УПП

Цитата момента



Если мама несчастлива — то кто в семье может быть счастлив?
И вы это скоро прочувствуете!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



«– А-а-а! Нынче такие детки пошли, что лучше без них!» - Что скрывается за этой фразой? Действительная ли нелюбовь к детям и нежелание их иметь? Или ею прикрывается боль от собственной неполноценности, стремление оправдать себя в том, что они не смогли дать обществу новых членов?

Нефедова Нина Васильевна. «Дневник матери»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера
щелкните, и изображение увеличится
щелкните, и изображение увеличится

Если мать работает с полной нагрузкой и если она должна заботиться о всем домашнем хозяйстве, то ограничение ее времени происходит большей частью за счет развлечений с ребенком и всех тех видов деятельности, которые являются как раз наиболее важными для эмоционального развития ребенка и формирования интимной связи между ним и взрослыми. Если же мать в своем доме находит эффективную помощь, то после окончания работы она освобождается для подобных радостных занятий с ребенком.

Однако бабушек и других домашних помощников далеко не хватает уже потому, что теперь значительное большинство бабушек находится в продуктивном возрасте. Поэтому проблема соответствующих общественных учреждений представляется общемировой точно так же, как и сама занятость женщин. Данную функцию в Чехословакии и в других странах берут на себя главным образом ясли.

Имеющийся иона опыт можно суммировать в том смысле, что для работающей матери ясли становятся в большинстве стран учреждением совершенно необходимым, обеспечивающим — при соблюдении правильных психологических, педагогических и медицинских принципов — нормальное душевное развитие ребенка.

Вместе с тем к яслям предъявляются и известные особые требования, и общество должно следить за тем, чтобы они не выходили за приемлемые границы.

____________

Для устранения посторонних неблагоприятных влияний и подкрепления всех положительных возможностей, предлагаемых яслями, можно попытаться реализовать некоторые мероприятия, оправдавшие себя в прошлом или вводимые экспериментально с очевидной пользой для ребенка и всей семьи. Сюда относятся, в частности:

         ограничение, приема в ясли самых маленьких детей на первом году жизни, когда связь между ребенком и матерью развивается наиболее быстро;

         ограничение длительности ежедневного пребывания ребенка в яслях, по возможности до 6—8 часов;

         ограничение числа круглонедельных учреждений, опасно приближающихся по своему деривационному влиянию к учреждениям постоянного типа;

         ослабление групповых планов в яслях и стремление к наибольшей индивидуализации при воспитании отдельных детей в яслях, например, путем ведения так называемых последовательных режимов (дети спят по мере своей надобности, сёстра их последовательно одевает, кормит, в то время как остальные свободно играют и т. п.);

         улучшение способов начальной адаптации к яслям. Разработаны и применяются продуманные способы привода ребенка в ясли — всякий раз в определенное время с матерью и лишь на короткий период в различное время дня — во время игры, еды, прогулки и т. п. Продолжительность пребывания ребенка в яслях удлиняется только постепенно, и он остается, наконец, без матери;

         обеспечение большей непрерывности воспитательного воздействия яслей и семьи различными способами — индивидуально, путем общих бесед с родителями;

         обеспечение большей преемственности при переходе ребенка из яслей в детский сад; ограничение пребывания в яслях тех детей, у которых выявляется высокая заболеваемость или длительные и серьезные затруднения со стороны адаптации.
______________

В. Замещающая забота о детях

В каждом обществе и в любое время имеется определенное число детей, о которых родители не могут или не хотят заботиться, или же по каким-либо причинам нежелательно, чтобы родители о них заботились. В таком случае задача общества заключается в обеспечении для таких детей самой качественной, по возможности замещающей воспитательной заботы. Разумеется, состав данной группы детей, попадающих под общественную заботу, с течением времени меняется. По мере того, как падала смертность лиц среднего возраста, снижалось и число настоящих сирот. Об экономической пишете, бывшей прежде важным мотивом для оставления ребенка, теперь у нас не может быть и речи. Равным образом в значительной степени улучшилось правовое и общественное положение внебрачных детей и одиноких матерей. По сравнению с этим, однако, относительно повысилось число так называемых социальных сирот, т. е. детей, которые имеют одного или обоих родителей, не проживающих в нищете, и все-таки столь запущенных, что их телесное и душевное здоровье находится в большой опасности, и их приходится избавлять от подобной «родительской заботы» путем официального вмешательства.

Вплоть до 1964 года, когда вошел в действие новый закон о семье, в Чехословакии существовали, собственно говоря, лишь две возможности реализации замещающей заботы о детях: усыновление и помещение в специальное учреждение. Ввиду того, что в то время коллективному воспитанию с самого раннего детства отдавалось предпочтение, активности в области усыновления проявлялось сравнительно мало, и главное внимание уделялось созданию сети учреждений для грудных детей и детских домов.

При данном положении старания работников в области охраны детства были направлены прежде всего на расширение спектра возможностей и форм замещающей семейной заботы. Закон о семье от 1964 года создал для этого соответствующие условия: он совершенно определенно снова поставил семью на первое место среди воспитательных институтов. Поел этого в течение нескольких последующих лет можно было отметить примечательное развитие. Рассматривая ситуацию в данной области сегодня, мы видим, что, с одной стороны, существенно повысились возможности, с другой стороны, однако, в равной мере возросли требования к профессиональной подготовке социальных работников и других специалистов. То, что раньше представляло административное направление ребенка в учреждение, теперь становится сложным комплексом оценки ситуации ребенка и его семьи вглубь и вширь, от жизненного прошлого до далекого будущего. Отдельные формы замещающей семейной помощи, имеющиеся в нашем распоряжении, мы можем сгруппировать согласно тому, как они приближаются к так называемой нормальной собственной семье.

а) Мероприятия в пределах широкой собственной семьи

Опыт показывает, что все еще имеется достаточно детей, поступающих в детское учреждение и остающихся в нем, которые могли бы быть переданы на попечение бабушек и дедушек или близких родственников, если бы социальная служба эти возможности основательно проверяла или если бы она в рамках своей компетенции такие возможности создавала.

б) Усыновление

Усыновление в настоящее время лучше всего юридически обосновано, оно отличается давней традицией и о практике его применения накоплено большое количество фактов и опытных данных. Супруги усыновляют чужого ребенка и приобретают таким образом все права и обязанности настоящих родителей, так же как и ребенок приобретает все права и обязанности родного ребенка. Юридически так возникает сообщество, идентичное с нормальной собственной семьей. При этом, однако, остается целый ряд правовых, организационных и, главным образом, психологических затруднений, так что благодеяние усыновления может использовать, даже при наиболее благоприятных обстоятельствах, лишь сравнительно небольшое число покинутых детей. По данному вопросу мы можем отослать читателя к относительно богатой чехословацкой, а также иностранной литературе.

в) Индивидуальная опекунская забота

Супруги, опекуны, берут на воспитание в свою семью, в которой уже, как правило, есть собственные дети, чужого ребенка и получают для этой цели определенное финансовое пособие от учреждений социальной помощи. Данная форма заботы приобрела в Чехословакии новое законное обоснование лишь в 1973 году и достигла в последние годы некоторого распространения, в особенности в тех районах страны, где в данном отношении проявили инициативу местные работники. Речь идет, конечно, не о восстановлении опекунской помощи в старых формах, а о новом, в известной степени лечебно направленном институте, заслуживающем особого внимания. Во многих странах опекунство настолько распространено, что является практически альтернативой детских домов. При этом там происходит то, что отмечается повсеместно в случаях, где нет достаточного выбора возможностей — многие дети под опекунским присмотром себя не оправдывают, переходят из одной семьи в другую (как у нас из учреждения в учреждение), и их психическому развитию угрожает тождественная, если не более серьезная опасность. Мы полагаем, что опекунство не может быть универсальным решением судьбы покинутых детей, точно так же, как им не являются ни детские дома, ни усыновление. В дифференцированном репертуаре возможностей оно занимает, однако, определенное место и имеет, разумеется, свои определенные показания, соблюдение которых обеспечивает наилучшее использование его преимуществ и подавление его недостатков.

Мы считаем, что индивидуальная опекунская забота является наиболее пригодным решением для детей, которые не подходят для усыновления и воспитание которых связано с определенным риском, а также предъявляет особые воспитательные требования, ввиду чего даже не рекомендуется, чтобы этих детей воспитывали в большом коллективе. Вопрос касается детей от грудного до среднешкольного возраста, наследственная база которых настолько загружена, что прогноз их развития становится весьма неопределенным, а также детей с небольшими повреждениями ЦНС (в смысле легкой дисфункции головного мозга) или детей с более серьезными повреждениями, требующими постоянной реабилитации, детей с органическими нарушениями или сенсорными расстройствами, требующими длительного лечения, и, наконец, детей, у которых коллективное воспитание по любым причинам могло бы вести к непомерным лишениям.

щелкните, и изображение увеличится

В данном аспекте можно рассматривать и вопрос о цыганских детях, менее «привлекательных» для усыновления, скопление которых в коллективных детских учреждениях, с другой стороны, создает новые затруднения и скорее углубляет, чем устраняет некоторые недостатки или особенности развития, препятствующие их удовлетворительной социальной самореализации.

Колухова (1981) разработала систему, на основании которой можно производить опенку успешности опекунской заботы. Так, например, согласно критериям данной системы, почти 80% всех опекунских связей в Североморавской области можно считать успешными и лишь 20% — малоуспешными или неуспешными.

щелкните, и изображение увеличится

Общегосударственная оценка опекунской заботы о цыганских детях в ЧСР (М. Свободова, И. Коваржик, П. Нидерле, 1981) также дает преимущественно благоприятный отзыв. При сравнимых условиях психическое и социальное развитие цыганских детей в системе замещающей семейной заботы происходит не менее удовлетворительно, чем развитие контрольных, нецыганских детей.

г) Опекунская забота в специальных учреждениях

Речь идет, собственно говоря, о групповом опекунстве или об искусственно созданных больших семьях, в которых чета супругов, т. е. муж и жена, берут на воспитание группы в 6—10 детей разного пола и возраста. От обычных современных семейств подобное сообщество отличается именно своей величиной, т. е. числом детей, что несет с собой некоторые благоприятные и некоторые менее благоприятные последствия. Нельзя предполагать, чтобы эмоциональные связи были здесь столь же безоговорочно интимными и жизненно утвердившимися, как в случае усыновления. Зато, однако, представляется меньшей опасность, что ребенок, поступающий из учреждения и не привыкший к эмоциональной атмосфере семьи, будет внезапно завален лавиной эмоциональных стимулов, что нередко случается при усыновлении детей дошкольного и младшего школьного возраста. Сживание ребенка с такой большой опекунской семьей происходит, как правило, более постепенно, оно сопряжено с меньшими требованиями и протекает более естественно. Итак, данная форма опекунства приемлема и для детей, приходящих из родной семьи. Однако, ввиду того, что и здесь эмоциональные отношения к новым «родителям» формируются сравнительно быстро и с большой интенсивностью, предпосылкой успеха является то, чтобы данная новая среда носила для ребенка характер постоянства и чтобы его адаптация не нарушалась неуверенностью в отношении родной семьи.

Интересным фактом является также то, что взаимоотношения между «братьями и сестрами» у этих детей в рассматриваемых семейных группах обычно менее напряжены, что здесь меньше взаимного соперничества, чем в семьях с двумя-тремя детьми. Здесь также наблюдается весьма целесообразное и естественное разделение интересов и трудовых обязанностей между детьми.

д) Детские поселки

Речь идет, собственно говоря, о тех же семейных группах, как и в предыдущем случае, только они создаются прежде всего на материнском принципе. От обычной нормальной семьи данный тип отличается тем, что физически личность отца здесь отсутствует и мужской элемент в воспитательном процессе должен замещаться другими путями, большей частью не полностью.

щелкните, и изображение увеличится
щелкните, и изображение увеличится

Разумеется, необходимо учитывать, что в современном обществе существует в общем много семей, распавшихся вследствие развода или по другим причинам, где детей воспитывает одна только женщина и что воспитание детей во всех типах воспитательно-учебных заведений — от яслей до средних школ — является в настоящее время в большинстве случаев делом женщин. Насколько можно пока судить, недостаток мужского элемента в семьях в детском поселке меньше бросается в глаза, чем величина этих семей. «Мать» здесь берет на воспитание 8 детей различного пола и возраста. Помимо принципа матери как постоянного воспитателя и создателя эмоциональной уверенности и помимо разнородности детской группы, здесь в значительной мере проявляют свое действие еще два других принципа. В первую очередь, это семейный дом со всеми атрибутами родного очага, а затем сообщество поселка, обеспечивающего организационный и социальный тыл для всех отдельных семей.

е) Детский городок

Детский городок находится на границе между замещающей семейной заботой и заботой в детском учреждении. В ЧССР один такой городок функционирует с 1974 года. По своей организации он близок детскому поселку, по воспитательной атмосфере похож скорее на так называемые квартирный детские дома. Городок образуют 17 павильонов для «семейств» и ряд других зданий, включая медпункт, мастерские, спортивные объекты и г. п. Воспитателями здесь являются всегда супруги — муж и жена, из которых по крайней мере один должен иметь специальное педагогическое образование. Они заботятся, как правило, о 10—14 детях, мальчиках и девочках в возрасте от 3 лет до зрелости. Детей, однако, не передают воспитателям на личное попечение, как это имеет место в случае семейных групп или детских поселков, ввиду чего воспитатели не являются «опекунами» в настоящем смысле слова. За детей здесь отвечает учреждение, и обоим супругам поручено лишь заботиться об их воспитании. Учреждение также обеспечивает основные виды услуг для всех «семейств» совместно — приготовление пищи, стирку белья, ведение домашнего хозяйства. Семьи питаются в одной большой общей столовой.

Воспитатели обычно имеют своих собственных детей, живущих с ними в собственной квартире внутри павильона. Таким образом, семья воспитателя в бытовом отношении изолирована от более широкого «семейства», образуемого доверенными ему детьми. Эти дети перенимают модель семейной жизни своих воспитателей. Сохраняется также непрерывность воспитательного процесса и единство среды, в которой в данном случае более легко возникает сознание «родного дома».

ж) Детские дома квартирного типа

Данная форма замещающей помощи еще больше приближается к учреждениям стационарного типа. В организационно-административном отношении это детским дом с воспитателями-профессионалами, не берущими на себя роль родителей и, таким образом, не являющимися опекунами. Новое, однако, в том, что детские коллективы разнородны в отношении пола и возраста (разумеется, лишь в пределах дошкольного и школьного возраста), что они живут совместно е своего рода квартире внутри учреждения и что надзор за данной группой поручен двум — трем воспитателям. Таким образом, существенно расширяется возможность единого воспитательного руководства и единства среды в смысле «родного дома». Многие директора детских домов могут здесь проявить свои организаторские способности и свои вкус, ввиду чего квартиры нередко приобретают характер действительно уютного дома. Недостатком, конечно, является то, что здесь нельзя применить принцип (характеризующий, например, детский поселок), состоящий в том, что в одной семье находятся и грудной ребенок и старшие дети школьного возраста В результате отпадает исключительная стимуляционная ценность, предоставляемая для всего сообщества совместной жизнью подобных возрастных групп.

Следует предполагать, что эмоциональные связи между детьми и воспитателями здесь менее интенсивны, чем в предыдущих типах замещающего воспитания, так что данные учреждения более пригодны для старших детей и таких детей, где привязанность к родной семье предполагается сохранить.

Приводимая таблица показывает основные типы замещающей семейной заботы в странах Европы и их характеристику.

Типы замещающей семейной заботы (По Й. Дуновскому, 1970)

Тип

Общее число детей в учреждении

Число детей в группе в среднем

Воспитатели

Работает с какого года

Семейные детские дома (отдельные семьи) Англия, Польша и др.

10

10

Супружеская пара «отец и мать»

с 1945 г., в ЧССР

с 1965 г.

Детский поселок им. Альберта Швейцера, Зап. Берлин

50

8—10

супружеская пара «отец и мать»

1964

Поселок им. Песталоцци, Троген, Швейцария

220

18.

Hanseltern (супруж. пара) 3—4 воспитателя, 1—2 помощника воспитателей

1964

Детские поселки SOS Австрия и ряд других стран

50—300

8-10

«мать» и «тетя»

1949

Поселки National Children's Homes, Англия

100-300

7—10

«сестра» и помощница воспитательницы

с 1945 г. (основаны в 1880 г.)

Дом им. Моше Пиаде, Югославия

150

до 20

«тетя» или «дядя»

после 1945 г.

Детский городок, Златовце, ЧССР

200

10—14

супруж. пара, воспитатели-профессионалы

1974

Waisenhaus, Мюнхен, ФРГ

180

13

«мать» и «тетя»

1950

Детский дом, Кашперске Горы, ЧССР

100

15

две «тети»

1967

з) Забота о детях в детских учреждениях

У детей, воспитываемых в учреждениях, пришлось впервые встретиться с вопросом психической депривации, и здесь его подвергли наиболее тщательному изучению. Первые скороспелые заключения, требовавшие закрытия детских домов, в настоящее время давно отвергнуты. С одной стороны, несомненно, что, несмотря на все усилия, всегда останется определенное число детей, для которых содержание в учреждениях будет совершенно необходимым, с другой стороны, удалось доказать, что с улучшением организации и работы учреждении неблагоприятные влияния пребывания в них можно ограничить.

Таким образом, при современном состоянии дела первым практическим требованием остается, чтобы помещение детей в социальные учреждения проводилось со всей ответственностью и осмотрительностью, считая это крайним мероприятием, когда возможности более подходящего решения уже исчерпаны.

Второй задачей является более точное определение показаний для помещения детей в учреждение. Боулби такое помещение в некоторых случаях не только допускает, но считает даже приемлемым. Речь идет о подростках, а также детях старше 6—7 лет, требующих лишь кратковременного содержания (болезнь матери или подобного рода причины), которых эмоционально нейтральная среда удовлетворяет лучше, чем установление новых эмоциональных уз в другой семье, и в случаях, когда требуется поместить в учреждение большое число братьев или сестер, которых никогда не следует отрывать друг от друга, и наконец, все случаи временного помещения, пока не будет решен вопрос, что делать с ребенком дальше, а также случаи серьезной инадаптации и нарушений поведения, приводящие к затруднениям в семье. Тезнер (1956) к этому причисляет еще категорию детей, сильно запущенных в физическом и психическом отношениях, у которых быстрая смена среды всегда желательна и помещение в социальное учреждение нередко равносильно спасению ребенка.

Из нашего собственного опыта мы можем в качестве следующей категории показаний добавить еще детей, живущих в тягчайших семейных условиях, где ребенок становится предметом бракоразводного спора и чрезмерно истощается из-за постоянного напряжения и множества конфликтных ситуаций. Мы можем решиться подвергнуть риску умеренной депривации старшего ребенка, если тем самым его -ложно удалить из фрустрационной и конфликтной ситуации. Эмоционально нейтральная обстановка учреждения дает возможность для успокоения и уравновешивания не только данного ребенка, но и всей семьи.

В имеющейся системе учреждений для детей, основанной на принципе в возрастном отношении однородных воспитательных групп, решающим является вопрос количества и качества персонала. Дальнейшей проблемой является обеспечение единства воспитывающих лиц и единства места, так как ребенок должен приобрести, по крайней мере относительно, постоянную взаимосвязь со своими воспитателями и со своим «домом». К этому необходимо прибавить еще одно требование: в существующей до сих пор системе учреждений для детей, в особенности на уровне дошкольного возраста, делается по необходимости упор на воспитательные «программы», на создание у детей соответствующих навыков, на приобретение определенных знаний, на дошкольное и школьное обучение. Это, разумеется,- требует соответственного материального обеспечения и специальной методической подготовки персонала. Значительную роль здесь играют «Общества друзей детских домов», способствующие контакту детей с более широким социальным окружением (И. Краличек, 1979).

Понятно, что организационные мероприятия не могут решить всех проблем работы учреждения для детей. И впредь здесь остается вопрос педагогического персонала и его мотивации. Нельзя забывать, что ни сестра в доме для грудных детей, ни воспитательница в школьном детском доме не обладают достаточными условиями и возможностями, позволяющими полностью заменить ребенку мать. Ребенок не ее, поступил под ее заботу и снова выбудет; сама она не определяет судьбу ребенка, не может переживать ни высшую радость при его успехах, ни глубокий страх при его неудачах. По отношению к ребенку она занимает совершенно особое положение. Таким образом, с нашей точки зрения необходимо создавать условия, позволяющие воспитателям полностью отдаваться своей работе и испытывать от нее полное удовлетворение. С этим связан вопрос о составе детского коллектива. Представляется вероятным, что число детей, помещаемых в семьи родственников, семьи усыновителей и опекунов будет далее возрастать. Если сейчас уже ясно, что в учреждениях остаются прежде всего дети с неблагоприятным наследственным фоном и дети со сниженными способностями или другими умственными нарушениями, то следует ожидать, что в будущем отмеченная тенденция проявит, скорее, дальнейший рост. Поэтому нельзя механически переносить ни воспитательные методы, ни воспитательные требования, например, из яслей в дома для ползунков, из детских садов в дошкольные детские дома и т. д.; необходимо создать специально приспособленные формы исправительной работы с пострадавшими детьми.

Мы считаем, что данные вопросы можно будет успешно решать только тогда, когда в постоянных учреждениях будет меньше детей (преимущественно старшего возраста) и если учреждения будут далее целесообразно дифференцированы.

Г. Забота о детях в больнице

Факты, приведенные нами в предыдущих главах и указавшие на возможность серьезных последствий для ребенка, оторванного на время от семьи и помещенного в учреждение, послужили толчком для движения за «гуманизацию» и «психологизацию» медицинской помощи. Сегодня целью медицинских стремлений является достижение у пациента не только оптимального физического самочувствия, но и самочувствия душевного, другими словами — с самого начала лечения нужно следить за тем, чтобы его успех не был искуплен психическим потрясением или психическим ущербом какого-либо другого характера, могущим быть более важным и стойким, чем было первоначальное заболевание.

Угроза состоянию ребенка во время пребывания в больнице возникает под общим действием целого ряда факторов, из которых некоторые встречаются и при других депривационных ситуациях (неожиданный отрыв от семьи, потеря родного дома, требования адаптации к новой среде, недостаток сенсорных и эмоциональных стимулов и т. п.), некоторые же являются специфичными (сама болезнь уже обычно повышает чувствительность к депривационным влияниям, вызывает травматические переживания в связи с неприятными лечебными вмешательствами, анксиозные позиции родителей и т. д.). По сравнению с детским домом, однако, больница обладает тем преимуществом, что ребенок здесь является всегда предметом повышенного внимания и заботы взрослого, контакт с семьей бывает редко когда полностью прерван и пребывание в чужой среде лишь изредка продлевается сверх необходимой меры.

Мы попытаемся привести хотя бы основные пункты программы, выполнение которой должно ограничить опасность нанесения деривационного ущерба детям в лечебном учреждении.

1. Осведомление работников здравоохранения и широкой общественности о значении психических факторов для течения болезни и о возможностях их терапевтического использования.



Страница сформирована за 0.71 сек
SQL запросов: 190