок становится подростком. Насколько же более воспитанными выглядят жители Тробриандских островов – ведь здесь отец говорит юноше, который стал любовником его дочери: «Ты спишь с моей дочкой. Хорошо. Но теперь ты должен жениться на ней» (См. прим. 4 к гл. II.).

Несмотря на указанные выше недостатки, в раскрепощенном поведении американской молодежи есть и много хорошего, если сравнить его с поведением и привычками старшего поколения. У этих молодых людей уже не заметишь ни ханжества, ни чувства подавленности, ни рабского подчинения авторитетам без всякого разумного основания. Мне даже кажется, они не так грубы, не так жестоки и не так любят прибегать к насилию, как их отцы. Ведь одной из характерных черт жизни в Америке является способность совершать акты насилия, чтобы нейтрализовать те безумные желания и эмоции, которые не удалось удовлетворить с помощью секса. Остается только надеяться, что те, кто сейчас молод, достигнув зрелого возраста, не отрекутся от взглядов своей юности и не предадут анафеме ту сексуальную свободу, которой они пользуются пока что тайно.

Положение дел в Англии похоже более или менее на положение дел в Соединенных Штатах, хотя носит не такой ярко выраженный характер, так как в Англии нет запрета на продажу спиртных напитков и автомобиль довольно редкое явление. Здесь, как и на континенте, практика сексуального возбуждения без последующего удовлетворения не имеет широкого распространения; кроме того, здесь люди, имеющие положение в обществе, не охвачены страстью преследовать неугодных им лиц, как это случается в Америке. Впрочем, разница между двумя странами выражается лишь в степени распространения описанных явлений.

Судья Бен Б. Линдсей, в течение многих лет руководивший судом по делам подростков в Денвере и, следовательно, имевший ни с чем не сравнимую возможность познакомиться с фактическим положением дела, предложил внести в закон о браке и семье новую статью, в которой появилось бы новое понятие – брак по соглашению. К несчастью, он вскоре вынужден был оставить занимаемую им должность, поскольку его желание помочь молодым людям решить их проблемы вызвало недовольство Ку-клукс-клана и католической церкви. Идея брака по соглашению говорит о том, что судья Лиидсей был разумным консерватором, который хотел сделать половые отношения среди молодежи более или менее стабильными и тем самым бороться с половой распущенностью.

Судья Линдсей обращает внимание на тот факт, что лишь недостаток средств мешает молодым людям вступать в брак и что деньги требуются им на воспитание детей и на обеспечение жены, поскольку жены, как правило, не работают. Новая форма брака, предложенная им для молодых людей, отличается от обычного брака тремя особенностями. Во-первых, молодые люди в течение некоторого времени не должны иметь детей, и, следовательно, они должны быть ознакомлены с основами контроля над рождаемостью. Во-вторых, если брак бездетен, то супруги могут получить развод по взаимному согласию и при условии, что на момент развода у жены нет беременности. В-третьих, после заключения развода жена не имеет права на алименты. Он утверждает – вполне справедливо, как мне кажется, – что принятие этого закона позволило бы многим молодым людям, в частности студентам университетов, вести нормальную семейную жизнь и более не участвовать в дионисийских оргиях, которые характерны для быта современной молодежи. В качестве доказательства своей правоты он приводит фактические данные, которые говорят о том, что женатые студенты занимаются более успешно, чем неженатые. Разумеется, работа и секс гораздо лучше совмещаются, когда между мужчиной и женщиной поддерживаются более или менее постоянные отношения, а не тогда, когда молодые люди напиваются на шумных вечеринках. Важно также и то, что совместная жизнь молодых людей экономически гораздо выгодней, чем раздельное существование, и это еще один аргумент в защиту такого брака. У меня нет ни малейшего сомнения в том, что принятие предложения судьи Линдсея в качестве закона оказало бы благотворное влияние на отношения между молодыми людьми, не говоря уже о том, что это был бы большой успех новой морали в отношениях между полами.

Тем не менее предложение судьи Линдсея вызвало вопли ужаса со стороны большинства людей среднего возраста и большинства газет по всей Америке – от востока до запада и от севера до юга. Говорили, что он посягнул на священные основы брака и семьи, что предложение легализовать временный брак означает легализацию разврата, что судья чудовищно преувеличил количество внебрачных связей и тем самым оклеветал честных и чистых американских женщин и, наконец, что большинство людей, занимающихся бизнесом, остаются девственниками вплоть до тридцати-тридцати пяти лет. Я заставляю себя думать, что все эти люди верили во все сказанное и говорили вполне искренне. Выслушав обвинения в адрес судьи Линдсея, я пришел к выводу, что у его противников всего два аргумента: первый – Иисус Христос не одобрил бы предложение судьи; второй – его предложение не одобрили бы сановники церкви. Разумеется, второй аргумент более веский, поскольку первый носит чисто гипотетический характер и никак не может быть обоснован. Лично я не слышал ни от одного человека, что предложение судьи Линдсея могло бы помешать кому-либо быть счастливым. Но этот аргумент, очевидно, признан недостаточно веским, так как противоречит традиционной морали.

Хотя я совершенно убежден, что брак по соглашению представляет собой шаг в нужном направлении и мог бы принести много хорошего, я все-таки считаю, что такой брак не слишком много дает. По моему мнению, половые отношения, не приведшие к рождению детей, должны рассматриваться как частное дело. Поэтому никого не должно интересовать, живут ли мужчина и женщина в браке или же нет. Я также считаю, что нежелательно, если вступившие в брак мужчина и женщина, желающие иметь детей, не имеют в прошлом опыта половых отношений. Имеется множество свидетельств того, что желательно, чтобы свой первый половой акт человек осуществлял с лицом, имеющим опыт половых отношений. У людей половой акт не инстинктивен и, очевидно, никогда таковым не был с тех пор, как перестал совершаться а tergo (A tergo (лат.)  – сзади). Но кроме того, есть и другой аргумент: глупо требовать от людей поддерживать брачные отношения всю свою жизнь, не убедившись в том, есть ли между ними сексуальная совместимость. Это столь же глупо, как если бы человеку нельзя было посмотреть дом до того момента, когда он совершит сделку. Признав биологические основы брака, было бы гораздо правильнее признавать брак, вступившим в законную силу, после первой беременности жены. В настоящее время брак считается недействительным, если между супругами отсутствовали половые отношения. Но ведь истинная цель брака – дети, а не половые отношения. Таким образом, брак следует рассматривать как действительный, когда родился ребенок. Приведенная выше точка зрения на то, является ли брак действительным или же нет, появилась вместе с практикой использования противозачаточных средств, когда половые отношения и рождение детей стали рассматриваться порознь. В результате мужчины и женщины стали соединяться либо ради одного только секса, как это бывает при визите к проститутке, либо ради дружеских отношений с учетом половой связи, как предлагал судья Линдсей, либо, наконец, для того чтобы создать семью, в которой будут дети. Каждая из этих возможностей должна рассматриваться порознь, и любые формы новой морали отношений между полами могут быть удовлетворительными только тогда, когда эта разница будет строго учитываться, а не будет все сваливаться в одну кучу.



Страница сформирована за 0.99 сек
SQL запросов: 171