УПП

Цитата момента



В жизни случается всё, но это ничего не значит.
Социальный психолог

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Наблюдение за детьми в моей школе совершенно убедило меня в правильности точки зрения – непристойности детей есть следствие ханжества взрослых.

Бертран Рассел. «Брак и мораль»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера

Глава 7. Правосудие от Хрущева до наших дней: профессиональные мерзавцы

В чем Берия обвиняли официально

Итак, после июльского 1953 г. Пленума ЦК КПСС было объявлено, что Берия возглавил заговор с целью захвата власти в СССР, а через 6 месяцев Специальным судебным присутствием Верховного суда Союза СССР (органом, который выносил окончательные, не подлежащие обжалованию приговоры) дело Берия и первой партии "заговорщиков" было якобы рассмотрено. Все были признаны виновными и расстреляны.

Напомню, что в первую партию жертв попали довоенный заместитель Берия в НКВД, на тот момент министр государственного контроля В.Н. Меркулов, первый заместитель министра внутренних дел Б.З. Кобулов, начальник управления контрразведки Советской Армии и ВМФ в МВД С.А. Гоглидзе, министры МВД Грузии и Украины В.Г. Деканозов и П.Я. Мешик и начальник следственной части по особо важным делам Л.Е. Влодзимирский.

Процесс был закрытый, все обвиняемые были признаны виновными по статьям 581"б" ("шпионаж, выдача военной или государственной тайны, переход на сторону врага"), 588 ("совершение террористических актов"), 5811 ("всякого рода организационная деятельность… участие в организации"). Кроме этого Л.П. Берия был признан виновным по ст. 5813 ("активная… борьба против рабочего класса… при царском строе или у контрреволюционных правительств") и в изнасиловании множества женщин.

По идее, нам надо бы рассмотреть все эти обвинения, но по счастью нам эту работу сильно сократили писатель К.А. Столяров и бывший заместитель генерального прокурора СССР генерал-лейтенант юстиции А.Ф. Катусев. Столяров написал книгу "Палачи и жертвы",70 а генерал-лейтенант Катусев ее прокомментировал. Оба этих автора – типичные капээсэсовские предатели. Они в свое время вступили в партию и получили от нее все, что хотели, но в 1991 г. они предали и КПСС, и СССР, а посему люто ненавидят и партию, и Родину, и пытаются обгадить их, как могут.

Обычно такого рода историки исходят поносом на период до 1953 г., а потом делают снисхождение, дескать, при Хрущеве началась "оттепель". А Столярову и Катусеву надо обгадить именно свою Родину – СССР – и после 1953 года. Поэтому они выбрали дело Берия, но показали то, чего они и сами, по сути, не поняли, – какими же были в СССР мерзавцами все эти генерал-лейтенанты юстиции и прочие судьи.

Так, к примеру, генерал-лейтенант юстиции Катусев, еще не начав рассмотрение обвинения Л.П. Берия, предваряет его словами: "Прямо скажу, что для меня как юриста нет вопроса в том, были ли уголовными преступниками Берия, Меркулов и остальные подсудимые". Вот такие у нас были и есть прокуроры – еще и дела не видели, а уже знают, что человек – преступник.

Измена Родине

В каком преступлении обвиняет Берия генерал-лейтенант, мы рассмотрим позже, а сейчас только подчеркнем, что Катусев начал свое исследование приговора по делу Берия в твердой уверенности, что Берия – преступник, т.е. Катусев будет заведомо врать и искажать все факты в обоснование своей уверенности. Для нас это хороший свидетель. Итак, дадим ему слово.

"Берия, в частности, признан судом виновным в измене Родине, в организации заговорщической группы с целью захвата власти и установления господства буржуазии, в совершении террористических актов против преданных партии и народу политических деятелей и в связях с иностранной разведкой до момента разоблачения и ареста. Наряду с этим Берия и другие осужденные пытались активизировать остатки буржуазно-националистических элементов в союзных республиках, посеять вражду и рознь между народами СССР и в первую очередь подорвать дружбу народов СССР с русским народом.

Как видите, обвинений много, поэтому начну по порядку.

Состав такого преступления, как измена Родине, совершенная военнослужащим (статья 581"б" УК РСФСР в редакции 1926 г.), – а Берия, напомню, имел воинское звание Маршала Советского Союза – предусматривает действия, направленные в ущерб военной мощи СССР, его государственной независимости и неприкосновенности его территории с прямым контрреволюционным умыслом.

Содержались ли в деяниях Берии признаки этого преступления?

Берии вменялось в вину, что летом 1941 г. он втайне от Советского правительства хотел установить связь с Гитлером через посла Болгарии в СССР Стаменова, пытаясь начать мирные переговоры и предлагая уступить гитлеровской Германии Украину, Белоруссию, Прибалтику, Карельский перешеек, Бессарабию, Буковину: ценою этих территориальных уступок и порабощения советских людей Берия добивался предательского соглашения с Гитлером.

Такой факт имел место. И выбор посредника не был случайным, ибо по существовавшей в то время договоренности советские интересы в Германии представляла Швеция, а германские в Москве – Болгария. Но каковы были истинные намерения Берии?

На следствии и на судебном заседании Берия заявлял, что получил от Сталина задание "через Стаменова создать условия, позволяющие Советскому Правительству сманеврировать и выиграть время для собирания сил", но его словам не поверили.

Недавно по жалобе ранее осужденного П.А. Судоплатова Главная военная прокуратура возобновила следствие по одному из старых уголовных дел и установила, что в 1941 г. Берия вызывал к себе руководителя разведывательно-диверсионной службы НКВД СССР и со ссылкой на Сталина давал указание встретиться с послом Стаменовым, чтобы – цитирую документ – "подсунуть немцам дезинформацию в расчете на то, что таким образом удастся задержать наступление и дальнейшее продвижение германо-фашистских войск".

Установлено также, что, помимо Берии и непосредственного исполнителя, в замысел этой операции был посвящен Молотов и что Стаменов, будучи искренним приверженцем Советского Союза, никаких действий в этом направлении не предпринял. Более того, Стаменов заявил представителю НКВД П.А. Судоплатову, что не станет передавать унизительных для СССР предложений, так как уверен в победе Красной Армии над фашистской Германией. Поскольку раскрыть Стаменову дезинформационный характер операции было невозможно, история не имела продолжения".

Оставим Катусева и представим себя на месте судей. Допустим, мы ничего не знаем о миссии Судоплатова. Но как Берия один, без Советского Правительства, мог добиться "соглашения с Гитлером"? На кой хрен он Гитлеру был нужен? Ведь если бы Гитлер с кем и переговаривал, то только с Правительством СССР, чьи действия ратифицирует Верховный Совет – Парламент.

Прежде, чем обвинить Берия в подобном, нужно было сначала доказать, что летом 1941 г. Берия собирался захватить власть и в Правительстве и Верховном Совете СССР одновременно, ведь только после этого немцам имело смысл с ним разговаривать. Но у Руденко, прокурора на процессе, не хватило ума обвинить Берия еще и в захвате власти в 1941 году. А может, лень было – у подонков-судей ведь и такое обвинение прошло.

"Обвинение Берии в том, что он в 1942 г. хотел пропустить немецкие войска через Кавказский хребет для захвата Баку, базировалось только на свидетельских показаниях отдельных военачальников, утверждавших, что подсудимый воспрепятствовал выдвижению на передовые позиции двух воинских частей НКВД, и представляется мне весьма спорным, ибо наличие маневренных резервов для локализации возможных прорывов врага, по мнению специалистов, было не менее важным, чем прочность первой линии обороны на перевалах.

А теперь перейдем к обвинению в заговоре. Надо сказать, что заговор с целью захвата власти является наименее исследованной юристами формой измены Родине, потому что практика – достаточно сослаться на громкие процессы тридцатых годов – не дала правовой науке того материала, который был бы пригоден для обобщений и аргументированных выводов. Однако не вызывают споров три обязательных признака заговора: 1) наличие двух или более лиц; 2) наличие соглашения между ними относительно совместной деятельности; 3) наличие цели захвата власти в центре и на местах.

Так вот, со всей ответственностью берусь утверждать, что в деле Берии и других есть лишь первый признак, тогда как оставшиеся два не подкреплены сколько-нибудь вескими доказательствами, подразумевая под этим не только намерение реставрировать капитализм в СССР, но и само стремление захватить власть путем переворота. Какого числа, в каком месяце и в каком году Берией намечался день мятежа? Кто готов был участвовать в нем? Какие силы собирались для этого использовать? Не ищите ответов на названные вопросы – в материалах дела Берии их нет" – продолжает Катусев.

В этом эпизоде Катусев уже начинает извращать дело. Ему хочется, чтобы все думали, что открытые процессы 1936-1938 гг. над заговорщиками были, дескать, сфальсифицированы. Поэтому практика, по Катусеву, якобы не дала необходимого материала для обобщения.

На самом деле она их дала и главным образом в том, что заговорщики, прежде всего, делят власть – посты в будущем Правительстве. В деле Берия нет и намека на это; Руденко даже в голову не пришло придумать Берия новую должность после "захвата им власти". Ничего, подонки-судьи и так убили невиновных.

"В действиях Берии после смерти Сталина просматривалось лишь желание расширить сферу своего влияния, потеснить соперников, однако для обвинения в заговоре это, конечно, не довод.

Ни обвинительное заключение, ни приговор по данному делу не называют доказательств того, что Берия сотрудничал с иностранной разведкой до момента разоблачения и ареста, если не считать утверждений, будто он, например, "выручил английского шпиона Майского, приказав прекратить следствие по его делу". Вздорность подобного обвинения очевидна, ибо посол СССР в Великобритании, а затем заместитель наркома иностранных дел СССР академик И.М. Майский давно и полностью реабилитирован".

Здесь опять Катусев приплел реабилитацию Майского, чтобы скрыть обстоятельство, похожее на предыдущее.

Реабилитировали Майского или нет, это не имеет значения. Берия не мог закрыть на Майского уголовное дело, поскольку уголовное дело могло быть прекращено только по разрешению прокурора. То есть не Берия, по сути, освободил Майского, а прокурор. Но прокурору Катусеву очень хочется, чтобы читатели на его собратьев поменьше обращали внимания, поэтому он и приплетает сюда реабилитацию, а надо было прямо писать, что подонок-прокурор Руденко обвинил Берия в том, в чем он технически не мог быть виновным, а подонки-судьи это обвинение признали.

Далее.

"Столь же бездоказательно и обвинение в том, что Берия сеял вражду и рознь между народами Советского Союза. Из материалов дела усматривается, что с весны 1953 г. Берия выдвигал на руководящие должности в системе МВД на Украине, в Белоруссии и в Прибалтике преимущественно национальные кадры и требовал, чтобы новые руководители непременно владели языком народа той республики, где они работают. Разве это означало сеять рознь и подрывать дружбу с русским народом?

Совсем уж абсурдно, с точки зрения закона, выглядит утверждение, будто Берия и его подчиненные занимались "шпионажем для захвата власти". Уголовным кодексом предусмотрена такая форма измены Родине, как шпионаж, т.е. передача, равно как похищение и собирание с целью передачи иностранному государству, иностранной организации или их агентуре сведений, составляющих государственную или военную тайну. Судом признаки состава этого преступления не установлены, да и обвинения по статье 586 УК РСФСР (в редакции 1926 г.) осужденным не предъявлялись и не вменялись".

Иными словами, суд признал Берия шпионом, хотя Руденко не только забыл представить суду доказательства шпионажа, но и обвинить Берия в этом.

И совсем уж неудобно говорить об обвинении Берия по ст. 5813. По ней вытянули какие-то древние подозрения, что Берия, будучи в юности советским разведчиком и по заданию советской разведки служивший в органах мусаватистской (враждебной большевикам) разведки, на самом деле служил там по-настоящему. В этом бреде нет ни грамма логики – ведь Берия и не собирался уезжать с Кавказа – с места, где он якобы совершил предательство. Наоборот, он там продолжал служить, более того, не завскладом, а его из студентов насильно вытянули в ЧК! Что, тогда ни у кого не хватило ума его проверить? И, главное, срок давности по тяжким преступлениям был 15 лет. А с тех пор прошло более 30…

Такое же бредовое обвинение и по ст. 5811. Его уже разобрал Катусев – из кого состояла организация, с помощью которой Берия хотел захватить власть? Ведь среди расстрелянных нет никого, кто был обязан по службе носить оружие и имел бы при себе хотя бы автомат. Кто должен был повести полки внутренних войск на Москву?

Еще момент. Когда в марте 1953 г. Берия вновь стал министром внутренних дел и госбезопасности, то он добился освобождения части своих бывших сотрудников, которых арестовал бывший министр МГБ Игнатьев. Часть из тех, кого Берия, так сказать, освободил (освобождала прокуратура), естественно, арестовали после ареста Берии и осудили как членов его "заговора". Это хоть на что-то похоже.

Но Берия продолжал допросы и уголовные дела на целый ряд до него арестованных (в 1951 г.) сотрудников МГБ, т.е., по-простому говоря, хотел их посадить. Так вот, этих сотрудников тоже большей частью расстреляли как членов "заговора Берия".

Министр госконтроля Меркулов официально просил Берия принять его на работу в МВД. Берия почему-то ему отказал. Как вы увидели, и Меркулова расстреляли как члена "заговора Берия".

Это-то на что похоже?

Только на одно. Генеральный прокурор СССР, мерзавец и убийца Руденко вместе с такими же негодяями-судьями убивали абсолютно непричастных и невиновных в том, в чем их обвиняли, людей с целью создать видимость "заговора".

Вы скажете – ну зачем же так? Может быть, суды судили их справедливо?

"Банду Берия" демократы Катусев и Столяров ненавидят еще больше, чем Берия. Тем не менее, о юридической стороне судов над "заговорщиками Берия" они написали то же самое, что и о суде над самим Берия. Для примера приведу их оценку суда над адъютантом и секретарями Берия: "Об обоснованности приговора можно с полной ответственностью сказать, что правосудие там рядом не лежало".

Гордость юстиции имени Горби

Вы спросите – а почему мы должны верить выводам этого самого Катусева? Может быть, этот генерал-лейтенант юстиции скрытый сталинист? Что вы! При Сталине Катусева немедленно бы расстреляли за фальсификацию дел, и он это знает. Так что ненавидит и Сталина, и Берия искренне.

Впервые с этим Катусевым я столкнулся, когда исследовал, так называемое Катынское дело.183 Его суть вкратце такова. В 1939 г. нам сдались около 15 тыс. польских офицеров и генералов, бежавших от наступления немцев. Они на территории СССР сначала были интернированы (задержаны). Их бы, как и чешских офицеров, отпустили под честное слово, но правительство Польши в изгнании объявило в ноябре 1939 г. войну СССР.184 Отпустить их после этого уже было нельзя – они бы по приказу своего правительства стали бы воевать с СССР. Но вы помните, что в СССР было Особое совещание при НКВД, которое рассматривало дела тех, кого и конкретно осудить не за что, и на свободе держать нельзя. Вот Особое совещание и осудило их на работу в лагерях. Они строили под Смоленском дороги, и в конце лета 1941 г. немцы лагеря с польскими офицерами захватили. Ну немцы есть немцы, они взяли этих офицеров и пристрелили. А в 1943 г. Гитлеру понадобился пропагандистский трюк. Немцы могилы с этими поляками "нашли" и объявили, что их, дескать, НКВД в 1940 г. расстреляло. Эта ложь держалась недолго, в 1944 г. наши, освободив Смоленск, пригласили англичан и американцев,185 снова раскопали могилы и показали всему миру, что поляков-то пристрелили все же немцы.

А в 1989 г. негодяям из Политбюро ЦК КПСС (Горбачеву, Яковлеву и т.п.) потребовалось что-то, чтобы дискредитировать СССР. Они нашли в Генпрокуратуре мерзавцев, которые согласились вновь сфальсифицировать это дело так, что поляков якобы все же убил НКВД. Подделывались документы, соответствующим образом допрашивались одни "свидетели", а те, кто видел, как немцы расстреливали поляков, в качестве свидетелей вообще не вызывались. То есть следствие велось крайне подло, но, к счастью, и достаточно глупо.

"Высокая честь" надзора за фабрикацией этого дела была возложена именно на Катусева. Следственная группа по Катынскому делу, когда требовала письмом No. 3-6818-90 от 3.09.90 у Горбачева свой "ящик печенья и бочку варенья", так прямо и писала: "Надзор за следствием, которое длится уже около года и за это время добыты (так и написано – добыты! – Ю.М.) значительные данные об уничтожении органами НКВД СССР польских военнопленных, осуществлялся непосредственно Главным военным прокурором т. Катусевым А.Ф…"186

Так что А.Ф. Катусев – это известный "добытчик" нужных "фактов" в угоду начальству, не хуже самого Руденко. Его в этом качестве многие знают. Вот и контр-адмирал Н.Г. Мармуль в книге "Атомная подводная эпопея" душевно о нем пишет.

"Для производства физических расчетов и осмотра условий хранения прибыли на флот представители Института атомной энергии им. И.В.Курчатова, которые одобрили наше решение. Происшествие с хранилищем отработанных каналов впервые реально показало наличие огромной проблемы в системе эксплуатации атомных энергетических установок на флоте – отсутствие достаточных возможностей для хранения радиоактивных отходов.

К сожалению, мне больше не пришлось заниматься делами флота. Через несколько месяцев я был арестован. Дело против меня было сфабриковано прокурором Северного флота А.Ф. Катусевым. Он возбудил на флоте более 120 уголовных дел против офицеров, которые позже были прекращены по несостоятельности. Так как виновным я себя не признал, меня протащили через психушку, 5 тюрем, камеру сифилитиков, лагерь и "химию". Вышел я на свободу через 5 лет 4 месяца и 5 дней идеологически раскрепощенным, и смог написать эту книгу.

Кстати, позднее главный военный прокурор А.Ф. Катусев прославился своими расследованиями событий в Карабахе и Тбилиси".187

Заслуженный юрист! И если бы он на тех данных, что "добыл" в дело Берия Руденко, смог бы хоть что-то сфабриковать, то он бы обязательно попытался, как вы это увидите ниже. Но у Руденко по основным обвинениям Берия вместо доказательств такой маразм, что и Катусев вынужден признать Берия невиновным.

Итак, предпоследнее обвинение предъявили Л.П. Берия по ст. 588. Это терроризм – убийство государственных деятелей по политическим мотивам. Сегодня "всем известно", что Сталин и Берия по политическим мотивам убили то ли 20, то ли 60, а может еще и больше, миллионов человек. (Конкретная цифра зависит не только от подлости называющего ее историка, но и от степени знакомства его с арифметикой). Казалось бы, что при "миллионах убитых в годы бериевского произвола" возьми дела о первых попавшихся убитых по приказу Берия (100, 1000, 100000 человек) и вмени их убийство ему в вину. Но вот тут и возникает проблема. Болтать о миллионах "убитых по приказу Берия" можно, но конкретного убитого по приказу Берия найти нельзя!

Берия или суд?

Писатель Столяров и генерал-лейтенант юстиции Катусев, подходя к рассмотрению обвинения Берия в терроризме, начинают из-за этого обстоятельства брехать и изворачиваться еще до того, как они приступают к рассмотрению того, что нагородила по поводу терроризма Берия бригада Руденко.

Вот, к примеру, Катусев предлагает читателям такое злодейство:

"В этом смысле показателен такой факт, как расстрел 8 сентября 1941 г. в Орловской тюрьме 161 политического заключенного, в том числе Христиана Раковского, Марии Спиридоновой, Валентина Арнольда, Петра Петровского, Ольги Каменевой и других. Долгое время считалось, что их расстреляли по распоряжению Берии. А что оказалось на самом деле?

В апреле 1990 г. Главная военная прокуратура закончила следствие, в ходе которого было обнаружено, что применение высшей меры наказания к 170 заключенным, разновременно осужденным к лишению свободы за контрреволюционные преступления, предписывалось постановлением от 6 сентября 1941 года No.634 сс, подписанным Сталиным как Председателем Государственного Комитета Обороны. Правда, Берия был причастен к этому – он направил Сталину письмо со списком на 170 фамилий и заключением: "НКВД СССР считает необходимым применить к ним высшую меру наказания…". Но, зная повадки Сталина, нельзя исключать, что это письмо Берии появилось по инициативе "Хозяина"".

Зная повадки отечественных генерал-лейтенантов юстиции, на этом примере стоит остановиться.

Кто были люди, которые сидели в Орловской тюрьме? Кто эти "невинные жертвы"? Это были левые эсеры, меньшевики, троцкисты и прочие заговорщики, которых осудили за попытку свержения Советской власти путем привлечения себе в помощь иностранной вооруженной силы. Слова "Мария Спиридонова" звучат очень мирно, но зачем забывать, что еще в 1918 г. Спиридонова инициировала убийство немецкого посла Мирбаха с целью возобновления войны с Германией.45 И она тогда началась, и немцы дошли до Ростова-на-Дону и до Новороссийска, ужесточив гражданскую войну, убив и спровоцировав убийство сотен тысяч наших сограждан.

Жаль, нет места дать показания на процессе 1936 г. упомянутого в списке Х. Раковского. О том, к примеру, как советские троцкисты, чтобы приблизить японцев к границам СССР, через китайских троцкистов создавали прецеденты для высадки японцев на континент. Невозможно привести пространные пояснения Раковского о том, какой интервент для СССР в 1934 г. троцкистам был более предпочтителен – японцы, немцы или англичане. Раковский на этом процессе был помилован и избавлен от полагавшегося ему расстрела.25

А вот теперь все эти деятели, чьей целью было поражение СССР в войне, сидели в безопасности в Орловской тюрьме и ждали немцев, а те, кого они предали, сотнями тысяч гибли от немецких пуль и снарядов. Это что – справедливо?!

Пока троцкисты, живые и целехонькие, сидели в тюрьме, у других потенциальных предателей имелась надежда, что если их пакости против СССР и будут разоблачены еще до прихода немцев, то их тоже всего-навсего посадят в тюрьму, а немцы их освободят и "тюремные страдания" зачтут. Оставлять во время войны в живых предателей – это было бы предательством СССР. Как я уже писал, французы в начале Первой мировой войны не то что предателей – уголовников расстреляли безо всякого суда!

У юристов это называется "вновь открывшимися обстоятельствами", т.е. ситуацией, когда дела, по которым уже вынесен приговор, требуют пересмотра и нового приговора. Как правило, в таких случаях новые приговоры оправдательны или более мягкие, но это не обязательно – более жесткие приговоры тоже законны. И Берия поступал во благо СССР и абсолютно по закону, потребовав казнить предателей.

Все равно – скажете вы – Катусев прав, поскольку эти предатели были убиты по прямому приказу Сталина, а значит, это не приговор, а расправа – акт государственного терроризма.

Да нет, просто Катусев не все вам говорит, к примеру, – как приказ на бумаге, даже с подписью Сталина, будут исполнять палачи в Орле? Ведь законами не предусмотрено, чтобы они исполняли чьи-либо приказы на казнь, кроме приговоров судов. Ну и что, что бумагу подписал Сталин? Кто знает, как выглядит его подпись, и кто гарантирует, что эту бумагу действительно подписал Сталин, а не какой-то злоумышленник? Катусев об этом молчит, оставляя читателям сделать вывод, что, дескать, в сталинском СССР были такие обычаи – кого Сталин сказал убить, того сразу и убивали. На самом деле в Орле указанные в списке преступники были расстреляны по приговору Военной коллегии Верховного суда.188; 189 Если бы Сталин допустил, чтобы в стране кого-то убивали без приговора суда, то очень скоро какой-нибудь спецназовец НКВД мог бы получить от своего начальника заказ и на убийство Сталина или членов Политбюро. Откуда этот спецназовец знает – может, приказ, данный ему его начальником, действительно исходит (в чем и убеждает его начальник) от Сталина?

Вот такой пример. Сотрудники НКВД уничтожали врагов СССР и за границей, таких случаев хоть и немного, но они есть. Скажем, уничтожение Троцкого, лидеров белой эмиграции, националистов и т.д. Какой начальник давал исполнителям команду на эти казни?

Один из спецназовцев НКВД, уже упомянутый П. Судоплатов, написал воспоминания "Разведка и Кремль"190 в сугубо демократическом, т.е. антисоветском духе. В них он кичится своим умом, но, думаю, не всегда точно понимает, что он описывает. К примеру, хвастаясь тем, что его принимал лично Сталин, он, похоже, не понимал, зачем Сталин это делал. Вот вдумайтесь в такой эпизод, рассказанный Судоплатовым.

"Ровно через неделю после моего возвращения в Москву, Ежов в одиннадцать вечера вновь привел меня в кабинет к Сталину. На этот раз там находился Петровский, что меня не удивило. Всего за пять минут я изложил план оперативных мероприятий против ОУН (организация украинских националистов – Ю.М.), подчеркнув, что главная цель – проникновение в абвер через украинские каналы, поскольку абвер является нашим главным противником в предстоящей войне.

Сталин попросил Петровского высказаться. Тот торжественно объявил, что на Украине Коновалец заочно приговорен к смертной казни за тягчайшие преступления против украинского пролетариата: он отдал приказ и лично руководил казнью революционных рабочих киевского "Арсенала" в январе 1918 г.

Сталин, перебив его, сказал:

– Это не акт мести, хотя Коновалец и является агентом германского фашизма. Наша цель – обезглавить движение украинского фашизма накануне войны и заставить этих бандитов уничтожать друг друга в борьбе за власть…

За все время беседы Ежов не проронил ни слова. Прощаясь, Сталин спросил меня, правильно ли я понимаю политическое значение поручаемого мне боевого задания.

– Да, – ответил я и заверил его, что отдам жизнь, если потребуется, для выполнения задания партии.

– Желаю успеха, – сказал Сталин, пожимая мне руку.

Мне было приказано ликвидировать Коновальца".

Итак, палача (Судоплатов лично убил Коновальца) вызывают не к непосредственному начальнику, не к министру и даже не к Сталину. Его вызывают к Петровскому – к Председателю Президиума Верховного Совета Украины – органа, к которому приговоренный судом к высшей мере наказания Коновалец теоретически мог обратиться за помилованием. И Петровский лично сообщает палачу приговор Коновальцу и, следовательно, отрицательное отношение Верховного Совета к вопросу о его помиловании. После этого Судоплатов уже никак не может стать убийцей, он – палач, человек на службе правосудия СССР, и он исполняет не чью-то личную прихоть, а Закон СССР.

Второй случай – ликвидация Троцкого. Троцкий в СССР заочно приговорен к смертной казни, Судоплатов уже не палач, а организатор казни, функцию палачей на службе Правосудия СССР взяли на себя мексиканский гражданин, художник Давид Сикейрос и гражданин Испании Рамон Меркадер.46 Судоплатова и Берия снова вызывают к Сталину.

"Берия предложил нанести решительный удар по центру троцкистского движения за рубежом и назначить меня ответственным за проведение этих операций. В заключение он сказал, что именно с этой целью и выдвигалась моя кандидатура на должность заместителя начальника Иностранного отдела, которым руководил тогда Деканозов. Моя задача состояла в том, чтобы, используя все возможности НКВД, ликвидировать Троцкого.

Возникла пауза. Разговор продолжил Сталин.

– В троцкистском движении нет важных политических фигур, кроме самого Троцкого. Если с Троцким будет покончено, угроза Коминтерну будет устранена.

Он снова занял свое место напротив нас и начал неторопливо высказывать неудовлетворенность тем, как ведутся разведывательные операции. По его мнению, в них отсутствовала должная активность. Он подчеркнул, что устранение Троцкого в 1937 г. поручалось Шпигельгласу, однако тот провалил это важное правительственное задание.

Затем Сталин посуровел и, чеканя слова, словно отдавая приказ, проговорил:

Троцкий должен быть устранен в течение года – прежде чем разразится неминуемая война. Без устранения Троцкого, как показывает испанский опыт, мы не можем быть уверены, в случае нападения империалистов на Советский Союз, в поддержке наших союзников по международному коммунистическому движению. Им будет очень трудно выполнить свой интернациональный долг по дестабилизации тылов противника, развернуть партизанскую войну".

Вот так действовало правосудие в СССР и так палачи получали задание в случаях, когда приговор в обычном порядке привести в исполнение было невозможно. Это же был сталинский СССР, а не вонючие США, в которых запросто можно провести спецоперацию по убийству неугодных правительству лиц без решения суда, просто по указанию начальства – вспомните хотя бы, сколько покушений на Ф. Кастро организовало ЦРУ, даже не скрывая этого.

Но вы скажете – в случае, приведенном генерал-лейтенантом Катусевым, Сталин же не вызывал в Кремль палачей орловской тюрьмы, не давал им задание.

А это и не требовалось. Катусев вам сообщил только, что ГКО, вычеркнув 9 человек, утвердил список тех, кому приговоры должны быть пересмотрены.

Но ведь Катусев не сказал, что этот список был отправлен не в Орел, а в Генпрокуратуру СССР, откуда в Верховный Суд СССР поступило требование пересмотреть дела по вновь открывшимся обстоятельствам, и суд их 8-11 сентября 1941 г. пересмотрел. Действительно пересмотрел или только подмахнул новые приговоры – это уж второй вопрос, главное же, что палачи в орловской тюрьме получили не устный приказ и не неизвестно какую бумажку, а законные документы – приговоры суда.

Забегая вперед,должен сказать вот о чем. После войны, когда Берия уже не занимался делами МВД и МГБ, в МГБ была создана группа для проведения спецопераций – ликвидации врагов СССР тайным образом, в основном, видимо, ядами. Нельзя забывать, что та же ОУН, поддерживаемая из-за границы, развернула на территории Советской Украины войну, по интенсивности вдвое превосходящую Афганскую. Неизвестно, какой судебный орган СССР принимал решение на казнь, но задания палачам и в этом случае давали лично первые лица государства. Не министр МГБ, а Молотов – от имени правительства СССР, и Хрущев – от имени правительства Украинской ССР. Причем, это было настолько обязательно, что Хрущев в Киеве даже выезжал на вокзал, чтобы в вагоне встретиться с палачом и подтвердить ему приказ.

И как ни билась прокуратура до 1958 г., пытаясь эти спецоперации "повесить" на Берия или на кого-либо из "заговорщиков", но не смогла.

Вот и посочувствуйте Руденко – как при таких порядках в СССР выдумать для Берия террористический акт, т.е. случай, когда кого-либо убили только по его приказу?

Всяким там историкам и писателям такое выдумать запросто, но как подобную галиматью "к делу подшить"? Вот скажем, писатель В. Карпов рассказывает об очередном "старом большевике" Кедрове, дело на которого Берия передал в суд, а суд взял и Кедрова оправдал. Карпов ужасается: "Однако и после получения отказа в принесении протеста на оправдательный приговор, Берия продолжал содержать Кедрова в тюрьме. И… приказал его расстрелять!

1 ноября 1941 г. на основании распоряжения Берии Кедров был расстрелян".

Вот ведь какой замечательный случай для обвинения Берия в терроризме! Суд старого большевика оправдал, а Берия взял и распорядился его убить. Карпову обвинить в этом Берия, как два пальца обмочить, но у Руденко – проблема. Он ведь должен будет к делу приложить это самое "распоряжение Берия", и окажется, что это не "распоряжение Берия", а постановление в адрес Берия, подписанное Генпрокурором (Прокурором СССР) В.М. Бочковым 17 октября 1941 г.110 Как тут Берия обвинить в убийстве Кедрова, если сам Генеральный прокурор СССР счел это правосудным и законным?

Все же скажем пару слов и о старом большевике Кедрове. Карпов и другие историки, вспоминая Кедрова, обычно стесняются напомнить, что это был не только старый большевик, но и старейший из следователей ЧК-ОГПУ, а затем прокуратуры. Сбежавшему за границу Кривицкому этот Кедров хвастался своей работой в следственном аппарате: "Вы не знаете, что можно сделать с человеком, когда он у вас в кулаке. Здесь мы имеем дело со всяким, даже с самым бесстрашным. Однако мы ломаем их и делаем из них то, что хотим!".191

Этот певец "заплечных дел мастерства" был очень ценим Ягодой, но Берия-то чистил НКВД именно от таких, как этот "старый большевик". И никто бы даже из историков об этом Кедрове и не вспомнил, если бы не требовалось обгадить Берия. Но, повторю, следственной группе Руденко дело Кедрова не годилось.



Страница сформирована за 0.9 сек
SQL запросов: 169