УПП

Цитата момента



Берегите каждую потерянную минуту!
И эту тоже.

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



«Твое тело подтверждает или отрицает твои слова. Каждое движение, каждое положение тела раскрывает твои мысли. Твое лицо принимает семь тысяч различных выражений, и каждое из них разоблачает тебя, показывая всем и каждому, кто ты и о чем думаешь, в каждое мгновение!»

Лейл Лаундес. «Как говорить с кем угодно и о чем угодно. Навыки успешного общения и технологии эффективных коммуникаций»


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d3354/
Мещера

Победители и побежденные

Перед Гамлетом стояла альтернатива: "Быть или не быть". Считается, что перед нашим народом стоит альтернатива "победить или проиграть" в битве с мировым коммунизмом. И оказывается: победить — более важно, чем быть, если принять во внимание все возрастающий риск военного столкновения и всеобщей ядерной катастрофы. Вьетнамские деревни перед штурмом подвергались такому обстрелу, что когда войска входили в них, там не оставалось камня на камне и ничего живого. Один офицер по этому поводу заявил: "Мы должны были уничтожить их, чтобы их спасти". Это похоже на заявление Родителя: "Я от этого страдаю больше, чем ты". Можем ли мы сказать это погибшим жителям разрушенной деревни?

Могут ли народы Азии поверить, что демократия, которую мы насаждаем, является наилучшей? Способны ли они это понять и принять? Не судят ли они о нашем "свободном образе жизни" по тому, что происходит в нашей стране? Могут ли они поверить в наше расположение к азиатам при том, что нашу страну сотрясают расовые столкновения? Мы провозглашаем: "Демократия — это прекрасно" подобно тому, как мать заявляет: "Шпинат — это вкусно", не позволяя нам высказать собственные вкусовые ощущения. А сама мать, любит ли она шпинат? По душе ли нам наши демократические институты? Демократия — это добро, но обязательно ли устанавливать это добро штыками?

"Демократия — это прекрасно", "Я сам страдаю от этого больше, чем ты" — вот два вида опасных международных игр, подчиняющихся одному скрытому мотиву: "Мы должны победить, иначе мы проиграем".

Победа или поражение. Является ли это единственным выбором для личности и для нации? Единственный путь оставаться победителем — окружить себя побежденными. Когда далекие предки человека из-за климатических изменений были вынуждены покинуть леса, у них было лишь два варианта существования на открытых пространствах. Те, кто побеждал в битве за пищу, выживали, проигравшие — погибали. Религиозные и политические деятели неоднократно предлагали иную модель существования, но большинством она расценивалась как утопия. Ведь на протяжении всей истории человечества преобладала модель "победа или поражение".

Но мир меняется. Благодаря развитию науки стало возможным обеспечить пищей все население Земли, если неконтролируемый рост его численности будет остановлен. Наука открыла средства контроля над рождаемостью. И сегодня можно сделать выбор в пользу иной установки: "Я — о'кей, ты — о'кей". Сосуществование возможно. Поначалу мозг человека развивался во имя его выживания. Не следует ли нам сегодня обратить свои способности на решение другой задачи: выживания всего человечества? Может ли короткий период нашего существования на Земле быть посвящен полному раскрытию духовных способностей человека?

Если мы, наконец, признаем реальность принципа "Я — о'кей, ты — о'кей", то, быть может, добьемся позитивных перемен в этом мире, остановим насилие, угрожающее разрушить все, что создавалось миллионы лет?

Тейяр говорил: "Либо природа не приемлет нашего стремления в будущее, и тогда мысль — плод усилий миллионов лет — мертворожденна в бессмысленной вселенной. Либо открыт иной путь…"

Мы верим, что нашли этот путь. И открыть его — дело не безымянного общества, а личностей, это общество составляющих. Это открытие становится возможным только тогда, когда личность освобождается от власти прошлого и обретает способность по своему выбору принимать или отвергать ценности прошлого. Ясно одно: общество не изменится, пока не изменятся люди. Наши надежды на будущее основаны на том, что мы видели, как люди меняются. И это — главное, о чем написана эта книга. Мы верим, что она способна стать страницей в учебнике выживания человечества.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Судьбы книг сродни людским судьбам. Одни — "халифы на час", другие обречены на бессмертие. У научных книг, как правило, век короток, особенно в XX веке, когда так ускорился темп развития научного знания. Это тем более справедливо для книг научно-популярных. А именно такую книжку Вы держите в руках. Перед Вами — популярное изложение теории и практических приложений транзактного анализа (ТА).

Книге около 30 лет. У человека это период расцвета, первой зрелости. Пожалуй, в таком периоде развития и находится ТА, рождение которого пришлось на конец 50-х — начало 60-х годов. "Я — О'Кей, Ты - О'Кей" Томаса Харриса — одна из первых монографий в новой области психологии и первая книга по ТА, адресованная действительно широкому читателю.

Шестидесятые годы — детство ТА, счастливое, хотя и далеко не безмятежное. Пациенты с энтузиазмом принимали новую психотерапию, усилия Эрика Берна и его последователей вызвали широкий общественный резонанс. Однако академическая психология и ортодоксальный психоанализ, господствовавшие тогда в США, приняли в штыки теорию Берна, претендовавшую на общепонятное объяснение большинства известных психологических феноменов, и, главное, открывавшую новые пути быстрой коррекции практически любых психических отклонений и личностных проблем.

ТА стал известен в первую очередь своей теорией личности, знаменитой схемой "Родитель — Взрослый — Дитя". Согласно берновским представлениям, в психике каждого человека соприсутствуют и взаимодействуют три "существа": Родитель — собрание незыблемых стереотипизированных идей о мире и о самом себе, перенятых от значимых других, которые "встраиваются" (интроецируются) внутрь нашей психики; Дитя - "записи" прошлых психических состояний, главным образом сильно аффективно насыщенных; и Взрослый — психическая структуpa, живущая в настоящем и занимающаяся обработкой информации "здесь-и-теперь". На основе такого понимания личности (структурного анализа) Э. Берн и его коллеги создали концепции социального действия (анализ транзакций) и анализа манипулятивных межличностных взаимодействий, названных играми. Кроме того в ТА входит теория личностного сценария - плана жизни, формирующегося в детстве под воздействием значимых взрослых (сценарный анализ). В книге Т. Харриса в той или иной мере отражены первые три блока ТА и совсем не затронут сценарный анализ, находившийся в середине 60-х годов в стадии разработки. Последний отражен в поздних трудах Э. Берна "Принципы группового лечения" (1966) и "Что ты говоришь после того, как поздоровался" (1972)'.

За три года до выхода в свет "Я — О'Кей, Ты — О'Кей" появилась и тут же стала бестселлером книга Э. Берна "Игры, в которые играют люди" (1964). Читалась она многими, читалась запоем. Говорили: "Ну, наконец, психологи что-то нам объяснили". Но книгу прочли, поставили на полку, а по-настоящему понятой из нее осталась ничтожно малая часть. Что уж и говорить — из уст квалифицированного психотерапевта, специалиста по ТА доводилось слышать, что он, читая в n-ый раз эту книгу, начинает вдруг понимать не доходивший ранее смысл текста. В этом специфика книг основателя ТА, поставившего себе целью, "чтобы книги были понятны восьмилетним детям", однако добившегося лишь того, что каждый заинтересованный человек читает его труды с неослабевающим вниманием, но, как правило, воспринимая лишь поверхностный слой: в "Играх" - это описание и классификация транзакций и игровых взаимодействий.

Томас Харрис впервые написал действительно научно-популярную книгу по ТА. И не случайно она сразу же попала в списки бестселлеров: книга была написана в нужное время, в нужном месте и отвечала настойчивому запросу общества — найти пути совершенствования человеческой природы. Она действительно отвечала на вопрос "Как?" и доказывала, что это работает.

Если утрировать, рецепт автора, как впрочем и большинства "транзактников" того времени, выглядит следующим образом: освой схему "Родитель — Взрослый — Дитя", освободи Взрослого-компьютер от древнего хлама, и вот она, свобода, -Я О'Кей и Ты О'Кей. Таким и осталось представление о ТА у многих и многих, в том числе и у специалистов.



Страница сформирована за 0.72 сек
SQL запросов: 190