УПП

Цитата момента



Делая один раз по шагу, можно пройти тысячу миль.
Топай, топай!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Мужчину успехи в науке чаще всего делают личностью. Женщина уже изначально является личностью (если только является) и безо всякой там науки. Женственность, то есть нечто непередаваемое, что, по мнению Белинского, «так облагораживающе, так смягчающе действует на грубую натуру мужчины», формируется у женщин сама собой - под влиянием атмосферы в родительской семье…

Кот Бегемот. «99 признаков женщин, знакомиться с которыми не стоит»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d4097/
Белое море

Блестящий галстук

Всю свою жизнь мы учимся накладывать ограничения на великое множество вещей. Мне вспоминается случай с Биллом Фолсеем, ведущим программы новостей на телевидении. Будучи по делам в Чикаго, он зашел в ресторан, но официант заявил ему, что приходить следует в галстуке - но вовсе не в таком блестящем, какой носил Билл. Билл спросил официанта: «Сколько вы платили за ваш галстук?»

Официант с гордостью произнес: «Двадцать пять долларов!»

«А мой галстук стоит две сотни долларов», - в ответ официант не знал, что и подумать. И Билл Фолсей вошел в ресторан и сел там, где ему захотелось - пока официант пытался уразуметь происходящее. Эта странная штуковина, которая висела на Билле Фолсее! Галстук за двести долларов! И это в то время, как его собственный галстук стоил только двадцать пять долларов.

Итак, мечтайте. И каждый раз, когда вы мечтаете, у вас есть и право, и привилегия пережить свою мечту заново, с иным составом действующих лиц. И, таким образом, вы можете обнаружить многие вещи, которые вас учили не знать. Очень давно учителя говорили вам: «Смотри на меня, когда ты разговариваешь со мной. Смотри на меня, когда я говорю с тобой». Вот вы и заучили, «Не делай этого, и не делай того. Одевайся как положено, носи туфли какие положено. Завязывай шнурки как положено. Очень многое в нашем обучении основано на ограничивающих инструкциях, которые затрудняют развитие нашего понимания, - и мы приобретаем стереотип ограниченности.

Я научил своих сыновей вскапывать грядки для картошки - так, чтобы вскопанные части грядки представляли собой геометрические фигуры или рисунок. Каждый раз, когда они делают такой рисунок и начинают вскапывать по нему грядку, они с интересом ждут, какая же фигура окажется последней, которую предстоит вскопать. Так мои сыновья научились вскапывать картофельную грядку, копая треугольниками, а потом уже сами обнаружили, что при копании можно идти кругами и цифрами, и буквами.

И как это прекрасно, проспать всю ночь крепким, полноценным сном - и до следующей недели не знать, что вам что-то снилось. Вы даже не знали, что видели сновидение - пока не прошла целая неделя.

Эти комментарии, которые Эриксон дает после рассказа о блестящем галстуке, могут показаться неуместными. Но на самом деле они являются его ин­индивидуальным способом построить и «разложить по полочкам» основные мысли рассказа. Первая мысль состоит в том, что мы все ограничены пределами своих стереотипов понимания и действий. («Носите какую положено одежду.. В наших знаниях очень многое основано на ограниченных предписаниях.») Вторая мысль заключается в том, что мы можем заменить наши ограничения и ограничивающие инструкции новыми - которые создадим сами. (Кружки, цифры и буквы.) И, наконец, Эриксон завершает свой комментарий, предлагая читателю открыть новые способы действий в фантазиях и сновидениях. Он должен доверять своему бессознательному, чтобы отыскать новые пути преодоления привычных ограничений.

Грех

Ко мне пришла молодая женщина. Она была воспитана в убеждении, что театр - это греховное место, где одурачивают молодых девушек. Она ни за что не пошла бы в аптеку, потому что там продают табак, и Господь убьет ее на месте, если она войдет туда, где продают табак. И она ни за что не выпила бы вино, сидр или любой алкогольный напиток, потому что Бог убил бы ее за это на месте. Бог убил бы ее, если бы она пошла в театр, он убил бы ее, если бы она выкурила сигарету. Я спросил ее, где она работает. Она работала ассистенткой врача, принадлежавшего к ее церкви. Он платил ей 100 долларов в месяц. Средняя зарплата в то время составляла 270 долларов в месяц. Она работала на него десять лет и все время получала 100 долларов в месяц. Она печатала на машинке со скоростью не выше двадцати пяти слов в минуту.

Она жила дома с родителями, которые зорко стерегли свою дочь - от греха. Час она добиралась до работы, затем восемь часов работы, а иногда и сверхурочные, которые не оплачивались. И еще час она добиралась домой. И работала шесть дней в неделю.

По воскресеньям она ходила в церковь - и проводила там весь день. Это была семья очень тугоподвижных и ограниченных людей.

Когда девушка ушла из моего кабинета после первой беседы, то моя жена, которая редко высказывает свое мнение о пациентах, сказала: «Кто это такая, и каким ветром ее сюда занесло?» Я сказал: «Это моя пациентка». Итак, я поговорил с девушкой и убедил ее, что жизнь полна случайностей и что смерть ожидает всех, и если по Божьему Помыслу ей суждено умереть в определенное время, то уж я абсолютно уверен в том, что она умрет не от того, что будет курить сигареты, если, конечно, Бог не захочет взять ее сам. Мне удалось сделать так, что она выкурила сигарету. Она долго кашляла, и Бог не убил ее! Он и вправду не убил ее! Это ее удивило.

Затем я предложил, чтобы она сходила в театр. Потребовалось две недели, чтобы помочь ей набраться смелости. Она сказала мне очень искренне: «Бог убьет меня на месте, если я пойду в дом греха».

Я сказал ей, что если Бог не убьет ее, то потому, что еще не настало ее время умирать, и я сильно сомневаюсь в том, что оно настанет в этот момент. Не могла бы она прийти в следующий раз и рассказать, какой фильм она посмотрела? Она пришла в следующий раз, посмотрев фильм «Леди и бродяга». Я не говорил ей, на какой фильм идти.

Она сказала: «Церковь, вероятно, не права. В этом фильме не было абсолютно ничего дурного. Там не было никаких прохиндеев, обманывающих молодых девушек. Я думаю, что фильм можно посмотреть с удовольствием», «Думаю, что церковь внушила вам неправильные представления о кино, сказал я. - Не думаю, чтобы это было сделано специально. Я думаю, что они сделали это по невежеству». И она обнаружила, что есть еще интересные фильмы, особенно мюзиклы. Потом однажды я сказал ей: «Я думаю, что вы достаточно исправились, чтобы глотнуть немного виски».

Она сказала: «Бог наверняка поразит меня на смерть».

Я ответил: «Очень в этом сомневаюсь. Он не убил вас, когда вы пошли в театр, или когда вы выкурили сигарету. Давайте посмотрим, убьет ли он вас, если вы глотнете виски».

Она глотнула виски и ждала, и ждала, но Бог не поразил ее насмерть. Затем она сказала: «Я думаю, что мне нужно внести в жизнь некоторые изменения. Думаю, будет лучше, если я уеду из Родительского дома и буду жить отдельно».

Я сказал: «И вам нужно найти работу получше. Вам нужно научиться печатать хорошо. И переехать в отдельное жилье. Вы не можете пока еще оплачивать его, поэтому будьте достаточно свободны и попросите своих родителей заплатить за него. Готовьте пищу сами и возьмите напрокат пишущую машинку. Как только вы проснетесь утром, подойдите к машинке - пусть это будет первое, что вы сделаете, - и напечатайте: «Сегодня прекрасный июньский день». Затем пойдите в ванную, почистите зубы и напечатайте другое короткое предложение, причем и то и другое вы должны печатать с максимальной скоростью. Предложения должны быть очень короткими. Потом начните одеваться. Одевшись наполовину, напечатайте еще одно предложение. Когда вы закончите одеваться, напечатайте еще одно короткое предложение. Начните готовить завтрак и напечатайте еще короткое предложение. Сядьте за стол и, прервав завтрак на половине, подойдите к пишущей машинке и напечатайте короткое предложение - всегда печатайте с максимальной скоростью. Вы должны выпоить это прерванное упражнение всегда на максимальной скорости, и научитесь печатать очень быстро».

Через три месяца она могла печатать со скоростью восемьдесят слов в минуту. Рассказывая о приготовления пищи, она сказала: «Я решила приготовить рис и отмерила для варки чашку риса. Я положила его в кастрюлю с водой. Но потом мне пришлось брать другую кастрюлю, потому что рис заполнил первую целиком. Мне пришлось купить еще две кастрюли - я не знала, что рис так разваривается». Я сказал: «При приготовлении пищи придется научиться многому». Я попросил ее приготовить бобов. Она отмерила ровно чашку, но они разварились, заполнив огромную кастрюлю. В конечном счете, она стала отлично готовить, порвала с церковью и сказала родителям: «Я буду навещать вас. У меня сейчас хорошая работа. Мне платят 270 долларов в месяц, и она находится в восьми кварталах от дома».

Когда она пришла ко мне в это время, миссис Эриксон сказала: «Мильтон, ты что, специализируешься на хорошеньких блондинках?» Я ответил: «Эту однажды занесло ветром». Потому что девушка оказалась очень хорошенькой. Она стала брать уроки музыки, и ей нравилась новая работа.

Затем она пришла ко мне через несколько месяцев и сказала: «Доктор Эриксон, я хочу напиться, и мне нужно знать, как это сделать». Я сказал: «Самый лучший способ напиться - это дать мне слово, что вы не будете пользоваться телефоном, что вы закроетесь на ключ и не будете открывать дверь и что вы не выйдете никуда из квартиры. Возьмите бутылочку вина и пейте ее, наслаждаясь, глоток за глотком, пока не выпьете всю».

Через несколько дней она пришла ко мне и сказала: «Я рада, что вы взяли с меня обещание не пользоваться телефоном, потому что я хотела позвонить всем своим подругам и пригласить их прийти и напиться вместе со мной. Это было бы ужасно. И еще я хотела выйти на улицу и петь. Но я пообещала вам, что запру дверь и не буду открывать ее. Я так рада, что вы заставили меня дать обещание. Вы знаете, напиться было приятно, но на следующее утро у меня сильно болела голова. Я не думаю, чтобы мне захотелось напиться снова».

Я сказал ей: «За удовольствие напиться вы вынуждены платить по счету и расплачиваться с похмелья головной болью. И вас никто не удерживает - вы можете иметь столько похмелий, сколько захотите». Она ответила: «Я больше не хочу похмелья». Позже она вышла замуж. Сейчас я потерял ее из виду.

Я думаю, что очень важно принимать пациента всерьез и идти навстречу его желаниям. Не выносить холодных, однозначных суждений и оценок. И следует понимать, что люди учатся тому, что необходимо, и вы не можете преподать им все, что им нужно. Что они сами могут научиться очень многому. И что эта девушка действительно научилась многому. И что люди удивительно вежливы в трансе.

Сделайте так, чтобы они нарушили запреты! Это одно из основных правил, которое Эриксон применял при лечении многих типов симптомов и комплексов, включая, конечно, фобии и состояния заторможенности. Если рассматривать весь сюжет рассказа, то в начале Эрике он очень внимателен к проявлениям ограничений, заторможенности и узконаправленных установок пациента. Затем, используя систему понятий самого пациента, он начинает работать над тем, чтобы пациент смог нарушить запреты.

В данном случае Эриксон описывает ситуацию, в которую попала молодая женщина, кругозор которой очень ограничен. Очевидно, что эти ограничения про­истекают из очень ограниченного учения церкви, к которой она принадлежит, и мировоззрений семьи. Разумеется, что с тем же успехом ограничения могли являться результатом внутренних структур ее психики. Главный метод, с помощью которого он помогал ей вырваться из системы запретов, расширить свое взаимодействие с миром и развить в себе способность жить независимо и самодостаточно, состоял в том, чтобы побудить ее поставить саму себя в новые ситуации. В этих новых ситуациях она учится на своем собственном опыте, а не на указаниях других и узнает, в чем именно состоят ее ограничения. Она также узнает кое-что и о продуктах, например, о рисе.

Конечно же, Эриксон верен себе и, говоря о разваривании риса и бобов, укореняет в пациентке универсальные идеи о расширении вообще. Фактически, весь рассказ можно рассматривать как иллюстрацию разрастания очень маленькой личности в личность гораздо большего масштаба. Ее доход увеличивается со 100 до 270 долларов. Ее личность распускается, как цветок, и это отражается на внешнем облике: из «нечто, занесенного ветром» она преображается в «красивую блондинку». И пациентка действительно обнаруживает свои ограничения - обнаруживает на опыте. Например, она на опыте узнает, что существует похмелье. И, наконец, Эриксон намекает нам на то, как он добивается, чтобы люди делали то, что они обычно не стали бы делать. Он поясняет: «Обычно они очень вежливы в трансе».

Уделяя больше внимания импульсам и чувствам по сравнению с интеллектом и понятиями, Эриксон просто пытается восстановить равновесие, которое сформировалось у большинства людей. Однажды он объяснил мне это так: «У ребенка тело пытается успевать за ногами. У взрослого ноги пытаются угнаться за телом (и головой)».

Похудеть - пополнеть – похудеть

Ко мне на прием пришла женщина и сказала: «Я вешу девяносто килограммов. Под наблюдением врачей я успешно соблюдала диету сотни раз. Но я хочу весить шестьдесят килограммов. Каждый раз, когда я дохожу до заветной цифры 60, я бегу в кухню и отмечаю свой успех. Я полнею моментально. Сейчас я вешу 90 килограммов. Могли бы вы с помощью гипноза помочь мне сбросить вес до 60 килограммов? Я снова набрала 90, уже не помню в который раз».

Да, конечно, сказал я ей, я смогу помочь похудеть при помощи гипноза, но ей не понравится то, что я буду делать.

Она ответила, что ей нужно обязательно похудеть до 60 килограммов, и неважно, что я собираюсь делать. Я сказал ей, что это будет довольно болезненно. «Я готова сделать все, что вы скажете», - сказала она.

Я сказал: «Хорошо. Я хочу с вас взять самое твердое обещание, что вы в точности выполните мой совет».

Она с готовностью дала мне такое обещание, и я ввел ее в транс. Я снова объяснил ей, что мой метод похудения ей не понравится, и потребовал абсолютно точного обещания, что мои указания будут выполнены. Она дала такое обещание. Затем я сказал ей: «Пусть ваше сознание и ваше бессознательное слушают меня внимательно. Вот как это нужно делать. Ваш вес сейчас составляет 90 килограммов. Я хочу, чтобы вы набрали еще 10 килограммов. И когда вы будете весить сто килограммов, тогда, по моим расчетам, вы можете начинать худеть». Она буквально на коленях умоляла меня избавить ее от данного слова. И с каждым килограммом набираемого веса она все настойчивее и настойчивее просила начать похудание. Дойдя до 95 килограммов, она была в явном стрессе. В этот момент она очень настаивала, чтобы я избавил ее от данного слова. Набрав 99 она сказала, что это уже достаточно близко к 100 килограммам, но я настаивал, чтобы стокилограммовый рубеж был взят.

Когда вес достиг 100 килограммов, она была очень счастлива, что можно начинать худеть. И, похудев до 60 килограммов, она сказала: «Я больше никогда не буду полнеть».

Потеря и набирание веса образовали у нее порочный круг. Я изменил стереотип на обратный, заставив ее сперва полнеть, а потом худеть. Она была очень счастлива, дойдя до конечного результата, и осталась в этом весе. Она уже ни за что не хотела снова проходить через этот ужасный процесс набирания лишних десяти килограммов.

Для этой пациентки увеличение веса не было симптомом ни внутреннего протеста, ни подавленных желаний. Оно превратилось в автоматический процесс, в который она вовлекалась по инерции. Поэтому, тот же алгоритм, который раньше заставлял ее отказываться от похудания, будет теперь заставлять ее отказываться от набирания лишнего веса.

В «Грехе» Эрике он показал, что иногда необходимо помочь пациенту «сломать барьер запрета». В данном рассказе он показывает, что часто полезно заставить пациентам изменить стереотип действий. В данном случае он просто изменил на обратную сложившуюся у женщины последовательность потери и набора веса.

Сделав это однажды, она уже не могла снова и снова повторять этапы этого порочного круга, как это делала всю свою жизнь. Было очевидно, что она научилась переносить увеличение веса только до 90 килограммов. Это наблюдается у многих, страдающих излишним весом. У них есть порог переносимости, дойдя до которого они начинают испытывать сильную потребность в похудании. Эриксону удалось сделать этот порог переносимости непереносимым, потому что он заставил ее выйти за его пределы.

Этот метод переворачивания стереотипов или взгляда на вещи в обратной перспективе является одним из любимых подходов Эриксона к изменению психологических установок. Он любил показывать пациентам книгу Питера Ньюэля «Перевертыши», в которой рассказы и картинки меняют смысл, если книгу держать вверх ногами.

Путь к диете через пресыщение

Вот случай с еще одной девушкой, набравшей лишний вес, причем достаточно большой. Я обратил ее внимание на следующее. У вас лишний вес, и вы сидите на диете совершенно без толку. И вы рассказываете мне, что можете сидеть на диете неделю, две недели и даже три, а потом срываетесь и начинаете объедаться. Потом впадаете в отчаяние и объедаетесь еще больше.

А теперь я вам дам совет врача. Продолжайте ту диету, которую вам раньше дал врач, к которому вы обращались. Выдерживайте эту диету две недели, а если сможете, то и три. Затем, в последнее воскресенье этой последней, третьей недели, наешьтесь, как удав, потому что это я вам приказываю, как врач. Вы не можете переесть то, что потеряли за три недели. Вы можете объедаться без малейших угрызений совести, потому что врач предписал вам объедаться в воскресенье весь день. А на следующий день, в понедельника снова сядьте на диету. Держитесь на ней три недели если сможете, а потом устройте себе еще один свободный от укоров совести день обжорства.

В последнем письме, которое я от нее получил, она сообщает, что действительно есть более удачный способ выдерживать диету, чем сдерживать голод три недели. Она хочет испытывать чувство голода каждый день, хочет каждый день наслаждаться пищей, причем в нормальном количестве. Дни обжорства позволяли ей выдерживать диету три недели.

Этот подход попадает в категорию «предписания симптома». Эриксон сказал пациентке делать в точности то, что она и делала - голодать три недели, «если она выдержит», а затем объедаться. Если имеется возможность изменить сложившийся ход вещей хотя бы немного, то тогда открывается возможность для дальнейших изменений. Как мы уже неоднократно убедились, это один из основных подходов Эриксона к психотерапии - начинать с малых изменений.



Страница сформирована за 0.91 сек
SQL запросов: 190