УПП

Цитата момента



Золотая рыбка, помещенная на сковородку, увеличивает количество исполняемых желаний до сотни.
Бизнес-план

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Помните старый трюк? Клоун выходит на сцену, и первое, что он произносит, это слова: «Ну, и как я вам нравлюсь?» Зрители дружно хвалят его и смеются. Почему? Потому что каждый из нас обращается с этим немым вопросом к окружающим.

Лейл Лаундес. «Как говорить с кем угодно и о чем угодно. Навыки успешного общения и технологии эффективных коммуникаций»


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d4103/
Китай

Глава 10. Слабое место Советской Власти

Причина всех причин

Напомню, Ленин и Сталин вынуждены были совершить ошибку, равную преступлению, – они из аппарата управления партией создали второй, параллельный аппарат государственного управления. Им некуда было деваться – государственный аппарат был на то время укомплектован либо старыми, либо случайными кадрами, никак не отвечавшими за свое плохое управление Россией. А в партийном аппарате (хотя люди там по качеству – умению управлять – были такими же) кадры жизнью отвечали за плохое управление страной: в случае потери большевиками власти из-за своего плохого управления страной в ходе войны или мятежей эти кадры были бы уничтожены.

До войны и в ходе войны контроль и подмена госаппарата партийным аппаратом себя оправдывала. (Вспомним, инженер Ледин со своей взрывчаткой не смог достучаться ни до одного государственного чиновника и решил вопрос только тогда, когда обратился к функционеру партийного аппарата).

Однако после победы в войне сменились условия: авторитет СССР да и ВКП(б) в мире вырос настолько, что партноменклатура большевиков сразу же стала "персона грата" на всем земном шаре. Быть большевиком стало законно и безопасно! Но одновременно с этим контроль партаппарата за государственным аппаратом стал не просто лишним – он стал убийственно вредить СССР как государству. Кончилось это тем, что партаппарат в 1991 г. убил государство, на котором паразитировал. Это легко доказывается мысленным экспериментом.

Представим, что у нас в 1991 г. не было бы вообще никакой партии, были бы только госчиновники СССР и госчиновники республик. Предположим, что чиновники республик решили бы отделиться от СССР. А что сталось бы в этом случае с чиновниками СССР? Они бы ведь остались без работы! Да они бы за одну мысль о развале СССР преследовали бы любого беспощадно, как Сталин.

Как вспоминает Г. Димитров в своих дневниках, 7 ноября 1937 г. на торжественном обеде у Ворошилова Сталин взял слово, хорошо отозвался о царях, оставивших в наследство большевикам страну до Камчатки "единую и неделимую" и сказал тост:

"Каждая часть, которая была бы оторвана от общего социалистического государства, не только нанесла бы ущерб последнему, но и не могла бы существовать самостоятельно и неизбежно попала бы в чужую кабалу. Поэтому каждый, кто попытается разрушить это единство социалистического государства, кто стремится к отделению от него отдельной части и национальности, он враг, заклятый враг государства, народов СССР. И мы будем уничтожать каждого такого врага, хотя бы был он и старым большевиком, мы будем уничтожать весь его род, его семью. Каждого, кто своими действиями и мыслями (да, и мыслями) покушается на единство социалистического государства, беспощадно будем уничтожать. За уничтожение всех врагов до конца, их самих, их рода!"199

А в 1991 г. чиновников госаппарата СССР парализовала безответственная мразь партаппарата КПСС. Она, владея всеми СМИ, дала монополию на свободу слова только сепаратистским подонкам и запретила госаппарату борьбу с ними. Она запретила прокуратуре вмешиваться (раскол СССР был каравшимся смертью преступлением по УК РСФСР и кодексом остальных республик) и дала возможность сепаратистам победить. Случилось то, что и предсказывал Сталин, – все части СССР сегодня в кабале.

Мог ли Сталин не задумываться о том, что к этому приведет параллельный государственному и ставший безответственным партийный аппарат? Думаю, что мне следует еще раз обратиться к личности Сталина, к его умственным способностям.

Далеко впереди всех

В нашем дегенеративном мире редко находится историк или журналист, который бы не попенял Сталину на отсутствие образования ("недоучившийся семинарист") и не противопоставил ему его политических противников "с хорошим европейским образованием". Эти журналисты и историки, надо думать, очень гордятся тем, что имеют аттестат зрелости и дипломы об окончании вуза. А между тем, что такое это самое "европейское университетское" образование? Это знание (о понимании и речи нет) того, что написано менее чем в 100 книгах под названием "учебники", книгах, по которым учителя ведут уроки, а профессора читают лекции.

Изучил ли Сталин за свою жизнь сотню подобных книг или нет?

Начиная с ранней юности, со школы и семинарии, Сталин, возможно, как никто стремился узнать все и читал очень много. Даже не читал, а изучал то, что написано в книгах. В юности, беря книги в платной библиотеке, они с товарищем их просто переписывали, чтобы иметь для изучения свой экземпляр. Книги сопровождали Сталина везде и всегда. До середины гражданской войны у Сталина в Москве не было в личном пользовании даже комнаты – он был все время в командировках на фронтах – и Сталина отсутствие жилплощади не беспокоило. Но с ним непрерывно следовали книги, количество которых он все время увеличивал.

Сколько он в своей жизни прочел, установить, видимо, не удастся. Он не был коллекционером книг – он их не собирал, а отбирал, т.е. в его библиотеке были только те книги, которые он предполагал как-то использовать в дальнейшем. Но даже те книги, что он отобрал, учесть трудно. В его кремлевской квартире библиотека насчитывала, по оценкам свидетелей, несколько десятков тысяч томов, но в 1941 г. эта библиотека была эвакуирована, и сколько книг из нее вернулось, неизвестно, поскольку библиотека в Кремле не восстанавливалась. (После смерти жены Сталин в этой квартире фактически не жил). В последующем его книги были на дачах, а на Ближней под библиотеку был построен флигель. В эту библиотеку Сталиным было собрано 20 тыс. томов!

Это книги, которые он прочел. Но часть этих книг он изучил с карандашом в руке, причем не только подчеркивая и помечая нужный текст, но и маркируя его системой помет, надписей и комментариев с тем, чтобы при необходимости было легко найти нужное место в тексте книги, легко вспомнить чем оно тебя заинтересовало, какие мысли тебе пришли в голову при первом прочтении. Вот, скажем, 33-я страница книги А. Франса "Последние страницы". На ней четыре мысли подчеркнуты, два абзаца отмечены вертикальными линиями, три стрелки сравнивают мысли друг с другом. Комментарии Сталина: 1) "Следовательно не знают, не видят, его для них нет"; 2) "Куды ж податься, ха-ха"; 3) "Разум – чувство"; 4) "Неужели и это тоже +/-?!" "Это ужасно!". Должен сказать, что если так изучать книги, то понимать, что в них написано, будешь лучше, чем тот, кто их написал.

Сколько же книг, изученных подобным образом, было в библиотеке Сталина? После его смерти из библиотеки на Ближней даче книги с его пометами были переданы в Институт марксизма-ленинизма (ИМЛ). Их оказалось 5,5 тысяч! Сравните это число (книг с пометами из библиотеки только Ближней дачи) с той сотней, содержание которых нужно запомнить, чтобы иметь "лучшее европейское образование". Сколько же таких "образований" имел Сталин?

Часть книг с пометами Сталина была взята в Государственной библиотеке им. Ленина. Их оставили в ИМЛ, но вернули ГБЛ эти же книги из фонда библиотеки ИМЛ. Историк Б.С. Илизаров, у которого я беру эти данные, приводил наименование части этих книг, из которой можно понять диапазон образованности Сталина:

"Помимо словарей, о которых говорилось выше, и нескольких курсов географии в этом списке значились книги как древних, так и новых историков: Геродота, Ксенофонта, П. Виноградова, Р. Виннера, И. Вельяминова, Д. Иловайского, К.А. Иванова, Гереро, Н. Кареева, а главное – 12 томов "Истории государства Российского" Карамзина и второе издание шеститомной "Истории России с древнейших времен" С.М. Соловьева (СПб., 1896). А также: пятый том "Истории русской армии и флота" (СПб., 1912). "Очерки истории естествознания в отрывках из подлинных работ д-ра Ф. Даннсмана" (СПб., 1897), "Мемуары князя Бисмарка. (Мысли и воспоминания)" (СПб., 1899). С десяток номеров "Вестника иностранной литературы" за 1894 г., "Литературные записки" за 1892 г., "Научное обозрение" за 1894 г., "Труды Публичной библиотеки СССР им. Ленина", вып. 3 (М., 1934) с материалами о Пушкине, П.В. Анненкове, И.С. Тургеневе и А.В. Сухово-Кобылине, два дореволюционных выпуска книги А. Богданова "Краткий курс экономической науки", роман В.И. Крыжановской (Рочестер) "Паутина" (СПб., 1908), книга Г. Леонидзе "Сталин. Детство и отрочество" (Тбилиси, 1939. на груз. яз.) и др.".236

Есть основания считать, что Хрущев, Маленков и Игнатьев убили самого образованного человека ХХ столетия. Возможно, были и вундеркинды, прочитавшие больше, чем Сталин, но вряд ли кто из них умел использовать знания так, как он.

Такой пример. Академик Российской академии образования доктор медицинских наук Д.В. Колесов, после рецензии другого академика РАО, доктора психологических наук В.А. Пономаренко, выпустил пособие для школ и вузов "И.В. Сталин: загадки личности". В книге Д.В. Колесов рассматривает роль личности Сталина в истории. Книга очень спорная, в том числе и с точки зрения психологии. Но есть и бесспорные выводы, и такие, каким приходится верить, исходя из ученых званий автора и рецензента. Вот Колесов рассматривает такой вопрос (выделения Колесова):

"Принципиальный творческий характер имеет и работа Сталина "О политической стратегии и тактике русских коммунистов" (1921) и ее вариант "К вопросу о стратегии и тактике русских коммунистов" (1923).

В них производят большое впечатление суждения Сталина по таким вопросам как пределы действия политической стратегии и тактики, область их применения. Выделение лозунгов пропаганды, лозунгов агитации, лозунгов действия и директив: "Искусство стратега и тактика состоит в том, чтобы умело и своевременно перевести лозунг агитации в лозунг действия, а лозунг действия также своевременно и умело отлить в определенные конкретные директивы" (Соч., т.5, с.67).

Здесь и оценка степени готовности ситуации к возможным действиям, и оптимальный выбор непосредственного момента начала действия. Тактика отступления в порядке. Роль меры в процессе пробы сил. Оценка необходимого темпа движения. Пределы возможных соглашений.

Организаторы августовского путча 1991 г., видимо, не читали этих работ Сталина. Или у них не хватило ума принять во внимание изложенные им условия успешности политической борьбы. К "гэкачепистам" в полной мере могут быть отнесены следующие его слова (как будто специально написанные на семьдесят лет вперед): "Несоблюдение этих двух условий может повести к тому, что удар не только не послужит исходным пунктом нарастающих и усиливающихся общих атак на противника, не только не разовьется в громовой сокрушающий удар,.. а наоборот, может выродиться в смехотворный путч, угодный и выгодный правительству и вообще противнику в целях поднятия своего престижа, и могущий превратиться в повод и исходный пункт для разгрома партии или, во всяком случае, для ее деморализации". (Соч., т.5, с.75).

Организаторы путча в 1991 потерпели позорный провал именно потому, что не понимали того, что Сталину было ясно уже в 1920-м. И результат был именно таков, как он и указывал: смехотворность выступления, вся выгода от него политическому противнику, деморализация собственных сторонников. Абсолютно ясно: если бы инициаторы путча предвидели такой его исход, они никогда бы его не начали".

Но нам в данном случае интересны не неграмотные и трусливые идиоты в 1991 г., а то, как два человека, защитившие кандидатские и докторские диссертации, оценивают эти две статьи Сталина:

"Если оценивать содержание этих работ по общепринятым в науке критериям, то выводов здесь больше, чем на очень сильную докторскую диссертацию по специальности "политология" или, точнее, "политическая технология". Причем своей актуальности они не утратили и спустя много лет. Здесь нет "красивых" слов, ярких образов "высокого" литературного стиля – только технология политики".237

То есть по существующим ныне критериям Сталин по достигнутым научным результатам был доктором философии еще в 1920 г. А ведь еще более блестящи и до сих пор никем не превзойдены его достижения в экономике. А как быть с творческими достижениями Сталина в военных науках? Ведь в той войне никакой человек даже с десятью "лучшими европейскими образованиями" с ситуацией не справился бы и лучшую бы в мире армию немцев не победил. Нужен был человек с образованием Сталина. И с его умом.

Очевидные последствия

Поэтому совершенно невероятно, чтобы Сталин не увидел и не задумался над угрозой, возникающей от управления страной двумя аппаратами управления одновременно. Некоторые последствия этой угрозы легко выявлялись мысленным анализом, другие уже проявили себя на практике. Давайте проанализируем их и мы.

Сравним двух одинаковых по способностям коммунистов-руководителей в государственном аппарате и в партийном. Работник госаппарата, предположим, директор завода, прежде чем занять свой пост, работал рабочим, заканчивал технический вуз, затем снова учился всю жизнь своему делу, неспешно набирался знаний и опыта при подъеме по служебной лестнице. Причем не учиться он не мог и не может, поскольку, во-первых, порученное ему дело его учит само, во-вторых, если дело не изучать, то карьеры просто не сделаешь.

Второй руководитель – работник партаппарата, допустим секретарь райкома. Возможно тоже учился и окончил какой-либо вуз, но само по себе это было бесполезной потерей времени, поскольку кончить вуз и не работать по специальности – это в несколько лет потерять все знания, которые вуз дает. Начал работать в комсомоле, озвучивая в речах на собраниях передовицы из "Правды", затем в райкоме КПСС выучил, что все предприятия и организации в районе работают хорошо, если в их отчетах все цифры более 100%, и плохо – если менее 100%. Стал первым секретарем райкома и по своему статусу – начальником всех руководителей района.

Но они-то руководители потому, что знают свое дело. А он почему?

Да, когда плохое управление ведет к потере власти, а потеря власти – к смерти, то это стимулировало секретаря райкома вникать во все дела в районе. Но после войны эта угроза исчезла навсегда, так зачем партаппаратчику учиться, зачем ему лишняя работа? При двоевластии ситуация автоматически развивалась так, что со временем во всей стране некомпетентные люди должны были руководить знающими.

Далее. Некомпетентность может быть не только следствием отсутствия стимулов, но и следствием врожденной лени и тупости. На производстве, в живом деле такие люди работать не смогут, но в партаппарате компетентность и не требуется. Следовательно, партаппарат после войны становился вожделенной мечтой ленивого, но амбициозного дурака. И дураки в него поперли.

Возьмем, к примеру, Ельцина. Он по глупости надиктовал мемуары "Исповедь на заданную тему". Из этих откровений следует, что Ельцин и в юности был туп (десятилетку сумел окончить за 12 лет, к 20 годам), подл (не стеснялся доносов), злобен (на мальчишеской разборке бросил гранату в сверстников, убив двоих, самому ему осколком оторвало пальцы).238 Тем не менее, благодаря влиятельному отцу и игре в волейбол, он получил диплом строительного института, но знаний из него не вынес ни на копейку. Строительные чертежи не способен был прочесть – то у него в строящемся им доме двери не в ту сторону открываются, то на чертежах строящегося цеха не увидел подземного перехода. Работая в строительстве, за год умудрялся получать до двух десятков выговоров (выгнать с работы могли за три). В конце концов, благодаря знакомствам отца, переходит на работу в партаппарат. И начинается бешеная карьера тупого и ленивого кретина!239

Мог ли Сталин не предвидеть такого? Конечно, предвидел, ведь уже при нем в партаппарат полезли тупые и ленивые детки, о которых он со злобой отзывался: "Проклятая каста!".

Сталин, его сподвижники – Берия, Молотов, Каганович, Микоян и др., не только свои доклады и речи готовили себе сами, они лично активно участвовали в борьбе идей – писали и публиковали статьи. Когда нельзя было особенно "светиться", то даже под псевдонимами, как, скажем, министр иностранных дел А.Я. Вышинский. А вы посмотрите на последний состав верхушки КПСС. КПСС уничтожили в идейной борьбе, но разве хоть кто-нибудь даже из членов тогдашнего Политбюро попробовал поучаствовать в этой борьбе на страницах газет? Полная интеллектуальная немощь! Максимум, на что они были способны, – интервью. Остальное им писали помощники, а когда не стало помощников, то не стало видно и этих "видных" деятелей "коммунистического движения".

Оставление в СССР двух аппаратов управления вело к стяжательству и воровству – к расхищению народного имущества.

Тут надо понять, что партаппарат – это контролер, а контролер – это свинья, которая везде грязь найдет. Как бы ты хорошо ни работал, но какой-нибудь недостаток все равно будет, а если и нет, то его несложно выдумать, к примеру: плохо организовал соцсоревнование, мало уделяешь внимания людям и т.д. и т.п. Подконтрольный вынужден "задабривать" контролеров, к концу КПСС это "задабривание" почти сплошь стало материальным. А ведь подконтрольному это "материальное" так или иначе надо было украсть. К тому же ленивый и тупой аппарат КПСС даже в вопросе контроля не хотел пальцем о палец постучать и развел себе полчища "помощников". Тут и главный попиратель законов – прокурор, и народный контроль, и Госгортехнадзор, и санэпидемстанция, и пожарные, и Госстандарт и т.д. и т.п. (Все работники заводов СССР знали, что если на завод едут областные инспекторы Госгортехнадзора (проверяющие технику безопасности на производстве), то значит нужно выписывать рабочим липовые премии, отбирать их, покупать водку и поить контролеров).

Предатель, немецкая подстилка, бургомистр Майкопа, сбежавший на Запад Н.В. Полибин издал за рубежом воспоминания "Записки советского адвоката, 20-30-х гг.". Книжка гнусная, но вот такой пример общения контролера с колхозниками абсолютно точен, поскольку все это сохранилось вплоть до развала СССР.

Приезжает прокурор „тов. Доценко", бывший сотрудник НКВД, в колхоз. Как во всяком другом колхозе, здесь прорывы: или весенняя, или осенняя пахота сделаны не вовремя, или зерно не протравлено формалином до посева, или падеж телят, или инвентарь не отремонтирован, или же, обычно, все вместе. А еще хуже, если первая заповедь не выполнена: хлебозаготовка!

Так как он с дороги голодный, ему сейчас же подают, смотря по сезону, либо яблоки и мед, либо яичницу в десять глазков, либо жареную баранину. Пожирая все это, он требует статистические и бухгалтерские данные, он уже знает "слабину", присущую каждому колхозу. Тычет пальцами в графы, обнаруживает отставание, невыполнение, прорывы и нагоняет на всех холоду. Правлению и бухгалтеру уже мерещится если не 58-7, то, во всяком случае, ст. 109 Уголовного Кодекса, т.е. должностное преступление. Закончив эту протирку с песком, он спрашивает:

– А я слышал, у вас поросята продаются. Почем живой вес?

– Как же, как же, товарищ прокурор, продаем 2 руб. 50 коп. за килограмм живого веса.

– Ну так отберите мне килограмм десять, да получше. Он платит под квитанцию 25 рублей. Поросенка он не берет. Неудобно: скажут – прокурор взял взятку поросенком. Прокурору его привезут. И действительно, месяца через два ему привозят резанного, откормленного и отделанного уже кабана пудов на шесть. Ему, по крайней мере, девять или десять месяцев. Он на базаре стоит три или четыре тысячи рублей. Прокурору, чтоб заработать эти деньги, служить нужно не менее полугода.

– Сколько я вам должен заплатить за корм?

– Помилуйте, ничего. Он у нас в колхозном стаде гулял в степи.

Что это, злоупотребление властью, вымогательство или взятка? То же самое и с мануфактурой. Через задние двери, вне очереди набирается в "раймаге", т.е. в районном магазине, рублей на двести-триста мануфактуры, затем она реализуется на базаре в городе, через тещу или мамашу, и выручается тысячи две или три. А как хорошо одеваются все арбитры сравнительно с остальным населением! И костюмчики, и обувь приличная, и белье. Просто они разбирают споры между хозяйственными организациями, а потому "задние двери" для них везде открыты. Это не взятки, это просто любезность со стороны хозяйственников".240

Но над всеми этими контролерами главным грабителем встал партаппарат – он мог и прокурора либо стимулировать на любое уголовное дело даже против невиновного, либо заткнуть ему рот при любом преступлении.

По свидетельству Коржакова, Ельцин, когда еще был верным сыном КПСС, всегда носил в кармане 10 руб., и когда его кормили и поили в ресторане, то он никогда не ел и не пил совсем бесплатно, а небрежно бросал эту десятку.241 Как и вышеописанный прокурор, который "по закону" заплатил 25 руб. за кабана стоимостью 4 тыс. рублей.

Кстати, о прокурорах. Сохранение рядом с госаппаратом ставшего безответственным партийного аппарата напрочь рушило правосудие в стране. Прокуроры и суд обязаны подчиняться только законам страны, а их дает Советская Власть, т.е. они должны подчиняться Советской Власти. Но фактически они обязаны были подчиняться партаппарату, без ведома которого их не могли ни назначить на должность, ни снять с нее. Пока Советская Власть и партаппарат были связаны одной судьбой, то это куда ни шло. Но как только партаппарат стал безответственным, то это начисто перечеркнуло и правосудие, и Власть Советов.

Наличие двух аппаратов управления размазывало персональную ответственность в принципе и это нравилось и госаппарату. Не надо думать, что все чиновники госаппарата так уж мечтали о своей свободе и независимости от обкомовских и цэковских придурков. Работник госаппарата должен непрерывно принимать решения по своему делу, а его решения не всегда бесспорны. Иногда приходится выбирать между плохим решением и отвратительным. Но принимать решение надо – на то ты и руководитель. И вот в этом случае подобные решения хорошо согласовать с "мудрым" обкомом или ЦК. Тогда, в случае неудачи, работник госаппарата вроде уже и не так виновен в принятии глупого решения.

Госаппарат результатом своей деятельности давал стране все материальное – хлеб и сталь, машины и квартиры и т.д. и т.п. А партаппарат к этому мог только примазаться. Его продукцией были отчеты о якобы проделанной блестящей работе. В результате партаппарат все дела страны стал уводить из реальной сферы в виртуальную (в действительности не существующую) сферу – в сферу отчетов о делах. Стало не важным, даже в госаппарате, сделал ли ты дело, важно – сумел ли отчитаться. Это одна из сущностей бюрократизма, она была всегда, но при Сталине с ней пытались бороться, а если к этому подключался и сам вождь, то боролись беспощадно.

Вот, скажем, во время войны нарком авиапромышленности Шахурин не успевал выпускать истребители согласно плану. Надо было сообщить Сталину, покаяться. Ничего особо страшного не случилось бы – ну поругал бы Сталин, ну, может быть, снял бы Шахурина с должности. Но Шахурин так не поступил – он приказал закрыть глаза на качество самолетов. И на истребителях, к примеру, там, где детали надо было крепить завинчиванием шурупов, шурупы просто вбивали в фанеру. Самолет получался, как настоящий, план выполнялся, Шахурин стал Героем Социалистического Труда.

А на фронте в бою, когда этим истребителям приходилось выполнять очень крутые виражи или выходить из крутых пике, они разваливались, летчики гибли. Таких "истребителей" поставили в действующую армию несколько тысяч, сколько погибло летчиков – кто же это сейчас учтет? Из боя не вернулись – значит немцы сбили.

На авиазаводах военные представители вопили о поставке на фронт бракованных самолетов главнокомандующему авиацией РККА, дважды Герою Советского Союза маршалу Новикову. Но Новиков был родственником Шахурина: он родного человека в обиду не дал. Какая им разница, сколько там этих летчиков погибло – бабы новых нарожают. А вот звезды Героев получить – это очень важно. И Новиков Шахурину помогал – поставку на фронт брака скрывал, негодные истребители приказывал принимать, катастрофы и гибель летчиков списывать на немцев. Тем не менее после войны эта подлость вскрылась и стала известной Сталину. Тому было не все равно, сколько летчиков погибло. Шахурин и Новиков были лишены наград и сели в тюрьму.242 Жертвы сталинизма, однако.

И они еще дешево отделались. Несколько позже председатель Госплана Вознесенский с секретарем ЦК Кузнецовым решили поразить страну оптовой ярмаркой. Но место выбрали очень неудачно – Ленинград. Завезли туда много продуктов, но покупатели не приехали. Что делают в таких случаях? Правильно – снижают цену. Но цена-то государственная!

Вообще-то такие случаи уже были. Сразу после войны торговые организации завезли в Мурманск продовольствие в количествах, превышающих покупательную способность населения. Товар начал гнить, и тогда секретарь Мурманского обкома Прокофьев, не запрашивая разрешения у Москвы, распорядился снизить цену на 20%. При разборе этого случая на Политбюро Сталин, поняв причины, никак Прокофьева не наказал, если не считать приписываемую Сталину шутку, что за Прокофьевым, дескать, нужно присматривать, а то он по своей инициативе еще войну кому-нибудь объявит.243

Так вот, ни у Вознесенского, ни у Кузнецова не хватило честности доложить Сталину, и не хватило духу снизить цены. Товар сгнил, а Вознесенский скрыл убытки, подправив цифры государственного плана. Впоследствии в ходе "ленинградского дела" это тоже было поставлено в вину Вознесенскому и Кузнецову, но приговорены к расстрелу они были не за это.

Я уже писал выше, что у Сталина были расхождения с Лениным по поводу устройства СССР: он считал, что Советский Союз должен быть федеративным, т.е. республики не должны были по Конституции иметь право выхода из СССР. Но Ленин настоял на этом праве. Тем не менее к вопросу о федерации Сталин больше не возвращался. Причиной могло быть то, что целостность СССР определяла правящая партия – ВКП(б), а она по национальному признаку не могла разделиться технически. В ее составе были национальные компартии всех республик, кроме России. У России своей компартии не было, коммунисты России это и была ВКП(б) – коммунисты России были коммунистами всего СССР сразу. Они были цементом, скрепляющим ВКП(б) и следовательно СССР.

Так вот, Вознесенский и Кузнецов затеяли тайно созвать в Ленинграде съезд и объявить отдельную российскую компартию. Видимо, надоело им ждать, пока Сталин умрет, захотелось самим побыстрее стать вождями. А между тем, они, возможно, были на обеде у Ворошилова, на котором все пили за тост Сталина о том, чтобы жестоко наказывать любого за саму мысль о расчленении СССР. А может, они недоучли, что их действия наносят ущерб неприкосновенности территории СССР, что предусмотрено ст. 58 УК РСФСР? Кстати, Уголовный кодекс защищал целостность только всей территории СССР, а не отдельных ее республик. Так что любая попытка к выделению республики из СССР уже трактовалась как ущерб неприкосновенности всей территории СССР. А вычленение из ВКП(б) российской компартии – это прямая подготовка к расчленению СССР. Так что Вознесенскому, считавшему себя самым умным после Сталина, Уголовный Кодекс можно было время от времени и почитать. Здоровее был бы.

Заметим, что дело Вознесенского с Кузнецовым – это первая после войны попытка расчленить СССР, и шла эта попытка из партийного аппарата ВКП(б), а не из государственного аппарата республик!

И партии не в радость

Оставление партийному аппарату государственной власти губило внутрипартийную демократию, учреждало надо всеми диктатуру у кучки партийной номенклатуры. Сталина заботила возможность открытого высказывания своего мнения любым коммунистом, да и просто гражданином. Он настойчиво добивался критики и не для того, чтобы кого-то поразить "плюрализмом мнений" или либерализмом. Любая критика так или иначе освещает недостатки, а устранение недостатков – залог того, что большевики удержатся у власти. Критика – это отсев мусора из партии. При чистках партии при Сталине процесс оценки коммунистов происходил на открытых собраниях, чтобы беспартийные тоже могли критиковать коммунистов. Это, повторю, и в народе вызывало уважение, а коммунисты не чувствовали себя кастой неприкасаемых.

Пока опасность поражения висела надо всеми функционерами ВКП(б), то и низовые партаппаратчики были заинтересованы в критике, даже если она и была нелицеприятной, и Сталин следил за этим. Чтобы никто ни партии, ни народу рот не закрывал, он пояснял аппарату Московской парторганизации:

"Нередко требуют, чтобы критика была правильной по всем пунктам, а ежели она не совсем правильна, начинают ее поносить, хулить. Это неправильно, товарищи. Это опасное заблуждение. Попробуйте только выставить такое требование, и вы закроете рот сотням и тысячам рабочих, рабкоров, селькоров, желающих исправить наши недостатки, но не умеющих иногда правильно формулировать свои мысли. Это была бы могила, а не самокритика… Вот почему я думаю, что если критика содержит хотя бы 5-10% правды, то такую критику надо приветствовать, выслушать внимательно и учесть здоровое зерно".

А комсомольцев учил: "Было бы ошибочно думать, что опытом строительства обладают лишь руководители. Это неверно, товарищи. Миллионные массы рабочих, строящие нашу промышленность, накапливают изо дня в день громадный опыт строительства, который ценен для нас ничуть не меньше, чем опыт руководителей. Массовая критика снизу, контроль снизу нужен нам, между прочим, для того, чтобы этот опыт миллионных масс не пропадал даром, чтобы он учитывался и претворялся в жизнь.

Отсюда очередная задача партии: беспощадная борьба с бюрократизмом, организация массовой критики снизу, учет этой критики в практических решениях о ликвидации наших недостатков".244

Когда условием твоей, партаппаратчика, жизни является то, доволен тобой народ или нет, волей-неволей ты и без Сталина будешь искать "здоровое зерно" для устранения любого недовольства. Но как только после войны опасность исчезла, то критика для партаппарата стала обузой. Если бы власти снимать с должности чиновников у партаппарата не было, то ему бы пришлось продолжать терпеть критику. А при наличии власти партаппаратчик мог заставить госчиновника заткнуть рот наказаниями любому критикующему, хоть партийному, хоть беспартийному. Критиковать партаппарат стало опасно, любой функционер становился неприкасаемым, роль рядовых коммунистов сводилась только к тому, чтобы голосованием освящать решения любых партийных чиновников.

Выше я писал, что когда Хрущев только осваивал наследство Сталина, то он боялся, что в Казахстане коммунисты не согласятся с ЦК КПСС и не изберут Пономаренко и Брежнева, т.е. роль партийных масс в начале его правления еще была реальна. А к концу своей карьеры он уже хвастался художникам и артистам (в воспоминаниях кинорежиссера М. Ромма):

"…но решать-то кто будет? Решать в нашей стране должен народ. А народ это кто? Это партия. А партия кто? Это мы, мы – партия. Значит, мы и будем решать, я вот буду решать. Понятно?".

Вскоре после смерти Сталина это стало понятно всем. Партия как организация миллионов коммунистов кончилась. Партией стала группа людей у ее вершины.

Требовалось ли семь пядей во лбу, чтобы понять, что произойдет и с основной массой членов партии после того, как опасность для жизни партаппарата исчезнет, а возможность командовать госаппаратом, Советской Властью – останется? Для кого представляет интерес членство в организации, для которого только и требуется тупое повторение того, что говорит начальство, никаких ни общественных, ни профессиональных знаний не требуется, но которое дает возможность занимать любые должности в государстве и пользоваться массой льгот? Правильно – членство в партии стало чрезвычайно соблазнительным для тупых и алчных мерзавцев, партия стала очень соблазнительной для жидов.

Так что никак нельзя было оставлять партии власть над государством после победы в войне, нельзя было даже по причине того, что это была бы смерть для самой партии, от ожидовления. Поэтому вернемся к жидам.

Клубок противоречий

Чтобы понять, что происходило в жидовской среде СССР в послевоенные годы, нужно понять, что происходило в это время с еврейством, а это очень непросто, так как в его истории масса событий, как вы уже увидели, тщательно замалчивается, подменяется другими событиями или мифами. Более того, причины событий и следствия очень противоречивы ввиду резкого различия интересов в самом еврействе. Один перечень того, что следует учесть, очень длинен.

Евреи коммунисты, как мало их ни осталось, ненавидели и жидовствующих евреев, и сионистов, увлекающих евреев на почву расизма.

Сионисты ненавидели евреев-коммунистов, отвлекающих еврейство от строительства Израиля на основе иудейства, но также ненавидели и еврейских жидов, которые, "устроившись" в разных странах, не хотели ехать в Палестину, чтобы своими руками построить свое государство.

Жиды лавировали по обстоятельствам, уцепившись за кормушки в странах пребывания, становясь "коммунистами" и "патриотами", если это помогало "устроиться", и, на всякий случай, помогая сионистам.

Великобритания, повторим, стараясь сохранить на подвластном себе Ближнем Востоке мир и спокойствие, препятствовала образованию в Палестине Израиля. Но уже в марте 1946 г. в Фултоне выступил Уинстон Черчилль с откровенно враждебной СССР речью. Проведя параллель между СССР и гитлеровской Германией, он призвал все англосаксонские страны сплотиться в крестовом походе против коммунизма.

Возможно, исходя из того же принципа, что враг моего врага – мой друг, СССР с целью ослабления Британской империи занял благожелательную политику к планам сионистов образовать в Палестине еврейское государство. Но одновременно, будучи коммунистическим, жестоко преследуя национализм, правительство СССР отнюдь не считало, что Израиль должен комплектоваться советскими евреями.

Надо понимать и сионистов. Они опирались и на мировое еврейское жидовство, и на страны, где это жидовство имело исключительное влияние на власть – такие как США. Но они все же вели самостоятельную политику, стремясь к своей цели – к Израилю – любыми путями. Для сиониста еврейский жид, не желающий лично строить и защищать Израиль, это мусор, в лучшем случае – коза, которую нужно доить, а для этого держать в страхе. Поэтому с самой первой мысли об Израиле, отцы сионизма тщательно заботились, чтобы так называемый "антисемитизм" никогда не угасал и всегда шли на союз с "антисемитами". Еще в 1895 г. отец сионизма Т. Герцль писал в "Дневниках": "Антисемиты станут нашими самыми надежными друзьями, антисемитские страны – нашими союзниками".211

И действительно, как я уже писал, сионисты – евреи Палестины – в ходе Второй мировой войны были союзниками Гитлера. (В ходе войны англичане справились с Палестиной довольно остроумным способом – они разместили в Палестине соединения польского корпуса Андерса, не без оснований полагая, что если евреи Палестины массово выступят в помощь прорывающейся к ним немецкой армии Роммеля, то поляки расправятся с еврейскими мятежниками самым жестоким способом).

Жизни еврейских жидов сионисты никогда и ни во что не ставили, повторяю, их целью был Израиль. И если в ходе чего-либо гибли еврейские жиды, то это сионистам было на руку – остальные, возможно, быстрее побегут заселять Палестину. В годы войны будущий первый премьер-министр Израиля Бен Гурион говорил на собрании сионистских поселенцев Палестины: "Если бы я знал, что можно спасти всех еврейских детей в Германии и вывезти их в Англию или лишь половину и вывезти их в Израиль, я выбрал бы второе, потому что мы должны принимать во внимание не только жизнь этих детей, но и судьбу народа Израиля".211

И рассматривая события в СССР, этот расчетливый цинизм сионистов нужно иметь в виду. То есть, если мы пытаемся рассмотреть какие-либо события, вызванные "антисемитами", то надо рассмотреть и возможность того, что инициатива этих событий вполне могла возникнуть в штабах сионизма, а не возникла сама по себе от какой-то там нелюбви к внешнему виду евреев.

Далее. Как я уже писал, на территории СССР гитлеровцы, часто руками своих пособников и при помощи сионистов, вели уничтожение еврейского населения. Этот установленный факт был автоматически перенесен и на европейских евреев – те тоже стали утверждать, что и их немцы уничтожали и что они главные жертвы войны, поэтому все народы им за это очень должны. Успеху такой пропагандистской акции способствовало то, что против СССР воевали почти все страны Европы как вассалы Германии. И народы этих стран – австрийцы, словаки, чехи, румыны, венгры – были по сути побежденными. У них не хватало духу выступить против наглости евреев и хотя бы сказать: "Да вы же всю войну помогали Гитлеру, вы же не сделали и попытки выступить против него". Все молчали, опасаясь расправы оккупировавших эти страны союзников.245

Исключением являлась, пожалуй, только Польша. Сигналы об изменении отношения поляков к евреям, с которыми до войны, они вроде бы терпимо сосуществовали, стали поступать еще в середине войны. Так, к примеру, член военного совета 1-го Белорусского фронта Булганин 9 октября 1944 г. информировал Сталина:

"21.9. 1-м Белорусским фронтом для связи с повстанцами в г. Варшаву был сброшен с самолета на парашюте лейтенант Колос Иван Андреевич, кличка "Олег". Лейтенант Колос пробыл в Варшаве с 21.9. по 2.10.

При этом посылаю Вам протокол его опроса.

В его сообщении освещаются вопросы: установления контакта с польскими повстанцами, планов и хода восстания в Варшаве, отношения к Красной Армии и Советскому Союзу, отношения между армией Краевой и армией Людовой, получения грузов, сбрасываемых авиацией, деятельности представителей Лондонского правительства, подготовки и проведения капитуляции".

Среди перечисленных вопросов в своем обширном докладе лейтенант уделил три абзаца поведению поляков, сумевших перебить немецкий гарнизон Варшавы и временно установить в ней власть от имени польского эмигрантского правительства, находящегося в то время в Лондоне. "Олег" писал: "Реакционные элементы, и в первую очередь боевая подпольная организация АК, так называемая ПКБ, проводили ярко выраженную националистическую политику.

Все украинское население, оставшееся в городе, было вырезано или расстреляно. Силами ПКБ также были уничтожены остатки евреев, которых не уничтожили немцы".246

Обратите внимание на следующее. То, что поляки перебили украинцев, удивления не вызывает – бандеровцы были союзниками Гитлера и отличились в карательных операциях против польского населения. Но вот за что поляки перебили евреев?! Ведь по официальной легенде, евреев Польши вроде бы уничтожали немцы, и восставшие поляки вроде бы делали то, что и их враги. Как так? Да дело в том, что в 1944 г. полякам было виднее, какими "врагами" немцев были евреи – поляки уничтожали союзников немцев.

После войны на территории Польши стояли гарнизоны советских войск, но и это не сильно помогло. Уже осенью 1945 г. в Кракове вспыхнул еврейский погром, в ходе которого, по явно завышенным израильским данным, было убито около 1000 человек, а по советским, возможно, заниженным – 291.247 Как бы то ни было, но многосотлетнее более или менее мирное существование поляков и евреев после гибели Польши в 1939 г. оказалось невозможным – к настоящему времени в Польше евреев практически не осталось.

В СССР в январе-апреле 1942 г. был создан Еврейский антифашистский комитет (ЕАК) с целью привлечения к СССР помощи международного еврейства и ведения среди этого еврейства коммунистической, интернациональной пропаганды. Комитет автономно наладил обширные связи за рубежом, издавал и распространял там и в СССР свою газету. Но таким образом и международное еврейство установило контакт с СССР.

И, наконец, следует особо подчеркнуть, что сионисты, не сделавшие за всю войну по немцам ни одного выстрела, после окончания войны начали активную кампанию террора по запугиванию англичан и всего мира с целью провозглашения в Палестине государства Израиль. Теракты несли и индивидуальный и массовый характер с применением любых средств убийства – от взрывчатки до ядов. Здесь были и попытки отравить водопровод в Нюрнберге, и взрыв гостиницы, в которой погибло несколько сот человек, включая женщин и детей, и рассылка депутатам английского парламента писем, содержавших взрывчатку и взрывавшихся при распечатывании конверта.

Итак, если подытожить все предвходящие обстоятельства, то после Второй мировой войны "еврейский вопрос" принял такие очертания.

Во всем мире и особенно в Европе обнаглевшее еврейское жидовство нагло захватывало позиции в важнейших областях деятельности государств своего обитания – от экономики до прессы. При этом оно смотрело на народы, как на своих должников, обязанных компенсировать этому жидовству мнимые страдания в ходе войны. Были усилены связи международного еврейства с евреями СССР, в котором после гибели большого числа евреев-коммунистов на фронтах безнаказанность еврейского жидовства резко возросла. Британия пыталась воспрепятствовать созданию Израиля и одновременно возглавить крестовый поход против коммунизма. Сионисты усилили террор против британцев и одновременно провоцировали "антисемитские" акции с целью увеличить поток переселенцев в Израиль. СССР в противодействие Великобритании поддержал сионистов, но одновременно пытался убедить евреев, что только СССР является их единственной и настоящей Родиной.

Вмешательство сионизма

Итак, в 1942 г. в СССР был создан Еврейский антифашистский комитет с понятной целью – сплотить евреев всего мира для борьбы с фашизмом и вокруг коммунистической идеи. Однако уже в 1946 г. МГБ послало в ЦК аналитическую записку о работе ЕАК с предложением этот комитет упразднить.

Сегодня, когда членов этого комитета выдают за невинные жертвы сталинизма, тщательно муссируется версия, что причины, по которым злобные сталинцы ополчились на ЕАК, были в том, что, дескать, в 1943 г. председатель этого комитета актер С. Михоэлс с рядом членов ЕАК предложили Правительству СССР создать в Крыму Еврейскую социалистическую республику. И якобы это так страшно разозлило сталинцев, что они всех бедных евреев незаконно осудили и расстреляли. Думаю, многие, кто интересуется историей, именно только одну эту версию и слышали.

Однако, думаю, что такое предложение (если бы оно в самом деле было) могло всех сталинцев только развеселить. Еврейскую республику, конечно, можно было провозгласить, но где же для нее найти евреев? Ведь республика – это не музыканты с писателями и учеными-халтурщиками, а миллионы рабочих и крестьян, которые и держат на своей шее этих самых музыкантов и ученых. Их-то где ЕАК собирался брать? Тогда у всех в памяти был еще жив опыт создания даже не республики, а всего-навсего Еврейской автономной области. Выбрали прекрасные земли, с прекрасным климатом (даже рис можно выращивать), вложили огромные деньги в создание промышленности и сельского хозяйства. А что толку?

Был такой анекдот. В Биробиджан приходит постановление ЦК об организации колхозов. Через день в ЦК идет рапорт: колхозы повсеместно организованы, высылайте колхозников. Я долго думал, что это просто шутка, высмеивающая стремление еврейских жидов устроиться на руководящих должностях. Но оказывается, в этом анекдоте очень много истины.

Создав Еврейскую автономную область, Советский Союз вынужден был добавить к импорту машин, механизмов и технологий с Запада еще и импорт евреев. Область была создана в 1928 г. и к 1937 г. в ней планировалось проживание 150 тыс. евреев,213 но за 8 лет, несмотря на огромные капвложения СССР, число евреев в ней достигло аж 14 тысяч из 50 тыс. всего населения… за счет переселенцев из Польши и Румынии. В 1936 г. предполагалось сделать значительный демографический рывок, хотя уже более скромный, – увеличить число евреев сразу на 10 тыс. Разумеется, с помощью Польши и Румынии.248 (Обратите внимание, сегодня вы не найдете в России еврея, у которого бы не было родственников в Израиле, и не найдете еврея с родственниками в Биробиджане, в нашей славной Еврейской автономной области).

Однако из этих скромных планов довести численность евреев Еврейской автономной области до 24 тыс. в 1936 г. тоже ничего не получилось. В апреле 1940 г. депутат Верховного Совета СССР от этой области Лишнянская слезно просила у председателя Совнаркома Молотова: "В последние годы почти приостановлено переселение трудящихся евреев в Еврейскую Автономную область. Сейчас в Еврейской Автономной области проживает не больше 20 тыс. евреев. В 1939 г. было намечено переселение 250 еврейских семей, однако ни один человек не приехал. Для того, чтобы Еврейская Автономная область вышла на одну ступень с другими областями, просьба к Вам, товарищ Молотов, чтобы усилить переселение трудящихся евреев, и под руководством партии и правительства наша область превратится в республику. Особенная нехватка сил ощущается в колхозах области и промысловой кооперации".249

Но к 1940 г. все деньги шли на покупку оружия, покупать за границей "трудящихся евреев", видимо, денег не было. Да и, сами понимаете, товар этот очень дефицитный.

Так что создать из евреев республику хотел не ЕАК, а депутат Лишнянская, и задолго до ЕАК в правительство СССР поступали подобные идеи. Но что толку от этих идей, если нет "трудящихся евреев"?

Сионисты уже 150 лет ищут подходящих евреев – заселить Палестину. И что толку? Швейцария или скандинавские страны имеют численность населения, сравнимую с Израилем, но они финансово самостоятельны и, кстати, потому, что весь мир знает швейцарскую точную механику или автомобили "Вольво". А кто что слышал о продукции израильских ученых, конструкторов, инженеров и рабочих? А ведь Израилю уже более 50 лет! И все это время он сидит на дотациях США, читай – на шее всего мира.

На самом деле "трудящийся еврей", который не "устраивается" на шее коренного населения, не испытывает на себе никакого антисемитизма, ему нет необходимости куда-то переезжать, чтобы изображать еврея в еврейском государстве и подставлять свою шею под скопище еврейских жидов.

Так что, как говорят в Одессе, не смешите меня с вашим Крымом! Зачем евреям еще одна республика, когда у них она уже есть и по рубежам ее как раз проходит Московская кольцевая дорога? Но вернемся к серьезным вопросам.

На самом деле МГБ предлагало упразднить ЕАК не из-за Крыма, а потому, что Комитет вместо коммунистической пропаганды вел националистическую, отделял евреев от остальных граждан СССР и норовил стать их представителем. Короче, ЕАК был обвинен в жидовстве – в том, что он с помощью мирового еврейства озабочен проблемами "устройства" еврейских жидов в странах их пребывания. Но в ЦК это предупреждение МГБ либо сочли сгущением красок, либо ЕАК был еще зачем-то нужен.

В начале 1948 г. под колесами грузового автомобиля погиб председатель ЕАК С. Михоэлс. В 90-х гг. эта трагедия была представлена так, как будто Михоэлса убило МГБ, но фальшивка эта такая глупая, что ее противно исследовать, хотя и придется.

В декабре 1947 г. за антисоветскую деятельность арестовываются два члена ЕАК, а 26 марта 1948 г. МГБ СССР снова предложил ЦК ВКП(б) упразднить ЕАК по тем же самым причинам, но опять ЦК ВКП(б) игнорировал угрозу, исходящую из сплочения еврейских жидов вокруг одного центра. Слишком уж верило ЦК в то, что члены ЕАК это коммунисты высшей пробы (Лозовский – председатель ЕАК – был членом ЦК).250

14 мая 1948 г. был провозглашен Израиль. ЦК ВКП(б) в отношении ЕАК и на это не прореагировал.

3 сентября 1948 г. в Москву прибыло посольство Израиля во главе с Голдой Меир.

Как и Троцкий, Голда Меир написала воспоминания и, как и Троцкий, назвала их скромно: "Моя жизнь". Но если Троцкий всю свою жизнь играл роль коммунистического вождя, то Голда Меир не играла, а была сионисткой, убежденной в правоте своего дела до кончиков ногтей. Она жила в киббуце, т.е. в сельской коммуне, не имела личного имущества, занималась сельскохозяйственным трудом. Вообще-то, если бы не беспринципность и исключительная жестокость, то пионеры Израиля заслуживали всяческого уважения за свою истовость.

Если мы именно так взглянем на Голду Меир, то поймем, что ей было глубоко плевать на еврейских жидов Советского Союза. Они ей, сионистке, были еще более ненавистны, чем местным "антисемитам". Ей нужны были евреи-сионисты, храбрые, мужественные, трудолюбивые, способные развести сады в пустынях Палестины, способные годами жить в палатках во имя Израиля.

Но именно такие евреи нужны были и Советскому Союзу, но только не сионисты, а коммунисты. И таким евреям и в СССР была везде дорога – на кой овощ им этот Израиль?

У Голды Меир задача была очень непростая, но приемы сионизм уже наработал. Они просты. Первое – нужно вызвать вспышку ненависти к евреям у коренных жителей страны. Тогда евреи от обиды выедут в Израиль, а жиды из страха и на всякий случай будут помогать Израилю деньгами, чтобы в случае чего туда смыться. По отношению к Советскому Союзу проблема у Голды Меир облегчалась тем, что ей местные еврейские жиды были совершенно бесполезны – денег с них получить было невозможно. Они для нее были мусором. Евреи-сионисты немедленно также не были нужны – в это время Израиль был переполнен переселенцами, не хватало даже палаток. Следовательно, миссия Голды была простой – вызвать вспышку неприязни к евреям в обществе, создать советским евреям условия дискомфорта.

И Голда выполнила свою миссию блестяще, причем, не исключено, попользовалась жидами ЕАК "втемную". Думаю, что она "купила" их на еврейском расизме и на их наглости и уверенности в безнаказанности.

То, что я написал выше, Голда Меир, безусловно, не пишет. О том, о чем я пишу, не говорят. Но Голда в мемуарах, к счастью, ударилась в другую крайность: она вообще не пишет о том, о чем обязана была бы написать. То есть ее замыслы и поступки легко раскрываются по умолчанию.

Вот, скажем, она пишет, что, вручив верительные грамоты, она ни с одним советским евреем не встречалась, а только лишь по субботам ходила в синагогу, где слушала службу в одном и том же обществе из двух сотен стариков. Эта сионистка, ставшая впоследствии премьер-министром Израиля, приехала в страну с самой большой численностью евреев и вот так и сидела, ковыряя в носу?! И я в это должен поверить?

Второе. Первые, с кем Голда обязана была встретиться (кроме МИДа, естественно), были члены ЕАК. Ведь этот комитет и был предназначен для контактов с зарубежными евреями, его газета распространялась и в СССР, и во всем мире. Но Голда пишет о чем угодно – о том, как она на базар ходила, как еду на посольство в номере готовила, но о ЕАК ни слова! Смешно, но вот она (я несколько забегу вперед) пишет о "репрессиях" советского правительства против еврейских организаций уже после ее провокации: "Еврейский театр в Москве закрыли. Еврейскую газету "Эйникайт" закрыли. Еврейское издательство "Эмес" закрыли". И все. О том, что был распущен ЕАК, она молчит. А ведь газета "Эйникайт" была органом ЕАК, именно она распространялась во всем мире. И ее не закрыли, она прекратила существование в связи с упразднением учредителя. Про газету пишет, а про сам ЕАК молчит!! Знает кошка, чье мясо съела! – говаривают у нас в таких случаях.

Произошло вот что. Видимо, ЦК ВКП(б) обеспокоился деятельностью Голды, и в "Правде" выступает Илья Эренбург со статьей, безусловно, оскорбляющей Голду. Она вспоминает ее так:

"Несколько дней спустя наступил праздник Рош-ха-Шана – еврейский Новый год. Мне говорили, что по большим праздникам в синагогу приходит гораздо больше народу, чем просто по субботам, и я решила, что на новогоднюю службу посольство опять явится в полном составе. Перед праздником, однако, в "Правде" появилась большая статья Ильи Эренбурга, известного советского журналиста и апологета, который сам был евреем. Если бы не Сталин, набожно писал Эренбург, то никакого еврейского государства не было бы и в помине. Но, объяснял он, "во избежание недоразумений": государство Израиль не имеет никакого отношения к евреям Советского Союза, где нет еврейского вопроса и где в еврейском государстве нужды не ощущается. Государство Израиль необходимо для евреев капиталистических стран, где процветает антисемитизм. И вообще, не существует такого понятия – "еврейский народ". Это смешно, так же, как если бы кто-нибудь заявил, что люди с рыжими волосами или с определенной формой носа должны считаться одним народом".

Заметьте – это была официальная доктрина СССР, конституционная доктрина – все народы СССР братья настолько, что люди всех национальностей – один народ, у которых один дом – СССР.

"Эту статью прочла не только я, но и все евреи Москвы. И так же как я, поскольку они привыкли читать между строк, они поняли, что их предупреждают: от нас надо держаться подальше. Тысячи евреев сознательно и отважно решили дать свой ответ на это мрачное предостережение – и этот ответ, который я видела своими глазами, поразил и потряс меня в то время и вдохновляет меня и теперь. Все подробности того, что произошло в тот новогодний день, я помню так живо, как если бы это было сегодня, и волнуюсь, вспоминая, ничуть не меньше, чем тогда.

В тот день, как мы и собирались, мы отправились в синагогу. Все мы – мужчины, женщины, дети – оделись в лучшие платья, как полагается евреям на еврейские праздники. Но улица перед синагогой была неузнаваема. Она была забита народом. Тут были люди всех поколений: и офицеры Красной армии, и солдаты, и подростки, и младенцы на руках у родителей. Обычно по праздникам в синагогу приходило примерно сто-двести человек – тут же нас ожидала пятидесятитысячная толпа. В первую минуту я не могла понять, что происходит, и даже – кто они такие. Но потом я поняла. Они пришли – добрые, храбрые евреи – пришли, чтобы быть с нами, пришли продемонстрировать свое чувство принадлежности и отпраздновать создание государства Израиль",251 – пишет Голда Меир.

Тут Голда завирается, – в начале октября 1948 г. у государства Израиль еще не было никакого юбилея, чтобы его праздновать. 50 тыс. сионистов и еврейских жидов хором плюнули в лицо остальным народам СССР, заявив, что эти народы – всего лишь три года назад отдавшие 9 млн. сыновей и за их, евреев, жизнь, – теперь им не братья. Они, евреи, сами по себе, их родина – Израиль. Какие ответные чувства должна была вызвать у советских людей эта демонстрация в ответ на заявленный И. Эренбургом советский "символ веры"? Еврейские жиды в своем расизме об этом не думают, их просто не волнуют чувства других народов.

Но ведь Голда отлично понимала, какие чувства у израильтян могла бы вызвать демонстрация еврейских жидов в Тель-Авиве, с целью доказать, что в Израиле эти жиды живут только потому, что тут жрачки много, но если что случится, то они не евреи, а советские граждане и поэтому чихнут на Израиль и сбегут в Советский Союз. Я вспоминаю, как во время арабо-израильской войны 1967 г. вернувшийся с фронта израильский солдат тяжело ранил кинжалом генерального секретаря компартии Израиля за то, что компартия выступила против этой агрессии Израиля. Предварительно этот солдат послал генсеку открытку с угрозой. "Комсомольская правда" дала фото открытки. Открытка была на русском языке и начиналась словами: "Ты, жид пархатый…"

Будьте уверены – Голда Меир отлично понимала, сколько миллионов советских граждан, включая и евреев, узнав об этой демонстрации, в гневе выплюнут: "Жиды пархатые!" Причем, эта демонстрация была повторена и через 10 дней – в еврейский праздник Судного дня. Обнаглев, еврейские жиды, вместе с сионистски настроенными евреями, нагло демонстрировали свое презрение к СССР.

Но, думаю, что в Правительстве СССР ошарашены были совсем иным. Кто организовал? Ведь Голда молчит о том, что 50 тыс. евреев съехались со всего СССР, даже из далекого сибирского Новокузнецка,95 а в то время для этого требовалась организация с исключительными возможностями.

Такой пример. В 1957 г. Президиум ЦК попробовал отстранить от власти Хрущева – Первого секретаря ЦК КПСС, фактического диктатора страны. Спасением Хрущева был созыв ЦК в течение суток. Членов ЦК в то время было всего 125 человек, из которых многие жили в Москве. Гражданская авиация уже была, с билетами у членов ЦК проблем не было, правительственная связь работала. Тем не менее потребовалось вмешательство министра обороны Жукова, чтобы свезти членов ЦК в Москву военно-транспортной авиацией, иначе не успевали.

А в 1948 г. поездки по стране еще были проблемой, даже по железной дороге. В это время, к примеру, действовал указ, по которому за проезд в товарных поездах давали год лагерей, а пассажирских поездов было очень мало. И тем не менее ведь по чьему-то указанию тысячи, если не десятки тысяч евреев получили отпуск или фиктивный больничный лист, им купили билеты, организовали их размещение в Москве. Какая-то организация сумела сделать то, что и Президиуму ЦК не всегда было под силу.

В том, что эта организация была антисоветской и контрреволюционной, сомнений не было, достаточно было взглянуть на начало части 1, главы 1 "Контрреволюционные преступления". Статья 581 гласила: "Контрреволюционным признается всякое действие, направленное к свержению, подрыву или ослаблению… национальных завоеваний пролетарской революции".52

Еврейские расисты были не единственными националистами той поры в СССР. Опираясь на гитлеровских пособников, действовали банды националистов Западной Украины, Литвы, Прибалтики. Постоянные стычки были на границе с Турцией. Но эти националисты понимали, что по законам СССР они преступники, и действовали в подполье. Так нагло, как евреи, на голову Советской власти еще никто не садился.

Тем не менее в ответных действиях правительство особой спешки не видело. Через полтора месяца (20 ноября 1948 г.) был упразднен ЕАК. Понятно было, что все эти демонстрации – дело его рук.

Кстати, это косвенно подтверждает и Голда Меир тем, что молчит о ЕАК. Тут надо учесть, что в 1952 г. верхушку Еврейского антифашистского комитета судили. В 1955 г. осужденных реабилитировали, в 1989 г. комиссия Политбюро рассмотрела это дело, но сообщила только общие слова, даже статьи УК, по которым они были осуждены, не назвала. Но ведь Голда Меир не знала, когда писала мемуары, что это дело будет храниться в такой тайне, а потом сфальсифицируется. Поэтому соврать о своих отношениях с ЕАК она не могла – а вдруг в СССР опубликуют признания его членов? Вот она и вынуждена делать вид, что никогда о нем не слышала…

Хотя мы и сильно отвлекаемся, но, видимо, стоит довести тему ЕАК до конца, чтобы еще раз показать, до какого маразма дошел т.н. "советский суд" во времена Хрущева.

В начале 1949 г. был исключен из партии и арестован ряд членов ЕАК, их дело было закончено и передано в суд только в 1952 г. Предварительно показания преступников, все материалы дела рассматривались на Политбюро, член Политбюро Шкирятов, как я уже писал, выезжал в тюрьму и лично, один на один переговорил с каждым обвиняемым. Все они подтвердили Шкирятову свою виновность и не жаловались на то, что свои признания сделали под пытками или принуждением. И только убедившись в вине верхушки ЕАК, Политбюро дало согласие прокуратуре передать дело военной коллегии Верховного суда.197

Суд под председательством генерала Чепцова рассматривал дело 15 человек открыто (поскольку никто не жалуется, что суд был закрытым) с 8 мая по 18 июля – 72 дня! (Я бы не сказал, что к подсудимым отнеслись невнимательно). Более того, суд был "без участия сторон". Это предполагало, что на процессе не присутствуют ни прокурор, ни адвокаты. Но реально это означало только отсутствие прокурора, а значит подсудимых на процессе никто не обвинял! Их обвиняли ранее сделанные признания, от которых они вполне могли отказаться. Напомню, что никакие ранее сделанные признания и показания по советскому закону не являются доказательствами, если эти признания не повторяют в суде. А что касается адвокатов, то на суде "без участия сторон" они были в воле подсудимых – если подсудимый хотел, то адвоката ему назначали.58

И вот суд приговаривает 14 из 15 человек к расстрелу. Проходит три года, наступила эра Хрущева и расцвет реабилитанса. Пришла пора объявить невинными овечками и преступников ЕАК. И здесь является, по моему мнению, ярчайший пример подлости отечественных послесталинских судей.

Председатель военной коллегии Верховного суда А.А. Чепцов вдруг пишет в ЦК и военному министру Г.К. Жукову объяснение, в котором утверждает, что все осужденные им лично после 72-дневного суда преступники по делу ЕАК – невиновны!

Тут вот что нужно учесть. Если бы Чепцов при вынесении приговора был убежден, что они виновны, а потом бы вскрылось, что они невиновны, то он совершил ошибку. Это плохо, но это не преступление. А Чепцов в объяснении утверждал, что в момент вынесения приговора он якобы знал, что они невиновны, но все равно их убил! (Надеюсь, вы понимаете, что то, что он убил их руками палача, значения не имеет). То есть Чепцов сам признался в совершении преступления "Заведомо неправосудный приговор", и мерзавцу полагалось 10 лет тюрьмы.

Но такое полагалось при Сталине, а начиная с Хрущева нашему "правосудию" именно мерзавцы-судьи и нужны были. Чем больше судья подлец, тем больше у него было шансов стать членом Верховного суда, достаточно оценить дела Верховного суда нынешней России. Мерзавцев судей уже берегли, поэтому Чепцову за это преступление ничего не сделали.

Наоборот, тут же другие мерзавцы из того же Верховного суда состряпали приговор, оправдывающий всех осужденных по делу ЕАК так как якобы "признания обвиняемых на следствии получены незаконным путем".250 Но не сообщается, во-первых, какой же закон "незаконным путем" нарушили следователи. Во-вторых, при чем тут их признания на следствии? Ведь они признались на открытом суде!

Теперь читателям, надеюсь, будет более понятно, почему в литературе так скупо цитируются материалы уголовных дел (протоколы суда, к примеру). Все эти "невинные жертвы сталинизма", реабилитированные Верховным судом (или большинство из них), – это самые отъявленные преступники, и подонки Верховного суда это знают.

Возможно, некоторые читатели уже мною недовольны: расследуем убийство Берия и Сталина, начали говорить о необходимости устранения партии от власти, переключились на жидов, потом на евреев и никак не можем эту тему закончить. Ну так ведь это такое дело, что в нем все тщательно скрыто и изолгано. Чтобы найти факт, нужно понять, что это факт. А для понимания факта необходимо привлечь все предвходящие обстоятельства и понять сначала их. Да, роль еврейских жидов в этом деле не больше роли жидов других национальностей. Но Голда Меир их спровоцировала на активные действия и, хотя сами действия еврейских жидов для нашего расследования особого значения не имеют, но нам важна реакция на них людей из верхушки власти СССР. По этой реакции можно судить об ожидовлении государственного аппарата и, следовательно, о степени угрозы СССР как государству.

Но закончим с ЕАК и судьей Чепцовым. Итак, судья вполне мог, если считал подсудимых невиновными, оправдать их. При Сталине никто и ничего бы ему не сделал, поскольку такие случаи были. Но Чепцов их всех осудил, а в объяснении в 1955 г. он написал, что ходил к Маленкову, к министру МГБ Игнатьеву и его заму Рюмину с просьбой не судить, а вернуть дело на доследование. Однако что именно Чепцов имел в виду под словами "доследование", он не объясняет. Дело в том, что такой возврат в подавляющем числе дел означает, что подсудимые виновны, но фактов их вины следствие нашло слишком мало для приговора. Обычно это так, и некий А. Ваксберг даже восхищается храбростью судьи Чепцова, "не побоявшегося пойти к министру ГБ".197

В 1989 г. Комитет партийного контроля, анализируя это дело, привел показания помощника замминистра ГБ Рюмина – Гришаева. И тот показал, что Чепцов ходил к Игнатьеву не потому, что считал дело ЕАК сомнительным, а потому "что арестованные не разоблачены и корни преступлений не вскрыты".250 То есть Чепцов в 1952 г. считал, что если подсудимых расстрелять, то тогда невозможно будет выявить настоящих руководителей заговора и именно поэтому требовал от Игнатьева дорасследовать дело ЕАК. Но Игнатьев, будущий убийца Сталина, решил спрятать концы этого дела в воду или, вернее, в смертном приговоре.

Ведь, откровенно говоря, если отбросить визг сионизированной прессы, то реальные репрессии против сионистских антисоветских организаций никак не соответствуют масштабам репрессий против, скажем, украинских националистов или литовских, и совершенно не равны реакции граждан СССР на еврейский расизм. Так, скажем, в дни смерти Сталина МГБ информировало ЦК, что в народе в смерти Сталина открыто винят евреев. И несмотря на это во всем СССР с 1948 г. по 1952 г., кроме упомянутого дела, было осуждено всего 110 сионистских активистов, из которых 10 – к высшей мере. Сравните эти цифры с цифрами борьбы с украинскими националистами. С 1944 г. по 1952 г. в западных областях Украины было убито 153 тыс. членов ОУН, арестовано 134 тыс., и навечно выслано из Украины 203 тыс.74

Иными словами, у правоохранительных органов той поры все получалось со всеми национальностями, но как только они приближались к передовому отряду советских жидов – к сионистам или еврейским жидам, их "заклинивало".

Видите ли, гражданин – это человек, который служит государству и находится под его защитой. И находится он под защитой именно потому, что служит сам и служат все. Жид служит только сам себе. Он разваливает государство. И если органы государства парализуются жидами, то для государства это очень плохой симптом.

И такие симптомы стали появляться на всех уровнях власти.

Берия и МГБ

Рассмотрим, как в послевоенные годы при столкновении с делами евреев тормозился такой, казалось бы, мощный аппарат, как Министерство госбезопасности.

Напомню, что перед самой войной Народный комиссариат внутренних дел, объединявший в себе все виды розыскной деятельности, разведку и контрразведку, начали разделять на три ведомства. Из НКВД выделились органы, ведущие контрразведку в армии, сначала они назывались особыми отделами (с подчинением наркому обороны), в ходе войны им дали название "Смерть шпионам!", или сокращенно "Смерш". Милиция, пограничники, внутренние войска, лагеря и связанные с ними производства остались в ведении НКВД. Разведка, контрразведка и следствие по делам о государственных преступлениях планировалось перевести в наркомат госбезопасности, но война затормозила это разделение, и оно фактически произошло только в 1943 г. Берия руководил НКВД, убитый по его "делу" в 1953 г. Меркулов – НКГБ, и "Смершем" руководил В.С. Абакумов.

После войны Берия избирается членом Политбюро, возглавляет атомный проект и его освобождают от должности наркома ВД. В это время от должности наркома ГБ освобождается и Меркулов.

Теперь уже не в наркоматах, а в министерствах должность Берия занимает Круглов, а должность Меркулова – Абакумов.

Неизвестно отношение Берия к Абакумову (тот был его бывшим подчиненным), но, судя по дальнейшему, назначение Абакумова на должность министра МГБ не было инициативой Лаврентия Павловича, поскольку практически немедленно между первым заместителем Предсовмина Берия и министром МГБ начались трения. Большими они быть не могли, так как Берия за силовые структуры страны не отвечал, а разведку и контрразведку по атомному проекту вели отделы МГБ под его непосредственным руководством.

Тем не менее историки собрали такие примечательные факты. Берия, помимо того, что был маршалом СССР, был и последним, кто имел персональное звание народного комиссара госбезопасности, которое тоже соответствовало маршальскому. Поэтому в здании МГБ ему полагался кабинет. Но Абакумов распорядился убрать из кабинета Берия секретаря, а в кабинете прекратить делать уборку. Разумеется, Берия перестал приезжать в этот кабинет и когда, после его убийства, в этот кабинет зашли, чтобы сделать обыск, то нашли его весь заросшим паутиной. Вот такая со стороны Абакумова мелкая, но характерная пакость.194

Когда после убийства Берия Абакумова обвинили в том, что он тоже член "банды Берия", то возмущенный Абакумов пытался напомнить всем, что они с Берия были врагами до такой степени, что Берия даже ни разу не пригласил его на свои застолья, которые с грузинским радушием он устраивал для своих товарищей по правительству и ЦК.70

Те историки, кто подробнее вникает в дела Берия и Абакумова, единодушно отмечают эту вражду, но затрудняются дать версию ее причин. Действительно, для Абакумова Берия был хотя и посторонний, но очень высокий начальник. Ну зачем на пустом месте нужно было с ним враждовать? Даже с точки зрения карьеры самого Абакумова, ведь его на должность ставило Политбюро, а Берия в марте 1946 г. повысили в партийной должности, и он стал одним из 11 членов этого органа. Зачем нужно было Абакумову иметь в Политбюро человека, враждебно к себе настроенного?

Думаю, тут дело вот в чем. Между партийными и хозяйственными работниками СССР существовал скрытый антагонизм, который очень трудно было заметить из-за необходимости подчинения хозяйственников партийцам. Но этот антагонизм был тем больше, чем больше партиец был партийцем, т.е. формальным болтуном, сторонящимся дела, и чем больше хозяйственник был хозяйственником, т.е. чем больше он был предан делу. Образный пример. Хозяйственнику поручили построить дом в очень тяжелых условиях, а партийцу "осуществлять руководящую роль партии" в этом строительстве. Пока хозяйственник решает тысячи проблем, связанных со стройкой, партиец пишет на него докладные записки в ЦК о том, что хозяйственник плохо работает. Пишет не из врожденной пакостности, а на всякий случай: вдруг хозяйственник дом не построит, и тогда партиец заявит: а я же предупреждал! Отсюда и проистекает неприязнь, которую порой трудно скрыть.

Я уже показал выше, что такая неприязнь существовала между Берия и Председателем Госплана Вознесенским по меньшей мере в 1941 г., когда Берия стремился обеспечить страну углем, а Вознесенский стремился обеспечить себе спокойную жизнь с нерастраченными резервами. Вознесенский свою карьеру начал делать в Ленинграде, оттуда же в Москву после окончания войны прибыли 1-й и 2-й секретари Ленинградского обкома – Жданов и Кузнецов. (Жданов умер в 1948 г., а Вознесенский с Кузнецовым осуждены по одному "ленинградскому делу").

Бывший после Жданова первый секретарь Ленинградского обкома А.А. Кузнецов становится секретарем ЦК ВКП(б), курирующим, как сказали бы сегодня, "силовые министерства". И Абакумов был назначен министром МГБ именно по его предложению. То, что Абакумов был тесно связан с "ленинградцами", подтверждается вопросами, которые ставило следствие перед ним после ареста. Его, в частности, обвинили, что это не МГБ под руководством Абакумова вскрыло "ленинградское дело",70 а сами партийные органы под руководством Маленкова. А МГБ начало исполнять свои обязанности вынужденно, после того, как в ЦК уже стало все известно.

То, что Берия как и любой хозяйственник, смотрел на "партейцев" как на бездельников, было бы еще полбеды. Но он не только смотрел, он еще и пытался заставить их работать, что воспринималось ими как преступление. На июльском 1953 г. Пленуме ЦК не успел выступить бывший помощник Сталина А.Н. Поскребышев, но он передал в ЦК текст своего выступления о "преступлениях" Берия. Самое страшное из них было такое: "По его инициативе была введена такая практика, когда в решениях Совета Министров записывались пункты, обязывающие партийные организации выполнять те или иные поручения Совета Министров. Такие поручения, принимаемые помимо ЦК, ослабляют руководящую роль партии".74

Таким образом, Абакумова не приглашали на застолья к хозяйственникам Берия по той причине, что у Абакумова была своя компания "партейцев" из Ленинграда. И чтобы понравиться своей компании, он и испортил отношения с Берия. Судоплатов утверждает, что почти сразу после назначения Абакумова министром МГБ он предпринял меры, чтобы собрать компромат, достаточный для заведения уголовного дела на Берия. Авторитет Берия в органах ГБ упал до такой степени, что его личный телохранитель полковник Саркисов явился к Абакумову с предложением "стучать" на своего шефа.194

Абакумов

Как министр В.С. Абакумов, надо думать, обладал соответствующими знаниями и квалификацией, но не получив в детстве формального образования, он наверняка испытывал комплекс неполноценности, особенно в случаях, когда ему требовалось сталкиваться с "культурным" обществом. А сталкиваться с этим обществом ему, судя по всему, очень хотелось. Говорят, что развратнику на могильном камне выбивают эпитафию: "Покойник любил жизнь". Судя по всему, и Абакумов очень "любил жизнь" во всех ее проявлениях – и в семье, и вне семьи. Накануне ареста он как раз развелся с прежней женой и женился на новой, а следователи по его уголовному делу составили список его любовниц, отдельно вычленив евреек, что немудрено – "культурное" общество послевоенной Москвы во многом состояло из евреев. Ввиду этой своей тяги к жизни министр МГБ очень нуждался в "культурном" обществе и, естественно, боялся быть им отвергнутым. Мне хотелось бы, чтобы вы это отметили, иначе будет трудно понять стойкость Абакумова во время допросов.

Поскольку Абакумов ожидовлялся или по натуре уже был жидом, то у него, естественно, была и огромная тяга к барахлу в бессмысленном для человека количестве. Оставив имевшуюся у него 5-комнатную квартиру брошенной жене, он приказал оборудовать себе новую в 300 м2. МГБ на это потратило 800 тыс. руб. и выселило из отводимых под квартиру Абакумова помещений 16 семей числом 48 человек. Уже в этой квартире при аресте у Абакумова изъяли 1260 м различных тканей, 23 пары часов (8 – золотых) и т.д., и т.п., включая уже упомянутые мною ранее 100 пар обуви, чемодан подтяжек, 65 пар запонок.70

Еще раз вернусь к теме бессмысленной алчности жидов. Вероятно, она, как хвост у павлина, предназначена пускать пыль в глаза другим жидам и вызывать у них по этому поводу восхищение. Наверняка Абакумов восхищался, когда 10 января 1948 г. докладывал Сталину результаты негласного обыска, сделанного МГБ на даче у маршала Жукова:

"В ночь с 8 на 9 января с. г. был произведен негласный обыск на даче Жукова, находящейся в поселке Рублево, под Москвой.

В результате обыска обнаружено, что две комнаты дачи превращены в склад, где хранится огромное количество различного рода товаров и ценностей.

Например:

шерстяных тканей, шелка, парчи, панбархата и других материалов – всего свыше 4000 метров;

мехов – собольих, обезьяньих, лисьих, котиковых, каракульчовых, каракулевых – всего 323 шкуры; шевро высшего качества – 35 кож;

дорогостоящих ковров и гобеленов больших размеров, вывезенных из Потсдамского и др. дворцов и домов Германии – всего 44 штуки, часть которых разложена и развешена по комнатам, а остальные лежат на складе.

Особенно обращает на себя внимание больших размеров ковер, разложенный в одной из комнат дачи;

ценных картин классической живописи больших размеров в художественных рамках – всего 55 штук, развешенных по комнатам дачи и частично хранящихся на складе;

дорогостоящих сервизов столовой и чайной посуды (фарфор с художественной отделкой, хрусталь) – 7 больших ящиков;

серебряных гарнитуров столовых и чайных приборов – 2 ящика;

аккордеонов с богатой художественной отделкой – 8 штук;

уникальных охотничьих ружей фирмы Голанд-Голанд и других – всего 20 штук.

Это имущество хранится в 51 сундуке и чемодане, а также лежит навалом.

Кроме того, во всех комнатах дачи, на окнах, этажерках, столиках и тумбочках расставлены в большом количестве бронзовые и фарфоровые вазы и статуэтки художественной работы, а также всякого рода безделушки иностранного происхождения.

Заслуживает внимания заявление работников, проводивших обыск, о том, что дача Жукова представляет собой, по существу, антикварный магазин или музей, обвешанный внутри различными дорогостоящими художественными картинами, причем их так много, что 4 картины висят даже на кухне. Дело дошло до того, что в спальне Жукова над кроватью висит огромная картина с изображением двух обнаженных женщин.

Есть настолько ценные картины, которые никак не подходят к квартире, а должны быть переданы в государственный фонд и находиться в музее.

Свыше двух десятков больших ковров покрывают полы почти всех комнат.

Вся обстановка, начиная от мебели, ковров, посуды, украшений и кончая занавесками на окнах – заграничная, главным образом немецкая. На даче буквально нет ни одной вещи советского происхождения, за исключением дорожек, лежащих при входе в дачу.

На даче нет ни одной советской книги, но зато в книжных шкафах стоит большое количество книг в прекрасных переплетах с золотым тиснением, исключительно на немецком языке".186

Вот представляете, ни у кого из жидов в Москве нет столько книг в переплетах с золотым тиснением, а у Жукова есть!

Желая понравиться "культурному" обществу Москвы, Абакумов попадал к нему в зависимость. А у жидов свои законы, а не советские. Конкретно – в этом обществе нет худшей клички нежели "антисемит", "антисемитов" это общество отвергает. Абакумову волей-неволей пришлось лавировать между жидовскими законами и советскими. И он, в конце концов, долавировался.

Дальнейшие факты я беру из уже упомянутой книги К. Столярова "Палачи и жертвы",70 опуская его домыслы по отношению к ним.

Летом 1951 г. подполковник Рюмин, следователь МГБ, не вытерпел и написал заявление начальнику Абакумова – Маленкову. Рюмину не понравились "еврейские" странности Абакумова и в частности: вопреки закону протоколы допросов евреев, по указанию Абакумова, не велись, делались только заметки, а потом полковник Шварцман, еврей по национальности, по этим заметкам писал протокол для отсылки в Политбюро на ознакомление. Причем преступные моменты в показаниях сглаживались.

Был арестован профессор Этингер, лечивший членов правительства, дело которого вел Рюмин, но Абакумов запретил разрабатывать его на предмет возможного терроризма. Это как понять? Более того, придя однажды на службу и требуя из внутренней тюрьмы Этингера к себе на допрос, Рюмин вдруг узнает, что по приказу Абакумова Этингер переведен в тюрьму в Лефортово, а там спешно умер.

И, наконец, МГБ получило данные о создании группкой еврейской молодежи антисоветской организации "СДР", постановившей убить Маленкова за антисемитизм. Но Абакумов запретил ее трогать!

Думаю, что любой, взглянув на эти факты, немедленно задастся вопросом – а что случилось? Этим вопросом задалось и Политбюро, в результате Абакумов 12 июля 1951 г. был арестован вместе со Шварцманом и рядом других работников МГБ, и прокуратура начала их расспрашивать по поводу этого странного поведения.

Абакумов, естественно, оправдывался, но его оправдания могут убедить только Столярова. От Шварцмана, фальсифицировавшего протоколы допросов, Абакумов отрекся, а тот немедленно "закосил" под сумасшедшего.

По поводу Этингера Абакумов отвечал так:

"Руководство 2-го управления доложило мне, что Этингер является враждебно настроенным. Я поручил подготовить записку в ЦК. В записке были изложены данные, которые убедительно доказывали, что Этингер – большая сволочь. Это было в первой половине 1950 г., месяца не помню. Но санкции на арест мы не получили… А после того как сверху спустили санкцию, я попросил доставить Этингера ко мне, так как знал, что он активный еврейский националист, резко антисоветски настроенный человек. "Говорите правду, не кривите душой", – предложил я Этингеру. На поставленные мною вопросы он сразу же ответил, что его арестовали напрасно, что евреев у нас притесняют. Когда я стал нажимать на него, Этингер сказал, что он честный человек, лечил ответственных людей. Назвал фамилию Селивановского, моего заместителя, а затем Щербакова. Тогда я заявил, что ему придется рассказать, как он залечил Щербакова. Тут он стал обстоятельно доказывать, что Щербаков был очень больным, обреченным человеком…

В процессе допроса я понял, что ничего, совершенно ничего, связанного с террором, здесь нет. А дальше мне докладывали, что чего-то нового, заслуживающего внимания, Этингер не дает".

Однако к этому времени следователи прокуратуры выяснили, что Абакумов врет, поскольку заместитель начальника Следственной части по особо важным делам Лихачев на допросе в прокуратуре показал, что незадолго до перевода в Лефортово Этингер дал показания об умышленном неправильном лечении Щербакова, что и повлекло его перевод в Лефортово и спешную смерть.

Несколько более подробно о Щербакове.

Надо сказать, что в партийной иерархии после членов Политбюро и секретарей ЦК наиболее важными считались не должности первых секретарей республиканских компартий, а должности первого секретаря Московского горкома. Четыре года до 1938 г. эту должность занимал Хрущев, а затем его вдруг перевели исполняющим обязанности первого секретаря ЦК на Украину, а вместо него назначили очень молодого (37 лет) А.С. Щербакова. Это вызвало ненависть Хрущева к Щербакову и впоследствии Никита Сергеевич обильно хаял Александра Сергеевича, уверяя, что тот горький пьяница, характер у него "ядовитый, змеиный" и умер он, дескать, от пьянства. На самом деле пить Щербакову было недосуг, поскольку во время войны Сталин его нагрузил работой, как мало кого грузил. Если за всю войну Хрущев так и не понадобился в центральных органах власти, оставаясь членом военных советов фронтов, то Щербаков руководил не только Москвой, но и Московской областью, был заместителем Сталина в наркомате обороны, политическим комиссаром всей Красной Армии и руководителем органов военной пропаганды. Пьянствовать при такой загрузке да еще и работая рядом со Сталиным было немыслимо.

Щербаков не снискал любви "советской интеллигенции" вот по каким причинам. С началом войны лучшие представители всех национальностей СССР отказывались от "брони", т.е. от освобождения от призыва, и шли на фронт. Их должности немедленно заполняли еврейские жиды, о которых говорили, что они воюют на "ташкентском фронте". А у еврейских жидов есть свойство: обосновавшись где-либо, они немедленно начинают тащить к себе соотечественников, давя и увольняя всех остальных. Сложилось положение, которое "интернационализмом" уже никак нельзя было назвать даже условно. Вот, к примеру, строки из справки 1942 г. Управления агитации и пропаганды, касающиеся положения в московской филармонии:

"…Всеми делами вершит делец, не имеющий никакого отношения к музыке, беспартийный Локшин – еврей, и группа его приближенных администраторов-евреев: Гинзбург, Векслер, Арканов и др. …В результате из штата филармонии были отчислены почти все русские: лауреаты международных конкурсов – Брюшков, Козолупова, Емельянова; талантливые исполнители и вокалисты – Сахаров, Королев, Выспрева, Ярославцев, Ельчанинова и др. В штате же филармонии остались почти все евреи: Фихтенгольц, Лиза Гилельс, Гольдштейн, Флиер, Эмиль Гилельс, Тамаркина, Зак, М. Гринберг, Ямпольский и др.".95

Такое положение было везде – в науке, образовании, кино, журналистике. Если в центральной прессе "интернационализм" еще так-сяк поддерживался за счет принятия евреями русских псевдонимов, то, скажем, в малоизвестной англоязычной "Moscow News" редакция состояла из 1 русского, 1 армянина и 23 евреев. Терпеть этот разгул еврейского расизма было немыслимо, это было бы оскорблением всех остальных народов СССР. И борьбу с еврейским расизмом возглавил А.С. Щербаков. Поэтому любить его еврейским жидам было не за что. К концу войны Щербаков начал жаловаться на боли в сердце, его положили в больницу, но 9 мая лечащие врачи вдруг отменили ему постельный режим, он поехал в Москву смотреть салют и на следующий день после Победы – 10 мая 1945 г. – умер.

Консультировал его лечение упомянутый профессор Этингер, еврей и, по словам Абакумова, "большая сволочь". Абакумов прекрасно знал, что до войны врачи – "большие сволочи" залечили Горького, Куйбышева и других примерно таким же способом – назначая неправильное лечение. Тогда в связи с чем Абакумов не давал следователю проверять версию о терроризме врачей против Щербакова?

По поводу террористической организации "СДР" Абакумов показал нечто настолько невразумительное, что Столяров прервал цитирование и пересказал показания Абакумова своими словами:

"Слуцкий, Гуревич и остальные члены группы "СДР", объяснил Абакумов, являлись учащимися 9-10 классов или же студентами-первокурсниками, им было по 15-17 лет, они в основном дети репрессированных, способные только на болтовню. Однажды кто-то кому-то сказал, что хорошо бы убить Маленкова, раз он такой ярый антисемит, вот и все. Серьезных террористических намерений у них не было и не могло быть".

Вот так – не может быть, потому что не может быть никогда! И этот ответ идет на фоне сионистских терактов во всем мире! И, между прочим, даже не работнику спецслужб известно, что терроризм – это удел молодых.

Сравним. В это же время, в которое получены данные о "СДР", Абакумов арестовывает группу советских генералов, героев войны, Героев Советского Союза, которые сидят на пенсии в свои еще молодые годы и от недовольства своим положением ведут между собой организационные переговоры о том, что хорошо бы Сталина заменить на Жукова. Ни о каком терроре никто из этих генералов и словом не обмолвился. Тем не менее Абакумов организовал следствие, нашел доказательства, и суд приговорил этих генералов, славян по национальности, к расстрелу.

Пример о еще более юных арестантах. Весной 1943 г. вскрывается подпольная организация фашистского толка среди детей кремлевских жителей. "Фюрером" ее был сын наркома авиапромышленности Шахурина, членами организации два сына члена Политбюро Микояна, сын генерал-майора Хмельницкого и т.д. Детки изучали "Майн Кампф", имели и оружие. Организация была открыта, когда "фюрер" от несчастной любви застрелил свою школьную пассию и застрелился сам. Было членам этой организации по 13-15 лет. Тем не менее все были арестованы (уголовная ответственность наступала в то время с 12 лет), полгода провели в тюрьме, а затем были сосланы в Сибирь и Среднюю Азию. Кроме В. Микояна, который отпросился к братьям на фронт (два старших сына Микояна были летчиками).195

Что же мы видим? Абакумов установил в МГБ порядки, при которых за преступление, за которое наказывают и русских, и армян, евреев даже не трогают! Это почему же?

Другой версии у следователя не было – Абакумов является либо центром, либо важным звеном какой-то сионистской подпольной организации, но не хочет признаться и выдать всех сообщников. Что это за организация, насколько она сильна – все это было неясно. И Абакумову делают исключение – его начинают бить. В данном случае я в это верю, поэтому немного о пытках.

Пытки в НКВД (МГБ)

Если принимать за чистую монету все книги и мемуары о тех временах о НКВД, а потом о МГБ, то у некритичного читателя сложится впечатление, что тогда всех, кто попадал в эти органы, с самого порога начинали бить и мучить с одной-единственной целью – чтобы бедные жертвы оговорили себя в преступлениях, за которые полагается расстрел. И бедные жертвы все как один охотно оговаривали себя. (Под пытками, разумеется). Причем пытали невиновных следователи НКВД по личному приказу Сталина и Берия. Такая вот история страшного тоталитарного режима.

Правда, если присмотреться, то окажется, что сведения о пытках поступают из двух очень заинтересованных источников. Во-первых, от осужденных, которые не только оговорили себя (что морально еще как-то можно простить), но и других людей, которых из-за этого оговора тоже осудили. То есть, этим преступникам, из-за показаний которых погибли, возможно, и невиновные люди, ничего не остается делать, как утверждать, что показания они дали, не выдержав пыток.

Вот, к примеру, осенью 1941 г. НКВД вскрыло в Ленинграде среди тамошних ученых антисоветскую организацию "Комитет общественного спасения", под которым, сами понимаете, подразумевалась сдача Ленинграда немцам. Было осуждено 32 человека, из которых 5 расстреляно и 10 умерли в заключении, но те, по показаниям которых действовали следователи и осуждал трибунал, остались живы. В 1956 г. они, естественно, превратились в жертвы сталинизма, которых заставили якобы оклеветать товарищей силой. Профессор Страхович в 1956 г. сообщил на очной ставке со своим бывшим следователем: "Мне было подчеркнуто, что в зависимости от того, что названные лица занимаются антисоветской деятельностью, будет решена моя судьба, т.е. буду я жить или меня расстреляют. По требованию Альтшуллера и присутствующих при этом Кружкова и Подчасова я подписал заведомо ложное показание, оговорив ни в чем не виновных ученых, назвав около 20 фамилий".252 Так кто здесь больше виноват: следователь Альтшуллер или этот Страхович?

Что было особенно страшно для морали общества, так это то, что подобной реабилитацией мерзавцев в умы советского обывателя вдалбливалась законность жидовской морали: "Сдохни сегодня ты, чтобы я мог сдохнуть завтра".

Во-вторых, сведения о пытках поступают от продажных писак и историков, которые на воплях об этих пытках сделали (да и сегодня делают) себе карьеру и деньги.

Никто не задается вопросом – а была ли вообще необходимость пытать тогдашних подозреваемых? Ведь речь идет о жидах – о тех, у кого нет ни малейших общественных целей или идей, нет того, во имя чего стоит выдерживать пытки. Речь идет о тех, кто во имя своего минимального благополучия сам оклевещет любого. Разве Страховича пытали? Или, к примеру, даже К. Столяров утверждает, что Рюмин и пальцем не тронул некоего работника МГБ Маклярского, а лишь применил обычную у следователей формулу, что если подследственный не раскается, то пусть пеняет на себя. И как пишет Столяров: "После столь задушевной беседы Маклярский подписал фантастический по содержанию протокол допроса, оговорив своего давнишнего приятеля, писателя Льва Романовича Шейнина, который длительное время работал в органах прокуратуры, имел звание государственного советника юстиции 2-го класса и уже несколько месяцев содержался во Внутренней тюрьме на Лубянке как активный участник заговора еврейских буржуазных националистов".

Приятель тоже не молчал, ведь и у него были приятели. Столяров продолжает: "На предыдущих допросах многоопытный Шейнин держался расчетливо, в мелочах кое-где уступал следователям, признавал, например, участие в антисоветских разговорчиках с товарищами по перу, приводил националистические высказывания братьев Тур и Крона, перечисляя евреев, препятствовавших дальнейшему неуклонному подъему советской литературы и искусства, называл прозаика Василия Гроссмана и драматургов Финна и Прута, но наличие заговора и, главное, свою в нем ведущую роль отрицал с неизменной решительностью".

И заметьте, ведь никто не заявил о своей невиновности, как это сделал Абакумов. Всем было что рассказать следователю безо всяких пыток и особого давления. И безо всякой жалости к тем, на кого они давали свои показания.

Был некто Л.А. Самутин, во время войны он изменил Родине, служил у немцев, был выдан нам датчанами, получил 10 лет, отсидел, после отсидки хорошо устроился, помогал Солженицыну, пока не разобрался в том, что тот пишет. В конце жизни написал, по сути, критику солженицынских писаний. Эти работы Самутина начали в 1989 г. печатать в "Военно-историческом журнале", но перестройщики очень быстро спохватились и полностью работа Самутина так и не увидела свет. "ВИЖ"253 успел напечатать размышления Самутина об описании всяческих пыток в "Архипелаге ГУЛАГе" Солженицына. Причем Самутин пишет о своем личном опыте. Итак, датчане передали его в руки "Смерш".

"Мы все ждали, – пишет Самутин, – "пыточного следствия", не сомневались, что нас будут избивать не только следователи, но и специально обученные и натренированные дюжие молодцы с засученными рукавами. Но опять "не угадали": не было ни пыток, ни дюжих молодцов с волосатыми руками. Из пятерых моих товарищей по беде ни один не возвращался из кабинета следователя избитым и растерзанным, никого ни разу не втащили в камеру надзиратели в бессознательном состоянии, как ожидали мы, начитавшись за эти годы на страницах немецких пропагандистских материалов рассказов о следствии в советских тюрьмах.

Спустя четверть века, листая рукопись "Архипелага", я снова увижу описание "пыточного следствия", да еще в тех же самых словах и красках, которые помнятся мне еще с того, немецко-военного времени. Это картины, сошедшие почти в неизменном виде с гитлеровских газетных статей и страниц пропагандистских брошюр. Теперь они заняли десятки страниц "Архипелага", книги, которая претендует на исключительность, объективность и безупречность информации.

Из-за водянистости, отсутствия строгой организации материала и умения автора затуманивать сознание читателя, играя на его чувствах, при первом чтении проскакивает как-то незамеченным одно очевидное несоответствие. Красочно и драматично рисуя картины "пыточного следствия" над другими, дошедшие до Солженицына в пересказах, он затем на доброй сотне страниц будет рассказывать не столько о самом себе в роли подследственного, сколько о том, в какой обстановке протекала жизнь в следственной тюрьме: как заключенные читали книги, играли в шахматы, вели исторические, философские и литературные диспуты. И как-то не сразу придет мне в голову несоответствие картин фантастических пыток с воспоминаниями самого автора о его благополучном пребывании в камере.

Итак, пыток перенести не привелось ни автору "Архипелага ГУЛАГ" Солженицыну, ни его соседям по тюрьме в Москве, ни мне с товарищами в подвале контрразведки 5-й ударной армии на территории Германии. И в то же время у меня нет оснований утверждать, что мое следствие шло гладко и без неприятностей. Уже первый допрос следователь начал с мата и угроз. Я отказался говорить в таком "ключе" и, несмотря на усилившийся крик, устоял. Меня отправили вниз, я был уверен – на избиение, но привели "домой", то есть в ту же камеру. Два дня не вызывали, потом вызвали снова, все началось на тех же нотах, и результат был тот же. Следователь позвонил по телефону, пришел майор, как потом оказалось, начальник отдела. Посмотрев на меня сухими, недобрыми глазами и выслушав претензии и жалобы следователя, он спросил: "Почему не даете старшему лейтенанту возможности работать? Почему отказываетесь давать показания? Ведь все равно мы знаем, кто вы такой, и все, что нам еще нужно, узнаем. Не от вас, так другими путями".

Я объяснил, что не отказываюсь от показаний и готов давать их, но протестую против оскорблений и угроз. Честно говоря, я ожидал, что майор бросит мне: "А чего еще ты, сволочь, заслуживаешь? Ждешь, что с тобой тут нянчиться будут?" Но он еще раз сухо взглянул на меня и сделал какой-то знак следователю. Тот ткнул рукой под стол – нажал кнопку вызова конвоира. Тут же открылась дверь, и меня увели.

Опять не вызывали несколько дней, а когда вызвали, привели в другой кабинет и меня встретил другой человек с капитанскими погонами. Предложил сесть на "позорную табуретку" – так мы называли привинченную табуретку у входа, на которую усаживают подследственного во время допроса, потом сказал:

– Я капитан Галицкий, ваш следователь, надеюсь, что мы с вами сработаемся. Это не только в моих, но и в ваших интересах.

И далее повел свое следствие в формах, вполне приемлемых. Я стал давать показания, тем более что с первого же дня нашего общения капитан усадил меня за отдельный столик, дал чистые листы бумаги и предложил писать так называемые "собственноручные показания". Лишь потом, когда показания он стал переводить на язык следственных протоколов, я понял, что этот человек "мягко стелет, да жестко спать". Галицкий умело поворачивал мои признания в сторону, нужную ему и отягчавшую мое положение. Но делал это в форме, которая, тем не менее, не вызывала у меня чувства ущемленной справедливости, так как все-таки ведь я был действительно преступник, что уж там говорить. Но беседовал капитан со мной на человеческом языке, стараясь добираться только до фактической сути событий, не пытался давать фактам и действиям собственной эмоционально окрашенной оценки. Иногда, желая, очевидно, дать мне, да и себе тоже, возможность отдохнуть, Галицкий заводил и разговоры общего характера. Во время одного я спросил, почему не слышу от него никаких ругательных и оскорбительных оценок моего поведения во время войны, моей измены и службы у немцев. Он ответил:

– Это не входит в круг моих обязанностей. Мое дело – добыть от вас сведения фактического характера, максимально точные и подтвержденные. А как я сам отношусь ко всему вашему поведению – это мое личное дело, к следствию не касающееся. Конечно, вы понимаете, одобрять ваше поведение и восхищаться им у меня оснований нет, но, повторяю, это к следствию не относится…

Время пребывания в следственных подвалах растянулось на четыре месяца из-за продления следствия. Я боролся изо всех своих силенок, сопротивлялся усилиям следователей "намотать" мне как можно больше. Так как я скупо рассказывал о себе, а других материалов у следствия было мало, то следователи и старались, по обычаям того времени, приписать мне такие действия и навалить на меня такие грехи, которые я не совершал. В спорах и возне вокруг не подписываемых протоколов мне удалось скрыть целый год службы у немцев, вся моя "эпопея" у Гиля в его дружине осталась неизвестной. Не могу сказать, какое имело бы последствие в то время разоблачение еще и этого этапа моей "деятельности", изменило бы оно ход дела или все осталось бы в том же виде. Тут можно предполагать в равной степени и то и другое. Тем не менее, весь свой лагерный срок до Указа об амнистии в сентябре 1955 г. я прожил в постоянном, страхе, что этот мой обман вскроется и меня потащат к новой ответственности".

Как видите, НКВД не применяло пыток даже в делах совершенно определенных негодяев, но если эти негодяи в ходе следствия не выдавали и не сажали в тюрьму своих товарищей, как это сделал Солженицын, то у них впоследствии не было необходимости клеветать и утверждать, что их пытали.

Значит ли это, что в НКВД и МГБ не пытали подследственных ни при каких случаях и никогда? Нет, конечно, все зависело от обстоятельств. Представьте, что ваш полк окружен противником минными полями, вы берете пленного, а он, зная, проход в этих полях, молчит. Вы что же, будете смотреть на него, как на чудо морское, а полк пошлете на эти минные поля на гибель? В этом случае вы моральный урод и предатель.

Так было и в НКВД, и в МГБ. Если велика была угроза стране, а не следователям, от задержки в получении истины, то наверняка пытали, а если спешка не требовалась, то подследственных не трогали, как не тронули даже обнаглевшего Самутина.

А на дело Абакумова, видимо, смотрели всерьез. Ведь МГБ – это достаточно хорошо вооруженная организация, кроме того, защищенная законами и документами. Кто не подчинится человеку, предъявившему удостоверение сотрудника МГБ? Поэтому вскрыть заговор в МГБ требовалось как можно быстрее.

И, судя по всему, Абакумова начали бить. Тот же Столяров привел ряд документов об этом и, судя по всему, не фальшивых. Но что интересно – документы, подтверждающие, что Абакумова и арестованных с ним работников МГБ на допросах били, подтверждают и обратное – что других арестованных били чрезвычайно редко. Поскольку, во-первых, бить Абакумова начали только после указания Политбюро. Во-вторых, организация этого битья потребовала от МГБ определенных усилий, т.е. для МГБ это была необычная работа. Столяров по этому поводу пишет:

"А вот не менее компетентное свидетельство бывшего начальника Внутренней тюрьмы МГБ подполковника Миронова (протокол допроса от 4 декабря 1953 г.):

"…меня вызвал заместитель министра полковник Рюмин и предложил подобрать двух надежных и физически сильных сотрудников… для выполнения важных оперативных заданий. На другой день я вместе с отобранными сотрудниками Кунишниковым и Беловым зашел к Рюмину, который разъяснил, что важное оперативное задание состоит в том, что мы, по указанию его, Рюмина, будем применять меры физического воздействия к арестованным. За это он пообещал в будущем предоставлять нам путевки в дом отдыха, денежное пособие и присвоить внеочередные воинские звания. В нашем присутствии Рюмин вызвал одного из сотрудников Следчасти по особо важным делам и предложил собрать и передать нам резиновые палки, что и было выполнено… В Лефортовской тюрьме мы разместились в кабинете No. 29 и по указанию Рюмина подвергли избиению арестованных Абакумова, Бровермана, Шварцмана, Белкина и других…"

Простите, но если сосчитать всех, кто плачет, что он признался и оклеветал других только потому, что его били в МГБ, и это количество разделить на штат Лефортовской тюрьмы, то мы получим количество внеочередных воинских званий, которые в этой тюрьме полагались бы каждому вертухаю. Боюсь, что у них были бы такие звания, что генералиссимус Сталин вынужден был бы им честь отдавать первым.

То есть вопреки воплям "невинных жертв сталинизма", били в МГБ чрезвычайно редко, поскольку, как видим из дела Абакумова, это для самих сотрудников МГБ было из ряда вон выходящим событием, за которое полагались и внеочередные воинские звания, и путевки на курорт.

Агенты влияния. Сионистское лобби

Абакумова, судя по всему, били и истязали больше года, пытки прекратили врачи, предупредив, что Абакумов умрет. И тем не менее Абакумов не признался ни в чем, ни в малейшей мере! Это еще одно разоблачение фальшивок о том, что "невинные жертвы сталинских репрессий" якобы оговаривали себя под пытками. Если человеку не в чем было себя оговаривать, то он ни себя, ни других не оговаривал и под пытками. А если было, то он это делал и без пыток, как это сделали члены ЕАК.

За это к Абакумову относятся с большим уважением те, кто мог бы пострадать, будь Абакумов трусливее.190 Но я не склонен равнять его с Зоей Космодемьянской. Думаю, что тут дело совершенно в другом, а именно – в непонимании того, что происходит, ни прокуратурой, ни самим Абакумовым.

Прокуратура не могла понять, почему он, безжалостно организовавший ликвидацию украинских националистов, не трогал еврейских? А Абакумов, уже вжившийся в "культурное" общество, где "антисемитизм" является большим преступлением, чем измена Родине, не мог понять, чего от него требуют следователи? Ну не тронул он еврейских мальчиков, ну запретил допрашивать врача-еврея, пусть и дурака, но явно невиновного (раз он еврей). Ну и что? Разве можно быть антисемитом? Думаю, что Абакумов, сам того не подозревая, был агентом влияния сионистов и еврейских жидов в МГБ. Он, сам этого не понимая, лоббировал их интересы там.

Я не верю ни в какое его сознательное действие ни в пользу сионистов, ни в пользу Израиля. Он занимал такой пост и в такой стране, что подобного поста ни сионисты, ни Израиль и близко не могли ему даже пообещать. В связи с чем он должен был предать Родину в пользу Израиля? В его преступлении нет ни малейших мотивов. Это полностью переродившийся жид, который и сам этого не сознавал.

Вот посмотрите на "перестройку" в своем конце – 1989-1991 гг. Откуда в стране, где не был снят ни один фильм, не издана ни одна книга хотя бы с одним словом против Родины, в стране, которая гордилась патриотизмом своих граждан, вдруг в одночасье повылезали десятки тысяч уродов с воплями "патриотизм – это прибежище идиотов" и "жить нужно в той стране, где лучше"? Ведь на самом деле переубедить человека очень трудно. Значит, эти люди уже были в СССР, их были уже миллионы – несколько поколений уродов. Всю жизнь эти животные говорили одно, а думали совершенно другое. При этом все эти выродки совершенно спокойно считали себя коммунистами и верными сынами великой Родины. Сегодня в том же ФСБ уже коммунистов преследуют все те же уроды, которые до перестройки преследовали "диссидентов". Этим полковникам в глаза говорят, что они подлецы, что они не имеют права называться офицерами, а эти подонки, как и Абакумов, искренне не понимают – о чем это? В чем их обвиняют?

Но это, конечно, крайний случай маразма. А в деле Абакумова мы видим только непонимание должностным лицом того, кому же на самом деле он служит.

Приведу еще один пример. Вот Голда Меир вспоминает, что через несколько недель после того, как она организовала две мощные антисоветские демонстрации в Москве, и за две недели до того, как был упразднен Еврейский антифашистский комитет, она была на приеме у министра иностранных дел СССР В.М. Молотова. Она пишет:

"…и я вспомнила тот прием и военный парад на Красной площади, который мы смотрели накануне. Как я позавидовала русским – ведь даже крошечная часть того оружия, что они показали, была нам не по средствам. И Молотов, словно прочитав мои мысли, поднял свой стаканчик с водкой и сказал мне: "Не думайте, что мы все это получили сразу. Придет время, когда и у вас будут такие штуки. Все будет в порядке".251

У меня вопрос. Если правительство СССР приняло решение оказать помощь оружием и боевой техникой Израилю, то почему Молотов не сообщил об этом послу Израиля определенно? Значит, решения такого еще не было. Но тогда как он посмел пообещать ей "такие штуки"? Кто-то может подумать, что Молотов был таким человеком – болтливым и легкомысленным. Тогда прочтите, что о нем написал наш союзник по тяжелейшей войне У. Черчилль:

"Человек, которого Сталин тогда выдвинул на трибуну советской внешней политики, заслуживает описания, которым в то время не располагали английское и французское правительства. Вячеслав Молотов – человек выдающихся способностей и хладнокровно беспощадный.

Его черные усы и проницательные глаза, плоское лицо, словесная ловкость и невозмутимость хорошо отражали его достоинства и искусство. Он стоял выше всех среди людей, пригодных быть агентами и орудием политики машины, действие которой невозможно было предсказать. Я встречался с ним только на равной ноге, в переговорах, где порой мелькала тень юмора, или на банкетах, где он любезно предлагал многочисленные формальные и бессодержательные тосты. Я никогда не видел человеческого существа, которое больше подходило бы под современное представление об автомате. И все же при этом он был, очевидно, разумным и тщательно отшлифованным дипломатом. Как он относился к людям, стоявшим ниже его, сказать не могу. То, как он вел себя по отношению к японскому послу в течение тех лет, когда в результате Тегеранской конференции Сталин обещал атаковать Японию после разгрома германской армии, можно представить себе по записям их бесед. Одно за другим щекотливые, зондирующие и затруднительные свидания проводились с полным хладнокровием, с непроницаемой скрытностью и вежливой официальной корректностью. Завеса не приоткрывалась ни на мгновение. Ни разу не было ни одной ненужной резкой ноты. Его улыбка, дышавшая сибирским холодом, его тщательно взвешенные и часто мудрые слова, его любезные манеры делали из него идеального выразителя советской политики в мировой ситуации, грозившей смертельной опасностью.

Переписка с ним по спорным вопросам всегда была бесполезной, и если в ней упорствовали, она заканчивалась ложью и оскорблениями. Лишь однажды я как будто добился от него естественной, человеческой реакции. Это было весной 1942 года, когда он остановился в Англии на обратном пути из Соединенных Штатов, мы подписали англо-советский договор, и ему предстоял опасный перелет на родину. У садовой калитки на Даунинг-стрит, которой мы пользовались в целях сохранения тайны, я крепко пожал ему руку, и мы взглянули друг другу в глаза. Внезапно он показался мне глубоко тронутым. Под маской стал виден человек. Он ответил мне таким же крепким пожатием. Мы молча сжимали друг другу руки. Однако тогда мы были прочно объединены, и речь шла о том, чтобы выжить или погибнуть вместе. Вся его жизнь прошла среди гибельных опасностей, которые либо угрожали ему самому, либо навлекались им на других. Нет сомнений, что в Молотове советская машина нашла способного и во многих отношениях типичного представителя – всегда верного члена партии и последователя коммунизма. Дожив до старости, я радуюсь, что мне не пришлось пережить того напряжения, какому он подвергался – я предпочел бы вовсе не родиться. Что же касается руководства внешней политикой, то Сюлли, Талейран и Меттерних с радостью примут его в свою компанию, если только есть такой загробный мир, куда большевики разрешают себе доступ".124

И вот этот человек (единственный, кстати, не глава правительства, который в 6-ти томах "Истории Второй мировой войны" У. Черчилля удостоился столь длинного описания), который и с Черчиллем говорил на равных, вдруг "не с бухты-барахты" обещает Израилю казенное имущество. Не потому ли, что Голда Меир предварительно восхищалась другим:

"После того, как я пожала руку Молотову, ко мне подошла его жена Полина. "Я так рада, что вижу вас наконец!" – сказала она с неподдельной теплотой, даже с волнением. И прибавила: "Я ведь говорю на идиш, знаете?"

– Вы еврейка? – спросила я с некоторым удивлением.

– Да! – ответила она на идиш. – Их бин а идише тохтер (я дочь еврейского народа).

Мы беседовали довольно долго. Она знала, что произошло в синагоге, и сказала, как хорошо было, что мы туда пошли. "Евреи так хотели вас увидеть", – сказал она. Потом мы коснулись вопроса о Негеве, обсуждавшегося тогда в Объединенных Нациях. Я заметила, что не могу отдать его, потому что там живет моя дочь, и добавила, что Сарра находится со мной в Москве. "Я должна с ней познакомиться", – сказала госпожа Молотова. Тогда я представила ей Сарру и Яэль Намир; она стала говорить с ними об Израиле и задала Сарре множество вопросов о киббуцах – кто там живет, как они управляются. Она говорила с ними на идиш и пришла в восторг, когда Сарра ответила ей на том же языке. Когда Сарра объяснила, что в Ревивим все общее и что частной собственности нет, госпожа Молотова заметно смутилась. "Это неправильно, – сказала она.– Люди не любят делиться всем. Даже Сталин против этого. Вам следовало бы ознакомиться с тем, что он об этом думает и пишет". Прежде чем вернуться к другим гостям, она обняла Сарру и сказала со слезами на глазах: "Всего вам хорошего. Если у вас все будет хорошо, все будет хорошо у всех евреев в мире".251

Последняя фраза жены министра иностранных дел СССР звучит как-то странно – это в связи с чем евреям СССР будет хорошо, если хорошо будет Израилю? Так не потому ли Молотов, который был столь жестким к союзникам-британцам, стал вдруг таким мягким к Израилю, который для СССР "был никто и звать никак"?

Думаю, что если бы я сказал Молотову, что он агент влияния и лоббирует интересы Израиля, то тот бы страшно возмутился. Но ведь подумайте, разве мог он на Политбюро действительно беспристрастно голосовать по вопросам Израиля, если уже сам пообещал послу оказать Израилю помощь? А его жене-еврейке только тогда будет хорошо, когда не СССР, а Израилю будет хорошо…

Так что уж если сам Молотов на евреях "поплыл", то чего же мы хотим от Абакумова?

Слишком много знал

Исследуя дело Абакумова, приходишь к мысли, что он почему-то был глубоко уверен, что его в конце-концов освободят потому, что он знает о чем-то таком, что кто-то авторитетный на воле обязательно должен принять меры к его освобождению. Он писал много заявлений с жалобами, с уверениями в верности, но в тоне его писем чувствовалась какая-то уверенность: есть признание ошибок, но нет и намека на раскаяние. И на суде он также держал себя уверенно.

Кстати о суде. В отличие от сталинских судов, суд над Абакумовым был уже полностью подлым хрущевским судилищем с непременными подлецами судьями и с подонком прокурором (правда, персонально пока все еще с теми же самыми подонками).

Судили Абакумова в 1954 г. совершенно издевательски. Ведь он был врагом Берия. Берия, став в марте 1953 г. министром объединенного МВД-МГБ, освободил кое-кого из арестованных по делу Абакумова, но об освобождении самого Абакумова и речи не шло. Тем не менее на суде прокурор Руденко обвинял его как "члена банды Берия". Арестовали Абакумова, по сути, за невозбуждение дел против евреев, а осудили за их возбуждение. Судил его судья Зейдин, если вы помните, то это единственный судья, которому доверили стряпать дело на Берия.

Суд над Абакумовым и его подельниками был в Ленинграде и считался открытым, но протокол этого "открытого" суда имеет гриф "совершенно секретно". Абакумов отмел все обвинения, виновным себя ни в чем не признал, потребовал привлечения к делу оправдывающих его документов. В последнем слове сказал: "Меня оклеветали, оговорили. Я честный человек… Я доказал свою преданность партии и Центральному комитету…" Это, конечно, не помогло. Говорят, что перед выстрелом он успел крикнуть: "Я все, все напишу в Политбюро…"70 И эти слова свидетельствуют о том, что сам расстрел для него был внезапным, хотя его объявили в приговоре.

Тут дело в том, что после суда Абакумову должны были дать 10 дней на написание прошения о помиловании, но ему сделали исключение – убили через час после вынесения приговора в присутствии, разумеется, Руденко.

Складывается впечатление, что Абакумов был уверен, что кто-то учтет, что на следствии и суде он молчал и примет меры к его освобождению. И надежды его, надо сказать, были не без оснований.

Я упоминал о том, что вместе с Абакумовым был арестован Лев Шейнин, который незадолго до ареста занимал очень высокий пост в Генеральной прокуратуре СССР. Сидевший с ним в одной камере полковник МГБ Чернов вспоминал:

"От него я и узнал, что Берию посадили. Шейнину, понятно, этого не сказали, но Лева башковитый – по характеру записей в протоколе допроса сам обо всем догадался и тут же написал письмо Хрущеву, они друг с дружкой давно знакомы. Главное, был случай, когда Лева ему добро сделал: входил в комиссию, которая по заданию Политбюро что-то проверяла на Украине, и составил справку в пользу Хрущева. И Руденко ходил у него в дружках, тоже, видно, замолвил словечко – в общем, Леву вскоре выпустили".70

Вот, видимо, и Абакумов надеялся на что-то в этом роде. Но знал он, судя по итогу, что-то такое, что те, кто мог его спасти, предпочли, чтобы он не только замолчал навсегда, но и перед расстрелом не успел ничего ни сказать, ни написать.

Кстати, Столярова с Катусевым это тоже заинтересовало, и Столяров посвятил целую главу гипотезам о том, почему Абакумова так быстро спровадили на тот свет. Но ничего вразумительного придумать не смог, кроме "противозаконные действия Хрущева – тропа не торная, она еще ждет своего исследователя".

Так почему бы нам не пройтись по этой тропе?

Глава 11. Все не так!

Дело врачей

Это дело оболгано до крайней степени и нам оно интересно с точки зрения того, о чем мог молчать на допросах Абакумов, и пример того, как, начиная с Хрущева и по настоящее время, извращена история тех времен.

Если вы спросите у любого, кто интересуется историей "дела врачей", то, вероятно, в 99% случаев вам ответят: была такая Лидия Тимашук, которая в 1953 г. написала в ЦК донос на врачей-евреев о том, что они якобы неправильно лечат членов правительства, и из-за этого доноса МГБ арестовало много врачей-евреев, которых, по обыкновению, начали бить и пытать. А советские газеты начали антисемитский шабаш против всех евреев вообще.

Вот, к примеру, упомянутый мною академик Российской академии образования Д.В. Колесов в своей книге наставляет учителей:

"Не случайна судьба врача Л. Тимашук: в 1939, будучи студенткой медицинского института, она привлекла к себе внимание обращением в правительство с призывом об организации конкурса на изыскание "средств продления жизни т. Сталина, бесценной для СССР и всего человечества".

…В начале 50-х Тимашук вновь обратилась в ЦК, на этот раз с письмом, где жаловалась на неправильность используемых в санитарном управлении Кремля методов обследования и лечения руководящих товарищей. Письмо имело скорее производственный характер, но проинтерпретировано было как сигнал о заговорщицкой, вредительской деятельности группы консультантов, ведущих клиницистов страны.

…И хотя ряд фамилий "вредителей" был вполне подходящ в плане актуальной тогда борьбы с "космополитизмом", все же политически это был не самый удачный выбор объекта жертвоприношения. Профессиональные заслуги и политическая безвинность этих людей были слишком очевидны".237

В этой цитате все ложь, кроме фамилии Л. Тимашук, но не верится, чтобы Д.В. Колесов врал специально: этот факт он использует как базу для психологического портрета И.В. Сталина и вряд ли бы ему как ученому пришло в голову опираться на заведомо ложный, пусть и с трудом, но проверяемый факт. То есть Колесов глубоко уверен, что так оно и было на самом деле.

А вот человек врет абсолютно умышленно. Н.С. Власик, начальник охраны Сталина, генерал-лейтенант, начальник Главного управления охраны МГБ о деле Л. Тимашук знал все до тонкостей и тем не менее пишет в своих воспоминаниях:

"После смерти т. Жданова медсестра Кремлевской больницы Тимашук опротестовала диагноз врачей, лечивших Жданова, о чем было доложено на Политбюро начальником Санитарного управления Кремля профессором Егоровым П.И. Была создана авторитетная комиссия по этому вопросу из профессоров под председательством профессора Егорова П.И. После вскрытия тела т. Жданова комиссией было установлено, что лечение Жданова было правильным, а заявление медсестры Тимашук было ошибочно и совершенно безграмотно, о чем и было доложено на Политбюро".19

Здесь тоже все до последней строчки ложь (исключая фамилию Тимашук), но мы видим совершенно новый вариант брехни, в корне расходящийся с предыдущим.

А вот пишет честнейший историк В.В. Кожинов. Я не всегда согласен с его оценками, но Вадим Валерьянович никогда не подгонял факты под свои оценки – не искажал их и не врал. Но и он в этом деле ошибается (его ошибку я выделил в тексте):

"Позднее Рюмин сумел докопаться до составленной почти 5 лет назад, 29 августа 1948 г., записки врача Л. Ф. Тимашук, в которой она сообщала о выявленном ею при снятии электрокардиограммы заведомо неправильном диагнозе, поставленном ее коллегами А.А. Жданову (который через день, 31 августа, умер). Сталин тогда, в 1948-м, не придал никакого значения записке Тимашук и собственноручно начертал на ней: "В архив". Вполне вероятно, что это было обусловлено, в частности, его возникшим незадолго до того недовольством или даже недоверием по отношению к Жданову. Но теперь, в связи с рюминскими "материалами" о "заговоре" врачей, давняя записка была воспринята Сталиным совершенно иначе, – как убедительнейшее доказательство.

…Следует сказать в связи с этим, что широко распространенные до сего времени представления об Л.Ф. Тимашук как о злобной и коварной "антисемитке", которая будто бы и положила начало делу "врачей-убийц", абсолютно не соответствует действительности; перед нами один из множества мифов, столь характерных для "общепринятых" представлений о послевоенном периоде. Во-первых; диагноз Тимашук был совершенно верен, его подтвердило патологоанатомическое вскрытие. Во-вторых, среди врачей, диагноз которых Тимашук оспаривала в своей записке, не было евреев!"254

Ошибается В.В. Кожинов – не мог ни Сталин, ни остальные члены Политбюро видеть эту записку в 1948 г.! Иначе бы Власик не врал, эта записка с распоряжением Сталина "В архив" – его алиби. А он врет, он утверждает, что записка была написана не ему, а Егорову, либо он, Власик, передал записку Егорову для доклада. Даже Столяров пишет о том, что записка Тимашук в 1948 г. миновала Политбюро:

"Вошедший в азарт Рюмин не сомневался в победе: ведь, фигурально выражаясь, у него на руках был козырный туз – датированное августом 1948 года донесение заведующей отделением функциональной диагностики Лечсанупра Кремля Лидии Тимашук на имя генерал-лейтенанта госбезопасности Н. Власика о лечении больного Жданова вопреки объективным данным кардиограмм. Причем тревожный сигнал доктора Тимашук через Власика попал к руководителям МГБ и после сугубо формальной проверки — представьте себе! — был подшит в дело".70

Власик врет, что "после вскрытия тела т. Жданова комиссией было установлено, что лечение Жданова было правильным". Ведь Тимашук, а не Егоров, поставила правильный диагноз, следовательно, лечение Жданова изначально было неправильным! Как же Сталин и остальные члены Политбюро могли не принять меры и даже об этом забыть, ведь Егоров и их лечил?! Не сошли же они с ума все одновременно…

Как мог Егоров, лечивший Жданова, возглавить комиссию по правильности своего лечения?! Ведь это полностью исключено!

Власик не мог не скрыть записку Тимашук от Политбюро по простой причине – это посторонние могут считать, что врачи виноваты в смерти члена Политбюро А.А. Жданова, но Власик, который принял на работу всех этих врачей, отлично знал, что это он виноват – это его люди залечили Жданова. В случае вскрытия факта неправильности лечения это ему, Власику, надо будет объясняться на Политбюро, в первую очередь, почему он по протекции покровителя Абакумова секретаря ЦК А.А. Кузнецова пригласил из Ленинграда Егорова, а не нашел более подходящего врача.

Поэтому Власик и врет, поэтому и называет врача-кардиолога "медсестрой".

Л.Ф. Тимашук

Кстати, о "медсестре". Лидия Феодосьевна Тимашук родилась в 1898 г. в семье унтер-офицера, закончила гимназию, одновременно работая, в 1918 г. поступила на медицинский факультет Самарского университета, но в 1920 г., прервав учебу, пошла на борьбу с эпидемией тифа и закончила медобразование уже в Москве в 1926 г. С тех пор она 38 лет работала в Лечебно-санитарном управлении Кремля, пока ее все же не выгнали "пострадавшие от ее доноса". Итак, вот что она писала Власику.255

"29 августа 1948 г.

Копия

НАЧАЛЬНИКУ ГЛАВНОГО УПРАВЛЕНИЯ ОХРАНЫ МГБ СССР Н.С. ВЛАСИКУ

28/VIII-c/г. я была вызвана нач. ЛСУК профессором Егоровым к тов. Жданову А.А. для снятия ЭКГ.

В этот же день вместе с пр. Егоровым, акад. Виноградовым и пр. Василенко я вылетела из Москвы на самолете к месту назначения. Около 12 ч. дня сделала А.А. ЭКГ, по данным которой мною диагностирован "инфаркт миокарда в области левого желудочка и межжелудочковой перегородки", о чем тут же поставила в известность консультанта.

Пр. Егоров и д-р Майоров заявили мне, что это ошибочный диагноз и они с ним не согласны, никакого инфаркта у А.А. нет, а имеется "функциональное расстройство на почве склероза и гипертонической болезни и предложили мне переписать заключение, не указывая на "инфаркт миокарда", а написать "осторожно" так, как это сделала д-р Карпай на предыдущих ЭКГ.

29/VIII у А.А. повторился (после вставания с постели) сердечный припадок и я вторично была вызвана из Москвы, но по распоряжению акад. Виноградова и пр. Егорова ЭКГ 29/VIII в день сердечного приступа не была сделана, а назначена на 30/VIII, а мне вторично было в категорической форме предложено переделать заключение, не указывая на инфаркт миокарда, о чем я поставила в известность т. Белова A.M.

Считаю, что консультанты и лечащий врач Майоров недооценивают безусловно тяжелое состояние А.А., разрешая ему подниматься с постели, гулять по парку, посещать кино, что и вызвало повторный приступ и в дальнейшем может привести к роковому исходу.

Несмотря на то, что я по настоянию своего начальника переделала ЭКГ, не указав в ней "инфаркт миокарда", остаюсь при своем мнении и настаиваю на соблюдении строжайшего постельного режима для А.А.

29/VIII-48 г.

Зав. каб.

Передано майору Белову А.М. 29/VIII-48 г. в собственные руки".

Итак, вопреки заключению кардиолога с 22-летним стажем об инфаркте у Жданова три профессора и врач заставили этого кардиолога замолчать и продолжали убеждать Жданова, что тому необходимо увеличивать физические нагрузки. Как вам это нравится?

А как вам понравится реакция Власика на попытку Тимашук спасти Жданова? О ней Тимашук написала будущей "жертве сталинизма" секретарю ЦК А.А. Кузнецову.

"7 сентября 1948 г.

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) тов. А. А. КУЗНЕЦОВУ

28/VIII с/г по распоряжению начальника Лечебно-Санитарного Управления Кремля, я была вызвана и доставлена на самолете к больному А.А. Жданову для снятия электрокардиограммы (ЭКГ) в 3 ч.

В 12 час. этого же дня мною была сделана ЭКГ, которая сигнализировала о том, что А.А. Жданов перенес инфаркт миокарда, о чем я немедленно доложила консультантам академику В.Н. Виноградову, проф. Егорову П.И., проф. Василенко В.X. и д-ру Майорову Г.И.

Проф. Егоров и д-р Майоров заявили, что у больного никакого инфаркта нет, а имеются функциональные расстройства сердечной деятельности на почве склероза и гипертонической болезни и категорически предложили мне в анализе электрокардиограммы не указывать на инфаркт миокарда, т.е. так, как это сделала д-р Карпай на предыдущих электрокардиограммах.

Зная прежние электрокардиограммы тов. Жданова А.А. до 1947 г., на которых были указания на небольшие изменения миокарда, последняя ЭКГ меня крайне взволновала, опасение о здоровье тов. Жданова усугубилось еще и тем, что для него не был создан особо строгий постельный режим, который необходим для больного, перенесшего инфаркт миокарда, ему продолжали делать общий массаж, разрешали прогулки по парку, просмотр кинокартин и пр.

29/VIII, после вставания с постели у больного Жданова А.А. повторился тяжелый сердечный приступ болей, и я вторично была вызвана из Москвы в Валдай. Электрокардиограмму в этот день делать не разрешили, но проф. Егоров П.Ив. в категорической форме предложил переписать мое заключение от 28/VIII и не указывать в нем на инфаркт миокарда, между тем ЭКГ явно указывала на органические изменения в миокарде, главным образом, на передней стенке левого желудочка и межжелудочковой перегородки сердца на почве свежего инфаркта миокарда. Показания ЭКГ явно не совпадали с диагнозом "функционального расстройства".

Это поставило меня в весьма тяжелое положение. Я тогда приняла решение передать свое заключение в письменной форме Н.С. Власик через майора Белова А.М. – прикрепленного к А.А. Жданову – его личная охрана.

Игнорируя объективные данные ЭКГ от 28/VIII и ранее сделанные еще в июле с/г в динамике, больному было разрешено вставать с постели, постепенно усиливая физические движения, что было записано в истории болезни.

29/VIII больной встал и пошел в уборную, где у него вновь повторился тяжелый приступ сердечной недостаточности с последующим острым отеком легких, резким расширением сердца и привело больного к преждевременной смерти.

Результаты вскрытия, данные консультации по ЭКГ профессора Незлина В.Е. и др., полностью совпали с выводами моей электрокардиограммы от 28/VIII-48 г. о наличии инфаркта миокарда.

4/IX-1948 г. начальник ЛечСанупра Кремля проф. Егоров П.И. вызвал меня к себе в кабинет и в присутствии глав. врача больницы В.Я. Брайцева заявил: "Что я Вам сделал плохого? На каком основании Вы пишете на меня документы. Я коммунист, и мне доверяют партия и правительство и министр здравоохранения, а потому Ваш документ мне возвратили. Это потому, что мне верят, а вот Вы, какая-то Тимашук, не верите мне и всем высокопоставленным консультантам с мировым именем и пишете на нас жалобы. Мы с Вами работать не можем, Вы не наш человек! Вы опасны не только для лечащих врачей и консультантов, но и для больного, в семье которого произвели переполох. Сделайте из всего сказанного оргвыводы. Я Вас отпускаю домой, идите и подумайте!"

Я категорически заявляю, что ни с кем из семьи тов. А.А. Жданова я не говорила ни слова о ходе лечения его.

6/IХ-48 г. начальник ЛечСанупра Кремля созвал совещание в составе академ. Виноградова В.Н., проф. Василенко В.X., д-ра Майорова Г.И., патологоанатома Федорова и меня. На этом совещании Егоров заявил присутствующим о том, что собрал всех для того, чтобы сделать окончательные выводы о причине смерти А.А. Жданова и научить, как надо вести себя в подобных случаях. На этом совещании пр. Егоров еще раз упомянул о моей "жалобе" на всех здесь присутствующих и открыл дискуссию по поводу расхождения диагнозов, стараясь всячески дискредитировать меня как врача, нанося мне оскорбления, называя меня "чужим опасным человеком".

В результате вышеизложенного, 7/Х-48 г. меня вызвали в отдел кадров ЛечСанупра Кремля и предупредили о том, что приказом начальника ЛечСанупра с 8/Х с/г я перевожусь на работу в филиал поликлиники.

Выводы:

1) Диагноз болезни А.А. Жданова при жизни был поставлен неправильно, т. к. еще на ЭКГ от 28/VIII-48 г. были указания на инфаркт миокарда.

2) Этот диагноз подтвердился данными патолого-анатомического вскрытия (д-р Федоров).

3) Весьма странно, что начальник ЛечСанупра Кремля пр. Егоров настаивал на том, чтобы я в своем заключении не записала ясный для меня диагноз инфаркта миокарда.

4) Лечение и режим больному А.А. Жданову проводились неправильно, т. к. заболевание инфаркта миокарда требует строгого постельного режима в течение нескольких месяцев (фактически больному разрешалось вставать с постели и проч. физические нагрузки).

5) Грубо, неправильно, без всякого законного основания профессор Егоров 8/IХ-с/г убрал меня из Кремлевской больницы в филиал поликлиники якобы для усиления там работы.

7/IХ-48 г.

Зав. кабинетом электрокардиографии Кремлевской больницы

врач Л. Тимашук".

Итак, как видите, Власик вместо того, чтобы вмешаться и спасти Жданова, или хотя бы разобраться, что же произошло, направляет заявление тому, на кого Тимашук жалуется – Егорову. Это, надо сказать, даже в сегодняшней России запрещено. И Егоров устраивает травлю Тимашук. За что? За то, что она правильно установила диагноз?

Но и секретарь ЦК Кузнецов в смерти Жданова не стал разбираться, а на письмо Тимашук, по ее утверждению, он просто промолчал. Промолчал и на второе письмо, которое Тимашук послала ему в декабре 1948 г.

Потом, после ХХ съезда, когда Хрущев объявил, что "дело врачей" якобы состряпано Сталиным по доносу Тимашук, Лидия Феодосьевна очень много писала всем, пытаясь добиться справедливости и восстановить свое честное имя. Вот прочтите отрывок из письма Тимашук министру здравоохранения СССР, написанного сразу после упомянутого съезда 31.01.1956 г.

"…Майор Белов предложил мое заявление с ЭКГ передать не в ЦК ВКП(б), а по линии его начальства – Н.С. Власик. Я не возражала, но просила это сделать побыстрее, т.к. состояние больного ухудшалось, а режим и лечение не соответствовали его заболеванию (больному разрешалось вставать в уборную, гулять по парку и ежедневно делали общий массаж — массажистка Туркина В.Д.).

30/VIII-48 г. больной Жданов А.А. скончался. Результаты патологоанатомического вскрытия подтвердили диагноз инфаркта миокарда, поставленного мною при жизни больного (вскрытие производилось на даче в Валдае патологоанатомом Федоровым).

7/IX-1948 г. я написала письмо в ЦК ВКП(б) на имя секретаря Кузнецова А.А., в котором изложила свое мнение о неправильном диагнозе и лечении больного Жданова (копию письма прилагаю).

Я не получила ответа на письмо, и 7 января 1949 г. вторично послала в ЦК ВКП(б) А.А. Кузнецову письмо с просьбой принять меня по делу покойного Жданова, но и на это письмо ответа не получила, с тех пор я больше никуда не обращалась по этому вопросу.

Спустя четыре с лишним года, в конце 1952 г., меня вызвали в МГБ к следователю по особо важным делам, который предложил мне написать все то, что я знаю о лечении и смерти Жданова А.А.

Я изложила то, что мною уже было написано в 1948 г. в ЦК ВКП(б) т. Кузнецову А.А. После этого меня еще вызывали в МГБ по тому же вопросу.

20/01-1953 г. меня вызвали в Кремль к Г.М. Маленкову, который сообщил мне о том, что он от имени Совета Министров СССР и И.В. Сталина передает благодарность за помощь Правительству в разоблачении врачей – врагов народа и за это Правительство награждает меня орденом Ленина. В беседе с Г.М. Маленковым речь шла только о врачах, лечивших Жданова. Я ответила, что ничего особенного не сделала для того, чтобы получить столь высокую награду, и на моем месте любой советский врач поступил бы так же.

В Кремлевской больнице я проработала 28 лет без единого упрека, о чем свидетельствует награждение меня в 1950 г. орденом "Знак Почета" и в 1954 г. орденом "Трудового Красного Знамени".

И еще через 10 лет Тимашук все пытается достучаться до партноменклатуры. Вот отрывок из ее письма в Президиум XXIII съезда КПСС, съезда, который проводился уже после того, как Хрущева самого выгнали на пенсию и заклеймили позором "волюнтаризма".

"…Руководство 4-го Глав. Управления во главе с проф. A.М. Марковым в апреле 1964 г. заявило мне, что я не могу больше оставаться в должности зав. отделением функциональной диагностики (несмотря на то, что руководимое мною отделение носит звание "Бригады коммунистического труда"), потому что в 4-ом Управлении работают профессора, пострадавшие, и создали мне такие условия, что я вынуждена была уйти на пенсию. После ухода на пенсию я потеряла возможность получить квартиру, мне отказано в характеристике для получения персональной пенсии и т.п.".

Никто не ответил врачу Тимашук и она умерла оклеветанной в 1988 г.

Немного честная

А все потому, что Тимашук в те годы была слишком хитрой, но те, кого она хотела перехитрить, потворствовали ее хитростям только до того момента, пока не почувствовали себя в безопасности. Поэтому она, в конце концов, перехитрила только себя.

Давайте проанализируем все, что она написала и добавим к этому анализу факты, которые собрал Г. Костырченко в своем пасквиле на Сталина.95

Из ее слов в письмах следует, что Тимашук очень, ну просто очень-очень хотела спасти Жданова. Давайте поставим себя на ее место. Вот мы сделали кардиограмму и из нее узнали, что у Жданова инфаркт и для того, чтобы его спасти, нужно немедленно прописать ему строжайший постельный режим. Если мы честные врачи, то что бы мы сделали? Правильно, мы немедленно бросились бы к Жданову и убедили его лечь, не вставать и не сильно шевелиться. Спасать, так уж спасать! А что сделала Тимашук?

Она ни слова не говорит Жданову, по требованию Егорова и Виноградова меняет свой диагноз, а затем пишет записку Власику, причем находит где-то фотоаппарат, чтобы снять фотокопию кардиограммы. (Саму кардиограмму она приложила к записке). Как это понять? А понять это нужно только так.

Ей плевать было на Жданова, она заботилась только о себе. Ведь если бы Жданов умер, а вскрытие показало, что у него был инфаркт, то все врачи (Майоров, Егоров, Виноградов) хором бы указали пальцами на нее как на виновницу – ведь это она своей расшифровкой кардиограммы "убедила" их, что инфаркта нет. Вот Тимашук и застраховалась, послав письмо Власику. Теперь, в случае смерти Жданова от инфаркта, она могла кричать, что всех предупреждала, а если бы Власик ее записку и ленты кардиограммы уничтожил, то она бы предъявила их фотокопии. Мне думается, что она сама не сильно верила в свой диагноз и если бы Жданов выздоровел, то она бы оправдалась перед Власиком, что от старательности "перебдела", ведь в таких случаях лучше "перебдеть", чем "недобдеть".

Но Жданов умер и теперь она своей запиской поставила, как минимум, на грань увольнения Егорова, Виноградова и самого Власика.

31 августа 1948 г. Жданову делают вскрытие. Странно уже то, что для вскрытия было бы разумнее всего перевезти тело Жданова в Москву, в специализированную операционную, но вместо этого патологоанатом Федоров приезжает в санаторий на Валдай и делает это вскрытие в полутемной ванной комнате. При вскрытии тела члена Политбюро обязан быть и представитель Политбюро, которому патологоанатом обязан объяснить причины смерти. Таким представителем на Валдай вылетел секретарь ЦК А.А. Кузнецов. Мало того, хотя их никто не звал, но вместе с Кузнецовым на вскрытии присутствовали Вознесенский и Попков. Я уже писал, что эта троица была расстреляна за измену Родине через 2 года, в 1950 г. по так называемому "ленинградскому делу".

Вот эти "честные партийцы" и обеспечили, чтобы, по словам Костырченко, "…сделанное Федоровым описание обнаруженных на сердце Жданова свежих и застарелых рубцов, свидетельствовавших о нескольких перенесенных им инфарктах, содержало массу неопределенных и туманных формулировок ("некротические очажки", "фокусы некроза", "очаги миомаляции" и т.п.), имеющих цель скрыть эти инфаркты. Их также "не заметили" и участники организованного 31 августа в Москве консилиума, в котором участвовали профессора В.Н. Виноградов, В.Ф. Зеленин, А.М. Марков, В.Е. Незлин, Я.Г. Этингер и П.И. Егоров. Ознакомившись с соответствующей клинической и патологоанатомической документацией, а также с анатомическим препаратом сердца покойного, доставленным с Валдая на самолете, они, оставаясь верными принципам корпоративной солидарности, подтвердили правильность официального диагноза".

Костырченко пишет о "корпоративной солидарности", как будто речь идет не о смерти человека, а о распитии казенного медицинского спирта. Кроме этого, разве Кузнецов, Вознесенский, Попков и Власик были врачами? Их-то какая "корпоративная солидарность" заставила одобрить фальсификацию диагноза и доложить Сталину и стране, что Жданов умер не от инфаркта, а от "паралича болезненно измененного сердца при явлении острого отека легких"?

Но оставалась Тимашук со своим заявлением. Вся профессорская братия начала на нее давить, но, видимо, боясь возможного следствия, Тимашук была в растерянности. Тогда Виноградов поставил министру здравоохранения СССР Е.И. Смирнову ультиматум, и Смирнов 7 сентября дал распоряжение о переводе Тимашук в районный филиал Кремлевской больницы.

Не стоит удивляться тому, что министр исполнил приказ академика Виноградова. Дело в том, что Виноградов был экспертом, доверенным лицом судебных органов. Он давал заключения судам, какой врач преступник, а какой – нет. В 1938 г. он был членом экспертной комиссии врачей, по заключению которой суд приговорил к расстрелу профессоров Левина и Казакова, а учителю Виноградова, профессору Плетневу, дал 25 лет лишения свободы.

Но Тимашук, однако, не собиралась соглашаться с тем, что ее так нагло отлучают от кремлевской кормушки. И она пишет новую жалобу. Но обратите внимание – кому! Жалобы пишут начальникам. У Тимашук они были такими: начальник Лечсанупра Кремля Егоров – начальник Главного управления охраны Власик – министр МГБ Абакумов – Предсовмина Сталин. Власику она уже писала, следовательно надо было писать либо Абакумову, либо Сталину, а если в партийные органы, то просто в ЦК. Но она пишет персонально тому, кто благословил фальсификацию диагноза, – Кузнецову. Простите, но это не жалоба, и не желание отстоять принципы, это шантаж. И шантаж срабатывает: Тимашук оставляют в Кремлевской больнице. Более того, она разохотилась и зачем-то еще раз обращается к Кузнецову в декабре 1948 г. (этого письма она не сохранила).

Возможно, она даже радовалась тому, как хитро она прищучила всех, и действительно ей очень долго потакали (о чем ниже). Но она стала соучастником преступления и отрезала себе пути назад: теперь, чем дальше уходило время, тем больше ее записка Власику становилась обвинением ей самой – почему она молчала о том, что Жданова залечили? Далее события по делу о лечении Жданова развивались так.

В связи с расследованием по делу о смерти Щербакова Тимашук 24 июля и 11 августа 1952 г. пригласили в МГБ как эксперта. Упомянутый мною Костырченко делает заключение, что в "ходе этого визита случайно выяснилось", что Жданова лечили неправильно. Это исключено, хотя формально Егорова и Виноградова арестовали после этих вызовов Тимашук в МГБ (18 октября Егорова и 4 ноября Виноградова). Во-первых, если бы следователи узнали о ее письме Власику, то первым бы арестовали его, а на самом деле Власика арестовали только в декабре. Во-вторых, сама Тимашук пишет, что по поводу ее письма Власику и неправильного лечения Жданова ее вызвали к следователю "в конце года", а июль и начало августа это не конец года. В-третьих, она слишком малая величина, чтобы по ее словам арестовали академика и профессора. Нет, Тимашук, как и полагается соучастнику, молчала и о письме Власику, и о неправильном лечении Жданова.

Арест Егорова и Виноградова был произведен после того, как назначенная следствием экспертная комиссия под председательством главного терапевта Минздрава СССР профессора П.Е. Лукомского рассмотрела все оставшиеся документы по лечению Жданова и пришла к выводу, что врачи его залечили. Я пишу про "оставшиеся документы", поскольку летом 1951 г., когда был арестован министр МГБ Абакумов, "Власик, почувствовав опасность, не только изъял у Егорова все документы, связанные с разбирательством жалоб и заявлений Тимашук, пытаясь тем самым утаить их от нового руководства МГБ, но потом доложил Сталину, что никаких оснований подозревать кремлевских медиков не существует", – пишет Костырченко.

Таким образом, о записке Тимашук следствие узнало только где-то в ноябре 1952 г. и скорее всего от начавших каяться Егорова или Виноградова. Егоров докладывал следствию: "Не подлежит никакому сомнению, что если бы Абакумов и Власик провели должную проверку заявления Тимашук сразу же после его поступления, то мы, врачи, виновные в гибели Жданова, были бы разоблачены еще в 1948 году".

Таким образом, в ноябре 1952 г. ("в конце года") Тимашук осталось только подтвердить следствию, что она в 1948 г. такую записку Власику писала. И ей некуда было деться: факт своего письма Власику она подтвердила. Но я хочу, чтобы вы обратили внимание на следующие моменты.

Ни Егоров, ни Виноградов не знали и не могли сообщить следствию, что 7 сентября Тимашук написала еще одну записку – Кузнецову. И об этом ни следствие, ни Сталин так и не узнали. А ведь это было очень важно, поскольку вводило в круг подозреваемых в том, что они заинтересованы в смерти Жданова, не врачей-евреев, а партийную элиту.

Непонятно, почему следствие не арестовало саму Тимашук. Ведь следователи пытались раскрыть заговор, ошибочно считая, что это заговор врачей. Основанием так считать было то, что врачи неправильно лечили Жданова и скрыли это от правительства. Но ведь врач Тимашук делала то же самое! Более того, если Егоров и Виноградов могли добросовестно заблуждаться и не верить, что у Жданова инфаркт, то Тимашук 28 августа, наклеив ленты кардиограммы на бумагу, ниже без тени сомнения написала: "Инфаркт миокарда в обл. передней стенки и перегородки". Но не бросилась к Жданову и не предупредила его! Что толку от ее записки, о которой она после устройства своих дел 4 года молчала, позволяя тем же врачам так же плохо лечить советское правительство? Но следствие Тимашук не арестовало. Почему?

По существу непонятно и за что Тимашук наградили высшим орденом страны и прославили на весь Союз. Формальный ответ, что ее, дескать, сделали героем на фоне врачей-вредителей, должен быть принят – против потребностей агитации и пропаганды нечего возразить. Когда нужно, а героев нет, то их создают искусственно. Но ведь этот орден одновременно стал и ее иммунитетом от следствия: теперь ее уже и не могли допросить об участии Кузнецова в сокрытии причин смерти Жданова. Более того, этот орден вполне можно считать наградой именно за это молчание.

Три ордена

Непонятно, чья была инициатива в награждении Тимашук орденом. Сталина? Могло быть и так, что он, увидев все это дерьмо врачей Лечсанупра Кремля и "чекистов" МГБ, мог сгоряча распорядиться наградить единственного человека, который хоть что-то пытался сделать. Но во всех документах, что я прочел нет ни малейшего упоминания о том, чтобы Сталин хоть когда-нибудь вспоминал о Тимашук. Инициатором награждения могли также выступать непосредственные производственные и партийные начальники Тимашук, впрочем, даже если бы наградить Тимашук распорядился Сталин, то и тогда бы эти начальники обязаны были подготовить представление в Верховный Совет СССР.

Кто эти начальники. По линии государства Лечсанупр подчинялся Главному управлению охраны, а им в то время командовал Игнатьев, сам этот главк входил в состав МГБ, а министром МГБ был Игнатьев, кроме этого, следствие не должно было протестовать против награждения Тимашук и вывода ее из числа подозреваемых, а следствием руководил Игнатьев. Так что Тимашук за орден трижды обязана Игнатьеву – будущему убийце Сталина.

С партийными начальниками Тимашук сложнее. Известно, что до ареста Кузнецова куратором МГБ был он. Известно, что после смерти Сталина и назначения Берия министром объединенного МВД, куратором МВД стал Игнатьев. Кто был куратором органов госбезопасности в период между Кузнецовым и Игнатьевым – неизвестно. Это заинтересовало историка В.В. Кожинова и он путем косвенных вычислений пришел к выводу, что в это время партийным начальником чекистов был Хрущев. Таким образом, кто бы ни был инициатором награждения Тимашук, а обязана она орденами Хрущеву и Игнатьеву, обязана уже тем, что они, зная, что Тимашук надо арестовать, не выступили против ее награждения, если даже считать, что инициатором его все же был Сталин, а не они сами.

Вы можете усомниться в правильности вышеприведенных рассуждений: Кузнецов был уже два года как расстрелян. Ну смолчала Тимашук, ну рассказала бы следствию о своей записке ему, – какая разница? На данном этапе расследования эта разница пока не видна, но я хотел бы обратить ваше внимание на следующее.

Тимашук за 4 года получила 3 ордена. По тем временам это многовато даже для физика, занятого созданием водородной бомбы. Она не была изобретателем, не совершила никаких открытий. За что столько наград? Вот давайте сопоставим даты ее награждений с ключевыми этапами дела Кузнецова. Но прежде два момента.

Трудовые ордена СССР вне правил давались либо за какой-то исключительный трудовой подвиг, либо к юбилею, если награжденный был большой шишкой и его юбилей праздновался. Но Тимашук была скромным врачом, кроме этого, в 1950 и в 1954 гг. у нее не было никаких юбилеев, т.е. вне правила ее не должны были награждать. А правилом было давать трудовые ордена по итогам пятилетки: наиболее отличившимся в пятилетке предприятиям выделялись ордена, которые сами предприятия распределяли между наиболее отличившимися работниками. Но четвертая пятилетка 1950 годом только заканчивалась, пятая заканчивалась в 1955 г., следовательно, "орденоносными" годами были 1951-й и 1956-й. А Тимашук получила ордена в 1950-ом и в 1954-ом. За что?

Второй момент. В 1938 г., когда начался открытый суд над Рыковым и Бухариным с подельниками, уже в ходе процесса к суду с письмом обратился врач Белостоцкий, сообщив, что он из газет узнал, что судят врачей-убийц Горького и ему есть что по этому поводу сообщить суду. Сообщил он о том, что его однажды для подмены послали в качестве медсестры делать уколы больному Горькому. Профессор Левин, "лечивший" Горького, полагая, что не терапевт Белостоцкий не поймет что к чему, распорядился вкалывать больному писателю лошадиные дозы строфантина. Когда Белостоцкий удивился такому назначению и спросил об этом Левина, тот вдруг вообще отменил свое ранее данное назначение вводить Горькому строфантин. Такое "лечение" Горького запомнилось Белостоцкому, а когда он из газет узнал, что это не случайность, то решил сообщить об этом эпизоде суду. Я привожу этот момент вот к чему. В те годы, когда люди узнавали, что тот или иной деятель арестован, то они считали своим гражданским долгом сообщить о фактах деятельности арестованного, которые они до той поры не могли оценить.

Так вот, в 1949 г. арестовывают, а в 1950 г. судят "ленинградскую группу" – Кузнецова, Вознесенского, Попкова и пр. Тимашук знает, что Кузнецов скрыл от Политбюро то, что Жданова залечили. Ее гражданский долг сообщить об этом следствию или суду. Но она молчит. В 1950 г. суд приговаривает Кузнецова к расстрелу, так и не узнав, что тот замешан в смерти Жданова. А молчащая Тимашук получает орден "Знак Почета".

В 1952 г., когда следствие установило, что Жданова все же залечили, Тимашук надо было бы сообщить, что в сокрытии этого участвовал Кузнецов. Но Тимашук молчит и получает орден Ленина.

В 1954 г., когда еще очень неуверенно себя чувствовавший во главе страны Хрущев начинает реабилитацию Кузнецова, Тимашук могла напомнить, что Кузнецов замешан в сокрытии смерти Жданова. Но Тимашук молчит и получает орден Трудового Красного Знамени.

А в 1956 г. Хрущев не может придумать ничего лучшего для фальсификации дела о смерти Жданова, как объявить Тимашук доносчицей, по вине которой якобы арестовали невинных врачей. Тимашук начинает возмущаться, обращаться во все инстанции, но поезд уже ушел: во всех инстанциях сидят люди, "преданные дорогому Никите Сергеевичу".

Вот и вся история Тимашук.

Промежуточные выводы

Что нам отсюда необходимо вычленить и запомнить. Во-первых, среди элиты ВКП(б) созрел какой-то заговор, причем не просто "мирной оппозиции" или людей, "недовольных политикой Сталина", а заговор людей злобных и решительных, способных на убийство кого угодно, в том числе, а, возможно, и в первую очередь, – Сталина.

Во-вторых. Часть этих людей была расстреляна в 1950 г. по "ленинградскому делу", но она не выдала подельников и эти подельники практически всю свою жизнь делали все, чтобы на них не упало никакое подозрение в организации убийств государственных деятелей СССР.

Более того, правда об этом заговоре опасна даже для сегодняшнего режима России, поскольку фальсификация "документов" этого дела идет до сих пор, чем мы займемся позже.

По поведению Хрущева понятно, что он был в этом заговоре и был очень активен. Его другом был А.И. Микоян. Впрочем Микоян был другом всех вождей: про него ходил анекдот, что он пишет мемуары под названием "Как прожить от Ильича (Ленина) до Ильича (Брежнева) без инфаркта и паралича". Кстати, Микоян с Кузнецовым были породнены: сын Микояна был женат на дочери Кузнецова.

В-третьих. Мы видим, что в деле Жданова Кузнецов, Вознесенский и Попков скрыли причину смерти Жданова и на первый взгляд кажется, что они "пожалели врачей". Да кто им эти врачи были, чтобы они их жалели?! Но тогда возникает вопрос – зачем Кузнецов и его подельники пошли на скрытие истинного диагноза смерти Жданова? Разве не все равно, от чего умер Жданов: от инфаркта или от чего другого? Получается, что не все равно, получается, что Кузнецову было очень важно, чтобы Сталин не узнал, что у Жданова был инфаркт. Но почему?!

Чтобы в дальнейшем расследовании из обилия разных фактов вычленять нужные моменты, дам версию: а что если в стране был яд скрытого действия? Такой яд, что если дать его человеку, а после смерти этого человека не предупредить патологоанатома, то вскрытие покажет, что данный человек умер, скажем, от инфаркта.

Тогда, если и Сталин знал о таком яде, и если бы он узнал, что у Жданова инфаркт, то он заставил бы следствие пойти по правильному пути – он заставил бы выяснить, кто к Жданову приезжал в санаторий, какие передачи приносил, что ему впрыскивали врачи и т.д. и т.п. А такое направление следствия, судя по всему, было очень нежелательным для заговорщиков. Поэтому одними врачами в "деле врачей" не обошлось.

Срочно потребовались евреи.

Евреи, выходи!

С началом 1953 г. в смерти членов правительства стали обвинять евреев и, судя по фактам, арест врачей-евреев – это выдумка Игнатьева. Станьте на его место: уже год, как арестован Абакумов по подозрению в еврейском террористическом заговоре, но не признается в нем! И не он один. Ведь не все евреи – жиды. Молчат арестованные вместе с ним его "подельщики-евреи", работники МГБ: Эйтингон, Питовранов, Матусов. Молчит врач-кардиолог Карпай. А что это значит?

А это значит, что никакого еврейского заговора нет, что любовь Абакумова к евреям носит иной характер, что Рюмин с благословения Игнатьева завел дело в тупик.

Обратите внимание на такой штрих. В октябре 1952 г. о неправильном лечении Жданова начал говорить арестованный профессор Егоров, а в начале ноября – академик Виноградов. А ведь Рюмин начал дело против Абакумова, обвинив того в создании условий для смерти врача Этингера, чтобы скрыть факт того, что врач Этингер признался в умерщвлении в 1945 г. члена Политбюро Щербакова. И вот осенью 1952 г. Рюмин, казалось бы, добился победы – получены доказательства того, что и второй член Политбюро умерщвлен врачами, и тоже под прикрытием Абакумова. Казалось бы, Рюмину нужно орден давать, а его, замминистра МГБ, по распоряжению Сталина увольняют из органов МГБ 12 ноября 1952 г. – сразу после "победы". В чем дело?

У меня единственный ответ – после показаний Егорова и Виноградова, после того, как они признались о записке Тимашук Власику, Сталин, видимо, понял, что дело врачей, в котором Абакумов явно завязан (что подтверждает его утаивание записки Тимашук), не связано с евреями, что все эти "еврейские косвенные улики" – тенденциозное истолкование "дела врачей" юдофобом Рюминым, который заводит расследование не в ту сторону. Сталин, видимо, понял, что смерть Жданова нужно рассматривать саму по себе и она не связана с евреями.

Казалось бы, что после того, как Сталин убрал юдофоба из МГБ, еврейская тема должна была заглохнуть. Но не проходит и двух месяцев, как Игнатьев уже сам, без Рюмина, производит аресты полтора десятка врачей-евреев. Возможно (и наверняка), они вели всякие антисоветские разговоры, возможно, из-за этого их кто-то подозревал в злом умысле, но ведь они не лечили Жданова! Рюмин за юдофобство уже наказан, зачем Игнатьев снова пошел по его стопам?

И здесь у меня один ответ – Игнатьеву очень нужно было держать дело о смерти Жданова в "еврейском тупике". Или, иными словами, Игнатьеву очень не хотелось, чтобы "дело врачей" было расследовано по-настоящему: он его не расследовал, а саботировал!

О том, что врачей-евреев арестовали без инициативы Сталина, а, возможно, и без его разрешения, говорят такие факты. Как вы уже знаете, после смерти Сталина Игнатьев пошел на повышение – стал секретарем ЦК, курировавшим МВД. Но через месяц арестованные Игнатьевым врачи-евреи были освобождены, объявлены невиновными, и Игнатьева исключили не только из секретарей ЦК, но даже из членов ЦК. То есть Игнатьеву в деле ареста евреев нечем было оправдываться на Президиуме ЦК: он не смог сослаться на Сталина, все следственные подтасовки против врачей-евреев были только его рук делом.

Не исключено, что и сам Сталин узнал о дополнительном аресте врачей-евреев из газет. Газета "Правда" 13 января 1953 г. разродилась статьей "Подлые шпионы и убийцы под маской профессоров-врачей", в которой писалось следующее.

"Следствием установлено, что участники террористической группы, используя свое положение врачей и злоупотребляя доверием больных, преднамеренно, злодейски подрывали их здоровье, ставили им неправильные диагнозы, а затем губили больных неправильным лечением. Прикрываясь благородным званием врача – человека науки, эти изверги и убийцы, растоптали священное знамя науки. Встав на пути чудовищных преступлений, они осквернили честь ученых.

Жертвами этой банды человекообразных зверей пали товарищи А.А. Жданов и А.С. Щербаков. Преступники признались, что они, воспользовавшись болезнью тов. Жданова, умышленно скрыли имеющийся у него инфаркт миокарда, назначили противопоказанный этому тяжелому заболеванию режим и тем самым умерщвили тов. Ждавнова. Врачи-убийцы неправильным применением сильнодействующих лекарств сократили жизнь тов. Щербакова, довели его до смерти.

В первую очередь преступники старались подорвать здоровье руководящих советских военных кадров, вывести их из строя и тем самым ослабить оборону страны. Арест преступников помешал им добиться своей чудовищной цели.

Кому же служили эти изверги? Кто направлял вредительскую деятельность этих подлых изменников Родины? Какой хотели они добиться цели в результате убийств активных деятелей советского государства?

Установлено, что все участники террористической группы врачей состояли на службе у иностранных разведок, продали им душу и тело, являлись их наемными, платными агентами.

Большинство участников террористической группы – Вовси, Б. Коган, Фельдман, Этингер, Гринштейн и другие – были куплены американской разведкой. Они были завербованы филиалом американской разведки – международной организацией "Джойнт". Грязное лицо этой шпионской сионистской организации, прикрывающей свою подлую деятельность под маской благотворительности, полностью разоблачено.

Опираясь на группу растленных еврейских буржуазных националистов, профессиональные шпионы и террористы из "Джойнт", по заданию и под руководством американской разведки, развернули свою подрывную деятельность и на территории Советского Союза. Как показал на следствии арестованный Вовси, он получил директиву "об истреблении руководящих кадров СССР" из США. Эту директиву ему передали от имени шпионско-террористической организации "Джойнт" врач Шимелиович и известный буржуазный националист Михоэлс. (Соломон Михоэлс – псевдоним, настоящая фамилия Вовси. Родной брат арестованного Вовси. Сейчас его именем называют многочисленные еврейские организации)".

Вы видите резкое смещение акцентов – вместо действительно лечивших Жданова врачей, названы другие врачи и все – евреи. Текст этой статьи вместе с заявлением ТАСС был принят на Президиуме ЦК, но дело в том, что на заседании этого Президиума Сталин отсутствовал. "Бдительные товарищи" сообщение Игнатьева на Президиуме сочли настолько ясным, что совет вождя им не потребовался.

Тут у читателей могут возникнуть сомнения: как бы Президиум ЦК КПСС посмел решать какие-либо вопросы без Сталина? Но дело в том, что это было время сразу после XIX съезда партии, на котором партия была реорганизована и должность вождя партии – Генерального секретаря – была упразднена. Партией руководил Президиум, состоявший из 25 членов и 11 кандидатов, в котором Сталин был простым членом Президиума. А между заседаниями Президиума партией руководили 10 равноправных секретарей, среди которых Сталин был секретарем без определенных обязанностей, поскольку он и от этой должности просил себя освободить. В тот момент элите партии для решения любых партийных вопросов, а вопросы пропаганды были сугубо партийными, Сталин не требовался.

О реакции Сталина на арест врачей рассказала его экономка Валентина Васильева в пересказе дочери Сталина Светланы: "Валентина Васильева рассказала мне позже, что отец был очень огорчен оборотом событий. Она слышала, как это обсуждалось за столом, во время обеда. Она подавала на стол, как всегда. Отец говорил, что не верит в их "нечестность", что этого не может быть…"204

По мере этого расследования у меня все больше возрастает уверенность, что Сталин к этому времени уже не контролировал МГБ и не мог овладеть ситуацией в этом министерстве. Думаю, что именно поэтому он пришел к мысли, что МВД и МГБ следует объединить под началом единственного человека, которому он доверял вполне, – Берия. Ведь сам Сталин не мог в деталях заниматься всеми делами, которые вели следователи. Только по делам особо важных подозреваемых типа Абакумова протоколы допросов пересылались к нему в полном объеме. По остальным делам Игнатьев составлял обобщающую справку. При желании он в этой справке мог что-то "забыть", что-то "посчитать маловажным".

Я, к примеру, думаю, что Тимашук призналась и в том, что она написала письмо Кузнецову, но Игнатьев Сталину эту "маловажную" деталь не сообщил. А Тимашук ласково посоветовал об этом письме забыть навсегда. В результате в справке Игнатьева Сталину Тимашук предстала бедной честной женщиной, которую шельмуют профессора-убийцы, получившие огромные суммы в долларах от заокеанских заказчиков этих убийств. Протоколы обысков у врачей Лечсанупра с указанием сумм изъятых долларов и золота, Игнатьев наверняка приложить к справке Сталину не забыл.

Вот посмотрите на такой эпизод в деле врачей. Никогда до этого никакие аресты и казни евреев-жидов или сионистов в СССР не вызывали никакой реакции со стороны сионистов. А здесь даже не суд, а просто арест для предварительного следствия нескольких евреев вызвал немедленную реакцию. 9 февраля 1953 г. на территории миссии СССР в Израиле было взорвано нечто вроде гранаты. Этим взрывом (видимо, осколками оконного стекла) были ранены жена посланника К.В. Ершова, жена сотрудника миссии А.П. Сысоева и сотрудник миссии И.П. Гришин.257

Правительство Израиля бросилось к СССР с извинениями, но надо сказать, что СССР, в отличие от нынешней вшивой России, подобного отношения к себе никому не прощал – дипломатические отношения были прерваны.

А ведь этот взрыв – какое-то грубое, тупое подтверждение пресловутой статьи в "Правде" о виновности арестованных "врачей-вредителей". "Правда" писала, что евреи-врачи получают задание на убийство членов Правительства СССР от сионистов, и тут как раз очень кстати эти самые сионисты организуют теракт с совершенно очевидным смыслом – "защита врачей-убийц". Ну не правы ли члены Президиума ЦК, которые в отсутствие Сталина приняли на заседании решение бороться с еврейским космополитизмом путем ареста врачей-евреев?

Между тем премьер-министр Израиля Бен-Гурион силами всех спецслужб произвел тщательное расследование и установил, что ни одна из радикальных еврейских групп к организации этого взрыва не причастна, а значительная охрана советской миссии силами Израиля исключала возможность участия в теракте арабских террористов. Эксперты "Моссада" пришли к заключению, что на территории миссии была взорвана либо противопехотная мина, либо граната. Отсюда Израиль сделал вывод, что этот взрыв организовали сами сотрудники миссии СССР, чтобы разорвать дипотношения.258

Возникает вопрос – стоит ли в этом деле верить Бен-Гуриону? Видимо, в данном деле верить можно потому, что для Израиля в тот момент поддержка СССР была очень важна – ведь Израиль, по сути, был еще очень слаб и продолжал испытывать огромное давление со стороны Великобритании и Франции. Портить отношения с СССР ему было ну никак нельзя.

Хасидский раввин Авром Шмулевич по этому поводу пишет: "Израиль всегда старался вести самостоятельную политику и не ориентироваться на какую-то одну силу. Нельзя забывать о роли СССР и Сталина в создании Государства Израиль. Только благодаря поддержке Советского Союза ООН приняла резолюцию о создании государства. Америка ее поддержала и признала Израиль первой, но через некоторое время отозвала свое согласие на создание этого государства, и, кроме того, странами Запада (США, Франция, Англия) было наложено эмбарго на поставку оружия в страну. Это привело к тому, что сразу после объявления о создании Государства Израиль на его территорию вторглись регулярные армии пяти сопредельных государств – Египет, Иордания, Ливан, Сирия, Ирак. Армию Транс-Иордании представлял "Арабский легион", который попросту был частью ВС Великобритании.

Израиль выстоял только потому, что Чехословакия, с разрешения СССР, поставила Израилю оружие".259

СССР – это слишком обще, скажем конкретно – это Сталин поддержал Израиль и Сталин по этой причине не мог не понимать, что сионисты против него терактов планировать не будут ни взрывами, ни с помощью врачей. Заставлять евреев СССР шпионить Израиль будет (куда же от этого деться), но покушаться на Сталина – никогда! Мало кто знает, что несмотря на разрыв дипломатических отношений, в день смерти Сталина в Израиле был объявлен национальный траур.260

Да, у России за всю историю вряд ли был более решительный защитник, чем Сталин. Врагам СССР он платил немедленно и той же монетой. Министр МГБ Грузии Н. Рухадзе рассказывал, что в 1951 г. Сталин ему говорил: "Соседа, то есть, Турцию, надо держать в постоянном страхе и часто его беспокоить, надо иметь ударные группы и совершать набеги. Почему, если они к нам засылают диверсантов и террористов, мы не можем делать то же самое? Подумайте сами над этими вопросами, пусть средства вас не смущают, для этого мы все дадим".70

Но в чем Сталина не обвиняют даже его гнуснейшие враги, так это в том, что он хотя бы однажды пошел на провокацию, да еще и за счет жизней граждан СССР. Взорвать гранату в своем посольстве – это совершенно не в духе Сталина! Сталин выдвинул бы ультиматумы, а после их неисполнения разорвал бы отношения. Казалось бы, что стоило в 1945 г. плюнуть на договор о нейтралитете с Японией, который сама Япония не сильно исполняла, и сразу объявить ей войну? Но нет – сначала все же был денонсирован этот договор, а уж потом объявлена война. Сталин – не американский президент и быть коварным брезговал.

Так что Бен-Гурион, возможно, и не врет, и не ошибается в том, что взрыв на территории советской миссии в Израиле был организован кем-то из членов миссии, большая часть из которых, сами понимаете, была сотрудниками МГБ, т.е. Игнатьева, но Бен-Гурион ошибается в другом – в том, что смысл этого взрыва был только в разрыве отношений между СССР и Израилем. У этого взрыва есть и еще один смысл – министр МГБ Игнатьев "оказался прав", что арестовал евреев-врачей, это они покушались на жизнь членов Политбюро.

Запутывание следствия по делу врачей привлечением к нему врачей-евреев очень нужно было и Хрущеву с его партноменклатурой. Ведь именно при нем само "дело врачей" полностью заглохло, а на ХХ съезде, как я уже написал, оно было представлено так, что вроде никаких улик на врачей и их признаний вообще никогда не было, а это просто антисемитка Тимашук написала Сталину ложный донос, а тот с перепугу вдруг взял и всех евреев арестовал.

А ведь, откровенно говоря, если бы мы на месте заговорщиков задумали внедрить "своего" врача в Кремль, то он никогда не был бы евреем. Ну не идиоты же мы! Случись что, и следователи поиск возможных преступников в таком деле начали бы именно с евреев. И не только в СССР – в любой стране. Что поделать, у евреев есть определенная репутация людей, которые за деньги готовы на все. А следователи любое дело начинают с отработки самых простых версий – именно таких.

И чтобы закончить с "делом врачей" и с Л.Ф. Тимашук, обращу внимание на такую деталь. В журнале "Источник" No. 1 за 1997 г., в котором были опубликованы черновики ее писем, сообщена распространенная версия о том, что 4 апреля 1953 г. было сообщено "об отмене указа о награждении Тимашук" орденом Ленина. А цитируемый мною выше Костырченко откровенно лжет: "Советские граждане узнали об этом из опубликованного 4 апреля в печати "Сообщения Министерства внутренних дел", в котором говорилось также о том, что Л.Ф. Тимашук лишается ордена Ленина "в связи с выявившимися в настоящее время действительными обстоятельствами"". На самом деле ничего подобного в этом "Сообщении" нет, никто Тимашук орденов не лишал ни в 1953 г., ни позже. Весной 1953 г. Берия и в мыслях не держал объявлять смерть Жданова естественной, даже несмотря на то, что врачи по его инициативе были освобождены. Это пришло в голову уже Хрущеву и значительно позже – в 1956 г. А в конце марта 1953 г. уже практически выпущенный на свободу академик Виноградов признавался Берия в посланной ему записке: "Все же необходимо признать, что у А.А. Жданова имелся инфаркт, и отрицание его мною, профессорами Василенко, Егоровым, докторами Майоровым и Карпай было с нашей стороны ошибкой. При этом злого умысла в постановке диагноза и метода лечения у нас не было".

Поэтому давайте займемся врачами как таковыми.

Помощники смерти

Существует устойчивое мнение, что членов правительства лечат самыми лучшими лекарствами с применением самого лучшего оборудования самые лучшие врачи. Я тоже одно время так думал, пока меня не заставил взглянуть на это по-другому такой случай.

Как-то меня, начальника цеха, вызвали к директору завода (умнейшему человеку, кстати) по какому-то производственному делу. Я зашел к нему в кабинет в момент, когда он очень огорченно разговаривал по телефону. Из его реплик я понял, что он получил известие о смерти старого товарища – директора Магнитогорского меткомбината. Когда он положил трубку, то еще под впечатлением от известия он горестно обругал покойного: "Дурак! У него в Магнитогорске прекрасные врачи, прекрасные больницы, а он поехал делать операцию в Москву к этим коновалам из 4-го управления! Да что же он – с ума сошел, что ли?!" Меня тогда очень удивило такое презрение к врачам, которые лечат Правительство СССР, но расспросить я не смог – директор переключился на вопрос, по которому меня вызвал.

Потом я возвратился мыслями к этому эпизоду и пришел к выводу, что директор прав. Врачи обычных больниц и поликлиник лечат всех подряд и загружены, как правило, на двух или более ставках до отказа. А кремлевских врачей щадят. Уже поэтому при прочих равных условиях обычный врач имеет гораздо большую практику, и, следовательно, и гораздо высшую реальную квалификацию, чем кремлевский.

Кроме того, врачебная квалификация кремлевских врачей резко снижена за счет их ученых званий. Ведь на получение этих званий они время забирали у своей практики, да и потом забирали у нее время за счет чтения лекций, просиживания штанов в комиссиях и президиумах. Можно достаточно уверенно сказать, что в среднем, чем выше у врача ученое звание, тем хуже он как врач. (Но пациенты любят, чтобы их лечил профессор, им как-то спокойнее при профессоре умирать).

Вот возьмите случай с Тимашук. Три профессора (из них один академик) уже много дней ошивались у постели больного Жданова и оказались не способны определить, чем он болен, а врач Тимашук, без какого-либо ученого звания, поставила диагноз немедленно после прочтения первой же кардиограммы и беглого взгляда на результаты анализа крови.

Положение с кремлевскими врачами усугубляет то, что эти должности уже давно заполняются блатными – тупыми детками, которых сначала по блату устроили в мединститут, а потом, по блату, в кремлевские врачи. Халява манит. Академик Виноградов, главный терапевт Лечсанупра Кремля, помимо зарплаты на этой должности, получал зарплату еще и как завкафедры в 1-м ММИ, главный редактор журнала "Терапевтический архив", заведующий электрографическим отделением института терапии АМН СССР и еще с ряда других должностей. Все посвящал деньгам. Костырченко пишет: "Когда 4 ноября оперативники пришли за Виноградовым, их поразило богатое убранство его квартиры, которую можно было спутать со средней руки музеем. Профессор происходил из провинциальной семьи мелкого железнодорожного служащего, но еще до революции благодаря успешной врачебной практике успел стать довольно состоятельным человеком, держал собственных призовых лошадей на ипподроме, коллекционировал живопись, антиквариат. Стены жилища лейб-медика украшали картины И.Е. Репина, И.И. Шишкина, К.П. Брюллова и других первоклассных русских мастеров. При обыске были обнаружены, кроме того, золотые монеты, бриллианты, другие драгоценности, даже солидная сумма в американской валюте".

При таких заботах откуда время, чтобы лечить членов правительства? Упомянутая врач Карпай в 1940-1942 гг. была лечащим врачом председателя Президиума Верховного Совета СССР М.И. Калинина. В 1942 г. она обратилась к Виноградову, чтобы тот назначил тщательное обследование Михаила Ивановича, поскольку ей не понравились его жалобы на боли в животе. Как же, станет медицинское светило слушать какую-то Карпай! Виноградов назначил Калинину клизмы, диету и таблетки. А когда через два года хирург вскрыл Калинину брюшную полость, то оказалось, что раковая опухоль достигла размеров, при которых ее уже нельзя вырезать. Хирург Очкин сделал что смог, но Калинин через два года умер.95

Но, возможно, самое тяжелое для пациентов то, что эти врачи боятся лечить. Районный врач боится гораздо меньше и лечит сам, под свою ответственность и легких, и тяжелых больных. А в Кремле пациенты – очень важные персоны, и врачи снимают с себя ответственность консилиумами. А консилиум штука хитрая. Представьте, что у 4-х профессоров консилиума мнения разделились, пациент умер, а вскрытие показало правоту двух. А что делать с другими двумя, которые ошиблись в диагнозе? Их ведь надо увольнять. И корпоративная солидарность требует от врачей консилиума согласиться с одним общим мнением. Тогда если пациент умрет, то можно будет выкручиваться – дескать, течение болезни было столь сложным, что 4 самых светлых ума не могли его определить.

Ведь почему Егоров убедил Тимашук забрать из больничной карточки Жданова свою кардиограмму и дать "осторожное" заключение? Именно потому, что она понимала, чем грозят разногласия.

В тяжелых случаях эти кремлевские врачи не лечат пациента, а страхуют себя на случай его смерти каким-нибудь расплывчатым диагнозом и универсальными лекарствами, которые никому не вредят, но и никого не лечат.

Вот, к примеру, строчки из воспоминаний уже упомянутого мною профессора Мясникова о том, как все медицинские светила Москвы лечили Сталина:

"На следующее утро, четвертого, кому-то пришла в голову идея, нет ли вдобавок ко всему инфаркта миокарда. Из больницы пришла молоденькая врачиха, сняла электрокардиограммы и безапелляционно заявила: "Да, инфаркт".

Переполох. Уже в деле врачей фигурировало умышленное недиагностирование инфаркта миокарда у погубленных-де ими руководителей государства.

Теперь, вероятно, мы… Ведь до сих пор мы в своих медицинских заключениях не указывали на возможность инфаркта. А они уже известны всему миру. Жаловаться на боль, столь характерный симптом инфаркта, Сталин, будучи без сознания, естественно, не мог. Лейкоцитоз и повышенная температура могли говорить и в пользу инфаркта".

У меня вопрос. Симптомы показывали, что у Сталина мог быть инфаркт, так какого же черта два дня никто не делал ему электрокардиограмму? Какого черта вы, профессора, там околачивались?

Далее такая строчка: "Весь день пятого мы что-то впрыскивали, писали дневники, составляли бюллетени". Что значит "что-то впрыскивали"? Вы его лечили или "что-то впрыскивали"?

И вот, наконец, для Мясникова наступила и большая радость: "По ходу вскрытия мы, конечно, беспокоились – что с сердцем? Откуда кровавая рвота? Все подтвердилось. Инфаркта не оказалось (были найдены лишь очаги кровоизлияний)"256

(Как в "Отцах и детях". "Больной перед смертью потел? – Потел. – Это очень хорошо!")

Обычный сельский врач Сталина бы лечил, а эти вместо того чтобы лечить, со страхом ждали результатов вскрытия своего пациента и обозначали свое присутствие тем, что "что-то впрыскивали".

Или возьмем случай с академиком Ландау, который сумел выжить благодаря обычному врачу после тяжелой аварии, но которого все же добил консилиум академиков медицины. История его болезни и смерти, прекрасно описанная женой, в целом напоминает чем-то Божью кару: каким Ландау был академиком физики, такие академики медицины его и лечили. Такой вот вопиющий момент.

Поскольку у Ландау были сильно повреждены легкие, то американцы прислали самолетом посылку с очень сильным антибиотиком. Получил эту посылку в аэропорту "друг" и соавтор Ландау академик Лившиц. Лившиц и академики медицины, составлявшие консилиум "по лечению" Ландау, были уверены, что Ландау умрет, а лекарства такого в СССР еще не было и оно на черном рынке стоило баснословно дорого. Вот академик Лившиц и устроил небольшую коммерцию: он не передал всю посылку в больницу, а выдавал антибиотик поштучно, ампулами. Остальные ампулы он продавал за хорошие деньги тем, кого к нему направляли академики консилиума по "лечению Ландау".

Американский антибиотик оказался эффективным, раны у Ландау зажили. Но его после этого три года непрерывно поносило – он "ходил" чуть ли не через 20 минут. Академики консилиума безапелляционно заявили, что это на нервной почве. Трагизм положения заключался в том, что пока Ландау официально лечил консилиум академиков, нормальные врачи боялись к Ландау приблизиться даже тайно. (Если академики узнают, что какой-то врач поставил диагноз, расходящийся с их диагнозом, они замордуют впоследствии такого врача и сживут его со свету. Просто на каждого умершего у этого врача будут составлять акты, что он умер по вине этого врача. Не дадут защищать диссертации ни ему, ни его друзьям).

А нормальный врач, видя, что его пациента поносит, уже через день-два взял бы кал на анализ и разобрался в чем дело. Академикам медицины такое и за три года в голову не пришло. И когда жена Ландау, три года спустя, сумела привлечь к лечению мужа нормального врача, тот взял анализы и выяснил, что весь желудочно-кишечный тракт Ландау поражен грибком того антибиотика, который прислали американцы. Такое может случиться при применении любого антибиотика и против этого во всем мире используется очень недорогое и недефицитное лекарство – нистатин. Американские врачи как чувствовали, что Ландау будут лечить не врачи, а академики, поэтому они в посылку с антибиотиком вложили и имевшийся в СССР нистатин – намекнули академикам. Но так как нистатином из-за его недефицитности нельзя было спекулировать, то Лившиц забыл о нем сообщить академикам консилиума, а у тех самих не хватило ума давать Ландау нистатин вместе с антибиотиком. Чудо то, что железное здоровье Ландау позволяло ему сопротивляться лечению академиков более трех лет.217

Я понимаю, что никого из читателей не убедил, и случись им заболеть, все будут искать профессора. Что поделать – таковы люди. Я, может, и сам буду искать… Но хочу предложить нечто вроде статистики.

Особенно старательно 4-й Главк Минздрава СССР, в девичестве – Лечсанупр Кремля, лечил глав Советского Союза. Некоторых он залечил до смерти на трудовом посту, а некоторые сумели избежать этой участи в основном за счет того, что их "ушли" на пенсию.

На посту главы СССР скончались в многоопытных руках кремлевских медиков: И.В. Сталин – в 74 года, Л.И. Брежнев – в 76 лет, Ю.В. Андропов – в 70 лет, К.У. Черненко – в 74 года. (Причем последние трое еще задолго до смерти выглядели так, что краше в гроб кладут). Итого, под опекой кремлевских медиков главы Советского государства доживали в среднем до чуть более 73-х лет.

Скончались своей смертью на пенсии: В.М. Молотов – в 96 лет; М.Г. Маленков – в 86 лет; Н.А. Булганин – в 80 лет и всех подвел пенсионер Н.С. Хрущев, скончавшийся всего в 77 лет. Итого, вырвавшись из рук кремлевских врачей, главы СССР жили в среднем до 82-х лет. Разница в 9 лет. Лечение у профессоров даром для здоровья не проходит. Так что Жданова врачи могли залечить и без желания его убить. Просто в силу своей трусости и некомпетентности.

Телохранитель вождя

Для Сталина угроза возрастала и от того, что полностью морально сгнил начальник его охраны – Н.С. Власик.

Нет, Власик в точном смысле слова Сталина не предал. Я в его предательство не могу поверить, прочитав воспоминания Власика. Они были написаны, когда всякая шавка в СССР норовила бросить в Сталина ком грязи, а Власик его в это время защищал! Ни единого плохого слова о Сталине не написал. Мне кажется это немыслимым, чтобы человек готовил убийство, а потом, когда о жертве разрешалось говорить только плохое, ничего плохого не сказал. Думаю, что так не бывает – в помыслах по отношению к Сталину Власик чист.

Но он к концу своей службы ожидовел и предал Сталина, сам того не подозревая, своим ожидовлением.

Как и любой жид, он любил барахло, но, надо сказать, что все же в меньших размерах, чем, к примеру, Абакумов. Как я уже писал, у Власика было другое хобби – сексуальные победы. Когда на суде председательствующий спросил у его друга Стренберга о том, скольких женщин Власика тот знает, то ответ вызвал у Стренберга затруднение:

"Я затрудняюсь сказать, со сколькими женщинами он сожительствовал, ибо часто бывало так, что во время наших встреч у него на даче он с той или иной женщиной удалялся в другие комнаты. Но что он там делал, мне неизвестно".

Отдадим должное нравам тех времен – "групповух" Власик, как видите, не устраивал, но и своего не упускал. Стренберг показывал:

"Должен сказать, что Власик морально разложившийся человек. Он сожительствовал с многими женщинами, в частности, с Николаевой, Рязанцевой, Докукиной, Локтионовой, Спириной, Вещицкой, Градусовой, Авериной, Верой В.

Я полагаю, что Власик также сожительствовал с Щербаковой, с сестрами Городничевыми, Людой, Адой, Соней, Кругликовой, Сергеевой и ее сестрой и другими, имена которых я не помню.

Поддерживая со мной товарищеские отношения, Власик спаивал меня и мою жену и сожительствовал с ней, о чем сам Власик впоследствии цинично рассказывал мне".

Да, Власик был циником. Когда суд вызвал в качестве свидетеля некую Иванскую (о которой Стренберг забыл упомянуть), бедная женщина, мужнина жена попыталась представить дело так, что она ездила к Власику чуть ли не в шахматы играть, но Власику вдруг вздумалось именно в этом вопросе говорить суду правду и ничего, кроме правды: "После того, как ее бросил Окунев, я жил с ней как с женщиной. И должен сказать, что чаще звонила она мне сама, чем я ей". Хвастунишка! Судья поинтересовался, как долго продолжалась интимная связь Власика со свидетельницей. Власик охотно пояснил: "Довольно длительное время. Но встречи были очень редкими, примерно один-два раза в год". Оно и понятно – список женщин у Власика был немаленький, и везде надо было успеть. Но когда судья засомневался, что при таких нагрузках Власик еще и успевал правительство охранять, то тот обиделся: "В вопросах несения службы я был всегда на месте. Выпивки и встречи с женщинами были за счет моего здоровья и в свободное время. Признаю, что женщин у меня было много".19

Но то что Власик, вместо того, чтобы ломать голову над планами охраны правительства в тех или иных местах ломал голову над списком своих женщин на предмет покрытия очередной телки, это еще полбеды. Он болтал и творил вещи просто преступные для человека его должности. Чтобы понять их смысл, приведу пару примеров того, как организовываются покушения на глав государств. Возьмем цитату из книги А. Колпактиди и Е. Прудниковой "Двойной заговор".22

"Японский генштаб давно уже лелеял мечту ликвидировать Сталина – не было только подходящего случая. Однако летом 1938 г. такой случай представился – перешел границу и сдался японцам начальник Дальневосточного управления НКВД Генрих Люшков, человек, хорошо знавший обстановку в России и лютой ненавистью ненавидевший Сталина. Вскоре начальником японского генштаба была утверждена операция под кодовым названием "Медведь".

Осуществить ее должна была группа из шести членов эмигрантского "Союза русских патриотов". Их фамилии: Безыменский, Лебеденко, Малхак, Смирнов, Сурков и Зеленин. Они должны были перейти границу СССР и пробраться в Сочи. Сталин любил принимать в Мацесте лечебные ванны и в это время находился в ванной комнате один. Люшков в свое время был начальником Азовско-Черноморского управления НКВД, знал весь ритуал "омовения" до тонкостей и разработал план покушения.

По ночам напор воды в ванный корпус уменьшали, уровень ее опускался, и можно было по водостоку добраться до подземного накопителя. Высота его около 3 метров. В углу в потолке имелся люк, который вел в кладовку, где хранились метлы, тряпки и прочее хозяйство уборщиков. Так можно было проникнуть в ванный корпус. В бойлерной работали двое техников, которых и должны были заменить террористы. В лагере в Чанчуне соорудили макет корпуса. Террористы учились обращаться с механизмами, чтобы ни у кого не возникло подозрений, что техники — вовсе не техники. После приезда Сталина двое, одетые в халаты техников, должны открыть люк и впустить остальных. Затем предполагалось уничтожить охрану и только потом убить Сталина. Все было продумано до мелочей. На репетициях в девяти случаях из десяти охрана не успевала среагировать. Возвращение группы не планировалось, все террористы были смертниками.

В начале января группа отплыла в Неаполь на пароходе "Азия-мару". 17 января она уже была в Неаполе, 19 января — в Стамбуле. 25 января террористы подошли к границе у селения Борчка. Однако когда боевики вошли в расселину, по которой предполагалось пробраться на территорию СССР, по ним ударил пулемет. Трое были убиты, остальные бежали. Японцы так и не установили причин провала".57

А вот как было организовано покушение на Гитлера. Он ежегодно выступал перед старыми членами партии в один и тот же день и в одно и то же время в пивной, из которой началось нацистское движение. Террорист во время очередного ремонта этой пивной заложил в одну из внутренних колонн мину с часовым устройством. Но в тот год Гитлер из-за дел провел традиционную встречу раньше и ушел из пивной за 20 минут до взрыва.

Если вы вдумаетесь и в первый, и во второй пример, то обратите внимание, что теракт даже задумать невозможно, если не знать, в каком месте появится глава государства вне службы и дома (где его достать очень трудно).

А Власик всем своим бабам давал билеты и водил их сам в правительственные ложи во всех театрах и на стадионах. Конечно, интеллигентным женщинам было чем похвастаться между собой, но Власик своим разгильдяйством выдавал объекты, о которых посторонним запрещалось знать. Его женщины, между тем, имели выход на иностранцев, т.е. не исключалось, что Власик являлся источником важной информации для террористов, сам того не подозревая. А это, между прочим, преступная халатность, и Власику грех жаловаться за те 10 лет даже не лагерей, а просто ссылки, что он получил от суда.

Однако мне интересно не это. Из воспоминаний Власика подспудно следует, что его все время хотели либо убрать от Сталина, либо заставить сделать что-то преступное. Причем сам Власик, похоже, этого не понимал. Вот он, к примеру, жалуется:

"В 1948 году был арестован комендант Ближней дачи Федосеев. Следствие вел Серов под руководством Берия. У Федосеева было взято показание на меня, что я будто бы хотел отравить Сталина. Сталин усомнился в этом и лично проверил это, вызвав Федосеева на допрос, где тот заявил, что это ложь, которую его заставили подписать побоями. Он пожаловался Сталину, что его избивали. После этого дело взяли из МВД от Берия и передали в МГБ лично Абакумову".19

Ну, во-первых, здесь Власик, по обыкновению того времени, все валит на Берия, хотя Берия в то время к МВД не имел никакого отношения. Министром внутренних дел был Круглов, его первый заместитель Серов – старый дружок Хрущева. Наверняка то, что Федосеева били, это тоже ложь. Вряд ли кто-то бы осмелился сфабриковать дело против начальника охраны правительства. Просто Серов определенным образом извращал показания Федосеева, сгущая акценты на какой-то болтовне Власика или его неправильно истолкованных поступках. Зачем? Перебдел? Вряд ли, на Серова это не похоже.

Вспомним, что Серов был одним из верных подручных Хрущева в деле Берия, но и это не все. Прошу прощения, но предложу вам длинные отрывки из протокола допроса генерал-майора А.М. Сиднева, чтобы вам был понятнее моральный облик высшей номенклатуры СССР того времени.

"ВОПРОС: Как получилось, что вы стали мародером?

ОТВЕТ: Сидя в тюрьме, я и сам неоднократно задавал себе этот вопрос. Ведь я с 1928 г. находился в Советской Армии, был хорошим командиром и честным коммунистом, и когда в 1939 г. заканчивал Военно-инженерную академию им. Куйбышева, то по партийной линии был мобилизован в органы НКВД и направлен на руководящую работу. На этой работе я был всем обеспечен, честно и с любовью относился к труду. Отечественная война застала меня на работе в Особом отделе НКВД и с армией я переносил все тяготы. В 1944 г., являясь заместителем начальника Управления "СМЕРШ" 1-го Украинского фронта, я на территории Польши встретился с СЕРОВЫМ, являвшимся в то время Уполномоченным НКВД по указанному фронту. Под его руководством я проводил работу в Польше, а затем, когда советские войска захватили Берлин, СЕРОВ добился моего перевода на работу в НКВД и назначил начальником берлинского оперсектора.

На этой работе СЕРОВ приблизил меня к себе, я стал часто бывать у него и с этого времени началось мое грехопадение.

Полностью сознавая свою вину перед партией и государством за преступления, которые я совершил в Германии, я просил бы только учесть, что надо мной стоял СЕРОВ, который, являясь моим начальником, не только не одернул меня, а, наоборот, поощрял этот грабеж и наживался в значительно большей степени, чем я.

Вряд ли найдется такой человек, который был в Германии и не знал бы, что СЕРОВ являлся, по сути дела, главным воротилой по части присвоения награбленного.

Самолет СЕРОВА постоянно курсировал между Берлином и Москвой, доставляя без досмотра на границе всякое ценное имущество, меха, ковры, картины и драгоценности для СЕРОВА. С таким же грузом в Москву СЕРОВ отправлял вагоны и автомашины.

Надо сказать, что СЕРОВ свои жульнические операции проводил очень искусно. Направляя трофейное имущество из Германии в Советский Союз для сдачи в фонд государства, СЕРОВ под прикрытием этого большое количество ценностей и вещей брал себе.

Следуя примеру СЕРОВА, я также занимался хищениями ценностей и вещей, правда, за часть из них я расплачивался деньгами.

ВОПРОС: Но ведь и деньги вами тоже были украдены?

ОТВЕТ: Я денег не крал.

ВОПРОС: Неправда. Арестованный бывш. начальник оперативного сектора МВД Тюрингии БЕЖАНОВ Г.А. на допросе показал, что вы присвоили большие суммы немецких денег, которые использовали для личного обогащения.

Правильно показывает БЕЖАНОВ?

ОТВЕТ: Правильно. При занятии Берлина одной из моих оперативных групп в Рейхсбанке было обнаружено более 40 миллионов немецких марок.

Примерно столько же миллионов марок было изъято нами и в других хранилищах в районе Митте (Берлин).

Все эти деньги были перевезены в подвал здания, в котором размещался берлинский оперативный сектор МВД.

ВОПРОС: Но этот подвал с деньгами находился в вашем ведении?

ОТВЕТ: Да, в моем.

ВОПРОС: Сколько же всего там находилось денег?

ОТВЕТ: В подвале находилось около 100 мешков, в которых было более 80 миллионов марок.

ВОПРОС: Какое вы имели право держать у себя такое количество денег, не сдавая их в советский государственный банк?

ОТВЕТ: Хранение такого количества денег, конечно, было незаконным, но сделано это было по указанию СЕРОВА.

Когда я ему доложил об обнаружении в Берлине мешков с немецкими марками, СЕРОВ сказал, что эти деньги будут для нас очень кстати и приказал их в банк не сдавать, а держать у себя.

ВОПРОС: За счет этих денег вы и обогащались?

ОТВЕТ: Да. Значительная часть захваченных денег пошла на личное обогащение.

ВОПРОС: Кого?

ОТВЕТ: Больше всего поживились за счет этих денег СЕРОВ и я. Попользовались этими деньгами также КЛЕПОВ и БЕЖАНОВ, работавшие начальниками оперативных секторов МВД в Германии.

ВОПРОС: Как вы разворовывали миллионы находившихся у вас немецких денег?

ОТВЕТ: Это делалось очень просто. СЕРОВ присылал мне так называемые заявки начальников оперативных секторов со своими резолюциями о выдаче им денег.

Эти заявки, как правило, мотивировались необходимостью расходов по строительству и хозяйственным нуждам оперативных секторов. За счет этих сумм действительно покрывались расходы по оперативным секторам, а часть денег разворовывалась.

ВОПРОС: Вам известно, где находятся сейчас все записи по расходованию немецких марок?

ОТВЕТ: Как мне рассказывал НОЧВИН, папки с отчетными материалами об израсходованных немецких марках, собранные со всех секторов, в том числе и записи на выданные мною деньги, были по указанию СЕРОВА сожжены.

Остался лишь перечень наименований сожженных материалов, составленный работниками финансовой группы аппарата СЕРОВА.

ВОПРОС: Кто именно сжигал эти отчетные материалы и записи?

ОТВЕТ: Я этого не знаю, но вероятнее всего в сожжении участвовали финансовые работники аппарата СЕРОВА или его секретарь ТУЖЛОВ, а может быть и все вместе.

ВОПРОС: Но ведь эти материалы необходимо было передать вновь назначенному Уполномоченному МГБ СССР в Германии?

ОТВЕТ: Правильно, но это было не в наших интересах.

Я считаю, что СЕРОВ дал указание сжечь все эти материалы для того, чтобы замести следы, так как, если бы они сохранились, то все преступления, совершенные СЕРОВЫМ, мною, КЛЕПОВЫМ, БЕЖАНОВЫМ и другими приближенными к нему лицами, были бы вскрыты гораздо раньше и, видимо, мы бы давно сидели в тюрьме.

ВОПРОС: А куда вы девали отчетность об изъятом золоте и других ценностях, находившихся у вас?

ОТВЕТ: Эта отчетность так же, как и отчетность по немецким маркам, была передана в аппарат СЕРОВА и там сожжена.

ВОПРОС: Вы это сделали для того, чтобы скрыть хищение золота и других ценностей?

ОТВЕТ: Я сдал эти документы СЕРОВУ потому, что он их у меня потребовал.

О расхищении ценностей с моей стороны я уже дал показания. Присваивал ценности также и СЕРОВ, поэтому, очевидно, была необходимость уничтожить эти документы, чтобы спрятать концы в воду.

ВОПРОС: Не отделывайтесь общими фразами, а говорите, что вам известно о расхищении СЕРОВЫМ золота?

ОТВЕТ: Наряду с тем, что основная часть изъятого золота, бриллиантов и других ценностей сдавалась в Государственный банк, СЕРОВ приказал мне все лучшие золотые вещи передавать ему непосредственно.

Выполняя это указание, я разновременно передал в аппарат СЕРОВА в изделиях, примерно, 30 килограммов золота и других ценностей.

СЕРОВ мне говорил, что все эти ценности он отправляет в Москву, однако, я знаю, что свыше десяти наиболее дорогостоящих золотых изделий СЕРОВ взял себе.

ВОПРОС: Откуда вы это знаете?

ОТВЕТ: Я это лично видел. Являясь к СЕРОВУ с докладом об изъятых ценностях, я приносил ему для просмотра наиболее дорогие образцы золотых изделий и бриллиантов. СЕРОВ в таких случаях долго вертел эти ценности в руках, любовался ими, а затем часть из них оставлял у себя.

Помимо меня, много золотых вещей давали СЕРОВУ и другие начальники секторов…

ВОПРОС: Как все эти вопиющие злоупотребления могли сходить вам безнаказанно?

ОТВЕТ: Я уже показывал, что весь наш грабеж мы чинили под видом изъятия и отправки в Советский Союз трофейного имущества. Кроме того, я, КЛЕПОВ и БЕЖАНОВ пользовались покровительством СЕРОВА, который считал себя хозяином положения в Германии. Поэтому все наши грязные дела сходили нам с рук, и мы считали, что с таким человеком, как СЕРОВ, мы не пропадем.

Особенно хорошо относился СЕРОВ ко мне, потому что в подвале моего сектора хранились деньги и другое ценное имущество, которые я беспрепятственно выдавал СЕРОВУ. К тому же я знал, что СЕРОВ, часто выезжая в Москву, каждый раз увозил с собой большое количество ценных вещей. Я не сомневаюсь, что СЕРОВ такую мою осведомленность, конечно, принимал в расчет.

Должен прямо сказать, что между СЕРОВЫМ, мною, КЛЕПОВЫМ и БЕЖАНОВЫМ установилась круговая порука, все мы воровали и оказывали друг другу в этом помощь. Большое значение имело также подхалимство, процветавшее среди нас по отношению к СЕРОВУ.

Последний, в свою очередь, поощрял нас и умело использовал в своих личных целях.

ВОПРОС: Приведите факты.

ОТВЕТ: Начну с себя. Я не раз выполнял сугубо личные поручения СЕРОВА, которые иначе как подхалимажем назвать нельзя.

Помню, как однажды СЕРОВ поручил мне где угодно достать две комнатных собачки английской породы с бородками, предназначавшиеся, видимо, кому-то в подарок. Это задание оказалось довольно трудным, но благодаря приложенным стараниям собачки с бородками были куплены по 15 тысяч марок за штуку.

Вообще должен сказать, что СЕРОВ уделял очень много внимания приобретению различных вещей и предметов для преподношения подарков каким-то своим связям…

СЕРОВ и ЖУКОВ часто бывали друг у друга, ездили на охоту и оказывали взаимные услуги. В частности, мне пришлось по поручению СЕРОВА передавать на подчиненные мне авторемонтные мастерские присланные ЖУКОВЫМ для переделки три кинжала, принадлежавшие в прошлом каким-то немецким баронам.

Несколько позже ко мне была прислана от ЖУКОВА корона, принадлежавшая по всем признакам супруге немецкого кайзера. С этой короны было снято золото для отделки стэка, который ЖУКОВ хотел преподнести своей дочери в день ее рождения".186

Между прочим, то, что Серов переправлял в Москву и Ленинград ценности для подарков "связям", видимо, и определило то, что его за организацию этого грабежа не тронули. До Сталина, как и в деле Тимашук, никакая информация о Серове не дошла – ни через МГБ, ни через МВД, ни через ЦК. Серов купил всех, было чем.

Серов, кстати, делал подарки и Власику, но тот подарки брал, а каких-то надежд Серова не оправдал. Вот Серов и надавил на Федосеева. По-другому этот случай понять трудно – Серову зачем-то нужно было иметь во главе охраны правительства не Власика.

В 1950 г. кто-то опять делает накат на Власика по поводу его баб, но Сталин опять не принимает мер, хотя, положа руку на сердце, Власика уже давно надо было заменить любым нежидом. Сталин Власику верит.

И, возможно, с учетом этого доверия у кого-то возникает мысль не убрать Власика, а подчинить его себе шантажом. Думаю, что сам Власик этого не понял, поскольку довольно наивно поведал суду следующее:

"1952 г., после приезда из командировки с Кавказа, меня к себе вызвал зам. министра госбезопасности Рясной и дал агентурное дело на Стенберга. При этом он сказал, что в этом деле есть материал и на меня, в частности, о моих служебных разговорах по телефону. Рясной сказал, чтобы я ознакомился с этим делом и изъял из него то, что считал бы необходимым. Я со всем делом не знакомился. Прочитал я только справку — представление в ЦК на арест Стенберга и его жены. После этого я пошел к министру Игнатьеву и потребовал, чтобы он принял решение в отношении меня. Игнатьев мне сказал, чтобы я вызвал к себе Стенберга и предупредил его о необходимости прекращения всяких встреч с неподобающими людьми. Дело он приказал сдать в архив и в случае возникновения какого-либо разговора об этом ссылаться на его указания. Я вызвал Стенберга и сказал ему, что на него заведено дело. Потом показал ему фотографию одной женщины, имевшуюся в этом деле, и спросил, знает ли он ее. После этого я задал ему несколько вопросов, интересуясь его встречами с разными лицами, в том числе и встречей с одним иностранным корреспондентом. Стенберг ответил, что он с ним случайно встретился на Днепрогэсе и больше никогда не видел. Когда же я заявил ему, что в деле имеются материалы, свидетельствующие о том, что он с этим корреспондентом встречался в Москве, уже будучи со мной знакомым, Стенберг заплакал. Я спросил его то же самое и о Николаевой. Стенберг опять заплакал. После этого я повез Стенберга к себе на дачу. Там, чтобы успокоить его, я предложил ему выпить коньяку. Он согласился. Мы с ним выпили по одной-две рюмки и стали играть в бильярд.

Об этом деле я никогда никому не рассказывал. Когда же меня сняли с должности, я запечатал дело Стенберга в пакет и вернул Рясному, не изъяв из него ни одной бумажки".19

Итак, вдумаемся в то, что произошло. Оказывается, к началу 1952 г. на друга Власика, а, следовательно, и на самого Власика как источника информации было заведено агентурное дело, по которому не представляло труда возбудить уголовное дело на Власика, и он был бы осужден, или тут бы уж и Сталин выкинул его со службы.

Но посмотрите, что делают Игнатьев и Рясной. Они отдают Власику агентурное дело на него! Поясню, на суде Власик был обвинен в преступном злоупотреблении властью – он показал Стренбергу из этого дела фамилии трех женщин – агентов МГБ, т.е. Власик выдал их Стренбергу. Но ведь и Игнатьев их выдал! Он выдал Власику агентов МГБ, которые следили именно за Власиком! Игнатьев совершил преступление. Зачем?

О нежной и верной мужской дружбе в данном деле забудем – не тот случай. Игнатьев совершил это преступление с единственной целью – Власик взамен этой услуги тоже должен был совершить преступление. Игнатьеву потребовалось, чтобы Власик был готов на что-то против Сталина. Но, надо думать, дальнейшее "прощупывание почвы" Игнатьеву ничего не дало – Власик, как обычно, подарки принимал, а в ответ ничего против Сталина делать не собирался.

И тогда с ним поступают просто и круто – на Власика мгновенно раскручивается дело о хищении продуктов с правительственного стола. Терпение Сталина иссякает, 29 апреля 1952 г. Власика снимают с должности и отправляют заместителем начальника исправительно-трудового лагеря на Урал.

Вопрос – зачем эта чепуха с хищением продуктов, если Власика можно было снять, показав его агентурное дело Сталину? А было уже нельзя! Сталин бы сразу же заинтересовался, почему это Игнатьев отдал это дело на руки Власику, почему выдал Власику агентов, которые за Власиком следили? Вспоминать об этом деле стало опасно для самого Игнатьева, и Власика убрали, так сказать, альтернативным способом.

Дальнейшая его судьба тоже показательна. Когда в октябре 1952 г. арестовали Егорова и Виноградова и обнаружили записку Тимашук, то возникло подозрение и на Власика – почему он скрыл от Политбюро записку Тимашук, почему скрыл, что Жданова лечили не от инфаркта? Его, как я уже писал, арестовывают, и он до самой смерти Берия допрашивается как соучастник по "делу врачей". Но после убийства Берия об этом деле приказывают забыть, и тогда и возникает вопрос – а за что тогда, собственно, Власик сидит? И ему вспоминают старое агентурное дело, вспоминают баб и болтовню и теперь уже осуждают за злоупотребление властью.

Что следует из дела Власика? Только то, что разгильдяй и дурак начальник охраны Сталина, остающийся преданным Сталину, кому-то очень сильно мешал. Но тот, кто хотел убрать у Сталина охрану, хотел этого, сами понимаете, не из добрых намерений.

Зоя Федорова

Возникает вопрос – а не сильно ли круто мы заворачиваем, подводя все свои размышления к выводу, что окружение Сталина делало попытки его убить? Есть ли хоть один надежный прямой факт таких попыток?

Прямые доказательства стерты из истории, и, возможно, в архивах все о таких фактах уничтожено, умерли или уничтожены и свидетели. Но порою можно наткнуться на такие косвенные доказательства, что диву даешься.

Давайте с этой точки зрения рассмотрим дело об убийстве пенсионерки-киноактрисы Зои Федоровой в 1981 г., через 27 лет после смерти Сталина.

Вот вкратце ее история.261 1907 г. рождения, перед войной стала киноактрисой и сыграла несколько ролей в популярных фильмах, возможно потому, что была замужем за кинооператором Рапопортом. Получила две Сталинские премии и орден, но с началом войны развелась с мужем, и ее прекратили снимать. Жаловалась на правление кинематографии Сталину и Берия, но безрезультатно.

С середины войны находит себя в двух вещах. Во-первых, в очень тесной связи с массой иностранцев американской и английской военных миссий. Валютной проституткой ее, конечно, не называют, но впечатление такое, что это от деликатности. Беременеет от американца, рожает девочку, как признается на следствии, для того, чтобы тот увез ее вместе с дочерью в США. Дочь, кстати, удочеряет ее новый советский муж, композитор, который на следствии признается, что сделал это для того, чтобы тоже вместе с ней уехать в благословенную Америку. Забегая вперед скажу, что американец в 1979 г. действительно забрал свою дочь в США, но в 1947 г. Зоя с удочерителем осталась в СССР. Сидеть.

Второе, в чем развернулась Зоя Федорова, это, естественно, в поливании грязью СССР и его порядков – любимая тема разговоров интеллигентного советского общества.

"Сборища на моей квартире, – записывал суконным языком следователь показания Федоровой, – носили откровенно антисоветский характер. Собираясь вместе, мы в антисоветском духе обсуждали внутреннюю политику, клеветали на материальное благосостояние трудящихся, допускали злобные выпады против руководителей ВКП(б) и советского правительства. Мы дошли до того, что в разговорах между собой обсуждали мысль о свержении такого правительства. Например, артист Кмит (Петька в фильме "Чапаев") в ноябре 1946 г. заявил, что его враждебные настроения дошли до предела, в связи с чем он имеет намерение выпускать антисоветские листовки. Я и моя сестра Мария тут же выразили готовность распространять их по городу".

Ну а в интеллигентном обществе, чем больше хаешь Советскую власть, тем более культурным считаешься. Зоя Федорова была очень культурной. Поэтому следователь записывает ее показания дальше:

"Я должна сказать, что в ходе ряда враждебных бесед я высказывала террористические намерения против Сталина, так как считала его основным виновником невыносимых условий жизни в Советском Союзе. В связи с этим против Сталина и других руководителей ВКП (б) и советского правительства я высказывала гнусные клеветнические измышления – и в этом признаю себя виновной".

К таким словам очень кстати оказался и найденный при обыске у Зои Федоровой пистолет "браунинг".

Зоя Федорова была осуждена на 25 лет, но уже в начале 1955 г. ее помиловали и выпустили на свободу, а к осени полностью прекратили на нее дело. Заметьте, в это время культ личности Сталина еще не осуждали и преступления против Советской власти оставались преступлениями.

После выхода из тюрьмы, Зое Федоровой пошла в руки невиданная удача – она до пенсии снялась более чем в 30 фильмах.

А в 1981 г. она, уже пенсионерка, высказала желание поехать в США навестить свою дочь. И ее нашли в квартире с простреленной головой. Замки не были сломаны – она сама впустила этого человека, спокойно села в кресло, допустила, чтобы он оказался сзади нее, и тот выстрелил ей в затылок. Ничего не взял из квартиры. Прокуратура утверждает, что убийцу ищут до сих пор. А тогда рассматривались все версии, включая политические (по утверждению прокуратуры), было проверено более 4 (!) тыс. человек, более 100 преступников. Без результата.

Еще одна сторона жизни Федоровой. С юности она любила танцевать фокстрот потому, что в этом танце можно сильно прижиматься к партнеру. Прижималась она ко многим партнерам, поэтому впервые была арестована еще ОГПУ в 1927 г. по подозрению в шпионаже, поскольку Зоя и к шпионам тоже прижималась. Но дело прекратили и ее выпустили, полагаю потому, что ОГПУ сделало из нее агента. Это подтверждается и тем, что в 1941 г. Берия предложил ей остаться в Москве, если ее захватят немцы, и работать на советскую разведку. Зоя согласилась, и Берия это согласие высоко оценил – в январе 1941 г. он находит время дважды принять ее для решения каких-то личных вопросов, более того, пообещал помогать и впредь. Но в поведении Федоровой, видимо, что-то изменилось, поскольку верить ей Берия перестал, судя по его отказу помочь ей со съемками в фильмах.

В целом это дело выглядит банальным – озлобленная неудачами "интеллигентка" болтает в кругу таких же жидов лишнее и ее осуждают. Но в этом деле Зои Федоровой есть целый ряд очень нетипичных моментов.

Во-первых. В те годы официальные мероприятия правительства заканчивались банкетами, на которых выступали артисты. То есть Федорова действительно могла оказаться от членов правительства в близости, достаточной для выстрела из браунинга. Так что ее признание по серьезности превосходит признание еврейских студентов в попытке убить Маленкова. Желание, возможно, у них и было, но как бы они до него добрались?

Во-вторых. Непосредственно допрашивал Федорову заместитель начальника следственной части МГБ полковник Лихачев. Заметьте, что выше был приведен протокол допроса генерал-майора Сиднева, который дал показания о преступлениях замминистра ГБ Серова и Главкома сухопутных войск Жукова. И тем не менее Сиднев эти показания давал всего лишь старшему следователю следственной части МГБ подполковнику Путинцеву. То есть Зоя Федорова показывала что-то такое, что не каждым ушам слышать полагалось. И заметьте, это тот самый Лихачев, который скрыл признание Этингера о том, что Щербакова залечили, и тот самый Лихачев, которого расстреляли вместе с Абакумовым.

В-третьих. Лихачев допросил Федорову 99 раз! Но в деле осталось всего 23 протокола, 76 протоколов исчезли еще в ходе следствия.

В-четвертых. Все доказательства были налицо и дело можно было передать в суд. Но замминистра МГБ Огольцов (запомните эту фамилию) почему-то передал его на рассмотрение Особым совещанием при МВД.

Кто персонально входил в Особое совещание после раздела НКВД на МВД и МГБ, сказать не могу, но исходя из документов об учреждении Особого совещания, оно должно было состоять из заместителей министров МВД и МГБ под председательством министра МВД Круглова, и дело должно было рассматриваться в присутствии Генерального прокурора СССР. Тут дело в том, что Особое совещание создано было для рассмотрения дел, по которым нет доказательств вины подсудимого (например, на ОС осуждали жен врагов народа), либо сам факт осуждения данного человека (и его самого) надо было скрыть. Но об аресте киноактрисы Федоровой было всем известно, скрывать тут было нечего, доказательства были. Почему Особое совещание?

Дело в том, что подсудимые на рассмотрение их дел на Особом совещании не вызывались. То есть Зоя Федорова ничего не могла сказать там ни Генпрокурору, ни членам ОС из того, что исчезло из ее дела вместе с 76 исчезнувшими протоколами.

В-пятых. Федоровой дали 25 лет лагерей, но затем, когда она уже сидела в лагере, по инициативе МГБ, Особое совещание вновь возвращается к ее делу и ужесточает наказание – 25 лет тюрьмы за то, что, "отбывая наказание в лагерях МВД, Федорова З.А. пыталась установить нелегальную связь с иностранцами".

Исследователи ее дела установили и этого иностранца. Им оказался Л.П. Берия. 20 декабря 1947 г. Федорова отправляет ему из лагеря письмо с просьбой о помощи, а 27 декабря Особое совещание срочно собралось и приняло решение о переводе ее из лагеря в тюрьму. Письмо Федоровой до Берия так и не дошло. В МГБ почему-то очень боялись, что Берия переговорит с Федоровой.

В-шестых. В 1955 г., повторяю, никакой реабилитации "жертв сталинизма" еще не было, и то, что Федорова все же была реабилитирована, свидетельствует, что ей сильно помогли с самого "верха".

Об этом же свидетельствуют и посыпавшиеся на престарелую Федорову роли в кино. Ведь чего-чего, а актрис в СССР было, как навоза, если не больше.

Все эти странности свидетельствуют об одном – показания Федоровой о намерении убить Сталина явились не только плодом давления следователя. Более того, нити от Федоровой потянулись к кому-то на самый верх. Ее заставили держать язык за зубами и следили, чтобы у Федоровой не появилась возможность этот язык распустить. В связи с чем и перевели из лагерей в тюрьму, после первой же попытки связаться с Берия.

Но к старости Федорова потеряла бдительность, возможно, стала считать, что прошлое уже никого не волнует, и завела разговоры о поездке в Америку. Но ведь там за нею невозможно было уследить, и она могла сказать то, о чем 34 года молчала. Вот и пришлось ей умереть.

Вы скажете, что все действующие лица той эпохи к началу 80-х уже были в мире ином. Ну наболтала бы чего старуха – кого это уже волнует?

Волновали не конкретные лица, волновало другое. Нельзя было допустить, чтобы в общество просочилась мысль, что вокруг Сталина постоянно клубились какие-то заговоры и причем составленные теми, кто в нашей официальной истории числился либо борцом с культом личности, либо жертвой сталинизма.

В жидовском плену

Любому человеку, чтобы принять решение, нужно сначала оценить обстановку. Оценивается обстановка на основании имеющейся информации, а всю информацию Сталину поставлял аппарат партии и государства. Соответственно, какую информацию Сталину поставят, такую оценку Сталин ей и даст и соответствующее решение примет.

Сообщат Сталину, что врачи, из сил выбиваясь, лечили Жданова правильно – наградит. Доложат, что они ошиблись в диагнозе – останется недоволен или накажет.

Все считают, что Сталин был единовластным диктатором и, чтобы много не спорить, с этим можно условно согласиться. Это значит, что он принимал решения, какие сам хотел, никто эти решения ему не мог навязать. Да, это так. По форме.

А по существу он принимал те решения, которые были выгодны лицам, поставляющим ему информацию для этих решений.

Это обычное следствие бюрократической системы управления, принятой до сих пор во всем мире. Начальник – фактически пленник своих подчиненных. Если они, как и начальник, болеют за дело, боятся неудач, то будут поставлять ему правдивую информацию в полном объеме. Но если эти подчиненные являются жидами, уцепившимися за свои должности, как за кормушки, то информацию начальнику они поставляют только ту, что позволяет им у этих кормушек удержаться.

Здесь настолько все просто, что этого никто не замечает.

Вы скажете, что Сталин должен был перепроверять информацию и строго наказывать врущих ему подчиненных. Все это так и Сталин это делал и все, кто с ним работал, это отмечают – не дай Бог было ему соврать. И тем не менее…

Возьмем рассмотренные выше дела. О том, что в лечении Жданова допущена ошибка, Сталин должен был узнать на том заседании Политбюро, на котором начальник Лечсанупра Кремля Егоров докладывал заключение о причинах смерти Жданова. Но не узнал. Должен был узнать по второму каналу – от человека, которому была доверена жизнь членов Правительства СССР, от Власика. Но не узнал! Должен был узнать от министра госбезопасности Абакумова. Не узнал!! Должен был узнать от секретаря ЦК Кузнецова. Не узнал!!! По четырем каналам должен был узнать правду, но так и не узнал ее. Все 4 канала оказались перекрыты жидовьем.

Вы скажете, что Сталин должен был подбирать верных и честных людей. А что – он не пробовал это делать?! Власик был верным, оставался верным даже тогда, когда каждая мразь норовила бросить в Сталина кусок своего дерьма и соревновалась между собой, кто больше. И что толку?

Власик обязан был обеспечить, чтобы Сталина лечили лучшие врачи. А он что сделал? Оставил у Сталина алчных олухов Егорова и Виноградова, а высококвалифицированного кардиолога Тимашук хотел убрать из Кремля. Жидовская верность – штука своеобразная. Жид всегда верен только себе. И защищая Сталина в своих воспоминаниях, Власик, по сути, защищал правильность своей жизни, свой вес в обществе и свой статус. И только.

Вы скажете, что в таком случае Сталин лично обязан был вникать во все уголовные дела, не доверять министрам и следователям. И это Сталин пытался делать, но во что же ты вникнешь, если из 99 протоколов допросов Федоровой в деле осталось только 23 или эти протоколы "подправляет" какой-нибудь Шварцман?

Вот смотрите, причиной ареста министра госбезопасности Абакумова было в том числе и то, что профессор Этингер признался в неправильном лечении члена Политбюро Щербакова, но Абакумов об этом никому не сообщил, и Этингер вдруг поспешно умер. Этингер еврей. Голда Меир устраивает накануне сионистский шабаш, Еврейский антифашистский комитет признается в своей антисоветской, предательской работе. Казалось бы, не было бы ничего странного или нелогичного, если бы в это время вместе с Абакумовым были арестованы все врачи-евреи, причастные к Лечсанупру Кремля. И Рюмин год "роет землю носом" в этом направлении – и никакого компромата на врачей-евреев нет!

Наконец Сталин понимает, что в деле Абакумова след взят неверно, разработка еврейского направления ничего не дает. Рюмина не просто снимают с должности – его выбрасывают из МГБ бухгалтером в министерство Госконтроля. (При Хрущеве убивают судом). Казалось бы, все: сыщики из МГБ, от евреев отцепитесь! Жданова в гроб загнали братья славяне – Егоров, Виноградов, Майоров, Василенко.

Но не тут-то было! Немедленно МГБ вываливает груду компромата на врачей-евреев, которого даже юдофоб Рюмин не нашел! И секретари ЦК КПСС по пропаганде немедленно подсуетились – все газеты дружно начали осуждать космополитизм. А 2 марта, когда еще никому не сообщили, что Сталин болен, все газеты также дружно заткнулись с этим космополитизмом.

Вот это и есть жидовский плен. Ситуация, когда руководитель рад и хочет принять правильное решение, но ему подсовывают такую информацию, что он принимает решения только на пользу жидам.

Мы так много места потратили на обсуждение жидов и их поступков, что просто необходимо прерваться, чтобы поговорить о людях. Сделаем себе передышку.

Глава 12. Люди Сталина

На старте

Победа в войне была началом периода, в котором авторитет СССР как государства, а социализма как строя вознесся так высоко, что политическим противникам СССР не оставалось ничего, кроме тупого повторения: СССР – тоталитарная страна, тоталитарная страна, тоталитарная страна… Ой, там всех убивают, всех убивают, всех убивают…

Это очень тешило жидов во всем мире, но люди во всех странах обращали внимание не на это.

Тут ведь что надо понять. Те страны, по которым прошла война, лежали в развалинах: СССР, Германия, Япония, несколько лучше было положение в Великобритании и Франции. Огромное количество людей, которые могли бы создавать блага и материальные ценности, было убито и искалечено. В то же время в США война развила производство (были построены заводы во всех отраслях и подготовлены кадры рабочих), и это производство с окончанием войны оставалось без загрузки. Итог – у воевавших стран нет ни заводов, ни станков, ни людей, а у США это все есть.

Естественно, что США предложили всем странам взять у них кредит и на этот кредит купить у США новые заводы, новые станки, товары для людей на время, пока в воевавших странах не будет восстановлено собственное производство, не подрастут и научатся работать новые поколения. США решали два вопроса одновременно – обеспечивали свое население работой, и, следовательно, хорошей жизнью, и одновременно закабаляли воевавшие страны долговым процентом под прекрасным предлогом помощи им. Эта помощь известна, как "план Маршалла", но СССР она обошла. Американцы выдвинули столь нелепые политические требования, что было очевидно, что они являются предлогом отказать СССР в помощи любым путем. У Запада появилась, как всем казалось, возможность заставить полуразрушенный СССР влачить жалкое существование в экономической блокаде.

Чтобы понять, на что рассчитывал Запад, давайте еще раз вспомним с чего Сталин начинал. В 1927 г. ЦК ВКП(б) решал, какие очередные шаги предпринимать в сельском хозяйстве, и секретарь ЦК В.М. Молотов запросил у оставшихся в СССР экономистов их видение ситуации. Профессор Н.Д. Кондратьев подготовил справку о состоянии сельского хозяйства, в которой дал и сравнительную таблицу душевых доходов по странам.262 Они были таковы:

Страны

Год исчисления

Народный доход на душу, в золотых рублях

СССР

1925/26

75,7

Россия

1913

101,4

Британская Индия

1923

27,6

Португалия

1923

77,7

Болгария

1923

97,2

Румыния

1923

114,3

Италия

1923

165,2

Германия

1923

223,0

Бельгия

1923

249,9

Франция

1923

348,3

Великобритания

1923

413,5

Австралия

1923

505,3

Канада

1923

518,2

Соединенные Штаты Северной Америки

1923

625,8

Вот эта разница в среднедушевом доходе определяла и разницу в уровнях жизни, в этом доходе все – и среднее потребление продуктов, и количество рубашек, и жилплощадь. Между тем Кондратьев предоставил Молотову очень оптимистические, завышенные данные по разнице в доходах. Американцы, рассчитывая этот показатель, смотрят на эту разницу с большим скепсисом. А. Пригарин об этом пишет: "Часто можно слышать такой довод: после крестьянской реформы 1861 г. Россия начала развиваться ускоренными темпами и, мол, безо всякого социализма она вошла бы в число развитых стран. Но вот что показало совместное исследование, проведенное Хьюстонским университетом США и НИЭИ при Госплане СССР. На старте в 1861 г. душевой национальный доход России составлял примерно 40% по сравнению с Германией и 16% по сравнению с США. Прошло более 50 лет – и что же? В 1913 г. – уже только 32% от уровня Германии и 11,5% от американского уровня. Значит, разрыв увеличился. Поэтому слова о вековой отсталости России не были только образным выражением".5

Между прочим, у более подготовленного читателя цифры Кондратьева и Хьюстонского университета могут вызвать недоумение. Дело в том, что часто можно встретить несколько иной подход к оценке ситуации без ее объяснения. Скажем Н.Н. Яковлев в книге "1 августа 1914 г.", изданной еще в 1974 г., когда царскую Россию не принято было хвалить, писал:

"По общим экономическим показателям Россия отстала от передовых промышленных стран. Но в то же время российская буржуазия доказала свою оборотистость, умение налаживать производства, когда непосредственно затрагивались ее интересы. Примерно на протяжении тридцати лет до начала Первой мировой войны (с 1885 г.) Россия занимала первое место в мире по темпам экономического роста. Если в период 1885-1913 гг. промышленное производство в Англии увеличивалось в год на 2,11%, в Германии – на 4,5, в США – на 5,2, то в России – на 5,72%".168

Становится непонятно: как так? Тридцать лет подряд России увеличивала производство быстрее всех, т.е. как будто бы догоняла самые передовые страны, а разница в среднедушевом доходе русского и американца с немцем все время возрастала. Как так может быть?

Да просто тогда было не намного лучше, чем сегодня. Тогдашнему последнему царю-придурку навесили лапшу на уши, что России "нужны западные инвестиции", что она должна снять защитные барьеры и "войти в мировой рынок", что "рубль должен быть конвертируемый" и т.д. Николай II согласился со своими уродами-советниками, и в Россию хлынул иностранный капитал. Он действительно строил предприятия по добыче и переработке российского сырья, и объемы производства росли быстрее, чем в других странах. Но большая часть этого прироста тут же вывозилась за рубеж в виде процентов за кредиты и дивидендов с западных капиталов. Поэтому среднедушевой доход ограбляемой таким способом России рос медленнее, чем среднедушевой доход тех стран, которые своими кредитами и "инвестициями" Россию грабили.

Большевики этот грабеж прекратили, но еще раз обратите внимание, как бедна была Россия на старте. Среднедушевой доход советского гражданина в 1926 г. составлял всего 75,7 рубля, против 625,8 рубля дохода среднего американца.

Да плюс четыре года разоряющей страну Великой Отечественной войны. Да плюс международная финансовая изоляция. И Запад был уверен, что СССР после войны будет влачить жалкое существование с лучиной и сохой.

Но к удивлению пораженного мира СССР в своем экономическом развитии не пошел вперед, а прыгнул! За 5 послевоенных лет он увеличил прирост промышленной продукции по сравнению с 1940 (довоенным) годом более чем вдвое – на 123%, по сравнению со стартовым 1929 г. промышленная продукция выросла в 12,6 раза! За это время США увеличили ее всего вдвое, Великобритания – на 60%, Италия – на 34%, Франция – на 4%.178

Посмотрите на эти цифры и оцените – надо ли кому-то еще объяснять преимущество социализма над капитализмом? Или преимущество коммунистических идей над жидовскими?

Но дело в том, что в данном вопросе социализм сам по себе ничего не значит. Не будет от него толку, если во главе страны идиоты и жиды, как не будет толку и от трудолюбивого и талантливого народа России.

В мире впечатление от СССР было таково, что Англия – оплот капитализма – начала становиться на социалистические рельсы и после войны приступила к национализации своей экономики, начиная с топливных и металлургических отраслей.263 Однако толку от этого не было, поскольку проводилась национализация без ума – без понятия, что главное это плановость, нацеленная на людей. Объединить планом предприятия, нацеленные на получение прибыли, невозможно в принципе.

Умом Сталина

В действиях Сталина, как хозяина огромного и сложного предприятия – СССР, видна талантливость и огромный ум, хотя действия его кажутся элементарными.

Как только в 1943 г. определился перелом в войне, ГКО начал планировать конверсию – перевод предприятий на мирную продукцию. Конструкторы засели за чертежи этой продукции, технологи – за разработку схем производства. В мае 1944 г. ГКО уже дает задание на производство наиболее нужного оборудования – оборудования заводов стройиндустрии.84 Сталин всегда работал с опережением времени порою на несколько десятков лет вперед. Эффективность его как руководителя была в том, что он ставил очень далекие цели, и решения сегодняшнего дня становились частью масштабных планов.

Образный пример. Вам сегодня нужно жилье, но силы у вас есть только для постройки маленького домика. Но ведь жизнь кончается не завтра, у вас будет больше сил и средств в будущем. Если вы живете только сегодняшним днем, то вы построите свой маленький домик где попало. А когда у вас появится возможность построить большой дом, то старый маленький вы просто разрушите за ненадобностью. Но если и сегодня вы думаете о будущем, то спроектируете сразу большой дом, а маленький – как элемент (комнату) большого. Тогда в будущем постройка большого дома вам будет стоить гораздо дешевле.

Вот мой личный пример. Я работал на крупнейшем в мире заводе ферросплавов в г. Ермаке, тогда в Казахской ССР. Ферросплавы нужны для производства стали, а сталь – основа получения всего. Но ферросплавы очень энергоемкий продукт, наш завод потреблял мощность вдвое большую, чем та, которую давала известная в свое время гидроэлектростанция Днепрогэс. Поэтому завод и построили в этом районе – в узле крупнейшей Ермаковской электростанции и комплекса Экибастузских ГРЭС. А их здесь построили потому, что в этом месте находились крупнейшие в СССР запасы энергетических углей. Наш завод дал первый металл в 1968 г., но когда главный инженер в 1962 г. приехал сюда, еще в голую степь, и стал объяснять местным властям, что он приехал строить новый завод, то свои полномочия он подтверждал правительственным решением, подписанным еще Предсовмина И.В. Сталиным. Это пример того, насколько далеко вперед смотрел Сталин. Так далеко смотрит только человек, для которого его работа – это и есть его жизнь.

Но вернемся в победный год. Итак, СССР разрушен, кредитов нам не дают. Что делать? Сталин взял кредит у народа, и народ ему этот кредит дал. То есть наши отцы и деды получали лишь часть того, что они заработали, а на часть зарплаты они покупали облигации внутреннего займа. Покупали, поскольку на эти деньги и строились те заводы, которые в будущем дали ту продукцию, которая должна была пойти на погашение этих займов.

Особенно тяжелое бремя легло на крестьян. Ведь если можно подождать, пока построятся обувные фабрики, и походить до того времени в стоптанных сапогах, то без хлеба не проживешь. Но народ шел за Сталиным, поскольку понимал, что он хочет. Жиды – не понимали, жиды ныли, ругались, уклонялись от труда и займов, но Люди Сталина понимали и шли за ним.

От войны, как и в других странах, в СССР остались карточки.

Рассмотрим на образном примере, что это значит. Положим, что у нас в стране живет 1000 человек, которым для полного счастья нужно 3000 кг зерна, т.е. по 3 кг на человека. Из этих 3 кг на собственно хлеб идет 0,5 кг, а оставшиеся 2,5 кг скормят скоту и получат 0,3 кг мяса. Если страна эти 3000 кг производит, то хлеб и мясо могут продаваться свободно – никто из жителей больше, чем ему надо, просто не купит.

Но во время войны производство падает уже в силу того, что мужчины уходят на фронт. Положим, что производство упало с 3000 до 1000 кг. Если зерно оставить в свободной продаже, то из 1000 человек 300 наиболее обеспеченных скупят все, остальные 700 умрут. Если поднять цену настолько, чтобы эти 300 не могли купить более чем по 1 кг, то у остальных все равно не хватит денег, чтобы купить даже этот 1 кг.

Поэтому любая страна, оказавшись в подобных условиях, поступает так. Она на 500 кг оставляет прежнюю, низкую цену и каждому гражданину выдает карточку на покупку 0,5 кг, а на остальные 500 кг очень сильно поднимает цену и продает их в коммерческих магазинах. При этом никто не умрет с голоду и при очень большом желании сможет купить хоть немного того, чего хочется, в коммерческих магазинах. По карточкам распределялось многое, включая обувь, ткани и т.д.

Так было в СССР во время войны и сразу после войны, но уже 14 декабря 1947 г. граждане СССР прочли в газетах:

"1. Одновременно с проведением денежной реформы, то есть с 16 декабря 1947 г. отменить карточную систему снабжения продовольственными и промышленными товарами, отменить высокие цены по коммерческой торговле и ввести единые сниженные государственные розничные цены на продовольствие и промтовары.

2. При установлении единых розничных государственных цен на продовольствие и промышленные товары исходить из следующего:

а) на хлеб и муку снизить цены в среднем на 12% против ныне действующих пайковых цен;

б) на крупу и макароны снизить цены в среднем на 10% против ныне действующих пайковых цен;

в) на мясо, рыбу, жиры, сахар, кондитерские изделия, соль, картофель и овощи сохранить цены на уровне действующих пайковых цен;

г) на молоко, яйца, чай, фрукты в отмену ныне действующих высоких коммерческих цен и слишком низких пайковых цен установить новые цены применительно к уровню действующих пайковых цен на основные продовольственные товары;

д) на ткани, обувь, одежду, трикотажные изделия в отмену ныне действующих высоких коммерческих цен и слишком низких цен нормированного снабжения, установленного в городах и рабочих поселках, установить новые цены на уровне в 3,2 раза ниже коммерческих цен;

е) на табачные изделия и спички сохранить цены на уровне действующих пайковых цен;

ж) на пиво снизить цены в среднем на 10% против ныне действующих цен;

з) на водку и вино сохранить ныне действующие цены.

3. Поручить Министерству торговли СССР установить, в соответствии с настоящим постановлением, новые сниженные государственные розничные цены на продовольственные товары по поясам, а также новые государственные розничные цены на промышленные товары для города и деревни.

4. Цены, установленные настоящим постановлением, не распространяются на колхозный рынок и на кооперативную торговлю товарами собственных закупок".264

Хочу обратить внимание, что при отмене карточек цены устанавливают или они устанавливаются сами на уровне, среднем между пайковыми и коммерческими. В данном случае экономистов мира поразило то, что спустя всего два года после войны и после неурожая 1946 г. основные цены на продовольствие были удержаны на уровне пайковых и даже снижены, т.е. практически абсолютно все продовольствие было доступно каждому!

Такое положение для Запада было и неожиданным, и обидным, ведь Англия, разрушенная и пострадавшая в войне неизмеримо меньше, чем СССР, получающая помощь от США, не смогла в 40-х годах отменить распределительную систему и еще в начале 50-х "владычица морей и океанов" не только мясо и хлеб, но даже вонючую треску распределяла по карточкам.263

Среди деятелей партноменклатуры той поры был Д.Т. Шепилов, сподвижник Хрущева по заплевыванию Сталина. Но и он в своих воспоминаниях пишет:

1952 г. государственные магазины и колхозные рынки были завалены продуктами. Утвердившаяся политика ежегодного снижения цен означала ощутимый рост реальной заработной платы".178

Умом людей

Давайте поговорим о снижении цен и о том, откуда оно бралось.

Снизить цены в принципе не сложно, для этого надо снизить затраты труда на эту продукцию. Для снижения затрат нужно, чтобы те, кто производит продукцию, производили ее в единицу времени больше, а труд, заложенный в сырье, материалах и энергии, экономили. Все просто, но…

Тупая скотина этого сделать не сможет, снизить затраты труда могут только умные, талантливые люди. И если при Сталине страна в тяжелейших условиях, но в кратчайшие сроки резко рванула вперед, то это означает, что в указанное время в стране была масса умных людей. И это действительно так, поскольку Сталин придавал уму граждан СССР огромное значение. Он был умнейший человек, и ему было тошно в окружении дураков, он стремился, чтобы вся страна была умной.

База для ума, для творчества – знания. Знания обо всем. И никогда столько не делалось для предоставления людям знаний, для развития их ума, как при Сталине.

Я начал учиться в школе через три года после смерти Сталина, нам уже не преподавали ни логику, ни Конституцию СССР, но в общем ни школа, ни общие порядки в ней еще не сильно изменились. Что характерного было в той, в сталинской школе?

Внутренняя убежденность каждого ученика, что нужно учиться, быть умным. Учились не для получения аттестата, а для получения знаний. Когда мы, дети, вечером покидали здание школы, классные комнаты старших классов заполняли взрослые и даже пожилые люди – начинались занятия вечерней школы, школы для работающих.

Учителя давали знания и требовали их понимания, а не заучивания. Если ученик по тупости или лени не осваивал программу (хотя бы по одному предмету), его оставляли в том же классе на второй, на третий год. До седьмого класса 2-3 второгодника в любом классе было обычным явлением. После седьмого класса масса ребят (второгодники обязательно) шли в фабрично-заводские училища и начинали учиться, если хотели, в 8-м классе уже вечерней школы. Десятилетку дневной школы заканчивали действительно способные или работящие ребята. Все учителя вели кружки по своим предметам, во всем было стремление научить детей искать знания самостоятельно, научить думать.

Такой вот пример. Самой богатой по книжному фонду у нас была районная детская библиотека, кроме того, в ней можно было (отстояв очередь) выбирать книги самостоятельно. Но был такой порядок. Разрешалось брать три книги: одну по своему выбору какую хочешь, одну на украинском языке, вне зависимости от того, в какой школе учишься – русской или украинской, и одну научно-популярную. Никаких замен не разрешалось: не хочешь брать на украинском и научно-популярную – бери одну. Стоять в очереди из-за одной книжки было обидно. Так, почти насильно, вкладывались в детей знания, и просто удивительно, сколько в те годы писалось для детей в доступной форме обо всем: от того, как живут муравьи, до того, как устроена Вселенная.

В старом фильме "Карнавальная ночь" одна из шуток построена на том, что на новогодний вечер приглашен лектор с лекцией "Есть ли жизнь на Марсе?" Для новогодней ночи это перебор, это смешно, но это пример того, какие мероприятия, кроме фильмов и джаза, привлекали людей той поры.

Диспуты, дискуссии были обычным явлением и практически не было тем, по которым нельзя было спорить, не было лиц, чьи мысли и высказывания нельзя было обсудить. Не обсуждалась уместность Советской власти – власти трудящихся, все остальное можно было обсуждать.

Я уже писал, что журнал "Вопросы философии" активно приглашал всех обсудить ошибки и недостатки теории относительности Эйнштейна. При Хрущеве Академия Наук СССР запретила ее обсуждение, и физика зашла в глубокий тупик, за 50 лет не дав людям ничего, кроме никому не нужных и дико дорогостоящих исследований.

При Хрущеве то же произошло и с генетикой. После открытия ДНК в 1955 г., когда стала ясна правота Лысенко, генетики произвели прямо-таки шулерский подлог – они стали утверждать, что участки ДНК это и есть те пресловутые отдельные частички диаметром 0,02-0,06 микрона (гены), но умственное состояние нынешнего населения таково, что ему это уже и не интересно. Ведь смешно. Микробиологи, которых идиоты называют генетиками, затрачивают миллиарды долларов и создают "генетическую" копию овцы. А у тех, кто платит деньги за столь дикие опыты, не приходит в голову простая мысль спросить: а зачем эти деньги потрачены? Ведь племенной баран за полминуты создаст вам овцу гораздо лучшую, чем эта клонированная. 60 лет "генетики" тратят миллиарды на свои исследования, а те, кто действительно улучшает растения и скот (селекционеры), хором утверждают, что им эти "генетические" исследования никогда не были и даром нужны.265

Почитайте "Экономические проблемы социализма в СССР". В этой книге простые экономисты не боятся критиковать Сталина, и Сталин терпеливо объясняет им их заблуждения. В частности в том, что нельзя навязывать крестьянам заботу о технике. Техника должна быть сосредоточена не в колхозах, а на машинно-тракторных станциях (МТС) у специалистов-механиков, которые по требованию специалистов-агрономов (крестьян) обработают землю и уберут урожай так и тогда, как и когда крестьяне укажут.266 Между прочим, в то время Лысенко стремился сделать каждого крестьянина селекционером, сделать труд крестьян творческим. В колхозах строились агропромышленные избы, колхозники учились приемам селекции – опыления, прививке, работе с сортами.

И именно творческий труд десятков миллионов работников производительного труда позволил СССР встать на ноги так быстро, позволил резко опережать Запад.

Стремление к знаниям, к творчеству у советского народа оставалось очень долго. Когда в 1985 г. Горбачев утвердил у власти жидов официально, жидовские интересы у населения стали превалировать перед человеческими. Тиражи научно-популярных изданий стали падать, а желтой жидовской прессы типа "Аргументов и фактов" или "Огонька", стали расти. Тем не менее даже в 1989-1990 гг. на журнал "Наука и жизнь" подписывалось около 2,3 млн. человек, "Техника – молодежи" – 1,5 млн., "Радио" – 1,5 млн., "Юный техник" – 1,7 млн., "Юный натуралист" – 2,9 млн. Даже такой журнал, как "Моделист-конструктор", имел тираж 1,7 млн.265 И только окончательная победа жидовства в 1991 г. погубила эти издания, подавляющую массу населения России все, кроме жрачки и траханья, перестало интересовать, перестало интересовать даже то, что и тем и другим они стали заниматься меньше, чем в СССР.

Испокон веков, когда заканчивалась работа, русский человек, не зная, чем себя занять, пил. Сталин с водкой не боролся, он боролся за свободное время людей.

Любительский спорт был развит чрезвычайно и именно любительский. Каждое предприятие и учреждение имело спортивные команды и спортсменов из своих работников. Мало-мальски крупные предприятия обязаны были иметь и содержать стадионы. Играли все и во все. А сослуживцы искренне болели за своих коллег. Команды состояли из спортсменов всех возрастов. Такой вот близкий мне пример: первый директор Актюбинского завода ферросплавов, построенного в годы войны, играл в заводской футбольной команде почти до пенсии, а его зять (мой товарищ), работая плавильщиком, выступал в конноспортивных соревнованиях. Мой старший брат участвовал в гонках на яхтах и поскольку он был на 8 лет меня старше и был мне нянькой, то у меня от детства остались в памяти гул парусов и романтические слова типа "оверштаг", "бакштаг", "фордевинд".

Не менее были развиты и все виды художественной самодеятельности. Если стадионы или водные станции требовались не от каждого предприятия (это все-таки дорого), то клуб, если не дворец культуры, обязаны были иметь все. А в этих клубах силами местных работников создавались и драмтеатры, и певческие коллективы, и масса других кружков: от кройки и шитья до бальных танцев. Каждое предприятие имело свой оркестр, по меньшей мере духовой.

Сейчас мало кто даже из взрослых сможет объяснить, почему во всех городах СССР от сталинского времени остались парки. А ведь они изначально предназначались для массового отдыха людей. В них обязательно должны были быть читальный и игровые залы (шахматы, бильярд), пивная и мороженицы, танцплощадка и летние театры. Зимой – катки. И по праздникам и выходным, принарядившись, вся округа стекалась в парки и отдыхала в массе, в обществе. После Сталина власть стала бояться скоплений народа, не окруженного милицией или войсками. Парки вырождались.

В те годы милиция редко бросалась в глаза из-за своей малочисленности и даже в патруле милиционеры большей частью были без оружия – их оружием была форма. О дубинках у милиции не могло быть и речи вплоть до Горбачева, а при Сталине, думаю, за одну мысль о том, что советского человека кто-то может ударить палкой, могли посадить как злобного антисоветчика. Конечно, о наркотиках и слухов не было ни у кого, а за мысль о том, что можно легально зарабатывать на жизнь проституцией, могли побить и сами б…и. Они, конечно, были не только в интеллигентном обществе, но считались любительницами и положения своего стеснялись.

Чтобы отметиться и по этой теме, скажу, что в то время советские люди как друга приняли на гастроли французского артиста И. Монтана, а этот, простите, козел накупил в советских магазинах соответствующего нижнего женского белья и устроил из него в Париже выставку – дескать, смотрите, какой убогий этот социализм. Надо сказать, что козлу ответили сами француженки, отдадим им должное. А я бы добавил, что в то время было не до вычурного женского белья, требовалось только, чтобы оно было по сезону теплым и пропускало воздух. Кроме того, советских мужчин возбуждало не белье, а то, что под ним. Советским мужчинам для эрекции никаких стимулов в виде затейливых кружев не требовалось. Не французы небось…

И вот эти десятки миллионов тружеников, умных и пытливых, мужественных и трудолюбивых, и были Людьми Сталина. Он жил для них, они это видели и ценили. И он их и только их и ценил. И всю жидовню СССР заставлял ценить тружеников и служить им.

Ценились не жиды, а люди

Возьмем небольшой статистический пример. Как-то на букинистическом рынке купил подшивку 14-ти номеров журнала "Огонек" за конец 1952 г. Через некоторое время собрал 14 номеров этого же журнала за лето-осень 1999 г.268 Получились две подборки: сталинского "Огонька" и жидовского. Рассматривать все статьи хлопотно, но поскольку это издание всегда было иллюстрированным, то я систематизировал и подсчитал фото и рисунки в этих журналах, их оказалось в 14-ти номерах примерно по тысяче и в 1952-м и в 1999 г. Но в подборке фотографий видна существенная разница.

Нас уверяют, что в те годы все издания непрерывно славили Сталина и непрерывно печатали только его фотографии. Да, действительно, фотографий Сталина довольно много. Правда, следует учесть, что в этот период проходил Конгресс борцов за мир, XIX съезд ВКП(б), праздновались 35-летие Октябрьской революции и 30-летие образования СССР. Кроме того, был подписан договор о дружбе с Китаем. Если учесть не только фото (и картины) со Сталиным, но и фото других политических деятелей, и назвать это фотографиями политиков, то их вместе с фото румынских, китайских, вьетнамских и других деятелей в 14-ти номерах "Огонька" за 1952 г. всего 28 шт., или примерно 1 фотография политика на 36 других фотографий и рисунков.

В 14-ти номерах "Огонька" за 1999 г., только отечественные политики засветили свои рожи 161 раз! При этом никаких значительных политических событий в стране в это время не происходило. Каждая шестая фотография – это или двойник Ельцина, или Жириновский, или Примаков, или на худой конец Хакамада. Больше политиков в "Огоньке" представлена "культурная интеллигенция", т.е. жиды, сумевшие "устроиться" при этих "политиках". Это писатели и журналисты – 56 шт., но главным образом комедианты – артисты, музыканты, комики с небольшим добавлением спортсменов – все те, кто развлекает публику. Таких фото 211 шт. а вместе с писателями – 267 шт., т.е. каждая четвертая фотография в номере – это физиономия какого-то комедианта.

В сталинском "Огоньке" таких тоже немало: артистов и спортсменов – 120, писателей – 12, журналистов – нет. Если говорить о писателях, то это рисунки и фото к юбилейным статьям о Радищеве, Одоевском, Мамине-Сибиряке, Эмиле Золя и венгерском поэте прошлого века Андре Ади. Фото председателя Советского комитета защиты мира писателя Тихонова и маленькие фото авторов к рассказам (Д. Олдридж, Д. Линдсей и др.). Фотографий артистов в полном смысле слова нет, есть создаваемые ими образы в рецензиях на фильмы и спектакли. Фото только спортсменов – не менее полусотни фотографий рекордсменов мира.

В "Огоньке" 1999 г. все не так: в нем писатели и комедианты сняты не в процессе своего труда, а непрерывно учат читателей, как жить и как понимать происходящее – там они оракулы и образец интеллектуальной силы. А вот действительно умные люди – инженеры, ученые, рабочие, врачи – в 14-ти номерах "Огонька" 1999 г., можно сказать, не представлены вообще. Чтобы как-то увеличить их число, я добавил сюда и композиторов с художниками, и фото любых производственных процессов, и все же этих фотографий набралось всего 58 шт. (Это вместе с фото школьников со скворечниками – может, они сами их сколотили). То есть, на 16 фотографий есть едва одна, на которой изображен либо человек, который всю эту жидовскую ораву кормит, поит, одевает и согревает, либо хоть какой-либо из процессов труда.

В "Огоньке" 1952 г. фотографий людей труда, трудовые процессы и результаты труда освещены в каждой третьей фотографии! Их 311 шт.

Вот в этом существенная разница. При Сталине в "Огоньке" славились люди производительного труда – люди умные, реализующие себя в творчестве. При жидах в "Огоньке" славятся жиды, "устроившиеся" забавлять людей с деньгами.

Интересны обложки. В сталинском "Огоньке" на обложках изображены: 1 герб СССР, 1 фото крейсера "Аврора", 1 вид Кремля, 1 фото праздничной демонстрации, 1 фото Мао Цзэдуна и 9 фотографий людей труда. В жидовском "Огоньке" на обложках в 6-ти номерах разного рода коллажи и ничего не означающие рисунки, в одном номере журналист и в 7-ми номерах опять комедианты.

В каждом из 14-ти номеров "Огонька" 1999 г. на второй странице обложки помещено фото какого-либо старого предмета обихода и воспоминания о прошедших годах с какой-либо моралью. Морализовали: 1 писатель, 1 журналист, 1 космонавт (Гречко) и 11 комедиантов – от комика Шифрина до какого-то карлика Федорова.

В сталинском "Огоньке" в No. 52 перед Новым годом взяты интервью с мыслями о жизни у 13 человек. Поскольку это действительно Люди, а не жиды, их стоит и вспомнить. Это были: Мелитон Кантария – Герой Советского Союза, водрузивший Знамя Победы на рейхстаг, на 1952 г. – проходчик шахты; Алексей Воронов – Герой Соцтруда, агроном; Лина Пассар – 17 лет, нанайка, студентка педагогического училища; Паша Ангелина – Герой Соцтруда, бригадир тракторной бригады; И. Эйхвельд – президент Академии наук Эстонской ССР; В. Мамонтов – сталевар, орденоносец; Т. Киргилова – учительница средней школы, Алтай; С. Виштак – дважды Герой Соцтруда, председатель колхоза; С. Чабанова – заслуженный врач РСФСР; А. Иванова – заведующая начальной школы, Сахалин; М. Голубкова – сказительница из Архангельска; Г. Силютина – начальник цеха; Ф. Королев – почетный шахтер.

Вот это характерно. При Сталине мнением комедиантов "за жизнь" не интересовались. Такое впечатление, что все лакеи и холуи, готовые своим пером и рожей удовлетворить любого хозяина, тогда знали свое место. Оно им, конечно, не нравилось, но это никого не трогало – они это место сами себе выбрали.

Сталинский рывок

Вот такие люди, как вышеперечисленные в "Огоньке" 1952 г., и обеспечивали резкий рост производства товаров в СССР и резкое их удешевление. А это давало возможность Правительству СССР ежегодно, с неумолимостью прихода весны, снижать цены. В результате происходил уникальный процесс в истории экономики и финансов – рубль из года в год непрерывно дорожал. На не потраченный в этом году рубль в будущем году товаров можно было купить значительно больше. Пенсии, стипендии, зарплаты из года в год становились все весомее. И это было осмыслено Сталиным и им внедрено (правда, быстро похерено Хрущевым).

Поскольку правда истории заключена в бухгалтерских книгах, то дам выписки из этих книг, подобранные экономистом В. Шараповым.

Давайте же посмотрим на цены того времени.

Самым низким после 1921-1922 гг. уровень жизни в СССР был в 1946-1947 гг.

Какие цены были в 1947 г. (год денежной реформы) на основные продукты питания и товары народного потребления и какими они стали через шесть лет (в год смерти Сталина), явствует из приведенной ниже таблицы.

Наименование

продуктов и

товаров

Цены

в Сталинских

руб.

Снижение

цен

1947 год

1953 год

Хлеб белый и хлебобулочные изделия (1 кг)

5 руб. 50 коп.

3 руб.

в 1,8 раза

Хлеб черный

3 руб.

1 руб.

в 3 раза

Мясо (говядина)

З0 руб.

12 руб. 50 коп.

в 2,4 раза

Рыба (судак)

12 руб.

7 руб. 10 коп.

в 1,7 раза

Молоко (1 л)

3 руб.

2 руб. 24 коп.

в 1,3 раза

Масло сливочное

64 руб.

27 руб.80 коп.

в 2,3 раза

Яйца (десяток)

12 руб.

8 руб. 35 коп.

в 1,45 раза

Сахар-рафинад

15 руб.

9 руб. 40 коп.

в 1,6 раза

Масло растительное

30 руб.

17 руб.

в 1,75 раза

Водка

60 руб.

22 руб. 80 коп.

в 2,6 раза

Пиво (0,6 л)

5 руб.

2 руб. 96 коп.

в 1,7 раза

Банка крабов

20 руб.

4 руб. 30 коп.

в 4,6 раза

Автомобиль "Победа"

16000 руб.

Автомобиль "Москвич"

9000 руб.

Обувь (пара, в среднем)

260 руб.

188 руб. 50 коп.

в 1,35 раза

Ситец (1 м)

10 руб. 10 коп.

6 руб. 10 коп.

в 1,74 раза

Шерстяная ткань (1 м)

269 руб.

113 руб.

в 2,5 раза

Шелк натуральный

137 руб.

100 руб.

в 1,37 раза

Стоимость продовольственной корзины в месяц

1130 руб.

510 руб.

в 1,75 раза

Необходимо иметь в виду, что продовольственная корзина, разработанная в 1950 г. советскими учеными, была значительно "тяжелее" той, которую предложили в 1994 г. "ученые-демократы", в таблице ниже дано их сравнение.

Годовая

норма потребления

в кг.

1953 год

1994 год

Снижение

Хлеб

(белый и черный)

183

102

в 1,7 раза

Картофель

114

105

в 1,08 раза

Овощи и бахчевые

141

110

в 1,28 раза

Фрукты

91

41

в 2,2 раза

Мясо и мясные

Продукты

63

50

в 1,25 раза

Рыба

21

15

в 1,4 раза

Молоко (л)

365

246

в 1,47 раза

Яйца (шт.)

350

140

в 2,5 раза

Цены на колхозных рынках в 1953-55 гг. почти не отличались от розничных государственных. Те потребители, которые не хотели стоять в очереди за дешевыми продуктами, могли с небольшой переплатой приобрести продукты на колхозном рынке (а иногда рыночные товары были дешевле), причем продукты высококачественные, не испорченные нитратами, не замороженные, а свежие.

Такой была картина вплоть до рокового решения Н.С. Хрущева о сокращении у колхозников приусадебных участков в 1959 г. Однако и после этого возросшие на колхозных рынках цены не превышали государственные более чем в 1,5-2 раза.

Заработная плата рабочих в 1953 г. колебалась от 800 до 3000 и выше рублей, что говорит об отсутствии в то время уравниловки.

Шахтеры и металлурги-стахановцы получали в то время до 8000 руб. в месяц.

Заработная плата молодого специалиста-инженера составляла 900-1000 рублей, старшего инженера – 1200-1300 рублей.

Секретарь райкома КПСС получал 1500 рублей в месяц.

Оклад союзного министра не превышал 5000 рублей, зарплата профессоров и академиков была выше, нередко превышая 10 000 руб.

Покупательная способность 10 рублей по продуктам питания и товарам народного потребления была выше покупательной способности американского доллара в 1,58 раза (и это при практически бесплатных жилье, лечении, домах отдыха и т. д.).

С 1928 по 1955 гг. рост продукции массового потребления в СССР составлял 595% из расчета на душу населения.

Реальные доходы трудящихся выросли в сравнении с 1913 г. в 4 раза, а с учетом ликвидации безработицы и сокращения продолжительности рабочего дня – в 5 раз.

В то же время в странах капитала уровень цен на важнейшие продукты питания в 1952 г. в процентах к ценам 1947 г. значительно увеличился.

Товар

Процент подорожания

США

Англия

Франция

Хлеб

128

190

208

Мясо

126

135

188

Масло

104

225

192

Сахар

106

233

370

И если бы сталинская плановая система была сохранена и еще разумно усовершенствована, а И.В. Сталин понимал необходимость усовершенствования социалистической экономики (ведь недаром в 1952 г. появился его труд "Экономические проблемы социализма в СССР"), если бы на первое место была поставлена задача дальнейшего повышения уровня жизни народа (а в 1953 г. никаких препятствий к этому не было), мы уже к 1970 г. были бы в первой тройке стран с самым высоким уровнем жизни.

Вот этим устойчивым улучшением жизни советского народа пугают сегодняшние демократы оболваниваемый ими народ. Умалчивая о том, что Советское государство первым в мире ввело: 8-часовой рабочий день, гарантированное бесплатное образование и здравоохранение, почти бесплатное жилье, пенсию, оплачиваемый отдых, самый дешевый в мире общественный транспорт. СССР первым в Европе после войны отменил карточную систему.

Успехи СССР не на шутку тревожили капиталистические страны, и в первую очередь США.

В сентябрьском номере журнала "Нейшнл бизнес" за 1953 г.в статье Герберта Гарриса "Русские догоняют нас…" отмечалось, что СССР по темпам роста экономической мощи опережает любую страну и что в настоящее время темп роста в СССР в 2-3 раза выше, чем в США.

Кандидат в президенты США Стивенсон оценивал положение таким образом, что если темпы производства в сталинской России сохранятся, то к 1970 г. объем русского производства в 3-4 раза превысит американский. И если это произойдет, то последствия для стран капитала (и в первую очередь для США) окажутся по меньшей мере грозными.

А Херст, король американской прессы, после посещения СССР предлагал и даже требовал создания постоянного совета планирования в США.

Капитал отлично понимал, что ежегодное повышение уровня жизни советского народа является самым веским аргументом в пользу превосходства социализма над капитализмом.

Капиталу однако повезло: умер (скорее был умерщвлен) Сталин.269

А тогда данная экономическая ситуация привела 1 марта 1950 г. Правительство СССР к такому решению:

"В западных странах произошло и продолжается обесценение валют, что уже привело к девальвации европейских валют. Что касается США, то непрекращающееся повышение цен на предметы массового потребления и продолжающаяся на этой основе инфляция, о чем неоднократно заявляли ответственные представители правительства США, привели также к существенному понижению покупательной способности доллара.

В связи с вышеуказанными обстоятельствами покупательская способность рубля стала выше его официального курса.

Ввиду этого Советское правительство признало необходимым повысить официальный курс рубля, а исчисление курса рубля вести не на базе доллара, как это было установлено в июле 1937 года, а на более устойчивой золотой основе, в соответствии с золотым содержанием рубля.

Исходя из этого, Совет Министров Союза ССР постановил:

1. Прекратить с 1 марта 1950 года определение курса рубля по отношению к иностранным валютам на базе доллара и перевести на более устойчивую золотую основу, в соответствии с золотым содержанием рубля.

2. Установить золотое содержание рубля в 0.222 168 грамма чистого золота.

3. Установить с 1 марта 1950 года покупную цену Госбанка на золото в 4 рубля 45 копеек за 1 грамм чистого золота.

4. Определить с 1 марта 1950 года курс в отношении иностранных валют, исходя из золотого содержания рубля, установленного в пункте 2:

4 руб. за один американский доллар вместо существующего – 5 р. 30 коп.

11 руб. 20 коп. за один фунт стерлингов вместо существующего — 14 р. 84 коп.

Поручить Госбанку СССР соответственно изменить курс рубля в отношении к другим иностранным валютам.

В случае дальнейших изменений золотого содержания иностранных валют или изменений их курсов, Госбанку СССР устанавливать курс рубля в отношении к иностранным валютам с учетом этих изменений".270

Задел экономики, который создал Сталин, его планы, подготовленные им люди (как в техническом, так и в моральном плане) были настолько выдающимися, что этот ресурс не могли растратить ни придурь Хрущева, ни апатия Брежнева. СССР в экономическом плане катился вверх от толчка, данного ему Сталиным. В конце раздела еще раз предоставлю слово А. Пригарину:

1913 г. на долю России приходилось лишь немногим более 4% мировой промышленной продукции, в то время как ее население составляло 9% от населения мира. Это означает, что на душу населения в России приходилось в два с лишним раза меньше продукции, чем в остальном мире, включая Азию, Африку и Южную Америку, т.е. самые нищие регионы мира. К середине 80-х годов удельный вес населения СССР сократился до 5,5%. Зато доля промышленной продукции Советского Союза в мировом объеме достигла уже 14,5%. Именно эта цифра названа в статистическом сборнике, который ежегодно готовит ЦРУ Соединенных Штатов. Кстати, наш Госкомстат давал еще более высокую оценку — 20%, но и по американским данным уровень промышленного производства в Советском Союзе на душу населения почти втрое превышал средний мировой уровень. С точки зрения динамики это означает, что за 70 лет Советской власти промышленность в СССР развивалась в 6 раз быстрее, чем в остальном мире.

Если взять такой обобщающий показатель, как национальный доход, то в расчете, выполненном на основе американских данных, он в 1985 г. составлял 57% от национального дохода США, а в пересчете на душу населения — 46,2% вместо 11,5% в 1913 г. Значит, национальный доход в СССР за этот период рос в 4 раза быстрее американского.58

Начиная с середины 70-х годов темпы развития страны начали последовательно снижаться".5

Единственный

Сметь Сталина была радостью для жидов и безутешным горем для Людей. Выдающийся советский инженер, доктор технических наук Владимир Акимович Ацюковский вспоминает о тех днях.

"5 марта 1953 года умер Иосиф Виссарионович Сталин. Для подавляющего большинства моего невоевавшего и старшего воевавшего поколений смерть И.В. Сталина явилась величайшей трагедией. Наверное, среди нас были люди, втихомолку радовавшиеся его смерти, но тогда они не смели об этом даже заикнуться. Уже позже они приложили усилия для ошельмования не только имени Сталина, но и всего, что было сделано при нем. Но мы в те дни были охвачены горем и одной мыслью – побывать в Москве, чтобы поклониться умершему Вождю и Учителю.

В стране остановилась работа предприятий и прекратилась учеба во всех учебных заведениях. Прекратилась она и у нас, в Ленинградском политехническом институте. Все ходили растерянные, но как только стало ясно, что прощание со Сталиным намечено на 10 марта, многие, в том числе и я, помчались на Московский вокзал в надежде добраться до Москвы. О том, что происходило в Москве, мы не знали ничего.

В те дни Московский вокзал напоминал растревоженный улей. Мы поняли, что нам не удастся не только доехать до столицы, но даже выехать из Ленинграда, и я предложил двум своим товарищам простой план, как добраться до Москвы. План состоял в том, чтобы на пригородный поездах объехать все кордоны, которые наверняка выставлены с целью не допустить скопления людей в Москве, а затем уже на дальнем поезде, который, вероятно, все же будет, добраться до места. Ребята отказались, и я поехал один.

Мой план удался как нельзя лучше. Лежа на полу под полкой в почти пустом пригородном вагоне, я слышал, как в Любани по перрону ходили патрули, кого-то задерживали, но в мой вагон не пришел никто, и вскоре поезд покатился дальше. Не помню, где и как удалось подсесть в битком набитый дальний поезд, но в Москву я прибыл на второй день похорон утром и отправился прощаться со Сталиным.

Что произошло в Москве в первый день похорон, хорошо известно. Власти выпустили из рук контроль за ситуацией. Москва оказалась переполнена людьми, рвавшимися в Октябрьский зал, в котором было выставлено для прощание тело И.В. Сталина. Была страшная давка, в которой погибло много народа. Никто не ожидал такого скопления людей. И только через сутки, как раз к тому времени, когда мне удалось добраться до Москвы, порядок был наведен, вся Москва была перекрыта кордонами, и к Сталину допускали только организованные делегации. Мне удалось пройти к площади Свердлова только потому, что я носил шинель, которую мне выдали еще в спецшколе ВВС после ее окончания. Уже вечером, воспользовавшись темнотой и смешавшись с какой-то военной делегацией, я прошел с ней все кордоны. Но на площади Свердлова делегацию погнали с площади за недисциплинированность: жены военных, шедшие в той же колонне, вели себя неприлично – хохотали, веселились, и в конце концов всю колонну завернули. Но я уже был на площади Свердлова и уходить оттуда не собирался. И к ночи со вторых суток на третьи на площади Свердлова собралось около ста человек таких же "проходимцев", как я.

Нас не стали разгонять, а под утро, уже часов в семь третьего дня похорон построили в общую колонну, и с нас началась та гигантская очередь желающих попрощаться со Сталиным, которая растянулась по всей Москве. Никакой давки больше не было, порядок был полный. Я прошел в первой сотне людей, попрощался с человеком, которого почитал больше всех на свете, и уехал домой в общежитие своего института.

А еще через два дня я был вызван на факультетское комсомольское бюро для объяснений, как я посмел бросить свой институт в такие дни. Такие же объяснения давал каждый, кто пытался выехать в те дни в Москву, но дальше Московского вокзала не уехал. А я уехал, и мне было оказано особое внимание.

– Понимаешь ли ты, что ездить в Москву было нельзя? – спросили меня.

– Понимаю, конечно, – ответил я.

– А знал ли ты, что тебе попадет за это?

– Конечно, знал.

– И все же поехал?! И что же, в следующий раз опять побежишь?

– Вы спятили – сказал я комсомольскому начальству, – какой это может быть следующий раз! Сталин у нас был один, и я ездил прощаться с ним, а не с вами. Никакого следующего раза быть не может.

– И ты не раскаиваешься?

– Не раскаиваюсь, – ответил я.

И тогда было принято решение исключить меня из комсомола.

Комсомольская группа, узнав об этом, встала за меня насмерть. Она выразила недоверие факультетскому бюро и потребовала перенесения дела не в Комитет комсомола, где меня наверняка бы исключили со всеми вытекающими из этого последствиями, а на факультетское собрание, которое давно было намечено на ближайшие дни. И факультетское собрание, принципиально осудив меня за недисциплинированность, вынесло мне общественное порицание, чем и ограничилось. Я остался и в комсомоле, и в институте".59

Глава 13. Встречный бой

Жиды уже устали ждать

Мы столько времени посвятили жидовне, что могло показаться, будто все эти разборки с жидами занимали все время Сталина. На самом деле это не так, все его время уходило на управление страной, на руководство Людьми. И жидами Сталин занимался постольку, поскольку они заставляли его ими заниматься. А они заставляли.

Огромная страна, огромные проблемы, огромен энтузиазм людей, создающих народное богатство, и на это богатство, как шакалы, перли жиды всех национальностей, чтобы получше "устроиться", чтобы много жрать, сношаться и ничего не давать взамен.

Устраивались, урывали, но счастья не было – проклятый Сталин не давал жидам жить. Вот бы Жукову пригласить на дачу других жидов и похвастаться, сколько картин, ковров, книжек с золотым теснением он украл в Германии – все остальные жиды попадали б от зависти. А Сталин взял и приказал все это добро у Жукова конфисковать, продать, а на вырученные деньги улучшить жизнь Людей. Вот бы певице Руслановой надеть на себя все эти 300 карат бриллиантов, что ее муж украл в Германии, – все остальные жидовки от зависти бы обмочились. Так нет же – у нее бриллианты для тех же целей конфисковали, а саму с мужем еще и посадили. Так что уж певцу Александровичу с его Цилей бриллианты пришлось прятать настолько далеко, что и воры не нашли. Ну что это за жизнь для жидов?

Устроишься секретарем райкома или в аппарат обкома и ждешь, что тебе все начнут домой нести разные блага, а проклятый Сталин заставляет день и ночь работать, да еще и через МГБ слежку установил за твоим моральным обликом. Вот у секретаря Ленинградского обкома и горкома П.С. Попкова нашли-то всего 15 костюмов, так ведь и это лыко вставили в строку приговора! Ну как бедному жиду жить при Сталине? А ведь эти жиды, после того, как коммунистом быть уже было не страшно, плодились с невероятной скоростью.

Я уже писал, что был такой секретарь ЦК – Шепилов. Сначала, как водится, делал вид, что верно служит Сталину, потом – Хрущеву. Писал для Хрущева доклад о "разоблачении культа личности Сталина". Но в 1957 г., когда Молотов, Каганович и Маленков попытались сместить Хрущева, Шепилова подвел нюх – он не вовремя переметнулся на сторону Молотова и остальных. Однако Хрущев выкрутился, выпер своих противников не только из ЦК, но и из партии, а заодно и Шепилова. Причем Маленков, Молотов и Каганович во всех документах назывались как самостоятельные личности – просто по фамилиям. А Шепилов к ним был присовокуплен как несамостоятельная "шестерка", в связи с чем эта компания официально именовалась: "Маленков, Молотов, Каганович и примкнувший к ним Шепилов". В то время ходил анекдот:

– Какая в СССР самая длинная фамилия?

– Примкнувшийкнимшепилов.

Так вот, этот Шепилов написал уже цитированные мной воспоминания, в которых с циничной откровенностью показывает, кем были на самом деле все эти "верные сыны партии" в ее аппарате, кем была и кем пополнялась партноменклатура. Простите за длинную цитату:

"Во главе управления пропаганды и агитации ЦК стоял многие годы Г.Ф. Александров, сам по себе умный и книжно-грамотный человек, хотя, я думаю, что он никогда не знал и никогда не изучал марксистско-ленинскую теорию капитально, по первоисточникам. Опытный педагог и пропагандист, Александров представлял собой типичный образец "катедер-коммуниста" (то есть "коммуниста от профессорской кафедры"). Он никогда не занимался никакой практической работой ни в городе, ни в деревне. Не был он и на фронте. Окончил среднюю школу, затем философский факультет, затем сам стал преподавателем философии, а вскоре – начальником управления агитации и пропаганды ЦК и академиком. Вот и весь его жизненный путь.

Классовая борьба, социалистическое строительство, трудности, противоречия, война, империалистический мир – все это было для него абстрактными понятиями, а революционный марксизм – суммой книжных истин и цитат. Возглавив агитпроп после опустошительных чисток 1937 – 1938 гг., Александров и в аппарате ЦК, и на всех участках идеологического фронта расставлял своих "мальчиков".

Типичными для этого обширного слоя людей, выдвинутых на руководство участками духовной жизни общества, были заместители Александрова – П.Н. Федосеев, В.С. Кружков, главный редактор газеты "Известия", а затем "Правды" Л.Ф. Ильичев, заместитель Александрова по газете "Культура и жизнь" П.А. Сатюков и многие другие.

Все они, используя свое положение в аппарате ЦК и на других государственных постах, лихорадочно брали от партии и государства полными пригоршнями все материальные и иные блага, которые только можно было взять. В условиях еще далеко не преодоленных послевоенных трудностей и народной нужды они обзаводились роскошными квартирами и дачами. Получали фантастические гонорары и оклады за совместительство на различных постах. Они торопились обзавестись такими акциями, стрижка купонов с которых гарантировала бы им богатую жизнь на все времена и при любых обстоятельствах: многие в разное время и разными путями стали академиками (в том числе, например, Ильичев, который за всю жизнь сам лично не написал не только брошюрки, но даже газетной статьи – это делали для него подчиненные), докторами, профессорами и прочими пожизненно титулованными персонами.

За время войны и после ее окончания Сатюков, Кружков, Ильичев занимались скупкой картин и других ценностей. Они и им подобные превратили свои квартиры в маленькие Лувры и сделались миллионерами. Однажды академик П.Ф. Юдин, бывший некогда послом в Китае, рассказывал мне, как Ильичев, показывая ему свои картины и другие сокровища, говорил: "Имей в виду, Павел Федорович, что картины – это при любых условиях капитал. Деньги могут обесцениться. И вообще мало ли что может случиться. А картины не обесценятся…" Именно поэтому, а не из любви к живописи, в которой ничего не смыслили, все они занялись коллекционированием картин и других ценностей. За время войны они заодно всячески расширяли и укрепляли свою монополию на всех участках идеологического фронта.

На протяжении послевоенных лет я получал много писем и устных жалоб от бывших полиотдельцев и фронтовиков, что они не могут получить работу, соответствующую их квалификации, или даже вернуться на ту работу в сфере науки, литературы, искусства и др., с которой они добровольно уходили на фронт. Впрочем, такие явления монополизации руководства и пренебрежения или даже неприязни к фронтовикам и инвалидам войны имели место и на других участках государственного и партийного аппаратов.

Расследованием по письму в ЦК одной из оскорбленных матерей было установлено, что некий окололитературный и околотеатральный деятель организовал у себя на роскошной квартире "великосветский" дом терпимости. Он подбирал для него молодых привлекательных киноактрис, балерин, студенток и даже школьниц-старшеклассниц. Здесь и находили себе усладу Александров, его заместители Еголин, Кружков и некоторые другие. Кружков использовал великосветский вертеп и для скупки картин.

Что касается многих других "александровских мальчиков", то они проявили обычную для таких людей живучесть. Сбросив с себя несколько мимикрических одеяний, они, когда это оказалось выгодным, стали ярыми поборниками Хрущева. Эта бесчестная камарилья образовала при Хрущеве своего рода "мозговой трест" и стала управлять всей идеологической работой в стране".178

Вы видите: как Сталин ни старался отобрать честных и порядочных людей, как бы жестоко он ни наказывал подонков, а соблазн партноменклатурной халявы был так велик, что жиды лезли в органы управления партии с отчаянной решимостью. Страх тяжелой руки Сталина и алчность к животным благам порождали у жидов всех национальностей такую ненависть к вождю трудового народа, что, перефразируя известное положение, можно сказать: "Верхи уже не удерживали жидов в узде, а жиды уже не могли ждать, пока Сталин умрет своей смертью".

Вот это и есть мотив убийства Сталина, а затем и Берия. Но этот мотив не полный.

Его Брестская крепость

Не надо думать, что Сталин мог вот так взять и подарить жидам дело своей жизни, свой народ. Нет, Сталин дал жидам свой последний бой и пал именно в этом бою у стен защищаемого им Коммунизма. Не для того он посвятил жизнь своему народу, чтобы заменить ему паразитов-капиталистов на паразитов-жидов.

Чтобы понять план того боя, который Сталин пытался выиграть у жидов, напомню, что в основе проблемы было двоевластие в стране. Не неся ответственности по существу, партийный аппарат стал паразитическим и быстро заполнялся жидами. Для победы над жидами, для спасения страны и партии нужно было отстранить партаппарат от государственной власти.

Если хотите, то нужно было создать ситуацию, как сегодня, но только не в таком карикатурном виде, а всерьез. Сегодня есть правящая партия "Медведь" и есть президент Путин от этой партии. Но партаппарат партии "Медведь" (даже будь она не мифической) не может дать команду даже постовому милиционеру. Он и сама партия имеют только одну задачу – пропагандой среди населения обеспечить в Думе депутатов-"медведей" и президента-"медведя". Повторяю, "Медведь" это карикатура и на партию, и на здравый смысл, но ВКП(б) отнюдь бы не была карикатурной. У коммунистов была и конечная цель – Коммунизм, была и работа для ума – идейные проблемы по выбору путей его строительства.

Но отойдя от непосредственной власти, ВКП(б) перестала бы быть халявой для жидов – как с помощью такой партии "устроишься"? Она же власти устроить тебя писателем или послом, ученым или завбазой, не имеет. Уйди ВКП(б) от власти и оказалось бы, что быть членом партии – это значит жить для Коммунизма. Быть секретарем такой партии – это значит по уму и честности превосходить всех, кто живет для Коммунизма. Ну на хрена это жидам?!

Увод партии от непосредственного управления государством восстанавливал действие сталинской Конституции в полном объеме (статья о руководящей роли КПСС появилась в Конституции только при Брежневе), спасал государство и спасал партию. Партия продолжала контролировать, но не органы управления страной, а мораль в обществе.

Сталинская Конституция запрещала иметь контрреволюционные, буржуазные партии, партии, посягающие на власть трудящихся. Но эта Конституция не запрещала иметь несколько коммунистических партий. ВКП(б) в принципе могла разделиться по взглядам на вид деталей конечной цели – Коммунизма, по путям его достижения. Это бы еще более усилило интеллектуальную борьбу в коммунистической среде, усилило бы поиск истин. Коммунисты стали бы интеллектуальной и моральной элитой общества, а не тем жидовским говном, которое предало и Коммунизм, и СССР в числе первых.

Следует добавить, что ненужность партноменклатуры для управления страной была не теорией, а уже зарекомендовавшей себя практикой. Аппарат партии активно участвовал в управлении только до тех пор, пока вождь СССР его возглавлял.

Еще раз напомню структуру ВКП(б). Раз в три года члены партии избирали делегатов на съезд, и съезд ВКП(б) избирал руководящий орган партии – Центральный комитет. Сразу после съезда члены ЦК избирали секретарей партии для непрерывного руководства собственной партией, и Политбюро для непрерывного руководства и партией и государственным аппаратом. После чего члены ЦК разъезжались и собирались в дальнейшем от случая к случаю. Генеральный секретарь ВКП(б) – Сталин – был членом Политбюро, а поскольку он лично был и наиболее выдающимся государственным деятелем, то его личное влияние позволяло ему проводить в Политбюро и ЦК свои решения и, как результат, руководить страной.

Так как у главы страны вопросов для решения возникает очень много, то до войны Политбюро заседало по меньшей мере раз в неделю, поскольку, судя по номерам протоколов и решений, Политбюро решало 50-60 вопросов в месяц.

Но как только Сталин в мае 1941 г. стал официальным главой страны – председателем Совнаркома, заседания Политбюро для него стали ненужной обузой, потерей времени. С наиболее деятельными членами Политбюро – Молотовым, Берия, Кагановичем, Микояном – он совещался как глава страны со своими министрами. Собирать их еще раз на заседании Политбюро для повторного обсуждения уже принятых вопросов и только для того, чтобы обозначить "руководящую роль партии", было глупо. Политбюро стало собираться до смешного редко, по-видимому, только для решения сугубо партийных вопросов. Жорес Медведев в журнале "Урал" (No.7, 1999 г.) сообщает, что, к примеру, в 1950 г. Политбюро ЦК ВКП(б) собиралось всего 6 раз, в 1951 г. – 5 раз и в 1952 г. – 4 раза.71 То есть, с точки зрения управления государством, этот орган утратил свою роль. Текущее управление партией Сталин мог вести как Генеральный секретарь, но, судя по всему, он это управление сильно упустил. Иначе бы не было "ленинградского дела", партноменклатура боялась бы своевольничать.

Очень редко собирались пленумы ЦК и, видимо, только для освящений голосованием кадровых перестановок. А съезды ВКП(б) 13 лет вообще не собирались – не было в них нужды. А ведь это были периоды очень тяжелые – периоды войны и восстановления страны. Хотел этого сам Сталин или нет, делал он это специально или нет, но такой практикой он подтвердил, что в "руководящей роли партии" в государстве нет никакой необходимости, роль ее в обществе должна быть другой.

В это время совместные решения партии и правительства Сталин подписывал только как председатель Совета министров. От партии эти документы подписывал один из секретарей: сначала А.А. Жданов, после него Г.М. Маленков. Тем не менее в обществе авторитет партноменклатуры не падал и (это надо специально подчеркнуть) только потому, что Сталин оставался в должности Генерального секретаря. Его авторитет вождя придавал авторитет и всему партийному аппарату.

Итак, и теоретически было ясно, что партаппарат от управления страной нужно устранять, и практически это было подтверждено.

Что нужно получить, было ясно, но вот как это получить? Объявить, что ВКП(б) нужно устранить от власти? За что? Партия потеряла половину своего состава в боях на фронтах. И даже ее аппарат, особенно низовой, еще далеко не весь ожидился. За что же ей такое недоверие? Более того, ведь это плохой пример для тех стран, где коммунисты еще не пришли к власти, там-то ведь власть надо захватывать!

Операцию по отсечению партноменклатуры от непосредственного руководства государством надо было произвести без боли и без большого шума. Процесс должен был пройти естественно. И Сталин взял в руки скальпель. Этим скальпелем был XIX съезд ВКП(б), прошедший осенью 1952 г.

XIX съезд

Сначала несколько слов вообще. Съезд этот интересен тем, что, начиная от Хрущева любую память о нем партноменклатура старалась тщательно уничтожить. При Брежневе начали выпускать стенограммы всех съездов ВКП(б) и КПСС и следующих за ними пленумов ЦК, на которых происходили выборы руководящих органов. Выпуск стенограмм начали интересно – со стенограмм I-го и сразу ХХ съездов партии. А когда издание этих документов довели до материалов XVIII съезда ВКП(б), то на нем печатание стенограмм и прекратили. Почему? Ведь XIX съезд – это публичное мероприятие, парадное. На нем присутствовали делегации всех зарубежных компартий, масса журналистов. Что же здесь скрывать?

Это так, но на этом съезде Сталин выступил всего лишь с небольшой заключительной речью и только. А вот на пленуме ЦК, сразу после съезда, на мероприятии закрытом, он сказал главную речь и говорил 1,5 часа. И если издавать материалы XIX съезда, то надо было издавать и стенограмму пленума. А это уже невозможно было сделать.

Чуть ли не полстолетия пишут о Сталине как о величайшем негодяе, убивавшем людей тысячами "во имя власти". Но не приводят ни единого клочка бумаги с собственноручными заметками Сталина по этому поводу, либо с заметками, которые можно было бы так истолковать. Вообще не приводят фотокопий ни единой странички, написанной Сталиным. А ведь у него не было этих придурков-спичрайтеров и имиджмейкеров. Он все свои статьи писал сам, тезисы докладов – сам. Иногда, расслабляясь, писал Бог знает о чем, например, о вопросах языкознания.271 (Работа, безусловно, признанная всеми специалистами в этой области). Где рукописи Сталина?!

Сталин заставлял идеологов партии работать над теорией построения Коммунизма, над теорией путей к нему. Заставлял других, а сам не работал? Этого быть не может, он работал, но, повторяю, где его рукописи?

Ж. Медведев об этом написал лапидарно: "…личный архив Сталина был уничтожен вскоре после его смерти…".71 Оцените, насколько страшны были для последующей номенклатуры идеи Сталина, что эта номенклатура боялась их даже хранить! А XIX съезд – это была та часть идей Сталина, которую ожидовленная партноменклатура боялась особенно сильно. Давайте рассмотрим то, что об этих идеях известно, и восстановим то, что пытаются скрыть.

Историки пишут, что решение Сталина созвать съезд ВКП(б) было неожиданным для аппарата партии. Сталин принял это решение в июне 1952 г., а уже в августе был опубликован проект нового устава ВКП(б), т.е. Сталин созывал съезд именно для этого – для изменения статуса партии и ее организационной структуры. Как говорится, уели его и страну жиды, пора было принимать меры.

Уверен, что для 99% членов партии, рассматривавших Устав, новый текст не представлял ничего интересного или особенного, поскольку речь шла о каких-то естественных (увеличение количественного состава руководящих органов в связи с резким ростом рядов партии), либо, на первый взгляд, косметических изменениях (новых названиях партии и ее руководящих органов). Однако давайте рассмотрим эти изменения внимательно, поскольку Сталин был слишком умный человек, чтобы даже запятую в документе поменять просто так, без особой нужды. Начнем, казалось бы, с пустяка.

Название "Всесоюзная коммунистическая партия (большевиков)" менялось на "Коммунистическая партия Советского Союза". Первое название объявляло всем о независимости партии от государства, от Советской власти. Слово "всесоюзная" обозначало просто территорию, на которой действует эта часть всемирного коммунистического Интернационала. До роспуска Коминтерна в 1943 г. на титульном листе членского билета ВКП(б) вверху было написано: "Пролетарии всех стран соединяйтесь!" В середине: "Партийный билет", и в самом низу: "ВКП(б) – секция Коммунистического Интернационала".272

Новое название намертво привязывало партию к государству, партия становилась как бы собственностью СССР, структурным подразделением Советской власти. Было Правительство Советского Союза, Министерство обороны Советского Союза, теперь вместо ВКП(б) стала и Коммунистическая партия Советского Союза.

Дальнейшие изменения были уже кардинальными. Вместо Политбюро ЦК партии полагалось сформировать только Президиум. Полагаю, что многие считают это одним и тем же руководящим органом. Действительно, убив Сталина, номенклатура не дала этому органу измениться, а в 1966 г. вернула и прежнее название. Но мы ведь рассматриваем не то, что сделала она, а то, что хотел сделать Сталин.

Бюро – это суверенный руководитель, состоящий из нескольких человек, бюро свои решения ни с кем не согласовывает. А президиум (от латинского praisidare – сидеть впереди) это всего лишь представители другого руководящего органа, и он лишь часть вопросов может решать самостоятельно, а крупные вопросы, даже если он их и принял, обязан после этого утвердить у того, кого он представляет. Скажем, Президиум Верховного Совета СССР мог сам заменить министра СССР, но впоследствии обязан был это новое назначение утвердить на ближайшей сессии Верховного Совета.

И эта замена Политбюро на Президиум означала, что партия лишается органа, непосредственно руководящего всей страной, и ей создается орган, который руководит только партией и то – в перерывах между пленумами ЦК.

Повторю, что Конституцией Политбюро не предусмотрено, но в него всегда входили оба высших представителя Советской власти – Председатель Президиума Верховного Совета и Председатель Совета Министров. От руководителей партии – ее секретарей (5-6 человек) – в Политбюро всегда входил генеральный секретарь и еще один-два секретаря, которые менялись в зависимости от их личного авторитета. А от Правительства входило еще несколько министров. Таким образом, как я уже писал, Политбюро было неким междусобойчиком высших должностных лиц государства, которые одновременно являлись товарищами по одной партии. И решения Политбюро были обязательны для исполнения каждым, поскольку они, по сути, исходили от главы Советской власти и главы Советского правительства. И для партии они были обязательны, поскольку исходили от генерального секретаря.

Если опираться на документы, то после 1939 г. (XVIII съезд ВКП(б)), согласно уставу высший руководящий орган партии "ЦК ВКП(б) организует для политической работы Политическое бюро, для общего руководства организационной работой – Организационное бюро, для текущей работы организационно-исполнительного характера – Секретариат, для проверки исполнения решений партии и ЦК ВКП(б) – Комиссию партийного контроля". 266

Но, как я уже писал, после войны Сталин, так сказать, явочным порядком постепенно низвел роль Политбюро только до органа по руководству партией. И на XIX съезде ВКП(б) это упразднение Политбюро было зафиксировано в новом уставе. В докладе об этом говорится, хотя и очень кратко, но и столь же определенно (выделено мною): "В проекте измененного Устава предлагается преобразовать Политбюро в Президиум Центрального Комитета партии, организуемый для руководства работой ЦК между пленумами.

Такое преобразование целесообразно потому, что наименование "Президиум" более соответствует тем функциям, которые фактически исполняются Политбюро в настоящее время.

Текущую организационную работу Центрального Комитета, как показала практика, целесообразно сосредоточить в одном органе – Секретариате, в связи с чем в дальнейшем Оргбюро ЦК не иметь".273

Таким образом, функции "политической работы" как в старом Уставе, исчезли, Президиум должен был руководить только организационной работой в партии в промежутках между пленумами ЦК, Президиум фактически стал приемником не Политбюро, а Оргбюро, которое упразднили.

Получив вместо Политбюро Президиум, КПСС уже нечем было управлять страной, поскольку в Президиум ЦК, т.е. в собственно руководящий орган КПСС, главе СССР и главе Советской власти входить уже не было необходимости. (О чем ниже).

Далее. Сталин ликвидировал в партии единоначалие – сделал то, что хотел сделать еще в 1927 г. Должность генерального секретаря была упразднена, а секретарей ЦК стало 10 человек. Причем вместе они не образовывали никакого органа, а просто все 10 вошли в Президиум, в котором опять-таки по Уставу не было никакого председателя, никого главного.

Дело в том, что единоначалие нужно для хорошего управления организацией, для того, чтобы в ней были несущие ответственность руководители, для того чтобы вся организация была сильной. Но единоначалие мешает дискуссиям, поиску истин. Когда знаешь, что хочешь достичь, – нужно единоначалие, если находишься в стадии поиска цели – оно вредит. Точно знаешь, что нужно захватить власть – вводи единоначалие, а когда уже захватил и все органы государственной власти уже укомплектованы коммунистами, то зачем нужно единоначалие среди коммунистов, зачем нужно то, что сдерживает поиск истин?

Причем Сталин, видимо, позаботился и о том, чтобы после его ухода из секретарей партии (о чем позже) ЦК не вздумал создать себе нового вождя, так сказать, неформального. Ведь можно было начать прославлять кого-либо из авторитетных государственных и партийных деятелей, делая из него вождя партии и вождя народа No. 2. Тогда в случае смерти Сталина вождь опять бы оказался не у Советской власти, а у партии.

На XIX съезде членом ЦК был избран писатель К. Симонов. Он один из трех, кто написал воспоминание о пленуме ЦК – о речи Сталина, о его просьбах, о реакции членов ЦК. (Два других мемуариста – Хрущев и Шепилов – уж явно извращают). Симонов описывает пленум с позиции хрущевца, т.е. у Симонова Сталин является негодяем, который все время мечтает всех поубивать и т.д. Но как писатель Симонов очень точно передает свои впечатления, а они у него, похоже, гораздо более правильны, нежели его размышления.

После Сталина самыми старыми членами Политбюро (по членству) были Молотов, Ворошилов (с 1926 г.) и Микоян (с 1926 г. кандидат, с 1935 г. – член Политбюро). Микоян к тому же был и достаточно молод (57 лет). У номенклатуры могла прийти в голову мысль предложить членам ЦК рассматривать кого-либо из этих деятелей как вождя партии. Симонов пишет о том, что именно сказал членам ЦК Сталин и думаю, что он это сказал, чтобы пресечь мысль вновь ввести в партии единоначалие посредством этих лиц.

"Главной особенностью речи Сталина было то, что он не счел нужным говорить вообще о мужестве или страхе, решимости или капитулянтстве. Все, что он говорил об этом, он привязал конкретно к двум членам Политбюро, сидевшим здесь же, в этом зале, за его спиною, в двух метрах от него, к людям, о которых я, например, меньше всего ожидал услышать то, что говорил о них Сталин.

Сначала со всем этим синодиком обвинений и подозрений, обвинений в нестойкости, подозрений в трусости, капитулянтстве он обрушился на Молотова. Это было настолько неожиданно, что я сначала не поверил своим ушам, подумал, что ослышался или не понял. Оказалось, что это именно так…

При всем гневе Сталина, иногда отдававшем даже невоздержанностью, в том, что он говорил, была свойственная ему железная конструкция. Такая же конструкция была и у следующей части его речи, посвященной Микояну, более короткой, но по каким-то своим оттенкам, пожалуй, еще более злой и неуважительной…

Не знаю, почему Сталин выбрал в своей последней речи на пленуме ЦК как два главных объекта недоверия именно Молотова и Микояна. То, что он явно хотел скомпрометировать их обоих, принизить, лишить ореола одних из первых после него самого исторических фигур, было несомненно…

Почему-то он не желал, чтобы Молотов после него, случись что-то с ним, остался первой фигурой в государстве и в партии. И речь его окончательно исключала такую возможность".71

Симонов, во-первых, забыл, что речь шла не только о Молотове и Микояне, но и о Ворошилове. (О нем пишет в своих воспоминаниях Шепилов). Симонов, не понимая, что происходит, считал, что Сталин злобствовал, но Сталину было не до злобы (все – Молотов, Ворошилов и Микоян – остались на своих партийных и государственных постах), Сталин предупреждал поползновения партноменклатуры к провозглашению нового вождя. И он предупредил своих старых соратников, что будет с ними, если они попробуют поиграть в эти игры. Предупредил на людях.

Но и это не все. Состав Президиума был определен в 25 членов и 11 кандидатов (имеющих совещательный голос). По сравнению с 9-11 членами Политбюро это получился очень многоголосый колхоз. Однако не надо думать, что Сталин не понимал, что делает. Большинство из этих 25 человек были не партийные, а государственные деятели, которые в миру подчинялись Председателю Совета Министров и, соответственно, Верховному Совету. Таким образом, власть в партии перешла от партийной номенклатуры к Советской власти (строго говоря – ее номенклатуре).

Сталин, подчинив партию Советской власти, восстановил действие Конституции СССР в полном объеме. Сделал, по сути, то, что и Петр I, который русскую православную церковь сделал структурой государственного аппарата управления.

Интересно и то, что несмотря на трехмесячное обсуждение нового Устава и на то, что этот Устав на съезде докладывал Хрущев, партноменклатура, похоже, совершенно не догадывалась о том, что задумал Сталин. Свое намерение подчинить партию Советской власти он держал в тайне от аппарата ЦК и когда на пленуме он достал из кармана список и зачитал пленуму свои предложения по персональному составу Президиума, для партаппаратчиков это было шоком. Они увидели, что их в Президиуме меньшинство и что им теперь предстоит играть в государстве ту же роль, какую при царе играли священники русской православной церкви, а с учетом контроля МГБ за их жизнью и необходимостью завоевывать авторитет у рядовых членов партии, их перспективу можно было бы назвать монашеской. О шоке от предложенных Сталиным кандидатур Хрущев вспоминал:

"Когда пленум завершился, мы все в президиуме обменялись взглядами. Что случилось? Кто составил этот список? Сталин сам не мог знать всех этих людей, которых он только что назначил. Он не мог составить такой список самостоятельно. Я признаюсь, что подумал, что это Маленков приготовил список нового Президиума, но не сказал нам об этом. Позднее я спросил его об этом. Но он тоже был удивлен. "Клянусь, что я никакого отношения к этому не имею. Сталин даже не спрашивал моего совета или мнения о возможном составе Президиума". Это заявление Маленкова делало проблему более загадочной…

…Некоторые люди в списке были мало известны в партии, и Сталин, без сомнения, не имел представления о том, кто они такие".71

А Сталину было наплевать на то, что предложенные им люди "были мало известны" партийной номенклатуре. Главное, что они были известны Советской власти, поскольку зарекомендовали себя работой именно в ее органах.

Уход Сталина – смерть партноменклатуры

Единственным спасением, единственной соломинкой для партноменклатуры было то, что сам Сталин оставался в управлении партии, неважно, что не генеральным секретарем, ему никакие должности и звания и раньше не были нужны: все и так знали, что он Сталин.

И Сталин попробовал эту соломинку сжечь.

Но прежде чем исследовать реакцию на эту попытку, обсудим то, зачем Сталин был нужен партноменклатуре.

Во-первых, жиды перли в номенклатуру не для того, чтобы работать, но работать-то кому-то надо было. Ведь чтобы жиды жирели, надо, чтобы Люди работали, а значит надо, чтобы ими кто-то руководил из тех, кто понимает, как и что надо делать.

Сами жиды свою "работу" (то, что им приходится делать) ценят чрезвычайно высоко и уверены, что за этот труд они должны "получать" (именно так – получать, а не зарабатывать) очень много. Больше какого-нибудь Ваньки, горнового доменной печи, которого и горновым поставят только лет через 10 учебы тут же у печи, и который за 8-часовую смену теряет 12 кг веса (компенсируя эту потерю 9-10 л выпитой за смену воды). Но разве можно эту работу сравнить с титаническим трудом партийного аппаратчика?! Вот упомянутый Шепилов скромно пишет, как он даже в обморок упал от бешеного перенапряжения:

"Диагноз: динамическое нарушения кровообращения головного мозга на почве истощения нервной системы.

Интеллектуальный мотор, однако, продолжал свою бешеную работу. В голове проносились мысли о незавершенных работах по издательствам, изучении иностранных языков в школах, о выпуске новой серии агитплакатов, о недостатках преподавания политической экономии в ВУЗах, об отставании советского футбола, об увеличении производства газетной бумаги, о новом наборе слушателей в академию общественных наук и сотни других.

По одним нужно было представить проекты постановлений ЦК, по другим – информационные записки, по третьим – ходатайства в Совет Министров. И все важно, все срочно".

Ну а как же – а то футбол без Шепилова совсем заглохнет, а страна останется без агитационных плакатов. Но и это не вся "бешеная работа", которую приходилось делать этому секретарю ЦК.

"За эти десятилетия я прослушал и просмотрел в Большом театре и его филиале оперы: "Демон", "Травиата", "Манон", "Кармен", "Лоэнгрин", "Вертер", "Паяцы", "Богема", "Фауст", "Сорочинская ярмарка", "Риголетто", "Валькирия", "Майская ночь", "Нюрнбергские мастера пения", "Тоска", "Царская невеста", "Русалка", "Золотой петушок", "Псковитянка", "Евгений Онегин", "Гугеноты", "Севильский цирюльник", "Дубровский", "Иоланта", "Черевички" и др.

В послевоенные годы Большой театр поставил заново "Бориса Годунова", "Садко", "Аиду", "Князя Игоря", "Пиковую даму", "Руслана и Людмилу", "Мазепу", "Хованщину", "Вражью силу", "Ромео и Джульетту", "Лакме". "Чио-Чио-сан", "Свадьбу Фигаро", "Фиделио", "Ивана Сусанина" и др. В последующее время я имел возможность ознакомиться с оперным мастерством Праги и Парижа, Будапешта и Милана, Белграда и Нью-Йорка. Думаю, что не будет преувеличением сказать, что с точки зрения сценического мастерства в целом многие из перечисленных постановок представляют собой шедевры мирового оперного искусства".178

Заметьте, что Шепилов об этой своей "бешеной работе" пишет абсолютно серьезно. Но если человек от просмотра агитационных плакатов и опер интеллектуально истощается до нервных срывов, то ему же нельзя доверить руководство и колхозной бригадой, не говоря уже о стране.

Конечно, жидам нужен был Сталин, чтобы было кому работать, пока они упражняются в болтовне, ищут, где и что хапнуть и с кем еще посношаться.

Во-вторых. Без Сталина на посту Генерального секретаря, без Сталина в качестве вождя партии партноменклатура теряла ту власть, которая дает материальные выгоды.

Тут надо понять технику этого дела. Для того, чтобы секретарю обкома или райкома приехать в колхоз и, чтобы ему там положили в багажник баранчика, для того, чтобы дать команду директору завода или ректору института устроить на работу или учебу нужное, но тупое чадо, или для того, чтобы дать команду прокурору прекратить уголовное дело на "своих", необходимо, чтобы все руководители на местах боялись партийного руководителя. Для того, чтобы они боялись, партбоссу нужно иметь возможность раздуть до небес какой-либо недостаток в их работе. Но как его найти, если ты, партайгеноссе, во всех делах жизни людей баран? Определить недостатки в работе специалиста может только специалист.

Чтобы найти недостатки у всех руководителей своей области или республики, партаппарат собирал у них отчеты о работе, которые те отсылали своим прямым руководителям-специалистам. Уцепившись за неблагополучную цифру такого отчета (а у любого работника полно всяких недостатков), можно было ее раздуть, довести дело до ЦК, оттуда до соответствующего министра и по его приказу неугодного работника снять. Когда у ЦК власть, то не каждый министр отважится испортить с партноменклатурой отношения из-за одного из своих 200-300 директоров – ведь партаппарат может накопать грязи и в министерстве на самого министра.

Для того чтобы стряхнуть с себя власть партноменклатуры, государственному аппарату нужно было немного – не давать этим придуркам своих отчетов, отчитываться только перед своими прямыми руководителями. Не имея данных, к которым можно прицепиться, партаппарат становился беспомощным. Но как ты не дашь партаппаратчикам свой отчет, если они люди Сталина – вождя страны? Ведь это получается, что ты перед ним не хочешь отчитываться.

А вот если бы Сталин ушел из ЦК и остался только председателем Совмина, то тогда сам Бог велел послать партноменклатуру на хрен и не отчитываться перед ней – экономить бумагу. Вождя-то в ЦК уже нет, там 10 штук каких-то секретарей и только. Что эти секретари сделают человеку, назначенному на должность с согласия Сталина (Предсовмина)? Попробуют интриговать? А они понимают что-нибудь в деле, в котором собрались интриговать, т.е. обвинять в плохой работе? Ведь напорют глупостей, и Сталин их самих повыкидывает из ЦК.

Более того, с уходом Сталина исполнять команды партноменклатуры становилось опасно. Представьте себя министром, который по требованию секретаря ЦК снял директора. А завод стал работать хуже и возникает вопрос – зачем снял? Секретарь ЦК потребовал? А зачем ты этого придурка слушал, почему не выполнял команды вождя по подбору квалифицированных кадров ("Кадры решают все!")? Это раньше, когда секретари ЦК были в тени Сталина, то их команда – его команда. А после его ухода – извини! Государственные служащие ставились в положение, когда они команды партийной номенклатуры обязаны были выполнять не под ее, а под свой личный риск. Иными словами, они могли выполнять только действительно умные и здравые распоряжения партноменклатуры, но откуда та их возьмет? Она ведь не знает дело, не знает ничего, кроме тупой передачи команд от Сталина вниз и отчетов снизу к Сталину.

При таких условиях в партноменклатуре могли бы выжить только умные и знающие люди, но сколько их там было и куда деваться "устроившимся" жидам?

Но и эта потеря власти не была наиболее страшной. Главное было в том, что с уходом Сталина партноменклатура переставала воспроизводиться. Тут ведь надо понять, как это происходило.

По Уставу все органы партии избираются либо прямо коммунистами, либо через их представителей (делегатов). Для того чтобы коммунисты избирали в партноменклатуру нужных людей, на все выборы в нижестоящие органы партии приезжали представители вышестоящих органов и убеждали коммунистов избирать тех, кого номенклатуре надо. Но как ты их убедишь, какими доводами, если голосование на всех уровнях тайное? Только сообщением, что данного кандидата на партноменклатурную должность рекомендует ЦК. А "рекомендует ЦК" это значит рекомендует Сталин. В этом случае промолчит даже тот, у кого есть веские доводы выступить против предлагаемой кандидатуры. И дело не в страхе, а в том авторитете, если хотите, культе, который имел Сталин. (Слово-то правильное: была Личность и был ее культ).

Обеспечив себе авторитетом Сталина избрание низовых секретарей, номенклатура с их помощью обеспечивала избрание нужных (послушных номенклатуре) делегатов на съезд ВКП(б) (КПСС). А эти делегаты голосовали за предложенный номенклатурой список ЦК, т.е. за высшую партноменклатуру. Круг замыкался. Партноменклатура, таким образом, обеспечивала пополнение собственных рядов только себе подобными.

А теперь представьте, что Сталин уходит с поста секретаря ЦК. Вы, секретарь ЦК, привозите в область нужного человека на должность секретаря обкома и говорите, что "товарища Иванова рекомендует ЦК". А кто такой этот ЦК? 10 секретарей, каких-то хрущевых-маленковых? А вот директор комбината, которого лично знает и ценит наш вождь Председатель Совета министров товарищ Сталин, считает, что Иванова нам и даром не надо, а лучше избрать товарища Сидорова. И за кого проголосуют коммунисты? За привезенного Иванова или за местного Сидорова, которого они знают как умного, честного и принципиального человека?

А раз нельзя пристроить на должность секретарей обкома нужных людей, то как обеспечить, чтобы секретари обкома прислали на съезд нужных делегатов? И как обеспечить собственное попадание в члены ЦК? (Из которых формируется Президиум и избираются секретари).

Уход Сталина из ЦК (уход вождя СССР из органов управления партией) был страшной угрозой для партноменклатуры, ибо восстанавливал в партии демократический централизм – внутрипартийную демократию. А при этой демократии люди, способные быть только погонялами и надсмотрщиками, в руководящих органах партии становятся ненужными. И пришлось бы Хрущеву вспоминать навыки слесаря, а Маленкову вновь восстанавливаться в МВТУ им. Баумана, чтобы, наконец, получить диплом инженера.

Всю эту партноменклатуру тень Сталина защищала от беспощадной критики рядовых коммунистов, а такими коммунистами были и министры, и директора, и выдающиеся ученые – люди, по своему интеллекту превосходящие номенклатуру. Не станет в ЦК Сталина, не будет возможности укрыться в его тени, и критика коммунистов испепелит все жидовье в партии.

Но, как я полагаю, Сталин не мог бросить партию резко, этим бы он вызвал подозрение народа к ней – почему ушел вождь? Надо было подготовить всех к этой мысли, к тому, что Сталин рано или поздно покинет пост секретаря ЦК и будет только главой страны. На пленуме ЦК 16 октября 1952 г. он даже успокаивал членов ЦК (125 человек) тем, что согласен оставаться членом Президиума как Предсовмина, но посмотрите, какая, по воспоминаниям Константина Симонова, была реакция, когда Сталин попросил поставить на голосование вопрос об освобождении его от должности секретаря ЦК по старости:

"…на лице Маленкова я увидел ужасное выражение – не то чтоб испуга, нет, не испуга, а выражение, которое может быть у человека, яснее всех других или яснее, во всяком случае, многих других осознавшего ту смертельную опасность, которая нависла у всех над головами и которую еще не осознали другие: нельзя соглашаться на эту просьбу товарища Сталина, нельзя соглашаться, чтобы он сложил с себя вот это одно, последнее из трех своих полномочий, нельзя. Лицо Маленкова, его жесты, его выразительно воздетые руки были прямой мольбой ко всем присутствующим немедленно и решительно отказать Сталину в его просьбе. И тогда, заглушая раздавшиеся уже из-за спины Сталина слова: "Нет, просим остаться!" или что-то в этом духе, зал загудел словами "Нет! Нет! Просим остаться! Просим взять свою просьбу обратно!"71

И Сталин не стал настаивать на своей просьбе. Это была роковая ошибка: если бы он настоял и ушел тут же, то, возможно, еще пожил бы. А так он раскрыл номенклатуре свои планы и дал ей время для действий.

Умри!

Теперь у номенклатуры оставался единственный выход из положения – Сталин обязан был умереть на посту секретаря ЦК, на посту вождя партии и всей страны. В случае такой смерти его преемник на посту секретаря ЦК в глазах людей автоматически был бы и вождем страны, а сосредоточенные в руках ЦК СМИ быстро бы постарались сделать преемника гениальным – закрепили бы его в сознании населения в качестве вождя всего народа.

Конечно, для номенклатуры было бы идеально, если бы Сталина застрелила в ложе театра какая-нибудь Зоя Федорова, и Сталин повторил бы судьбу Марата или Линкольна. Но годилась и любая естественная смерть. Главное, повторю, чтобы он умер, не успев покинуть свой пост секретаря ЦК. Немудрено, что прожил он после этого пленума менее 4-х месяцев.

По-видимому, Сталин понимал, что ему грозит. Это видно и по тому, что он принял меры к объединению под Берия МВД и МГБ, видно и по его осторожности – перестал приезжать в Кремль после странной смерти в руках врачей начальника кремлевской охраны. Номенклатура оказалась сильней…

То, что, убивая Сталина, номенклатура убивала решения XIX съезда КПСС, видно по тому, как быстро она, поправ Устав, ликвидировала все то основное, что произвел в Уставе Сталин. Он еще дышал, когда партноменклатура сократила Президиум до 10 человек, восстановив под этим названием Политбюро. Сократила число секретарей до 5 и назначила секретаря ЦК Хрущева пока еще "координатором" среди секретарей. Через 5 месяцев Хрущев был назначен Первым секретарем (вождем партии), и пресса кинулась нахваливать "дорогого Никиту Сергеевича".

Номенклатура совершенно недвусмысленно показала, зачем именно она убила Сталина.

Когда нынешние историки рассматривают тот период, то искренне дерут горло в доказательстве, что никаких заговоров ни против Сталина, ни против советского народа никогда не было. Откуда такая уверенность?

А, видите ли, никогда не было найдено ни единого документа примерно такого содержания: "Я, (скажем) Вознесенский, верный сын жидовского народа, вступая в ряды заговора жидов всех национальностей, торжественно клянусь устроиться на шее советского народа, имитировать полезную деятельность и обжирать эту страну во имя нашей великой жидовской цели – как можно меньше работать и как можно больше жрать, трахаться и иметь барахла". И вот, поскольку никогда не был найден ни один подобный документ, то жиды от истории и утверждают, что никаких заговоров никогда не было.

На самом деле наличие "документов" и "доказательств" такого типа исключено в любом заговоре. Все начинается с "прощупывания" друг друга в разговорах, с намеков, с шутки, с анекдота. Сначала – "хозяин, видимо, устал", если собеседник принимает, то – "хозяин стал стар", дальше – "хозяин ничего не делает", затем – "хозяин тормозит развитие страны", и – "хозяину пора бы на покой", а в ответ – "на вечный". И понимающее хихиканье. И вы видите, что перед вами единомышленник. Прямого утверждения типа "давай убьем Сталина, чтобы побольше хапнуть из казны" никогда и в мыслях не держат. А так: "хозяин не ценит (старые, партийные, военные, аппаратные, культурные, образованные и т.д. – в зависимости от того, в какой среде разговор) кадры". "При (Жукове, Хрущеве, Маленкове, Вознесенском и т.д.) было бы лучше стране и партии". (О личной корысти даже в доверительных разговорах не упоминается – жиды в этом плане народ стеснительный). Верх откровенности – "наш народ – вечный раб, потому что не рожает героинь типа Жанны Д`Арк и Шарлотты Корде". С Жанной все понятно, а вот Корде – французская дворянка, убившая Марата. Если такие разговоры вести в среде обиженного жидовства, то может найтись и идиотка, которую перестали снимать в главных ролях, и которая захочет сразу мировой славы и известности. Благо, что есть надежды и на жизнь после теракта, поскольку намеки следуют из уст о-о-чень больших начальников. А потом дело техники – надо, чтобы эта идиотка оказалась в нужное время в нужном месте из-за целого ряда "досадных случайностей".

Действительно специалист в таких делах П. Судоплатов об этом пишет так.

"Однако следует осознавать, что спецслужбы – это единственные институты власти, которым законом предписано активно заниматься экстремистскими группировками, организациями и движениями, внедрять в них свою агентуру и доверенных лиц. "Работая" с террористами, привлекая в отдельных случаях экстремистские организации к боевым действиям, спецслужбы либо "невольно", либо "вольно", в силу своего особого интереса к агентурным данным о событиях, "подпускают" боевиков, потенциальных исполнителей теракций, к объектам покушения.

Так было, например, с сотрудничающим с царской охранкой Богровым, стрелявшим в Столыпина, а также с Амиром, убившим израильского премьера Рабина".60

Точно так был убит и Киров, человек, который действительно мог после смерти Сталина заменить его. Поскольку имел, как и Сталин, жажду знаний и постоянно учился всему. К примеру, когда его убили, то эксперты следственной группы сфотографировали все, что могло бы пригодиться следствию по этому делу, в том числе и поверхность рабочего стола Кирова. Справа лежал инженерный справочник Хьютте, а слева стопка научно-технических журналов, на верхнем из которых читается название "Горючие сланцы". Широк был круг интересов этого партийного работника – как у Сталина.

А убил Кирова человек, который длительное время рассказывал всем, что хочет его убить. Несколько агентов НКВД сообщали об этом по инстанциям, но без результата. Наконец убийцу поймали с револьвером без разрешения на оружие в Смольном (место работы Кирова) и, "досадная случайность", отпустили. Но продолжали снабжать убийцу слухами, что Киров спит с его женой. И снова, "досадная случайность", пропустили его в Смольный, и дали ему, "досадная случайность", подойти к Кирову сзади, а телохранитель Кирова в этот момент, "досадная случайность", куда-то делся. Такая вот серия досадных случайностей, и идиот убивает Кирова. И никто ему ничего не приказывал и в заговоре убийца не состоял. Какой заговор? Нет никакого заговора!

Сталин, кстати, сам пытался это дело расследовать, приехал в Ленинград, вызвал на допрос телохранителя Кирова. И снова "досадная случайность" – когда арестованного телохранителя везли к Сталину, случилась автомобильная авария и телохранитель, само собой, погиб. Тут надо все же понять, что жиды открытого боя не терпят, жиды и убивают по-жидовски. В их подлости их доблесть.

Так что на вопрос – был ли заговор? – ответ надо искать не в бумажках и "вещественных доказательствах", которых просто не могло быть. На данный вопрос надо отвечать вопросом – а были ли мотивы такого заговора? И если мотивы есть, то и заговор вероятен. А у интернационального жидовья в партноменклатуре ВКП(б) и КПСС такие мотивы были.

Ох, какие весомые мотивы!

Генеральный секретарь Албанской компартии Энвер Ходжа написал статью к столетию со дня рождения Сталина. И в ней дает вот такие свидетельские показания: "…сам Микоян признался мне и Мехмету Шеху, что они с Хрущевым планировали совершить покушение на Сталина, но позже, как уверял Микоян, отказались от этого плана".

Так уж и отказались?

Вы можете засомневаться – а стоит ли верить Энверу Ходже, сталинисту и яростному противнику Хрущева? Может быть, он "для пользы дела" оклеветал Микояна?

Если бы в своих воспоминаниях Ходжа написал, что Микоян его пригласил, чтобы сообщить, что они с Хрущевым хотели убить Сталина, то я Ходже тоже не поверил бы. Но Микоян пригласил албанских руководителей совершенно с другой целью: он хотел поссорить Энвера Ходжу и Мао Цзэдуна, против которого хрущевцы начали энергичную борьбу. И признание Микояна прозвучало в этом контексте. Э. Ходжа вспоминает:

"Микоян вел разговор таким образом, чтобы создать у нас впечатление, будто они сами стояли на принципиальных, ленинских позициях и боролись с отклонениями китайского руководства. Микоян, в частности, привел в качестве доводов ряд китайских тезисов, которые, действительно, и на наш взгляд, не были правильными с точки зрения марксистско-ленинской идеологии. Так, Микоян упомянул плюралистическую теорию "ста цветов", вопрос о культе Мао, "большой скачок" и т.д. И у нас, конечно, насчет этого были свои оговорки в той степени, в какой нам были известны к тому времени конкретная деятельность и практика Коммунистической партии Китая.

– У нас марксизм-ленинизм, и никакая другая теория нам не нужна, – сказал я Микояну, – а что касается концепции "ста цветов", то мы ее никогда не принимали и не упоминали.

Между прочим, Микоян говорил и о Мао и, сравнивая его со Сталиным, отметил:

– Единственная разница между Мао Цзэдуном и Сталиным в том и состоит, что Мао не отсекает голову своим противникам, а Сталин отсекал. Вот почему, – сказал далее этот ревизионист, – мы Сталину не могли возражать. Однажды вместе с Хрущевым мы подумали устроить покушение на него, но бросили эту затею, опасаясь того, что народ и партия не поймут нас.

Мы не высказались о поставленных Микояном вопросах, но, выслушав его до конца, я ответил ему:

– Большие разногласия, возникшие между вами и Коммунистической партией Китая, дело очень серьезное, и мы не понимаем, почему вы дали им усугубиться. Здесь не время и не место их рассматривать. Мы полагаем, что они должны быть решены вашими партиями".274

Как видите, Микоян просто проговорился о покушении на Сталина из-за того, что не смог добиться у албанцев осуждения Китая. Так что, судя по ситуации, Микоян был искренен и в эту оговорку можно верить.

Один в поле не воин

У меня сложилось впечатление, что после смерти Сталина Берия остался один. Нет, конечно, если бы он сумел довести до народа и коммунистов те идеи, за которые Сталин был убит, то думаю, что его, несомненно, поддержали бы. Но в государственном и партийном аппаратах он был один, кто за эти идеи готов был сложить голову. Остальные высшие чины государства были либо ожидовлены, либо не понимали, что происходит, либо они были болотом, ожидающим чего-то определенного, чтобы примкнуть к победителю. От Берия требовалось безумство храброго и оно у него было.

Но в таких тяжелых случаях требовался и ум, требовалась, если хотите, и хитрость. Поскольку опереться Берия было не на кого (Сталин как вождь опирался на всех), Берия точки опоры приходилось создавать. Ему приходилось исходить из возможного – уступая там, где он, безусловно, был бы разбит, и создавая себе союзников в делах, которые были ему по силам.

Я уже писал, что он не мог выступить с разоблачениями подробностей смерти Сталина – это было настолько во вред государству, что остальные его просто смяли бы только по этой причине. Ему пришлось не только сделать вид, что он ничего не понял, но принимать и кое-какие меры к сокрытию "странностей" смерти Сталина.

Скажем, ему пришлось арестовать сына Сталина Василия. Когда у Сталина случился инсульт и телохранители не могли никого дозваться, возможно, они позвонили сыну, а, возможно, Василию что-то сообщили другие охранники и дежурные. Во всяком случае, уже 2 марта Василия Сталина пытались успокоить водкой, поскольку первыми словами, которые он произнес, примчавшись на дачу к отцу, были: "Загубили отца, сволочи!" Василий начал выказывать явные намерения связаться с иностранными представителями в Москве и это могло для него очень плохо кончиться. Политбюро просто поручило бы людям, о которых ниже, сделать Василию нужный укол,61 либо Василий попал бы под машину и его похоронили бы чуть позже отца. Думаю, что по этой причине, – чтобы спасти Василия, – Берия арестовывает его.

Берия не выступает против того, что Президиум ЦК снова фактически преобразовался в Политбюро, ему важнее, чтобы это "Политбюро" согласовало назначение его министром МВД-МГБ. Более того, он пробует в это время завоевать симпатии членов Президиума любыми путями.

Наиболее авторитетным после Сталина в глазах народа был В.М. Молотов. Берия немедленно занялся делом его сидящей жены, нашел зацепки, отправил ходатайство Генпрокурору и, не дожидаясь решения прокуратуры, распорядился освободить жену Молотова. В момент, когда Берия обратился бы к народу и коммунистам, поддержка самого старого соратника Сталина ему очень бы не помешала.

Берия пытается уменьшить сопротивление врагов, успокоить их, а возможно и заманить их в ловушку. Как пишет Хрущев, Берия в это время предлагает построить всем членам Политбюро личные дома в Абхазии, чтобы им было где жить на пенсии. Но не тут-то было, перехитрить жидов трудно, и Хрущев, судя по всему, понял, как можно использовать для компрометации факт строительства особняков для членов Политбюро и, по его уверениям, не купился на это.

Но зато Берия, как я уже писал, не купился на дело о еврейских врачах. Вспомним, что с этим делом получилось. Игнатьев, будучи министром МГБ, арестовывает врачей-евреев, а Хрущев, Маленков, Суслов – секретари ЦК, в чьих руках сосредоточена вся власть над СМИ – начинают в прессе кампанию борьбы с космополитизмом. Но 2 марта все газеты замолкают, их эта тема "перестает" интересовать. Значит, секретари ЦК дали газетам команду замолчать. Если они дали такую команду потому, что считали дело врачей-евреев заведомо неправильным, то тогда почему Игнатьев, их арестовавший, получил повышение: стал секретарем ЦК и партийным начальником Берия и, главное, работников МВД-МГБ? Почему от ЦК не следовало указаний для Берия освободить врачей-евреев? Почему секретарей ЦК устраивало, что против них по-прежнему ведется следствие?

Думаю, что замысел Хрущева и компании был таким. Пройдет 3-4 месяца, следствие против врачей-евреев будет продолжаться, и тогда ЦК даст указание Генпрокуратуре проверить эти дела. Прокуратура, естественно, "не найдет" в этих делах улик, евреи будут освобождены, но все уже забудут, кто именно их арестовывал, ведь сидели-то они уже при Берия. В результате эти евреи будут "повешены" на Берия, он будет снят со всех своих должностей и отправлен на пенсию или на какую-нибудь низовую работу. А Игнатьев, партийный начальник Берия, будет тем не дремлющим партийным оком, которое "пресекло издевательства Берия над невинными гражданами". По-другому нельзя понять, почему ЦК прекратило кампанию против космополитизма в прессе, но не дало никаких команд по освобождению евреев и повысило в должности арестовавшего их Игнатьева.

Тут у хрущевцев не получилось. Берия не стал освобождать врачей, он просто приказал следователям (ведь это были люди Абакумова и Игнатьева) закончить дела на врачей за две недели, т.е. через две недели эти следователи должны были представить прокурорам обвинительные заключения с теми уликами, по которым их Игнатьев арестовал, а таковых не было. В результате прокуратура освобождает врачей, а Берия громит этим делом Игнатьева и того снимают с поста секретаря ЦК и оставляют без работы. А Берия получает существенный выигрыш в обществе – теперь евреи смотрят на него как на справедливого человека, а еврейские жиды – как на своего.

Надо понять, что Берия достался аппарат МВД-МГБ, в котором 7 лет хозяйничали Абакумов, Игнатьев, Круглов и Серов, т.е. аппарат был достаточно ожидовленным. И Берия принимает меры к освобождению из тюрьмы ряда арестованных вместе с Абакумовым сотрудников МГБ и МВД, которым он верит. Эти сотрудники тоже частью были евреями.

В связи с этим у русских юдофобов сложился миф, что Берия сам еврей и поэтому освобождал евреев. Может это и так, национальность Берия меня не волнует, но хочу заметить, что Берия освободил далекое не всех евреев по "делу Абакумова" и не всех по "делу врачей".

В это время он дает команду пересмотреть дела Шахурина и маршалов Новикова и Яковлева. Их освобождают из лагерей. У части генералитета такая мера могла вызвать симпатии к Берия и, следовательно, помощь или, хотя бы, несопротивление ему в будущем.

Он ищет союзников везде. Я уже писал, сколько предложений, причем абсолютно правильных, он успел внести в Совмине – от изъятия у ГУЛАГа промышленных производств и амнистии, до политических мер по объединению Германии. Это не могло не вызвать к нему уважение и у министров.

И он продолжает открыто проводить мысль, что партия должна отойти от власти и оставить всю полноту власти только Советам. При этом, как вы понимаете, он фактически настаивает на исполнении решений XIX съезда КПСС. Он понимает, что сломить партноменклатуру будет нелегко и собирает, говоря современным сленгом, компромат на нее.

Став министром МГБ-МВД, он дает команду усилить слежку за секретарями обкомов и партийными работниками. В этом ничего особенного нет и ЦК тут ничего возразить, так как эта слежка за аппаратом ("защита" его) велась по распоряжению самого ЦК. Но вот что показал начальник 1-го спецотдела МВД (фактически личной канцелярии министра):

"Берия дал мне задание связаться со всеми начальниками управлений МВД СССР и передать им его приказание сдать на хранение в I спецотдел все оперативно-агентурные материалы, собранные на руководящих работников партийных и советских органов, в том числе на руководителей партии и правительства.

Такие материалы были нам сданы, в том числе 248 опечатанных пачек с материалами техники подслушивания и наблюдения I спецотдела.

Описи поступивших материалов я передал 25 мая Кабулову с моим рапортом на имя Берия".36

А вот это уже был сигнал тревоги для многих. То, что Берия стал сосредотачивать все наблюдения МГБ за партноменклатурой у себя в министерстве, означало, что он начал их систематизировать или, другими словами, он начал подготовку своего доклада или выступления. И кто знает, если бы Берия не был убит, то мы, возможно, обсуждали бы доклад Берия на какой-либо из сессий Верховного Совета СССР (проходили два раза в год), а не доклад Хрущева о культе личности на ХХ съезде КПСС.

Я ставлю себя на место Берия и думаю, что его замысел был в следующем.

Собрать весь компромат на наиболее одиозных членов партаппарата, собрать наиболее вопиющие примеры тупости, идиотизма и бюрократизма его решений, включить все это в свой доклад, добавить подозрения (а, возможно, к тому времени будут получены и факты) о подлой роли Хрущева, Маленкова и Игнатьева в смерти Сталина, разъяснить, чего хотел Сталин, внося изменения в Устав КПСС и выступить с этим докладом на очередной сессии Верховного Совета СССР перед высшей властью страны – депутатами. Думаю, что он надеялся на поддержку старых соратников Сталина – Молотова, Ворошилова, Микояна, Кагановича. Думаю, что он также надеялся на поддержку чисто государственных деятелей СССР – заместителей председателя Совмина и министров. Думаю, что шансов для победы у него было немало. Верховный Совет был вправе снять с поста председателя Совмина Маленкова, заставить партноменклатуру исполнять Устав партии, запретить всем органам и должностным лицам Советской власти исполнять любые указания партноменклатуры, которые касаются не партийных, а государственных дел.

Но повторюсь, у Берия был только шанс победить в идейной борьбе – шанс, а не гарантия. Авторитета Сталина у него не было, на подбор депутатов он повлиять не мог, госноменклатура на сессии Верховного Совета могла просто отсидеться, выжидая, кто победит. Поэтому не думаю, что партноменклатура настолько сильно боялась политического выступления Берия, что Хрущев решил его убить. Должны были быть у Хрущева более веские причины – Берия, судя по всему, успешно расследовал замысел партноменклатуры убить Сталина. Но все факты по этому делу, которые так или иначе можно принять за достоверные, мы уже рассмотрели. Да, такое подозрение есть, но полной уверенности нет.

Поэтому, как этого и не хотелось, а придется нам дополнить свое расследование анализом фальшивок.

Глава 14. Павшие как часовые

Фальшивки от имени Берия

Когда я говорю о фальшивках, то имею в виду не многочисленные мемуары и воспоминания о Берия, а некие документы той эпохи, которые якобы хранились в секретных архивах и вот только теперь представлены публике для доказательства того или иного события. Современное развитие техники и технологии привело к тому, что сегодня не составляет труда состряпать фальшивку на идентичном бланке с похожими печатью и подписями. На настоящее время в обороте у журналистов уйма "подлинных" документов за подписью самых разных исторических лиц (начиная от Ленина), "свидетельствующих" о самых невероятных событиях. Возможно, их можно распознать при помощи технических средств экспертизы, например, по старению бумаги или чернил, по способу нанесения подписей и т.д., но, во-первых, кому этим заниматься, а во-вторых, все эти фальшивки ходят в лучшем случае в виде фото- или ксерокопий и подлинники их недоступны. Но зато, как я уже писал, нам доступно разоблачение фальшивок по смыслу этих документов, как мы это уже делали в главе 6.

В фальшивках по поводу Берия меня поражает их, так сказать, многоэтажность, т.е., чтобы утвердить нужный факт, состряпаны не только основные фальшивки, но и фальшивки, которые должны служить фоном для появления основных.

В Катынском деле, о котором я уже вспоминал, все было просто и прямолинейно. Нужно доказать, что это Советское правительство дало приказ о расстреле польских офицеров? Нет проблем: вот вам не хухры-мухры, а сразу постановление Политбюро об их расстреле. Вас интересует, почему нет никаких других документов? Нет проблем: вот вам письмо председателя КГБ СССР Шелепина Хрущеву об уничтожении всех документов по этому делу. Вас удивляет почему в этих документах написано, что поляки расстреляны по постановлению ЦК КПСС от 4 марта 1940 г.? Вы утверждаете, что ВКП(б) была переименована в КПСС только в 1952 г.? Ну это с кем не бывает! Апробирование катынских фальшивок было проведено на заседаниях Конституционного суда РСФСР, посвященных "делу КПСС", и представили эти фальшивки судьям не кто попало, а Шахрай и Макаров – люди известных моральных качеств. (Я пишу так вычурно, чтобы не употреблять слова "негодяи"). Разумеется, что даже Конституционный суд, который, как юный пионер, всегда готов вынести любой приговор в пользу режима, вынужден был от этих фальшивок откреститься и нигде в своем решении о них не упоминать.275

Фальшивки, клевещущие на Берия, гораздо изощреннее. Вот, к примеру, изделие из уже цитированного сборника документов, выпущенного фирмой "Член Политбюро ЦК КПСС А.Н. Яковлев & Гуверовский институт".

"No. 46/Б 6 мая 1953 г.

Совершенно секретно

т. МАЛЕНКОВУ Г.М.

Министерством внутренних дел Союза ССР произведена проверка архивных материалов по обвинению тов. Кагановича Михаила Моисеевича в принадлежности к право-троцкистской организации.

В результате проверки установлено, что эти материалы являются клеветническими, добытыми в б. НКГБ СССР в результате применения в следственной работе извращенных методов, а тов. М. Каганович, будучи оклеветан, покончил с собой.

На этом основании МВД СССР вынесено заключение о реабилитации тов. М. Кагановича.

Направляя при этом копию заключения МВД СССР по результатам проверки, считаю необходимым установить жене тов. М. Кагановича – Каганович Цецилии Юльевне персональную пенсию.

Л. Берия"74

То, что это фальшивка, может определить и сам читатель без моей помощи, если он помнит то, что читал в этой книге несколько раньше о Михаиле Кагановиче, а если не вспомнит, то пусть вернется к стр. 164. Как можно реабилитировать человека, если его никто не только не осуждал, но и не обвинял? Если Михаил Каганович сразу же был похоронен на Новодевичьем кладбище с надписью на памятнике "член ЦК" и не был осужден даже Ванников, пытавшийся его оклеветать? В этом деле фальсификаторы, возможно, находятся в плену ими же сфальсифицированной истории: когда стряпали эту фальшивку, то слышали, что М. Каганович застрелился и, естественно, решили, что он был обвинен, как "враг народа", и из лени не стали проверять, что случилось на самом деле.

Но возникает вопрос, а зачем фальсификаторы вообще над этой фальшивкой трудились? Зачем она? У меня нет другого ответа – это фон, на котором должны без особых подозрений выглядеть другие, основные фальшивки. В них даны поступки Берия, которых он на самом деле не совершал. И если не создать для таких фальшивок фон, то возникнет естественный вопрос – а в связи с чем этот до крайности загруженный человек вдруг занялся делом, скажем, еврейского артиста Михоэлса? А при наличии фона следует ответ: как же, Берия ведь очень любил евреев! Еврейских врачей освободил именно поэтому, и жену Молотова, еврейку, реабилитировал поэтому, и вот, естественно, брата Лазаря Кагановича реабилитировал потому, что тот еврей.

Кстати, у меня сложилось впечатление, что Берия на национальность людей не обращал внимания и для него главным было, порядочен этот человек или нет. В выступлении Хрущева на пленуме по "делу Берия" есть такая смешная, но и характерная ремарка: "Теперь все выступления Берия надо рассматривать в другом свете. Возьмем его выступление, когда он поглаживал по голове русский народ, говоря, что русский народ великий. Ведь это гнусность!"74 Причем здесь речь идет не о каком-либо публичном выступлении Берия, а о его выступлении на Президиуме ЦК, т.е. перед весьма узким кругом высших руководителей СССР, а это говорит о том, что Берия высказывался вполне искренне. Вот ведь какой "гнусный"!

Но вернемся к фальшивкам.

Еще раз о деле врачей-вредителей

Напомню, что "дело врачей" – это, по сути, дело об убийстве Жданова, а название "дело врачей" было выдумано на заседании Президиума ЦК, который в отсутствие Сталина принял тексты заявления ТАСС и статьи в "Правде", в которых этот термин впервые появился. Напомню, что именно ЦК ежедневно муссировал в газетах дело об убийстве Жданова, как "дело врачей-вредителей" до момента, когда у Сталина произошел инсульт. Со 2 марта все газеты о "врачах-вредителях" дружно замолчали.

По делу "врачей-вредителей" в сборнике Яковлева даны три документа: записка Берия в Президиум ЦК от 1 апреля, постановление Президиума ЦК от 3 апреля и сообщение МВД, опубликованное в "Правде" 4 апреля 1953 г.

По поводу "записки Берия в ЦК" следует сказать, что такая записка обязана была быть и с той же датой, но тот текст, что опубликован Яковлевым, является фальшивым от начала и до конца. "Постановление Президиума ЦК" в основе своей, возможно, таким и было, но в него добавлены моменты для того, чтобы оно координировалось с теперь уже фальшивой "запиской Берия". А сообщение, опубликованное в "Правде", сами понимаете, фальсифицировать было опасно – любознательные могут и тексты сверить.

Напомню обстановку весны 1953 г. Берия принял объединенное МВД и МГБ после 7 лет своего отсутствия в этих организациях, т.е. кадры в этих министерствах уже были полностью абакумовские и игнатьевские. Причем эти кадры видели, что бывший министр МГБ Игнатьев резко пошел на повышение – стал одним из 5 секретарей ЦК и куратором, как сейчас выражаются, силовых ведомств. То есть без его согласия никакие крупные дела, никакие крупные снятия и перемещения лиц в МГБ-МВД происходить не могли. Между тем Берия открыто заявлял, что его в первый раз призвали в НКВД, чтобы разгромить ежовщину, а сейчас он пришел, чтобы разгромить игнатьевщину.

И "дело врачей" было тем делом, которым Берия сметал Игнатьева с поста секретаря ЦК и заставлял всех в МВД смотреть на себя как на единственного начальника. Чтобы убрать Игнатьева, Берия действовал с позиций партийных правил "за гранью фола" – дерзко и бескомпромиссно.

Смотрите на даты. 1 апреля он подает записку в Президиум ЦК, эта записка рассматривается Президиумом, но партаппаратчики фактически встали на защиту Игнатьева и в своем постановлении потребовали от Игнатьева только объяснения. Он остался секретарем ЦК, а в постановлении Президиума по этому поводу всего-навсего появился такой пункт: "Внести на утверждение Пленума ЦК КПСС следующее предложение Президиума ЦК КПСС: "Ввиду допущения т. Игнатьевым С.Д. серьезных ошибок в руководстве быв. Министерством государственной безопасности СССР признать невозможным оставление его на посту секретаря ЦК КПСС".74

Но пленум должен был состояться только в конце месяца, а за это время Президиум ЦК мог и передумать ставить этот вопрос перед 125 членами ЦК. Кстати, уже 4 апреля Президиум, в своей информации членам ЦК и секретарям вплоть до секретарей обкомов о "деле врачей", о предполагаемом снятии Игнатьева молчит, т.е. Президиум на самом деле снимать Игнатьева не спешил.78 А Берия, судя по событиям, это никак не устраивало и он публикует в "Правде" "Сообщение МВД" по "делу врачей". Публикует сам, не согласовывая это с Президиумом. Фальсификаторы этот факт конфронтации Президиума ЦК и Берия пытаются скрыть и в фальшивом "постановлении ЦК" есть пункт об утверждении "прилагаемого текста сообщения для опубликования в печати",74 но на самом деле Берия ни текст, ни этот шаг ни с кем не согласовывал, он опубликовал это сообщение сам.

Доказательством служит то, что после убийства Берия на июльском пленуме ЦК сразу несколько человек поставили ему в вину сообщение в прессе об освобождении врачей. Наиболее определенно об этом сказал в своем выступлении один из секретарей ЦК того времени Н.Н. Шаталин: "В самом деле, взять дело о врачах. Это, я думаю, даже общее мнение, что произошло правильное в конечном итоге решение, но зачем понадобилось коммюнике Министерства внутренних дел, зачем понадобилось склонение этого вопроса в нашей печати и т.д. То, что врачей неправильно арестовали, как теперь выяснилось, заранее знали, что это было сделано неправильно. Надо было поправить, но надо было поправить, чтобы это было не в ущерб нашему государству, не в ущерб интересам нашего государства. Зачем это нужно было публиковать?"74 (Оцените логику хрущевцев: то, что всего лишь арестованные врачи были объявлены преступниками без суда и их имена полтора месяца трепали все газеты – это, оказывается, было "не в ущерб нашему государству". А то, что Берия сообщил об их выходе на свободу – "в ущерб").

После того, как Берия 4 апреля сообщил в "Правде", что врачи отпущены на свободу, что их показания получены "путем применения недопустимых и строжайше запрещенных советскими законами приемов следствия" и что "лица, виновные в неправильном ведении следствия, арестованы и привлечены к уголовной ответственности", Президиум ЦК уже ни дня не мог иметь в качестве секретаря ЦК Игнатьева. Поэтому немедленно начался обзвон по телефону всех 125 членов ЦК с получением их согласия и уже 5 апреля Игнатьева все же сняли с поста секретаря, а на пленуме ЦК, состоявшемся 28 апреля, Берия, в дополнение к снятию настоял, чтобы его вывели и из членов ЦК, а Комитет партийного контроля при ЦК КПСС решил вопрос о пребывании Игнатьева в партии. (Как я уже писал, после убийства Берия Игнатьева тут же восстановили в членах ЦК).

Учитывая то, с какой яростью и решительностью обрушился Берия на Игнатьева, можно представить и то, что было написано об Игнатьеве в подлинной записке Берия по "делу врачей". Поэтому первым признаком фальшивки следует считать отсутствие в ней Игнатьева как главного объекта обвинения. Вот это изделие фальсификаторов.

"No. 17/Б 1 апреля 1953 г.

Совершенно секретно

т. МАЛЕНКОВУ Г.М.

В 1952 году в Министерстве государственной безопасности СССР возникло дело о так называемой шпионско-террористической группе врачей, якобы ставившей своей целью путем вредительского лечения сократить жизнь активным деятелям советского государства. Делу этому, как известно, было придано сенсационное значение и еще до окончания следствия было опубликовано специальное сообщение ТАСС, сопровождаемое редакционными статьями "Правды", "Известий" и других центральных газет.

Ввиду особой важности этого дела Министерство внутренних дел СССР решило провести тщательную проверку всех следственных материалов. В результате проверки выяснилось, что все это дело от начала и до конца является провокационным вымыслом бывшего заместителя Министра государственной безопасности СССР РЮМИНА. В своих преступных карьеристских целях РЮМИН, будучи еще старшим следователем МГБ, в июне 1951 года под видом не записанных показаний уже умершего к тому времени в тюрьме арестованного профессора ЭТИНГЕРА сфабриковал версию о существовании шпионско-террористической группы врачей. Это и положило начало провокационному "делу о врачах-вредителях".

Для придания правдоподобности своим измышлениям РЮМИН использовал заявление врача ТИМАШУК, поданное ею еще в 1948 году в связи с лечением А.А. ЖДАНОВА, которое было доложено И.В. СТАЛИНУ и тогда же направлено им в архив ЦК ВКП(б).

Встав на преступный путь обмана ЦК ВКП(б) и таким путем продвинувшись на пост заместителя Министра и начальника следственной части по особо важным делам МГБ СССР, РЮМИН принял все меры к тому, чтобы как можно больше раздуть это дело. Нужно отметить, что в Министерстве государственной безопасности он нашел для этого благоприятную обстановку. Все внимание Министра и руководящих работников Министерства было поглощено "делом о врачах-вредителях". Заручившись на основе сфальсифицированных следственных материалов санкцией И.В. Сталина на применение мер физического воздействия к арестованным врачам, руководство МГБ ввело в практику следственной работы различные способы пытки, жестокие избиения, применение наручников, вызывающих мучительные боли, и длительное лишение сна арестованных.

Не брезгуя никакими средствами, грубо попирая советские законы и элементарные права советских граждан, руководство МГБ стремилось во что бы то ни стало представить шпионами и убийцами ни в чем не повинных людей – крупнейших деятелей советской медицины. Только в результате применения подобных недопустимых мер удалось следствию принудить арестованных подписать продиктованные следователями измышления о якобы применяемых ими преступных методах лечения видных советских государственных деятелей и о несуществующих шпионских связях с заграницей.

Для того, чтобы придать доказательность полученным таким путем "признаниям" арестованных, следствию удалось сфальсифицировать заключение врачебной экспертизы по методам лечения, примененным в свое время к А.С. ЩЕРБАКОВУ и А.А. ЖДАНОВУ. В этих целях следствие включило в состав экспертной комиссии врачей-агентов МГБ и утаило от экспертов некоторые существенные стороны лечебной процедуры.

Бывший Министр государственной безопасности СССР т. ИГНАТЬЕВ не оказался на высоте своего положения, не обеспечил должного контроля за следствием, шел на поводу у РЮМИНА и некоторых других работников МГБ, которые, пользуясь этим, разнузданно истязали арестованных и безнаказанно фальсифицировали следственные материалы.

Так было сфабриковано позорное "дело о врачах-вредителях", столь нашумевшее в нашей стране и за ее пределами и принесшее большой политический вред престижу Советского Союза.

Зачинщик этого дела РЮМИН и ряд других работников МГБ, принимавших активное участие в применении незаконных методов следствия и фальсификации следственных материалов, арестованы.

Постановление специальной следственной комиссии с подробным изложением результатов проверки материалов следствия по этому делу прилагается. Министерство внутренних дел СССР считает необходимым:

1) всех привлеченных по этому делу к ответственности и незаконно арестованных врачей и членов их семей полностью реабилитировать и немедленно из-под стражи освободить;

2) привлечь к уголовной ответственности бывших работников МГБ СССР, особо изощрявшихся в фабрикации этого провокационного дела и в грубейших извращениях советских законов;

3) опубликовать в печати специальное сообщение;

4) рассмотреть вопрос об ответственности бывшего Министра государственной безопасности СССР т. ИГНАТЬЕВА С. Д.

Министерством внутренних дел СССР приняты меры, исключающие впредь возможность повторения подобных извращений советских законов в работе органов МВД.

Л. Берия"74

Как видите, в фальшивке вся ответственность перенесена с Игнатьева на Рюмина: это он оказывается виноват, а Игнатьев просто оказался "не на высоте своего положения". Обманул, короче, олуха Игнатьева его заместитель хитрец Рюмин.

Между тем, поскольку и в этой фальшивке Игнатьев все же обвиняется в фальсификации уголовных дел, то сам Берия в своей подлинной записке в Президиум не мог допустить ни малейшей фальши, особенно такой, которая усугубляет вину Игнатьева. Ведь дело свежее, ему едва 4 месяца, члены Президиума все подробности хорошо помнили и любую фальшь в записке обернули бы против Берия – его самого обвинили бы в фальсификации дела против секретаря ЦК Игнатьева. А вы посмотрите, сколько в этой записке нагорожено вранья.

Первый врач по делу "врачей-вредителей", профессор Егоров, был арестован 18 октября, а 12 ноября Сталин подписал распоряжение об увольнении замминистра Рюмина из МГБ. Егоров и профессор Виноградов признались в том, что они лечили Жданова не от инфаркта миокарда, в середине ноября и, надо думать, в этот момент они и признались, что их об инфаркте у Жданова предупреждала Тимашук. Сама Тимашук вспоминала, что "в конце 1952 г. меня вызвали в МГБ к следователю". Но узнав от Тимашук, что она информировала о неправильном лечении Жданова начальника Управления охраны Власика письмом, следователи потратили какое-то время на то, чтобы найти это письмо, поскольку только оно являлось доказательством вины Власика. А когда нашли, то сами врачи отошли на второй план, поскольку более важным стал вопрос, почему Абакумов и Власик скрыли от Политбюро то, что Жданова лечили неправильно. Надо думать, что Власик был арестован немедленно после обнаружения письма Тимашук, а арестовали его 16 декабря 1952 г. Следовательно, письмо Тимашук было найдено не ранее начала декабря, т.е. через полмесяца после того, как Рюмина выгнали из МГБ. А основные фигуранты по делу врачей-вредителей – врачи-евреи – были арестованы в конце ноября – в начале декабря, т.е. тоже уже без Рюмина.

Как же настоящий Берия мог написать, что "все это дело от начала и до конца является провокационным вымыслом бывшего заместителя Министра государственной безопасности СССР Рюмина"? Ведь Берия подставлялся – все отлично помнили, что после увольнения Рюмина, 20 ноября первым заместителем министра МГБ стал Огольцов и это он раскручивал с Игнатьевым "дело врачей-вредителей". А в фальшивке "Берия" о нем вообще молчит! Получается, что он фальсифицирует дело на Рюмина, выгораживая Огольцова, причем на глазах тех, кто был в курсе всего. Ну как настоящий Берия мог этаким образом обвинять Игнатьева в фальсификации "дела врачей"?

Далее. При чем тут Тимашук к делу врачей? Ее заявление в этом деле не может являться ни доказательством, ни даже причиной возбуждения уголовного дела. Ведь она написала заявление при жизни Жданова, следовательно оно само по себе является всего лишь одним из вариантов диагноза. Причиной возбуждения уголовного дела и доказательством по нему были акт о патологоанатомическом исследовании тела Жданова профессором Федоровым и зафиксированные медицинские назначения Жданову, которые были противопоказаны при инфаркте миокарда. И, формально, заключение экспертизы под председательством профессора Лукомского.

Далее. При чем тут к делу врачей то, что заявление Тимашук якобы видел Сталин? Он что – практикующий врач или профессор медицины?

Далее. Упоминания о том, что Сталин видел заявление Тимашук и даже на нем расписался, резко усугубляет вину Игнатьева, ведь тогда он становится виновным и в незаконном аресте Власика: за что же Власика арестовывать, если он письмо Сталину показал? Такое заявление Берия в Президиум ЦК вызвало бы резкую реакцию Игнатьева и встречное обвинение от него самому Берия.

Мы уже рассмотрели вопрос о том, почему ни Сталин, ни Политбюро не могли видеть письма Тимашук Власику, и я не буду повторять эти доводы. Но фальсификаторы в обоснование утверждения, что Сталин "списал" письмо Тимашук в архив, состряпали еще одну фальшивку. Вот она.

"Совершенно секретно

Товарищу СТАЛИНУ И.В.

При этом представляю Вам заявление заведующей кабинетом электрокардиографии кремлевской больницы – врача ТИМАШУК Л.Ф. в отношении здоровья товарища Жданова А.А.

Как видно из заявления ТИМАШУК, последняя настаивает на своем заключении, что у товарища Жданова инфаркт миокарда в области передней стенки левого желудочка и межжелудочковой перегородки, в то время как начальник Санупра Кремля ЕГОРОВ и академик ВИНОГРАДОВ предложили ей переделать заключение не указывая на инфаркт миокарда.

Приложение: – Заявление т. ТИМАШУК и электрокардиография товарища Жданова.

В. Абакумов

30 августа 1948 года".78

На этой бумаге есть надпись: "Д. В архив. Ст.".

Во-первых. Кто такой "Д"? Если это первая буква фамилии секретаря, которому надлежит сдать документ в архив, то секретарем Сталина на тот момент был Поскребышев. В какой архив этот документ адресован? В фальшивой "записке Берия", как вы видели, написано, что в "архив ЦК ВКП(б)". Но там этой записки "не лежало", поэтому Яковлев и Гуверовский институт пишут, что Сталин якобы адресовал эту записку в свой личный архив. Поскольку учреждения под названием "Личный архив т. Сталина" никогда не существовало – не было директора и работников этого архива, – то единственным архивариусом в своем архиве был сам Сталин. Следовательно, он сам себе написал и распоряжение: "В архив"? Но почему он назвал себя "Д", а не "Ст"? (Это еще раз подтверждает мысль, что умный человек изготовлением фальшивок заниматься не будет).

Во-вторых. За 22 года работы в органах управления СССР я никогда не встречал на документах резолюции "в архив", поскольку она в принципе невозможна. Когда начальник, прочитав документ, принимает по нему решение, он отправляет его тому подчиненному, в ведении которого находится затронутый в документе вопрос. Подчиненный подшивает документ в соответствующую папку (в дело) и работает с ним. Когда вопрос исчерпан или папка переполнена документами, которые уже отработаны, дела сдаются сначала в свой архив – архив учреждения. И лишь лет через 15 после того, как документы без востребования пролежали в своем архиве, их отправляют в центральный архив. В случае, если документ изначально не требует никакой работы подчиненных, но является интересным и его желательно сохранить на всякий случай, начальник пишет на нем не "в архив", а "в дело". Тогда документ подошьется в дело по своей тематике и переместится со временем в архив вместе с этим делом.

В-третьих. Документ, который я привел выше, называется сопроводительной запиской и он не может существовать отдельно от тех документов, которые он сопровождает. Так вот, в сопроводительной записке никогда не раскрывается, о чем написано в сопровождаемых документах – это грубое оскорбление начальника. Получается, что начальник такой кретин, что подчиненный должен ему разжевать, о чем в документах говорится. И то, что в данной сопроводительной записке это сделано, свидетельствует о том, что эта записка Абакумова Сталину является фальшивкой и предназначена она историкам и публике исключительно для того, чтобы подтвердить брехню, что Сталин якобы письмо Тимашук видел в 1948 г.

И наконец. Вспомните, 7 сентября 1948 г. Тимашук написала новое письмо секретарю ЦК Кузнецову, в котором сообщала: "4/IX-1948 г. начальник Лечсанупра Кремля проф. Егоров П.И. вызвал меня к себе в кабинет и в присутствии глав. врача больницы В.Я. Брайцева заявил: "Что я Вам сделал плохого? На каком основании Вы пишете на меня документы. Я коммунист, и мне доверяют партия и правительство и министр здравоохранения, а потому Ваш документ мне возвратили". О том, что он записку Тимашук передал Егорову, пишет и сам Власик.

Как же Сталин мог 30 августа отправить записку Тимашук и ЭКГ "в архив", если 4 сентября эти документы все еще находились у Егорова?

Посмотрите, сколько работы выполнили фальсификаторы вокруг смерти Жданова, сфальсифицировав: 1. Записку Берия в Президиум ЦК; 2. Решение Президиума; 3. Письмо Президиума членам ЦК и секретарям; 4. Записку Абакумова Сталину; 5. Записку о реабилитации М. Кагановича.

Зачем? Ведь в конечном итоге речь идет о 28 врачах, которых даже не осудили. И какие люди эти фальшивки стряпают или вводят в оборот историков и журналистов! От большого члена Политбюро ЦК КПСС А.Н. Яковлева до Гуверовского института. Цвет цивилизованного мира. Махровый.

Ответ один и для нас он банален: до настоящего времени идет работа по фальсификации истории – по сокрытию убийц именно Сталина, поскольку, боюсь, ради Жданова так бы стараться не стали.

А вот и лечащий врач

Когда мы рассматривали в главе 8 подробности смерти Сталина, то я писал, что телохранители Сталина, пока видели, что Сталин еще дышит, не пошли бы ни на какой сговор с Хрущевым и Игнатьевым и требовали бы к потерявшему сознание Сталину врача. Только врач мог их успокоить и сказать, что "Сталин перепил и ему нужно дать отоспаться". Причем это должен был бы быть врач, которого телохранители знали, и таким врачом мог быть лечащий врач Сталина. Более того, он по должности обязан был бы примчаться впереди всех. Но, как вы обратили внимание, ни один свидетель последних дней Сталина не упоминает о его лечащем враче. Вспоминают всех, кто был у постели умирающего Сталина, даже реанимационную бригаду, но никто не упоминает (очень старательно не упоминает), о лечащем враче Сталина, который обязан был неотлучно находиться при своем умирающем пациенте.

Правда, тут есть два момента. Утром 2 марта на дачу Сталина съехались все медицинские светила Москвы, в том числе и все медицинские руководители лечащего врача Сталина, а как говорится, при живом капитане матрос не начальник. Лечащего врача оттер в сторону консилиум и этот врач мог стать незаметен в толпе эскулапов, скажем, для Светланы Алилуевой. С другой стороны, фамилия лечащего врача Сталина наверняка была тайной и ее знали лишь очень немногие. Тем не менее Хрущев, Шепилов, Молотов, Каганович, охранники – все они лечащего врача Сталина безусловно знали, но глухо о нем молчат. Почему?

Дело дошло до смешного. Практически все историки, кто затрагивал эту сторону жизни Сталина, уверены, что у Сталина вообще не было лечащего врача. Одни полагают, что его лечил непосредственно главный терапевт Лечебно-санитарного управления Кремля (ЛСУК) академик Виноградов, другие считают, что Сталина лечил какой-то его телохранитель, который якобы имел диплом фельдшера, третьи считают, что Сталин лечился сам. Причем, так считают и те историки, которым доступны все архивы. А ведь у каждого советского человека была в поликлинике больничная карточка, куда записывались все его болезни, подробности их лечения и фамилии лечащих врачей. Без сомнения, была в ЛСУК заведена такая карточка и на Сталина. Что стоит ее взять и прочесть имена его врачей? В том-то и дело, что взять ее, видимо, уже невозможно. Кстати, то, что она уничтожена, подтверждают и нескончаемые гадания историков о том, чем болел Сталин. К примеру, полагают, что в 1946 г. у него был инсульт, но полагают так не потому, что прочли это в архивах ЛСУК, а потому, что Сталин несколько месяцев не принимал никого в Кремле.

Можно понять, почему хрущевцы уничтожили все рукописи и личные архивы Сталина: они уничтожали идеи его перестройки, а сами могли оправдаться тем, что, дескать, не хотели, чтобы "зараза культа личности" распространялась в народе. Но его больничную карточку зачем уничтожили? Как это объяснить? Я могу объяснить это только так: после ХХ съезда КПСС хрущевцы были крайне заинтересованы в том, чтобы никто не знал, кто был лечащим врачом Сталина. Но почему? Видимо, потому, что с этим врачом что-то случилось такое, что могло навести нас на мысли об убийстве Сталина и о причинах убийства Берия.

И хрущевцы тщательно вычистили все архивы, старательно уничтожая все упоминания о враче Сталина.

Но, как водится, произошла накладка: фальсификаторы забыли об архивах самого Хрущева. А в документах его архива этот врач назван!

Тут такая предыстория. По официальной версии, идея прочесть доклад с "разоблачением культа личности Сталина" на ХХ съезде КПСС возникла у Хрущева уже в ходе съезда. Секретари ЦК срочно написали текст доклада, но как бы мы ни относились к Хрущеву, однако Никита Сергеевич по своему уму намного превосходил всех этих горбачевых, ельциных и путиных вместе взятых. Вместе с их спичрайтерами и имиджмейкерами. Сталин все же откровенных дураков в Политбюро не держал. Поэтому Хрущев не стал тупо читать заготовленный ему текст, а переделал его сам. Поскольку с русским языком у него были проблемы, то он надиктовал своим секретарям правки к тексту доклада, те их внесли и получился документ под названием "проект доклада". Но Хрущев отличался еще и тем, что, начиная читать свои доклады, почти сразу же от текста отвлекался и переходил на их вольный пересказ с различными добавлениями и рассуждениями в зависимости от настроения. Причем эти отклонения были таковы, что партноменклатура и дипломаты за голову хватались: Никите Сергеевичу ничего не стоило отвлечься от текста, строго выдержанного в дипломатических выражениях, и пообещать США показать вскорости "кузькину мать" во всех ее деталях. Вообще-то, когда Хрущев выступал, ни у кого не возникало сомнений, что говорит глава сверхдержавы. Правда, потом его выступления приходилось переделывать в пригодный для печати вид.

Поэтому совершенно не обязательно текст проекта доклада совпадал с тем текстом, который Хрущев огласил на съезде. А поскольку заседание съезда, на котором был зачитан этот доклад, было закрытым (секретным) и, кроме этого, прошло это заседание уже после официального окончания работы съезда, то стенограмма его не велась, и что именно сказал Хрущев делегатам, так и осталось неизвестным.

После выступления был написан окончательный текст доклада Хрущева, этот текст в виде брошюры и был распространен среди коммунистов внутри страны и за рубежом.

Так вот, в окончательном варианте Хрущев сам, либо по подсказке, сделал изменения в той части доклада, которая касалась "дела врачей". После этой его корректировки был сделан упор на доносчицу Тимашук, по вине которой якобы сумасшедший Сталин арестовал невинных врачей. И сегодня практически все историки пишут свои работы в духе именно этого, последнего варианта клеветы Хрущева. Но к нашему счастью, в архиве Хрущева по недосмотру сохранился и его добавления к докладу, а из них видно, какую именно клевету хотел запустить в общество Хрущев сначала. Вот этот вариант.

"Дело врачей. Это может быть не дело врачей, а дело Сталина, потому что никакого дела о врачах не было, кроме записки врача Тимашук, которая, может быть, под влиянием кого-то, а может быть и по подсказыванию кое-кого (уточнить, она вроде была осведомителем органов МВД) написала письмо на имя Сталина. И вот по этому письму было создано дело врачей, арестовали крупнейших и честнейших людей, которые были по своей квалификации, по своему политическому мировоззрению советскими людьми, которые допускались до лечения самого Сталина, например, Смирнов лечил Сталина, а ведь известно, что самим Сталиным к нему допускались единицы. Я не буду вам перечислять всех врачей, это все известные академики, профессора, которые сейчас освобождены и занимают те же посты – лечат членов Правительства и членов Президиума ЦК, мы им оказываем полное доверие, и они с полным сознанием и добросовестностью исполняют свой служебный долг.

И вот достаточно было такого письма к Сталину, как Сталин сразу этому поверил. Ему следствие не нужно было, потому что человек с таким характером, с таким болезненным состоянием сам себя считал гением, сам себе навязал мысль, что он всеведающий, всезнающий и ему никакие следователи не нужны. Он сказал – и их арестовали. Он сказал – Смирнову надеть кандалы, такому-то надеть кандалы – так и будет. Здесь вот сидит делегат съезда Игнатьев, которому Сталин сказал: если не добьетесь признания у этих людей, то с вас будет голова снята. Он сам вызывал следователя, сам его инструктировал, сам ему указывал методы следствия, – а методы единственные – это бить. И вот был составлен протокол, который мы все читали. Сталин говорил: вот вы какие слепцы, котята, не видите врага; что будет без меня – погибнет страна, потому что вы не можете распознать врага".276

Сталин, как видите, оказался прав – страна погибла. Однако справедливости ради скажем, что Сталин и сам не смог распознать врага. Но вернемся к теме.

А вот этот же эпизод доклада, но уже в правленом, окончательном виде.

"Следует также напомнить о "деле врачей-вредителей!". (Движение в зале). Собственно, никакого "дела" не было, кроме заявления врача Тимашук, которая, может быть под влиянием кого-нибудь или по указанию (ведь она была негласным сотрудником органов госбезопасности), написала Сталину письмо, в котором заявляла, что врачи якобы применяют неправильные методы лечения.

Достаточно было такого письма к Сталину, как он сразу сделал выводы, что в Советском Союзе имеются врачи-вредители, и дал указание – арестовать группу крупных специалистов советской медицины. Он сам давал указания, как вести следствие, как допрашивать арестованных. Он сказал: на академика Виноградова надеть кандалы, такого-то бить. Здесь присутствует делегат съезда, бывший министр госбезопасности т. Игнатьев. Сталин ему прямо заявил:

– Если не добьетесь признания врачей, то с вас будет снята голова. (Шум возмущения в зале).

Сталин сам вызывал следователя, инструктировал его, указывал методы следствия, а методы были единственные – бить, бить и бить. Через некоторое время после ареста врачей мы, члены Политбюро, получили протоколы с признанием врачей. После рассылки этих протоколов Сталин говорил нам:

– Вы слепцы, котята, что же будет без меня – погибнет страна, потому что вы не можете распознать врагов.

Дело было поставлено так, что никто не имел возможности проверить факты, на основе которых велось следствие. Не было возможности проверить фаты путем контакта с людьми, которые давали эти признания.

Но мы чувствовали, что дело с арестом врачей – это нечистое дело. Многих из этих людей мы лично знали, они лечили нас. И когда после смерти Сталина мы посмотрели, как создавалось это "дело", то увидели, что оно от начала до конца ложное.

Это позорное "дело" было создано Сталиным, но он не успел его довести до конца (в своем понимании), и поэтому врачи остались живыми. Теперь все они реабилитированы, работают на тех же постах, что и раньше, лечат руководящих работников, включая и членов Правительства. Мы им оказываем полное доверие, и они добросовестно исполняют, как и раньше, свой служебный долг".277

Как видите, соответствующий текст не только выправлен литературно, но и лечащий врач Сталина – Смирнов – заменен на академика Виноградова.

Заметьте, в проекте доклада Хрущев вспоминает о Тимашук экспромтом; ему как бы надо с чего-то начать рассказ о "деле врачей", он даже не знает, была ли она сотрудником МГБ и тут же дает команду уточнить это. А в опубликованном варианте в отношении Тимашук сомнений уже нет: "…она была негласным сотрудником органов госбезопасности". (Кстати, Хрущеву этого вспоминать не стоило бы, поскольку это значит, что Тимашук была сотрудницей "сидящего в зале" Игнатьева и если клеветала, то клеветала по его заданию).

Весь текст добавления к докладу корявый и видно, что это застенографированная устная речь, сами секретари ЦК, писавшие доклад, о "деле врачей" едва вспомнили, весь эпизод о нем зачем-то дописал в доклад сам Хрущев. Зачем? Во всем докладе идут стоны о казненных – о Постышеве, Тухачевском, Кузнецове, Вознесенском и т.д. Зачем вспоминать о врачах – о тех, кто даже не осужден?

Остается одно: Хрущеву весь этот эпизод потребовался для одной цели – сообщить, что личный врач Сталина был арестован по приказу самого Сталина ("Он сказал – Смирнову надеть кандалы"). А зачем это потребовалось Хрущеву? Арестовали гораздо более именитых врачей, которые тоже лечили Сталина, почему Хрущев вспомнил о человеке, чьи функции, скорее всего, заключались в регулярных обследованиях Сталина: замере давления крови, выслушивании сердца, легких и подвозе лекарств? (Поскольку, уверен, при любом недомогании к Сталину немедленно бежал весь Лечсанупр и Смирнов как врач отходил в сторону).

И тут возникает вопрос, а когда был арестован Смирнов? Нам тут сильно помогает Костырченко, который, плача о евреях, старательно перечислил всех арестованных врачей ЛСУК.

"В первой половине февраля руководство МГБ официально сформировало групповое "дело врачей", отобрав и включив в общее производство материалы следствия по 37 арестованным. Из них 28 были собственно врачами, а остальные – членами их семей, главным образом женами. Большинство составляли профессора-консультанты и другие специалисты, работавшие в системе ЛСУК. Это П.И. Егоров, В.Н. Виноградов, В.Х. Василенко, Б.Б. Коган, А.М. Гринштейн, А.Н. Федоров, В.Ф. Зеленин, А.А. Бусалов, Б.С. Преображенский, Н.А. Попова, Г.И. Майоров, С.Е. Карпай, Р.И. Рыжиков, Я.С. Темкин, М.Н. Егоров (научный руководитель 2-й больницы ЛСУК), Б.А. Егоров (профессор-консультант центральной поликлиники ЛСУК), Г.А. Каджардузов, Т.С. Жарковская. Остальные числились сотрудниками других медицинских учреждений, причем многие из них ранее работали в системе ЛСУК или в качестве штатных сотрудников, или приглашенных консультантов".95

Как видите, в списке арестованных врачей Лечсанупра есть три Егорова, есть бывший лечащий врач Жданова Майоров, есть врач-кардиолог Карпай, но нет лечащего врача Сталина – Смирнова. И это за две недели до смерти Сталина и в окончательном списке подозреваемых.

Давайте прочтем список тех врачей, об освобождении которых сообщил Берия в своем коммюнике в "Правде".

"…На основании заключения следственной комиссии, специально выделенной Министерством внутренних дел СССР для проверки этого дела, арестованные ВОВСИ М.С., ВИНОГРАДОВ В.Н., КОГАН Б.Б., ЕГОРОВ П.И., ФЕЛЬДМАН А.И., ВАСИЛЕНКО В.Х., ГРИНШТЕЙН А.М., ЗЕЛЕНИН В.Ф., ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ Б.С., ПОПОВА Н.А., ЗАКУСОВ В.В., ШЕРЕШЕВСКИЙ Н.А., МАЙОРОВ Г.И. и другие привлеченные по этому делу полностью реабилитированы в предъявленных им обвинениях во вредительской, террористической и шпионской деятельности и, в соответствии со ст. 4 п.3 Уголовно-Процессуального Кодекса РСФСР, из-под стражи освобождены…"74

И в этом списке, как видите, Смирнова тоже нет. Бывший лечащий врач покойного Жданова – Майоров – есть, а врача Сталина – нет. Что же получается?

Получается, что до смерти Сталина и по "делу врачей" Смирнов не арестовывался вообще. Следовательно, это он по вызову Игнатьева приезжал на дачу Сталина вместе с ним и Хрущевым в ночь на 1 марта 1953 г. И, следовательно, Хрущев включил в доклад эпизод о "деле врачей" с единственной целью – отвести подозрения от Смирнова: уверить тех, кто не в курсе дела, что Смирнова, дескать, арестовали еще до смерти Сталина, поскольку арестовали по его приказу. А те, кто был в курсе дела – две комиссии врачей (лечивших Сталина в последние дни его жизни и делавшие вскрытие) во главе с министром здравоохранения Третьяковым и тогдашним начальником Лечсанупра Купериным, – отправились в 1954 г. в Воркуту забывать то, что Хрущев требовал забыть обязательно. Надо думать то, что лечащий врач Сталина присутствовал при смерти Сталина, и что обстоятельства смерти Сталина, а, возможно, и результаты вскрытия, у врачей вызывали вопросы.

В том, что Смирнов арестовывался, сомнений нет, тут, понимаете, восстает логика: если бы против Смирнова не было подозрений и его никто не арестовывал, то зачем Хрущев о нем вспомнил? Он бы сразу вспомнил о Виноградове, а скорее всего не стал бы вообще вспоминать о деле, в котором подозреваемых выпустил Берия. Следовательно, Смирнова все же арестовали, но когда? После убийства Берия его уж точно не арестовывали, в списках арестованных до назначения Берия министром МВД, Смирнова нет, в списках врачей, освобожденных Берия, его тоже нет. Остается одно – Смирнова арестовал Берия. Всех врачей по "делу врачей" отпустил, а его арестовал. И спустя три года Хрущев хочет представить дело так, как будто арест Смирнова, да, был, но на полтора месяца раньше и по приказу Сталина.

Но повторяю, Смирнов в обществе был малоизвестен, о нем и о его аресте знали вряд ли более сотни человек. Поэтому Хрущева убедили, либо он сам понял, что в окончательном варианте доклада, о Смирнове лучше вообще не вспоминать, а все документы, связывающие Смирнова со Сталиным, из архивов убрать и уничтожить.

Вот теперь историки и гадают, то ли Сталин сам лечился, то ли его фельдшер какой-то лечил…

Но Берия арестовал не только Смирнова, и если об аресте Смирнова узнали и помнили с сотню человек, то о втором аресте узнали сотни тысяч человек, да еще и профессионально памятливых – работников объединенного МВД.

Товарищи отравители

Давайте поставим себя на место Берия и попробуем взглянуть на смерть Жданова в принципе.

Обопремся в своих рассуждениях на образный пример. Вот, к примеру, вы узнали, что вашего соседа залечил до смерти участковый врач: у соседа был инфаркт миокарда, а олух-врач заставлял его бегом подниматься по лестнице на 7-й этаж. Этот участковый врач лечит и вас, и вашу семью. Что вы будете делать?

Все, конечно, зависит от темперамента. Сангвиники побегут к главврачу поликлиники, холерики – к прокурору, но мне кажется, что даже меланхолики примут меры, чтобы от этого участкового врача избавиться немедленно. Как доверить свою жизнь дураку?

Кстати, в "Заявлении МВД" по поводу освобождения 13 врачей Лечебно-санитарного управления Кремля написано: "полностью реабилитированы в предъявленных им обвинениях во вредительской, террористической и шпионской деятельности…"74 И все! По поводу реабилитации в обвинении в преступной халатности ничего не сказано. Это характерный штрих, поскольку, во-первых, история процессов 1937 г. показывает, что суды очень часто обвинения прокуратуры и НКВД во вредительстве (факты-то были) переквалифицировали в обвинения в преступной халатности. Во-вторых, в этом "Заявлении МВД" проще и короче было бы написать "реабилитированы во всех предъявленных им обвинениях", но Берия по этому простому пути не пошел и дал исчерпывающий список обвинений, на которые реабилитация распространялась.

Итак, на месте Берия мы подумали бы вот о чем. Абакумов узнал, что профессора Егоров и Виноградов фактически залечили Жданова. Но ведь и сам Абакумов лечился у них, у них же лечилась его семья (вернее – семьи). Почему он не дал ход заявлению Тимашук, чтобы убрать дураков и заменить их на лучших врачей? Секретарь ЦК Кузнецов с семьей тоже лечился у этих же врачей. Почему и он не дал ход письму Тимашук, чтобы заменить их на более надежных? Версии тут могут быть разные и мы часть из них рассмотрели выше. Тем не менее заслуживает внимания и такая версия – Абакумов и Кузнецов точно знали, что врачи в смерти Жданова не виноваты. Иными словами, они знали, что Жданов убит ядом скрытого действия и врачи не успели на него прореагировать.

В старом телесериале "ТАСС уполномочен заявить" даны реальные события. Если вы помните, то в этом фильме американского шпиона (его реальная фамилия – Огородник) заподозрила в шпионаже любовница. И он запросил у ЦРУ яд, который дал любовнице и та скончалась от ураганного отека легких.

Если похожий яд дали Жданову и этот яд за 3-4 дня вызвал у него инфаркт миокарда, то лечащие врачи просто не успели поставить ни диагноз "инфаркт", ни тем более диагноз "отравление". Тимашук ведь вызвали для снятия кардиограммы всего за два дня до смерти Жданова, а до этого все кардиограммы наличия инфаркта не подтверждали. То есть, Жданову в ходе процедур могли ввести вместо лекарств яд, либо этот яд дали ему вместе с передачей навещавшие его в больнице "товарищи по партии".

Это версия, но согласитесь, что это версия, которая объясняет поведение всех действующих лиц. И согласитесь, что если эта версия пришла нам в голову, то почему она не могла быть проверена Берия?

Но прежде всего надо ответить себе на вопрос, а были ли мотивы у Кузнецова и Абакумова для убийства Жданова? Да, такие мотивы могли быть.

Главный мотив – исключая Сталина, Жданов был, судя по всему, единственным идеологом партии за все послевоенное время. Считать идеологом Суслова и уже неоднократно поминавшегося Яковлева просто глупо – эти жиды "устроились" на месте секретаря ЦК КПСС по идеологии, а их коммунистическое влияние на общество было нулевым. Они писали какие-то наукообразные книги, которые издавались десятками миллионов экземпляров, торговля их закупала, но из магазинов эти идеологические произведения поступали сразу в макулатуру – заставить обычного человека читать эту белиберду можно было только угрозой смерти. На фоне глухой серости этих "идеологов" даже Хрущев выглядит приличным идеологом: по крайней мере он, побывав на выставке художников-абстракционистов, сумел кратко, емко и точно охарактеризовать идейно-художественное качество авторов картин: "пидарасы!" Но, согласитесь, от идеолога все же требуется иметь несколько больший запас слов.

А Жданов без проблем участвовал в любых дискуссиях, будь то вопросы художественных произведений или вопросы музыки.278 Выше я уже приводил в воспоминаниях Рыбина утверждение, что Жданов в последние годы своей жизни был основным собеседником Сталина, а в партии он был первым лицом: все совместные документы в государстве Сталин подписывал от имени Совета Министров СССР, а Жданов – от имени партии. Мы видим, что Сталин вопрос об устранении партии от власти и оставление ей функций подбора кадров и пропаганды поставил на XIX съезде партии только в 1952 г. Но ведь проблема была не только в самой постановке этого вопроса, а и в том, кто конкретно реорганизует партию в орган пропаганды коммунистических идей. Если нет таких людей (пропагандистов) или хотя бы ядра для их сбора, то что толку от самой постановки вопроса о реорганизации партии? И кто знает, если бы Жданов был жив, то Сталин, возможно, провел бы XIX съезд ВКП(б) не в 1952 г., а в 1949 г.

Но теперь встаньте на позиции партноменклатуры. Если Жданов превратит ВКП(б) в орган пропаганды, то что в этом органе должны будут делать "рукастые большевики", которые привыкли, чтобы доклады им писали помощники? Для них реорганизация партии – это политическая смерть и медленное угасание на пенсии. А смерть Жданова реорганизацию оттягивала, а там, глядишь, и Сталин умрет.

Таким образом, в убийстве Жданова партноменклатура была очень и очень заинтересована.

Но, возможно, это и не единственный мотив. Спустя несколько месяцев после смерти Жданова, ЦК ВКП(б) начал расследовать "ленинградское дело", по которому основным обвиняемым стал Кузнецов. Характерно в этом деле то, что следствие по нему начали партийные органы, а МГБ во главе с Абакумовым "ничего не видело". Почему бы нам не предположить, что первые факты о заговоре "ленинградцев" поступили к Жданову и он начал активно интересоваться подробностями? Почему не предположить, что "ленинградцы" почувствовали для себя угрозу со стороны Жданова и ликвидировали его? Заметим, что "ленинградское дело" было самым первым делом, по которому Хрущев провел "реабилитацию" – в 1954 г. объявил всех "ленинградцев" невиновными, скрыв то, в чем их обвиняли.

Итак, мотивы убить Жданова у партноменклатуры были, теперь ей осталось найти яд. Нужные яды в СССР тоже были, но достать их было очень непросто. Интересно, что эта тема, которая, казалось бы, является наиболее выигрышной с точки зрения антисоветской пропаганды, на самом деле, если и не замалчивается "демократами" полностью, то и не развивается ими: сказывается то, что всякого упоминания о ядах очень боялся Хрущев. Для меня, к примеру, пока единственным источником по применению ядов в СССР являются воспоминания П. Судоплатова. К ним же, к сожалению, приходится относиться с осторожностью. Жена у Судоплатова была еврейкой, следовательно и дети его евреи, и в своих воспоминаниях Судоплатов уж очень хочет понравиться евреям. По крайней мере видно, как от издания к изданию воспоминания Судоплатова усекались и правились в плане их соответствия "исторической линии" нынешнего режима. Тем не менее в них остается и много интересного.

Как он пишет, в составе МГБ была токсикологическая лаборатория ("Лаборатория-Х"), в которой создавались яды скрытого действия, и возглавлявший эту лабораторию профессор Майрановский чаще всего и был палачом, приводившим в исполнение приговоры при помощи своих ядов. Кем и как выносились эти приговоры – неизвестно. Известно только, что выносились они на самом высоком уровне, тщательно документировались, а приказ палачу поступал не от МГБ, а от первых руководителей страны или республик. В каких случаях использовались эти яды, хорошо видно на таком примере.

Как я уже писал, на Западной Украине шла фактическая война с организацией украинских националистов, причем по потерям она в несколько раз превосходила Афганскую войну. Важной составной частью идеологии ОУН была униатская церковь Западной Украины, подчинявшаяся Ватикану. После Отечественной войны, в которой униатские священнослужители скомпрометировали себя сотрудничеством с фашистами, большой вес в униатской церкви получили сторонники объединения с Русской православной церковью. В 1946 г. архиепископ Гавриил Костельник собрал конгрегацию униатских священнослужителей, проголосовавших за объединение с православной церковью. Ватикан не стал вступать с этой конгрегацией в дискуссии, он просто послал боевика ОУН, и архиепископ Костельник был убит на ступенях львовского собора. Власть в униатской церкви снова перешла к Ватикану и его представителю на Западной Украине ужгородскому архиепископу Ромже.

Надо сказать, что СССР, начиная с Ленина,279 своим врагам платил той же монетой. Скажем, чеченцы уж много веков берут заложников и торгуют ими за выкуп. Тем не менее в 1944 г., когда всех чеченцев выселили из Чечни, ни одному из них и в голову не пришло брать заложников или устраивать теракты – знали, что от Сталина они получат на копейку пятаков немеряно.

Поэтому и архиепископ Ромжа недолго тешил Ватикан. В Ужгород выехал палач – Майрановский. В Киеве к нему в вагон пришел Хрущев и от имени Советской власти на Украине дал приказ на казнь Ромжи. В Ужгороде Майрановский передал ампулу с ядом медсестре местной больницы – агенту МГБ, – она сделал лечившемуся в этой больнице Ромже укол и тот умер, так сказать, "от естественных причин".

Судоплатов также уверен, что и шведского авантюриста Валленберга казнили тоже при помощи яда "Лаборатории-Х". Интересно, что начальник медицинской службы внутренней тюрьмы МГБ Смольцов в своем рапорте написал, что Валленберг неожиданно скончался в своей камере вечером 17 июля 1947 г. Причина смерти – инфаркт. Как и у Жданова.

Судоплатов неоднократно подчеркивает, что Хрущев почему-то очень боялся любой связи своего имени с ядами "Лаборатории-Х", хотя, казалось бы, это не он принимал решения о казни таким образом – он всего лишь передавал приказ палачу. Такой вот характерный момент. Когда профессор Майрановский вышел из тюрьмы (о чем ниже), то он напросился на прием к Хрущеву и тот его принял, что само по себе удивительно. (Ведь сына Сталина в аналогичном случае он отказался принять, хотя тот, не имея работы, очень хотел с ним встретиться). Но на приеме Майрановский, видимо, сказал Хрущеву не то, что надо. Судоплатов полагает, что он напомнил ему о казни архиепископа Ромжи. В результате Майрановского через два дня арестовал КГБ и его выслали из Москвы в Махачкалу, где и он умер с диагнозом, очень похожим на тот, который был бы после применения к нему его собственного яда.

Таким образом, нужные яды в СССР были, но, повторяю, была проблема того, как их из "Лаборатории-Х" достать. Ведь это было учреждение с чрезвычайно ограниченным доступом. Судоплатов почему-то утверждает, что даже Берия до своего возвращения в МВД не мог знать об этой лаборатории. Сам Судоплатов, к примеру, руководил казнью Ромжи в Ужгороде, т.е. непосредственно был связан с боевыми операциями (так они официально назывались) по применению ядов, тем не менее он пишет: "Вся работа лаборатории, привлечение ее сотрудников к операциям спецслужб, а также доступ в лабораторию, строго ограниченный даже для руководящего состава НКВД-МГБ, регламентировались Положением, утвержденным правительством, и приказами по НКВД-МГБ. Ни я, ни мой заместитель Эйтингон не имели допуска в "Лабораторию-Х" и спецкамеру".78

Для партноменклатуры связь непосредственно с Майрановским была смерти подобна, поскольку немедленно наводила на вопрос, а зачем это тебе потребовался яд? Абакумов не был исключением – он был для "Лаборатории-Х" очень большим начальником, его появление там было явлением чрезвычайным и любое проявление им интереса к ядам не осталось бы незамеченным. Кроме того, чтобы получить в свое распоряжение вещество, находящееся на очень строгом учете, его нужно сначала списать, т.е. составить липовый отчет на его расходование, порчу и т.д. Реально похитить яд мог только тот, кто занимался документацией этой лаборатории, и даже сам Майрановский без этого человека ничего не смог бы похитить. Интересен вопрос, а кто был тем человеком, кто вел всю документацию по "Лаборатории-Х", кто ревизовал ее и контролировал?

Есть такой человек. Это С.И. Огольцов, сделавший во время войны карьеру в Ленинграде при А. Кузнецове, генерал-лейтенант, первый заместитель министра госбезопасности при министре Абакумове, а потом и при Игнатьеве. Именно он лично руководил и "Лабораторией-Х", и спецоперациями с применением ядов, именно он вел всю отчетную документацию по ядам. Судоплатов пишет:

"Отчеты о ликвидациях нежелательных правительству лиц в 1946-1951 гг. составлялись Огольцовым как старшим должностным лицом, выезжавшим на место их проведения, и министром госбезопасности Украины Савченко. Они хранились в специальном запечатанном пакете. После каждой операции печать вскрывали, добавляли новый отчет, написанный от руки, и вновь запечатывали пакет. На пакете стоял штамп: "Без разрешения министра не вскрывать. Огольцов"".78

Все знают, что Берия, возглавив объединенные МВД-МГБ, провел большую работу по пересмотру дел работников МВД и очень многих освободил из-под стражи. Вопрос: неужели он их только освобождал и никого не арестовал? Арестовал. Догадайтесь с трех раз – кого? Правильно – Огольцова. А теперь догадайтесь, кого Хрущев первым выпустил, как только Берия был убит? Правильно – Огольцова.

Именно Огольцов имел доступ к ядам на момент смерти Жданова, а когда Рюмин арестовал Майрановского, как еврея и участника сионистского заговора в МГБ, Огольцов был переведен Игнатьевым из Москвы на должность министра МГБ Узбекистана. Но после увольнения Рюмина Огольцов вновь вернулся в МГБ СССР на должность 1-го заместителя министра. Так что он имел доступ к ядам и на момент смерти Сталина.

Интересно, что хотя следствие по делу арестованных за связь с сионистами вместе с Абакумовым работников МГБ велось до 1953 г. и никого из них за это время не судили, дело Майрановского срочно было выведено Игнатьевым в отдельное производство и после увольнения Рюмина Особое совещание при МВД быстро назначило Майрановскому 10 лет и отправило во Владимирскую тюрьму. Игнатьев упорно не хотел рассматривать версии об убийстве руководителей СССР при помощи ядов.

А Берия, как вы видите по результатам произведенных им арестов-освобождений, не собирался заниматься делом "врачей-вредителей", выдуманным Игнатьевым вместе с партаппаратом, Берия выпустил врачей и сразу арестовал того, кто имел доступ к ядам скрытого действия, и того, кто мог их Сталину дать: Огольцова и Смирнова. Исходя из библейской истины "по делам его суди его", у нас должен возникнуть естественный вопрос – за что он их арестовал? Вот именно потому, что этот вопрос у нас возникает, фальсификаторы снова засели за работу и нам снова предстоит рассматривать их изделия.

Михоэлс

Соломон Михоэлс был, судя по всему, евреем советского толка, как и И. Эренбург, чья статья, как вы помните, так возмутила Голду Меир. По профессии он был актером, а на общественном поприще занимал должность председателя Еврейского антифашистского комитета. В январе 1948 г. он поехал в Минск выбирать среди спектаклей тамошних театров пьесу для награждения ее Сталинской премией, поскольку Михоэлс был еще и членом комитета по присуждению этих премий. Вместе с ним поехал и уроженец Минска, еврей Голубов-Потапов, который окончил в Минске институт железнодорожного транспорта, а работал, разумеется, в Москве театральным критиком. Видимо, по его инициативе они с Михоэлсом пошли вечером на какой-то праздник к местным евреям. По дороге их сбил грузовой автомобиль и оба погибли. Для расследования этого дорожно-транспортного происшествия из Москвы прибыла следственная бригада. Было выяснено, что Михоэлс и Голубов были сбиты машиной, которую накануне угнали, и которую со следами наезда нашли брошенной под Минском. Поскольку убийц найти не удалось, то до самой перестройки в ходу была версия, что Михоэлса убили националисты, т.е. сионисты.62 Эта версия действительно наиболее убедительна, поскольку для сионистов, безусловно, было очень важно захватить власть в Еврейском антифашистском комитете, который после смерти Михоэлса, по сути, начал представлять сионизированных и ожидовленных евреев СССР.

На процессе по "делу Еврейского антифашистского комитета" подсудимый Зускин сообщил, что осенью 1947 г. Михоэлс ему показал присланную Михоэлсу анонимную угрозу: "Жидовская образина, ты больно высоко взлетел, как бы головка не слетела".280 Поскольку Михоэлс "высоко взлетел" на должность председателя ЕАК, то причиной угрозы могло быть только недовольство сионистов и еврейских жидов его деятельностью на этом поприще. Само собой, что если бы Михоэлсом были недовольны советские евреи, то они не стали бы угрожать, а обратились бы в ЦК. Угрожать могли только те, кто в ЦК обратиться не мог: либо еврейские жиды, либо сионисты. То есть версия покушения на Михоэлса националистов еврейского толка весьма обоснована.

Но мне эта версия не нравится вот по каким причинам. Я никогда не встречал упоминания, чтобы где-либо и кто-либо в мире планировал теракт при помощи наезда грузовым автомобилем на улице города. Ведь грузовик маломаневренный, у него большая инерция и при резких поворотах руля его будет сильно заносить, он скорее перевернется или разобьется сам, нежели сумеет наехать на уворачивающегося человека. Кроме того, после войны прошло всего 1,5 года, Минск был разрушен и не освещен. (В те годы власти советских городов часто запрещали завешивать окна жилых домов шторами и закрывать их ставнями: свет из окон должен был хоть как-то освещать улицы). В таких условиях просто не увидишь из машины прохожего. Думаю, меня поймут те, кто ездил ночью по неосвещенным дорогам.

Полагаю, что дело обстояло так. Была зима и, следовательно, было очень скользко. Машину угнали уголовники с целью перевозки каких-то краденых грузов, и угонщики сбили Михоэлса и Голубова случайно – поздно их увидев и не справившись с управлением автомобиля на обледенелой дороге.

Но это присказка. А в ходе перестройки началась крупномасштабная фальсификация этого дела, причем масштабы фальсификации изумляют. Сначала за дело взялись детективщики братья Вайнеры. В 1990 г. вышел их еврейско-расистский роман "Петля и камень в зеленой траве", в котором главный герой романа "расследует убийство" Михоэлса. Причем братья Вайнеры предваряют роман авторским вступлением, датированным 1989 г., в котором уверяют читателя, что они написали "правду, одну только правду, ничего кроме правды".281 Из этой их "правды" следует, что Михоэлса убили злодеи из МГБ по приказу Сталина. И все бы ничего, но братишки само убийство описали так тупо и глупо, что невольно возникает вопрос: у кого же они воровали сюжеты для своих предыдущих детективных романов? По братьям Вайнерам, коварное МГБ задумало устранить Михоэлса именно в Минске и только при помощи грузовика американского производства "Студебеккер". Михоэлса должны были посадить в стоящую легковую автомашину, а "студер" должен был разогнаться и ударить ее в зад. Все, кто имеет хоть какое-то отношение к технике, понимают, что при таком ударе "студер" смял бы запасное колесо и багажник, начал бы толкать легковушку впереди себя, причем пассажир бы отделался легким испугом, но Вайнерам ведь этого не объяснишь. По Вайнерам, однако, умный Михоэлс заподозрил неладное, отказался от поездки в легковой машине и пошел на пьянку пешком. Не тут-то было! "Студебеккер" его с Голубовым догнал, с автомобиля соскочили два молодца с ломами, завернутыми в войлок, они вдребезги разнесли убегающим жертвам головы и бросили их под "Студебеккер", чтобы и тот мог по бедным жертвам покататься. И все эти милые забавы происходят в центре столицы Белоруссии.

Когда мой товарищ-еврей убедил меня прочесть эту галиматью, то я долго ждал, что на "Вайнеров в зелени" прореагирует тогдашнее КГБ. Ведь Вайнеров даже не требовалось опровергать, их надо было просто высмеять. Но КГБ СССР глухо молчал и, как думаю теперь, он и проплачивал Вайнерам написание этого пасквиля. В своих воспоминаниях тогдашний председатель КГБ Крючков утверждает, что он якобы предупреждал Горбачева, что "идеолог" КПСС А. Яковлев является агентом влияния США и действует по заданию ЦРУ.282 Верить в это предупреждение не приходится, сегодня уже появились данные, что КГБ СССР под руководством Крючкова был передовым отрядом предателей СССР, бросившимся на его разграбление.283

Где-то в году 1994-м, когда я собирал материалы для книги "Катынский детектив", то долго не мог найти текстов фальшивок по Катынскому делу, о которых тогда кричали все газеты, но которые нигде не публиковались. Мне помог уже изгнанный со своего поста бывший главный редактор "Военно-исторического журнала" В. Филатов. А когда я увидел, что "документы" по этому делу явно сфальсифицированы, то Виктор Иванович дал мне домашний телефон Крючкова и предложил поговорить с ним. Но разговор не получился: Крючков откровенно уклонился от разговора о Катынском деле, отговариваясь тем, что оно имеет "политическое значение". Это козе понятно, но какую политику тогда делал сам Крючков, если спокойно смотрел, как клевещут на его Родину, за "защиту" которой он всю жизнь не стеснялся брать большие деньги и привилегии?

Сейчас, по прошествии многих лет, я уверен, что вся масса фальшивок, имеющих отношение к КГБ, появилась с помощью тамошних "профессионалов". И то, что эти фальшивки в большей своей части остаются тупыми, говорит только о профессионализме "аналитиков" КГБ.

Но вернемся к фальшивкам об "убийстве" Михоэлса. Братья Вайнеры только подготовили почву, а основная масса "документов" по этому делу выплеснулась позже, причем их так много, что в целом они действительно могут составить "дело", т.е. заполнить собою целую папку. На фальсификацию "убийства Михоэлса", судя по всему, средств не жалели.

В очередном гнусном пасквиле на эту тему "Убийство Михоэлса" В. Левашова "документы" цитируются во множестве: от "показаний убийц" до "Указа Президиума Верховного Совета СССР" о награждении этих "убийц".

"Публикации не подлежит.

УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

О награждении орденами генералов и офицеров Министерства государственной безопасности СССР.

За успешное выполнение специального задания Правительства наградить:

ОРДЕНОМ КРАСНОГО ЗНАМЕНИ:

Генерал-лейтенанта ЦАНАВА Лаврентия Фомича.

ОРДЕНОМ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ I СТЕПЕНИ:

1. Старшего лейтенанта КРУГЛОВА Бориса Алексеевича

2. Полковника ЛЕБЕДЕВА Василия Евгеньевича

3. Полковника ШУБНЯКОВА Федора Григорьевича

Председатель Президиума Верховного Совета СССР

Н. ШВЕРНИК

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР

А. ГОРКИН".258

Во-первых. А почему этот указ "публикации не подлежит"? Что в нем такого секретного? Да то, что если историки бросятся его искать там, где ему надлежит быть – в "Известиях", то не найдут, как и Указа о лишении Тимашук ордена Ленина. У них возникнет вопрос – а был ли мальчик? – и надписью "публикации не подлежит" этот вопрос снимается.

Во-вторых. Фальсификаторы то ли сдуру, то ли специально наградили "за успешное выполнение специального задания" мнимых убийц Михоэлса орденом Отечественной войны I степени. Получалось, что Президиум ВС перечеркнул ради Михоэлса свой собственный Указ от 20 мая 1942 г., которым он учредил этот орден исключительно "для награждения отличившихся в боях за Советскую Родину в Отечественной войне против немецких захватчиков".284 Орденом Отечественной войны во множестве награждали, конечно, и после войны, но только участников войны и только за заслуги в той войне. Ни за какие "специальные задания" после капитуляции Японии им наградить не могли. Приходится хвалить фальсификаторов за то, что они не догадались в дополнение к ордену Отечественной войны еще и присвоить "убийцам" звание "Мать-героиня". С них сталось бы.

Поэтому нет смысла разбирать пасквиль В. Левашова, нам более ценно исследовать "документ", представленный в сборнике Яковлева. Это еще одна "записка" Берия в Президиум ЦК и мне придется дать ее полностью.

No.20/Б                  2 апреля 1953г. Совершенно секретно

т. МАЛЕНКОВУ Г. М.

В ходе проверки материалов следствия по так называемому "делу о врачах-вредителях", арестованных быв. Министерством государственной безопасности СССР, было установлено, что ряду видных деятелей советской медицины, по национальности евреям, в качестве одного из главных обвинений инкриминировалась связь с известным общественным деятелем – народным артистом СССР МИХОЭЛСОМ. В этих материалах МИХОЭЛС изображался как руководитель антисоветского еврейского националистического центра, якобы, проводившего подрывную работу против Советского Союза по указаниям из США.

Версия о террористической и шпионской работе арестованных врачей ВОВСИ М. С., КОГАНА Б.Б. и ГРИНШТЕЙНА А.М. "основывалась" на том, что они были знакомы, а ВОВСИ состоял в родственной связи с МИХОЭЛСОМ.

Следует отметить, что факт знакомства с МИХОЭЛСОМ был также использован фальсификаторами из быв. МГБ СССР для провокационного измышления обвинения в антисоветской националистической деятельности П.С. ЖЕМЧУЖИНОЙ, которая на основании этих ложных данных была арестована и осуждена Особым Совещанием МГБ СССР к ссылке.

В связи с этими обстоятельствами Министерством внутренних дел СССР были подвергнуты проверке имеющиеся в быв. МГБ СССР материалы о МИХОЭЛСЕ.

В результате проверки установлено, что МИХОЭЛС на протяжении ряда лет находился под постоянным агентурным наблюдением органов государственной безопасности и, наряду с положительной и правильной критикой отдельных недостатков в различных отраслях государственного строительства СССР, иногда высказывал некоторое недовольство по отдельным вопросам, связанным главным образом с положением евреев в Советском Союзе.

Следует подчеркнуть, что органы государственной безопасности не располагали какими-либо данными о практической антисоветской и тем более шпионской, террористической или какой-либо иной подрывной работе МИХОЭЛСА против Советского Союза.

Необходимо также отметить, что в 1943 году МИХОЭЛС, будучи председателем еврейского антифашистского комитета СССР, выезжал, как известно, в США, Канаду, Мексику и Англию и его выступления там носили патриотический характер.

В процессе проверки материалов на МИХОЭЛСА выяснилось, что в феврале 1948 года в гор. Минске бывшим заместителем Министра госбезопасности СССР ОГОЛЬЦОВЫМ, совместно с бывшим Министром госбезопасности Белорусской ССР ЦАНАВА, по поручению бывшего Министра государственной безопасности АБАКУМОВА, была проведена незаконная операция по физической ликвидации МИХОЭЛСА.

В связи с этим Министерством внутренних дел СССР был допрошен АБАКУМОВ и получены объяснения ОГОЛЬЦОВА и ЦАНАВА. Об обстоятельствах проведения этой преступной операции АБАКУМОВ показал:

"Насколько я помню, в 1948 году глава Советского правительства И.В. Сталин дал мне срочное задание – быстро организовать работниками МГБ СССР ликвидацию МИХОЭЛСА, поручив это специальным лицам.

Тогда было известно, что МИХОЭЛС, а вместе с ним и его друг, фамилию которого не помню, прибыли в Минск. Когда об этом было доложено И.В. Сталину, он сразу же дал указание именно в Минске и провести ликвидацию МИХОЭЛСА под видом несчастного случая, т.е. чтобы МИХОЭЛС и его спутник погибли, попав под автомашину.

В этом же разговоре перебирались руководящие работники МГБ СССР, которым можно было бы поручить проведение указанной операции. Было сказано – возложить проведение операции на ОГОЛЬЦОВА, ЦАНАВА и ШУБНЯКОВА.

После этого ОГОЛЬЦОВ и ШУБНЯКОВ вместе с группой подготовленных ими для данной операции работников выехали в Минск, где совместно с ЦАНАВА и провели ликвидацию МИХОЭЛСА.

Когда МИХОЭЛС был ликвидирован и об этом было доложено И.В. Сталину, он высоко оценил это мероприятие и велел наградить орденами, что и было сделано".

ОГОЛЬЦОВ, касаясь обстоятельств ликвидации МИХОЭЛСА и ГОЛУБОВА, показал:

"Поскольку уверенности в благополучном исходе операции во время "автомобильной катастрофы" у нас не было, да и это могло привести к жертвам наших сотрудников, мы остановились на варианте – провести ликвидацию МИХОЭЛСА путем наезда на него грузовой машины на малолюдной улице. Но этот вариант, хотя был и лучше первого, но он также не гарантировал успех операции наверняка. Поэтому было решено МИХОЭЛСА через агентуру пригласить в ночное время в гости к каким-либо знакомым, подать ему машину к гостинице, где он проживал, привезти его на территорию загородной дачи ЦАНАВА Л.Ф., где и ликвидировать, а потом труп вывезти на малолюдную (глухую) улицу города, положить на дороге, ведущей к гостинице, и произвести наезд грузовой машиной. Этим самым создавалась правдоподобная картина несчастного случая наезда автомашины на возвращавшихся с гулянки людей, тем паче подобные случаи в Минске в то время были очень часты. Так было и сделано".

ЦАНАВА, подтверждая объяснения ОГОЛЬЦОВА об обстоятельствах убийства МИХОЭЛСА и ГОЛУБОВА, заявил:

"…Зимой 1948 года, в бытность мою Министром госбезопасности Белорусской ССР, по ВЧ позвонил мне АБАКУМОВ и спросил, имеются ли у нас возможности для выполнения одного важного задания И.В. Сталина. Я ответил ему, что будет сделано.

Вечером он мне позвонил и передал, что для выполнения одного важного решения Правительства и личного указания И.В. Сталина в Минск выезжает ОГОЛЬЦОВ с группой работников МГБ СССР, а мне надлежит оказать ему содействие.

…При приезде ОГОЛЬЦОВ сказал нам, что по решению Правительства и личному указанию И.В. Сталина должен быть ликвидирован МИХОЭЛС, который через день или два приезжает в Минск по делам службы… Убийство МИХОЭЛСА было осуществлено в точном соответствии с этим планом… Примерно в 10 часов вечера МИХОЭЛСА и ГОЛУБОВА завезли во двор дачи (речь идет о даче ЦАНАВА на окраине Минска). Они немедленно с машины были сняты и раздавлены грузовой автомашиной. Примерно в 12 часов ночи, когда по городу Минску движение публики сокращается, трупы МИХОЭЛСА и ГОЛУБОВА были погружены на грузовую машину, отвезены и брошены на одной из глухих улиц города. Утром они были обнаружены рабочими, которые об этом сообщили в милицию".

Таким образом, произведенным Министерством внутренних дел СССР расследованием установлено, что в феврале 1948 года ОГОЛЬЦОВЫМ и ЦАНАВА, совместно с группой оперативных работников МГБ – технических исполнителей, под руководством АБАКУМОВА, была проведена преступная операция по зверскому убийству МИХОЭЛСА и ГОЛУБОВА.

Учитывая, что убийство МИХОЭЛСА и ГОЛУБОВА является вопиющим нарушением прав советского гражданина, охраняемых Конституцией СССР, а также в целях повышения ответственности оперативного состава органов МВД за неуклонное соблюдение советских законов, Министерство внутренних дел СССР считает необходимым:

а) арестовать и привлечь к уголовной ответственности бывшего заместителя Министра государственной безопасности СССР ОГОЛЬЦОВА С.И. и бывшего Министра государственной безопасности Белорусской ССР ЦАНАВА Л.Ф.;

б) Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении орденами и медалями участников убийства МИХОЭЛСА и ГОЛУБОВА – отменить.

Л.Берия"74

Предположим, что дело обстояло именно так, как сказано в записке, и зададим себе вопрос: за что арестованы Огольцов и Цанава? Они что, должны были сами провести следствие, убедиться, что Михоэлс очень хороший человек и отказаться выполнять законный приказ Абакумова и Сталина? Ведь в "записке Берия" ни слова не говорится о том, что Абакумов, Огольцов и Цанава нарушили хоть какой-либо закон. Какой статьей Уголовного кодекса предусмотрено преступление, за которое они арестованы? Будьте уверены, в подлинной записке Берия по поводу ареста кого-либо это было бы указано обязательно.

Записка написана вроде по поводу ареста работников МГБ, а в ней вся преамбула посвящена расхваливанию Михоэлса и доказательству того, что он не виноват, хотя Президиуму по этому поводу ничего не предлагается. Берия не страдал шизофренией, у него не было раздвоения сознания. В тех подлинных записках Берия, что я встречал, все всегда логично, а в этой фальшивке "в огороде бузина, а в Киеве дядька".

Но еще большим шизофреником выглядит Сталин. За что он приказал убить Михоэлса? Ведь в результате многолетнего наблюдения органы "не располагали данными" о совершении им каких-либо преступлений, следовательно не располагал этими данными и Сталин. Возможно, он и не знал, как этот Михоэлс выглядит. Что, Сталину делать больше нечего? Методом исключения из "записки Берия" следует, что Михоэлса убили за связь с врачами-убийцами, за то, что, как писала "Правда" в 1953 г., он передавал врачам-евреям директиву из США "об истреблении руководящих кадров СССР". Получается, что в начале 1948 г. Сталин дал приказ убить за это Михоэлса, а врачей оставил истреблять "руководящие кадры СССР" еще 5 лет? То есть и в начале 90-х фальсификаторы все еще не могли придумать хотя бы какого-нибудь мотива для убийства Михоэлса не сионистами, а Сталиным.

Совершеннейшим бредом выглядит "спецоперация по ликвидации Михоэлса". Гибель представителя Москвы не могла не вызвать в Минске переполоха. Уж если проводить следствие выехала бригада из Москвы, то значит на месте обнаружения тел немедленно были все высшие местные партийные, государственные, прокурорские и милицейские чины Белоруссии и Минска. И что они увидели? Что на снегу под трупами нет ни капли крови? Ведь вся кровь вытекла и замерзла на даче Цанавы и в кузове грузовика, пока ждали 12 часов ночи. И какой же это идиот решит, что их в этом месте переехала машина?

Узнать, где они убиты, для местных прокуратуры и милиции тоже не составляло труда. Фальсификаторы дали такое развитие событий. Михоэлс в день смерти принимал гостей в своем номере в гостинице. У В. Левашова можно прочесть такие "свидетельские показания": "Около 16 часов я зашел к нему в номер. В просторной гостиной его "люкса" за большим обеденным столом, сервированном кофе, спиртными напитками и легкой закуской, было человек десять ведущих белорусских артистов, деятелей ВТО и режиссеров, преимущественно евреев". В 18 часов Михоэлс решил продолжить гульку на еврейской свадьбе. "Мы спустились проводить Михоэлса и Голубова до выхода из гостиницы",252 – продолжает свидетель. Здесь они сели в машину упомянутого в "записке Берия" Шубнякова и поехали "на дачу Цанавы". Таким образом, минимум 10 свидетелей видели машину, водителя и Шубнякова. Плюс на свадьбе свидетели показали бы, что никакой Михоэлс к ним не приезжал. При таком количестве свидетелей много ли надо было бы времени минской милиции, чтобы разыскать машину, увезшую Михоэлса и убийц?

Сцену убийства Михоэлса и Голубова на "даче Цанавы" тоже невозможно читать без удивления. Шубняков якобы показал 18 марта 1953 г., как это было (агентом МГБ в этих показаниях был назван погибший Голубов).

"1. После того как я доложил т. Огольцову, что Михоэлс и агент доставлены на дачу, он сообщил об этом по ВЧ Абакумову, который предложил приступить к ликвидации Михоэлса и агента – невольного и опасного свидетеля смерти Михоэлса.

2. С тем чтобы создать впечатление, что Михоэлс и агент попали под автомашину в пьяном виде, их заставили выпить по стакану водки. Затем они по одному (вначале агент, а затем Михоэлс) были умерщвлены – раздавлены грузовой автомашиной.

3. Убедившись, что Михоэлс и агент мертвы, наша группа вывезла их тела в город и выбросила их на дорогу одной из улиц, расположенных недалеко от гостиницы. Причем их трупы были расположены так, что создавалось впечатление, что Михоэлс и агент были сбиты автомашиной, которая переехала их передними и задними скатами".258

Ну как можно было двух человек, да еще выпивших, т.е. храбрых, запихнуть под "передние и задние скаты" грузовика, разъезжающего по даче?! Ведь они бы уворачивались от колес, и "Студебеккер" скорее раздавил бы Шубнякова. Я ничего придумать не смог, кроме того, что Шубняков, наверное, связал Михоэлса и Голубова, привязал их на середину длинной веревки, которую с двух сторон растягивали убийцы, и так врастяжку придали им положение на дорожке дачи, при котором грузовик наконец смог колесами попасть на бедные жертвы. И это на радость всем соседям по даче Цанавы (телевидения еще не было), которые, конечно, собрались посмотреть на это шоу. Спецоперация!

Кстати, настоящий Берия обязательно указал бы место, где происходило убийство, поскольку это то, что при описании преступления всегда указывается абсолютно точно. А здесь во всех "документах" фигурирует "дача Цанавы" без указания поселка, где эта дача находилась, расстояния от Минска и т.д. Получается, что если мы возьмем карту Белоруссии, то рядом с кружочком, возле которого написано "Минск", мы найдем и кружочек с надписью "Дача Цанавы".

Должен сказать, что, читая фальшивки, я часто прихожу к подозрению, а не заложен ли в них идиотизм специально? Ведь Горбачев или Яковлев сами фальшивок не стряпали – у них ума бы не хватило. Они поручали писать их тексты какому-либо "аналитику" КГБ, которого другие "чекисты" обеспечивали фальшивыми бланками, печатями, специалистами по подделке почерков.

В КГБ, кстати, специалистов по подделке почерков было достаточно: они нужны были для обеспечения работы разведчиков-нелегалов. Когда те уезжали на несколько лет за границу, то их семьи в СССР об этом не знали и связь с ними была запрещена. Для семей выдумывалась легенда, что нелегал, дескать, работает за границей в каком-либо нашем посольстве. Но ведь родственники ему пишут письма и на эти письма надо было отвечать, чтобы не вызвать у близких разведчика тревогу. Вот и были в КГБ спецы, которые через 20 минут изучения образца почерка, могли этим почерком писать любые тексты. Они с семьями разведчиков-нелегалов и переписывались.

Так вот мне кажется, что "аналитик", который сочинял тексты фальшивок, хотя и любил доллары, но где-то в глубине души был патриотом, и ему это занятие не нравилось. И он включал в фальшивки очевидные идиотства, зная, что так называемые "демократы", как правило, чрезвычайно малообразованы и глупы, поэтому распознать идиотство в текстах не смогут и выпустят их в свет.

Это подозрение основано на таких "проколах" в фальшивках, которым нет объяснения. Скажем, ну зачем надо было в фальшивый "Указ о награждении" вставлять орден Отечественной войны – единственный из 14 тогдашних советских орденов, которым не награждали после 1945 г.? То же и с описанием "убийства Михоэлса". Оно настолько глупо, что Судоплатов, который поддерживает версию убийства Михоэлса Сталиным, вынужден от себя придать некую разумность сцене убийства. Он пишет (выделено мною): "Михоэлса и сопровождавшего его Голубова заманили на дачу Цанавы под предлогом встречи с ведущими белорусскими актерами, сделали смертельный укол и бросили под колеса грузовика, чтобы инсценировать бандитский наезд на окраинной улице Минска".

Но это выдумал сам Судоплатов, а в "документах" про "смертельный укол" и речи нет, там только не смертельный "стакан водки" и сразу бросание под колеса.

И, наконец, давайте рассмотрим, от чего действительно скончался Михоэлс. Уже упомянутый мною Зускин показал на суде следующее.

"14 утром в Москву прибыл гроб с телом Михоэлса. Перед этим нам позвонил академик Збарский, который был дружен с Михоэлсом, и сказал, что как только прибудет гроб с телом в театр, чтобы позвонили ему, так как он хочет осмотреть, в каком состоянии находится тело и можно ли его выставлять для прощания. И в 11 часов, как только прибыло тело, прибыли академик Збарский, Вовси (брат Михоэлса) и художник Тышлер.

Когда раскрыли оцинкованный гроб, около гроба мы были впятером, мы увидели проломанный нос, левая щека сплошной кровоподтек, и тогда мне академик Збарский заявляет, что он заберет труп к себе в институт, где обработает лицо, чтобы можно было выставлять…

Когда Збарский приехал на похороны, он мне говорил, что, безусловно, смерть Михоэлса последовала вследствие автомобильной катастрофы, и объяснил мне, что одна рука сломана и потом эта же щека в кровоподтеке. Это случилось вследствие того, что одна машина, шедшая навстречу, налетела на другую и их обоих отбросило в сторону, значит они погибли в результате удара машиной. И здесь же он мне сказал, что он умер хорошей смертью. Если бы ему оказали сразу помощь, то может быть можно было кое-что сделать, но он умер от замерзания, потому что он лежал несколько часов в снегу".280

Итак, два академика медицины, один из которых родной брат покойного, определили, что никакая машина не переезжала Михоэлса "передними и задними скатами", что у него были сломаны только рука и нос, и что если бы в это время его заметил случайный прохожий и просто занес в дом или привел в сознание, то Михоэлс остался бы жив, поскольку причиной его смерти было переохлаждение. Так чего стоят все эти фальшивки с его "убийством"?

Еще. Понятное дело, если бы Михоэлса действительно убили, если бы Берия действительно за это арестовал с согласия Президиума ЦК участников убийства, то начиная с "разоблачения культа личности" об этом бы кричали на всех перекрестках. Но об этом до самой перестройки молчали, и неспроста. Дело в том, что Берия реально арестовал 4 апреля 1953 г. только Огольцова, но ни Огольцов, и никто из остальных "участников", судя по всему, до самой смерти и слыхом не слыхали о том, что они обвиняются в убийстве Михоэлса.

Сейчас все пишут, что вместе с Огольцовым был арестован и Цанава. Ничего подобного! Цанава, которого уволили из МГБ еще в 1952 г., как пишет Судоплатов, "был арестован лишь полгода спустя, но не за участие в убийстве Михоэлса, а как член "банды Берия"".190 Это же подтверждают и братья Вайнеры.279

Шубняков был арестован в 1951 г. вместе с Абакумовым, как член еврейского заговора в МГБ. Как только Берия возглавил объединенное МГБ-МВД, Шубняков был немедленно освобожден и уже 17 марта стал заместителем начальника 1-го главного управления.99 После убийства Берия в члены его "банды" Шубняков не попал и продолжал в дальнейшем работать заместителем начальника 1-го, а потом 2-го Главных управлений КГБ.74 И про то, что его Берия "арестовывал за убийство Михоэлса и лишал орденов", он, надо думать, и не догадывался.

После убийства Берия Хрущев немедленно освободил Огольцова, но должности ему не давали – он находился за управлением кадров в КГБ, а потом в запасе.285 Возможно, он начал вести себя по отношению к Хрущеву как-то нагло, поскольку в 1958 г. Комитет партийного контроля при ЦК КПСС рассмотрел его дело и исключил из партии. Но в протоколах заседания Комитета и слова нет про Михоэлса, Огольцова исключили за фальсификацию дел в 1941 г. в Ленинграде.252

То есть реально не было не только никакого убийства Михоэлса, но и Берия никого не арестовал в связи с этим.

Вопрос: тогда зачем нужно было стряпать и подбрасывать в архивы горы фальшивок по этому делу?

Конечно, фальшивки стряпались и для того, чтобы за доллары облить дерьмом СССР – жидам это всегда полезно. Но почему тогда выбран Михоэлс, этот никому неизвестный актер, из которого теперь пытаются раздуть большого политического деятеля? Ведь были репрессированы и действительно крупные деятели и более крупные организации, в том числе и еврейские. Кому был нужен этот любитель выпить "на халяву"?

Ответ: его смерть можно выдать за спецоперацию МГБ. Зачем? Затем, что тогда можно объяснить, за что Берия арестовал Огольцова, и скрыть истинную причину его ареста. Думаю, что многие удивятся – из-за такой чепухи столько фальшивок?

А вы вспомните перестройку и вопли о том, что реформам в СССР нет альтернативы. Всем обывателям вбивали в голову, что набить брюхо колбасой можно только в случае уничтожения и последующего разворовывания СССР. Но ведь был и другой путь реформ – путь Сталина и Берия. Путь устранения партноменклатуры от власти, путь жестокого наказания всех тех, кто обворовывает общество и паразитирует на нем. И этот путь мог быть поддержан народом в противовес разграблению государства партноменклатурой СССР. Вспомните, что в разгар перестройки, в разгар клеветы на Сталина, на лобовых стеклах многих автомобилей, особенно грузовых, появились портреты Сталина. Трудяги ненавидели жидовню, набившуюся во власть и, возможно, инстинктивно чувствовали, что бороться с ней можно только так, как это делал он.

А теперь вспомните, что вместе с перестройкой пришла и гласность. Можно было уничтожить архивы, но уже нельзя было запретить говорить в прессе о чем хочешь. Стали исследовать период "100 дней Берия", период после смерти Сталина до убийства Берия. Стало известно, как я уже писал, что в эти "100 дней" он практически только освобождал людей из заключения или из-под следствия, и вдруг он арестовывает одну крупную шишку – Огольцова. Причем этот арест нельзя спрятать, как спрятали арест Смирнова. Даже у равнодушного обывателя возникнет вопрос – за что Берия арестовал 1-го заместителя министра МГБ?

Не станешь же объяснять людям, что Берия расследовал дело об отравлении ожидовленной партноменклатурой своих конкурентов и, возможно, Сталина. Ведь сразу возникнет вопрос – если Сталина убили, то за что? И, начиная разбираться, вы получите в ответ вариант перестройки СССР, который был бы его спасением. А партноменклатура КПСС никаких альтернатив своему предательству не допускала. Поэтому, как это ни кажется невероятным, но именно поэтому и возникла фальшивка о том, что Берия, дескать, арестовал Огольцова за убийство Михоэлса, и, соответственно, были сфабрикованы "документы дела Михоэлса".

Вспомните, что главным идеологом перестройки был впавший в маразм академик Сахаров – это он писал свою никому не потребовавшуюся Конституцию СССР, он требовал отстранения КПСС от власти. И КПСС от власти была "отстранена" да так, что все мерзавцы от КПСС до сих пор у власти: что ни президент, то и член Политбюро! А что было бы с Сахаровым (кто бы его слушал), если бы была возможность сравнить его со Сталиным – с его Конституцией и с его мерами по устранению КПСС от власти? Если бы в конце 80-х было внедрено то, что хотел Сталин, то где бы были сегодня эти члены Политбюро? "Прорабом перестройки", борцом с партаппаратом был объявлен Ельцин. Но как этого вечно пьяного олигофрена сравнить с Берия, как сравнить трусость Ельцина с мужеством Берия в борьбе за власть Советов – за демократию?

Сокрытие от народа "перестройки Сталина", сокрытие того, что Сталина за эту перестройку убила партноменклатура – это такой вопрос, на решение которого не жалели средств, сил и фальшивок.

Даже мертвые И.В. Сталин и Л.П. Берия не уходили со своего поста, даже мертвые они защищали свой народ, свой СССР.

Жидовское счастье

Убив Сталина и Берия, жиды сумели удержать за собой партаппарат и власть в СССР. Теперь мы видим последствия этого везде, куда ни ткни пальцем. Поэтому рассмотрим эти последствия только в гуманитарном, чисто человеческом плане.

Напомню, что для удобства расследования мы разделили людей на три класса: собственно людей, живущих ради Великих Целей; обывателя, чьи цели в жизни почти такие же, как и у всего живого; и на жидов, у которых цель жизни в бесконтрольном удовлетворении своих инстинктов.

Природе нужен именно Человек, иначе бы она его не создала – планета и по сей день была бы населена только животными, которые бы не уродовали ее, не растрачивали недра и энергоресурсы. Если некто родился человеком, но остался обывателем, то для Природы это уже брак. Но если это жид, то это просто мусор, да еще и опасный, так как такой мусор губит планету.

Природа за все платит, и человеку она платит тем, что жизнь человека в тысячу раз интереснее и эмоционально богаче, чем у обывателя или жида, прежде всего за счет переживаний и счастья от поражений и побед в труде и в достижении тех целей, которые перед собой может поставить только человек. Жид понять вышесказанное вообще не способен, поскольку имеет отвращение к труду (т.е. удовольствие получает от противоположного – от лени). Жиду кажется, что мыслями о счастье труда его хотят обмануть и заставить работать бесплатно. Он просто не понимает, что человеку доступны все те удовольствия, о которых жид знает (от еды, секса, безопасности и даже от отдыха), но человек получает удовольствие и тогда, когда отказывается от животных удовольствий во имя своего человеческого предназначения, во имя правил поведения, во имя морали, во имя своей Цели.

Даже денежно богатый жид гораздо несчастнее человека в силу ограниченности того, что он получает от жизни. Жид может иметь много дорогой жратвы и одежды, иметь охранников, может много путешествовать, но человек от собственной жизни берет гораздо больше, чем человекообразная вошь, неизвестно зачем родившаяся и неизвестно зачем живущая.

Для воспитания из человекообразного животного и обывателя человека человечество пользовалось двумя приемами.

Во-первых, личным примером Людей. Обывателя с детства силой заставляли иметь поведение человека, а во взрослые годы обыватель видел, что Люди получают от жизни то, что ему не доступно, и, завидуя, стремился поступать так же, как и Люди, пока не проходил ту грань, за которой становился человеком и начинал получать человеческие удовольствия.

Во-вторых, человеческими религиями, к примеру, христианством или мусульманством. Обыватель, в страхе попасть в ад, придерживался правил человеческой морали до тех пор, пока не проходил грань, за которой становился человеком, и человеческая мораль становилась для него естественной.

Жид – это человек, который руководствуется в жизни только своими гипертрофированными животными инстинктами, это животное, которое в рамках человеческой морали держит только инстинкт самосохранения, ввиду наказаний, установленных людьми для жидов.

Большевики упразднили религию, оставив себе для воспитания людей единственный прием – собственный пример. Сталин говорил, что он видит партию как орден меченосцев, численностью в 50 тыс. человек. То есть он видел коммуниста, как образец человека, который своею жизнью убеждает окружающих в том, что такие люди есть, такие люди счастливы и коммунизм – сообщество таких людей – возможен. Поскольку в мирное время коммунист мог дать пример служения коммунизму только в труде, то вы видели на примере сравнения "Огоньков" за два периода, насколько в СССР Сталина прославлялись такие люди.

Если бы Сталин и Берия смогли осуществить реорганизацию КПСС, то, возможно, через несколько лет партия действительно превратилась бы в такой орден меченосцев. Жиды бы с нее пообсыпались, поскольку, как я уже писал, членство в КПСС перестало бы давать какие-либо выгоды – партия бы никого и никуда не "устраивала". Ее забота была бы одна – во всех Советах депутаты должны быть коммунистами, т.е. свой авторитет коммунисты должны были держать на таком высоком уровне, чтобы народ голосовал только за них. Численность КПСС нарастала бы исключительно за счет интеллектуальной и моральной элиты общества – за счет людей.

Нельзя считать так, что, убив Сталина и Берия, жиды захватили власть в СССР. Нет, они лишь только распахнули в КПСС для жидов все двери, хотя отдельные Люди оставались в партаппарате до самого конца КПСС.

Тут вот в чем проблема. То, что в 1991 г. жиды полностью победили и взяли власть – это от жидовской глупости, просто в 1991 г. интеллектуальный (умственный) уровень всего населения резко упал из-за дефектов в системе тоже ожидовленного образования. (О нем в этой книге нет места). Жиды после Хрущева катастрофически поглупели.

Послесталинские жиды несколько поколений были значительно умнее. В частности, они если и не понимали, то догадывались, что государство – это общество людей, а жидовье – это хуже животных. А ведь и животные не могут создать государства. Поэтому для жида главное – не разрушать государство, на котором паразитируешь. Ты же, жид, ни работать сам не хочешь, ни защищать не хочешь "эту страну", значит кто-то же должен это делать? Береги Людей! И Людей продолжали беречь и Хрущев, и Брежнев, и только у горбачевского ЦК головы стали, как кокосовые орехи, как говорилось в одном старом фильме, – снаружи твердо, внутри жидко.

А после Сталина жиды партноменклатуры Людей продолжали прославлять, более того, откровенное жидовство преследовалось и в самом аппарате партии и СССР. Жиды были, по сути, подпольщиками даже при своей власти, но их становилось все больше и больше, причем во всех слоях общества. Видите ли, как бы жид ни маскировался под Человека, а Человеком ему стать трудно, поэтому обмануть он этим может только того, кого и обманывать нет смысла – Человека. А жиденыш-обыватель сразу узнает своего и поймет, что его обманывают. Как бы ни хотелось этого жидам, но они у обывателя были примером только жидов, а не Людей.

Положение усугубила и крайняя для Хрущева необходимость заплевать Сталина. У него не было другого выхода, ведь не в Сталине дело, а в тех изменениях, которые Сталин произвел в партии, и которые Хрущев ликвидировал. Ведь если оставить Сталину его реальный статус – умнейшего человека Истории, – то тогда не поможет и уничтожение сталинских архивов. Люди будут интересоваться, почему этот умнейший человек упразднил Политбюро, упразднил должность Генерального секретаря, почему расширил Президиум ЦК, почему сам хотел выйти из органов управления партией? А это вопросы, на которые партноменклатура очень не хотела отвечать. И заставить людей замолчать, не задавать эти вопросы можно было только одним способом – утверждением, что Сталин был негодяем, а гением был Ленин. Отсюда и родилось шельмование Сталина, радостно подхваченное всеми жидами как внутри страны, так и на Западе. А ведь шельмовался самый героический период в истории России, период, когда в ней количество Людей было небывало высоким.

Ну как вы поставите в пример подвиг любого солдата той войны, если этот солдат шел в бой по приказу Сталина и со словами "За Сталина!", а Сталин был негодяем, уничтожившим "верных ленинцев"? Тогда этот солдат получается не героем, а сумасшедшим. Ну какой же из сумасшедшего пример? Думаю, что жидовье при Хрущеве эту проблему прекрасно понимало, но ему деваться было некуда.

Жиды в партноменклатуре старались, чтобы в стране было как можно больше (правда – молчаливых!) Людей, и все время КПСС инициировала кампании с попытками остановить ожидовление населения. То бригады коммунистического труда затевались, то моральный кодекс строителей коммунизма принимался. Но без примеров все это чепуха: жиденыша словами не вдохновишь, да он их и не понимает.

С литературными примерами и примерами в кино и на ТВ тоже было неладно. Это старинная жидовская вотчина, там жид на жиде и непрерывная жидовская грызня по любым поводам – от дележки премий до дележки по национальностям. Ну какой образ труженика или бойца в качестве примера людям могли создать эти члены Союза писателей, если они в своей жизни не держали в руках ничего тяжелее… ложки, и "закосили" даже от службы в мирной армии?

И непрерывной чередой шли произведения и фильмы, в которых главными героями были те же жиды с их мелкими жидовскими страстишками и разборками.

Партноменклатура, в принципе, делала, что могла, чтобы сохранить Людей. К примеру, рабочий у станка, а особенно – в забое или у мартеновской печи, или на рыболовецком траулере, зарабатывал в несколько раз больше, чем получали скопища жидов с дипломами, набившиеся в тысячи институтов и контор. Эти жиды сидели по кухням и злобились, что на Западе инженер "получает" больше рабочего, а у нас наоборот. Да, действительно, за исключением двух нюансов, не заметных жидам. На Западе инженер свои деньги зарабатывает, а не получает. Во-вторых, в СССР за изобретение с экономическим эффектом всего в 1 млн. рублей изобретателю полагалась премия в 20 тыс. руб. – очень большие по тем временам деньги. Что же вы, "ученые" жиды, не делали изобретений?

И вот к середине 80-х за что жиды боролись, на то и напоролись. В СССР стала их, жидовская власть уже официально. Людей почти не осталось, да и тех в качестве примера обывателям у жидов не хватает ума показывать. И просто забавно смотреть на это жидовское счастье.

Ведь дело в том, что цель жида – устроиться на шее. Пока это шея Людей, то куда ни шло. Но сейчас население СССР ожидовлено донельзя, и если какая свободная шея и осталась, то это шея такого же жида. Ведь это довольно интересно: смотреть на реакцию алчных, как окуни, жидов, когда они выясняют, что у них в губе уже крючок – что это не они, а у них на шее сидят.

Возьмите шахтеров. Как я только что написал, в СССР это были материально наиболее состоятельные люди. Решили эти шахтерские жиды стать еще богаче – заставить общество платить им еще больше. Раззявили пасть очень широко, а что в результате? Теперь на рельсы ложатся, сидят в Москве, касками стучат, чтобы им хоть какие-то деньги платили. Хотели "кинуть" всю страну, а "кинули" их, но судя по наивным жидовским рожам, шахтеры так этого и не поняли. Просите помощи? У кого? У жидов, которые оказались хитрее вас?

Или возьмите московских "ученых". Они были в первых рядах тех, кто разрушал СССР. Можно было догадаться, что если страну уменьшить наполовину, то налогов в бюджет, денег на содержание вас – "ученых", будет поступать вполовину меньше? Следовательно, либо "ученые" московских институтов будут получать вполовину меньше, либо их самих станет вполовину меньше. Это было очевидно, но не для жидов. Жид был твердо уверен, что когда к власти придут они, то "получать" жид будет, "как на Западе". Спасибо московским "ученым жидам": жиды-таки к власти пришли с их помощью. И что?

Теперь эти "ученые жиды" стоят с плакатами: "Спасите российскую науку!" А она вас, жидов, когда-либо заботила? Вас ведь заботило только "хорошо" в ней "устроиться" и "хорошо получать". Так что и плакаты надо другие: "Спасите бедных жидов, которые хотели "кинуть" народ СССР, а более хитрые жиды "кинули" их!"

Грустно, конечно. Была великая страна, был великий народ, а все превратилось в мелкое жидовье, которое не понимает, зачем живет. Живут, как овощи на грядке, у подавляющей массы бывшего советского жидовья атрофирован даже родительский инстинкт – им и на детей наплевать. Дышат, жрут, кто может – сношаются, а зачем? Животные себе таких вопросов не задают. Жиды – тем более.

Мне хотелось бы закончить расследование убийства героев этой книги парой моментов, которые непосредственно к делу не имеют отношения, но зато характеризуют Сталина и Берия с нетривиальной стороны.

Судя по всему на ужине в субботу 28 февраля 1953 г. Хрущев как-то исхитрился отравить Сталина. После всего, что мы рассмотрели, такая версия имеет право на жизнь. Тогда вопрос – в какое блюдо на столе он всыпал или влил яд? Думаю, что это было то самое молодое сухое вино, которое Сталин заказал к ужину со своими товарищами, и которое называл "соком". В связи с этим вызывает удивление вот какой момент.

В молодые годы Сталин писал на грузинском языке стихи, причем настолько хорошие, что их печатали практически во всех выходящих до революции сборниках грузинских стихов и даже в школьных учебниках. То стихотворение, которое нас интересует, в переводе на русский язык звучит так:

"Шел он от дома к дому,
В двери чужие стучал.
Под старый дубовый пандури
Нехитрый мотив звучал.
В напеве его и в песне,
Как солнечный луч чиста,
Жила великая правда –
Божественная мечта.
Сердца, превращенные в камень,
Будил одинокий напев.
Дремавший в потемках пламень
Взметался выше дерев.
Но люди, забывшие Бога,
Хранящие в сердце тьму,
Вместо вина отраву
Налили в чашу ему.
Сказали ему: "Будь проклят!
Чашу испей до дна!..
И песня твоя чужда нам,
И правда твоя не нужна!"

Обратите внимание на мистику этого произведения. За 50 лет до своей смерти Сталин не только предсказал, за что его убьют ("…правда твоя не нужна"), но и, судя по всему, довольно точно предсказал, как именно его убьют, – "вместо вина отраву налили в чашу ему".

Совершенно отличается от толпы обывателя и Берия. Если читатели помнят, то в начале книги, давая автобиографию Л.П. Берия, я писал, что это не собственно его биография, а расширенное заявление, в котором Берия просит об очень важном для себя одолжении. Я предлагал читателям задуматься над вопросом – о чем мог просить 24-летний генерал спецслужб, отличившийся и награжденный высшими государственными наградами?

Просил назначить его министром, перевести деньги в швейцарский банк, построить ему виллу? Не знаю, догадались ли вы, о чем Берия просил, но на меня его просьба произвела глубокое впечатление, заставила взглянуть на него по-новому и, по сути, начать расследование его дела. Берия просил:

"За время своей партийной и советской работы, особенно в органах ЧК, я сильно отстал как в смысле общего развития, так равно не закончив свое специальное образование. Имея к этой области знаний призвание, потратив много времени и сил, просил бы ЦК предоставить мне возможность продолжения этого образования для быстрейшего его завершения. Законченное специальное образование даст мне возможность отдать свой опыт и знания в этой области советскому строительству, а партии – использовать меня так, как она этой найдет нужным.

1923 г. 22/Х (подпись)".72

Как видите, Берия ни в грош не ценил свою генеральскую должность, плевать хотел на "государственные перспективы", которые открывались перед ним, совсем еще молодым человеком. Он хотел учиться! Он хотел стать студентом, а затем инженером-строителем.

Не нужна была ему власть, он был творцом, он хотел строить и любоваться творениями своих рук. Поэтому я закончу эту книгу отрывком, которым закончил свою, упомянутую в начале книги, статью А.П. Паршев.

"В одном веке грузинская земля дала России двух великих людей. Но не это в укор России – у нас были и будут великие соотечественники русского происхождения, а без России и Сталин, и Берия не стали бы великими. А вот памятников им нет на наших площадях.

Но это не беда. Съездите на Поклонную гору, только не смотрите на ужасные тамошние монументы и здания. Оттуда хорошо видно здание Московского университета – одинокое, чудесное, устремленное ввысь. Ничего похожего в мире нет.

Начальником строительства этого здания был Л.П. Берия, и это в какой-то степени памятник ему".

Эпилог

Куда скачут цены?

Эпилог – это такая часть литературного произведения, в которой надо рассказать, как герои стали жить много лет спустя. Сегодня как раз и есть "много лет спустя" после убийства Сталина и Берия. Давайте посмотрим на то, что у нас произошло с властью, с демократией и попытаемся как-то оценить, что еще эта жидовская власть с нами вытворит.63

Давайте поговорим о вещах, которые сегодня, на начало 2001 г., почему-то мало волнуют прессу и полчища толкущихся возле нее "системных аналитиков". К примеру. Что случилось в России с розничными ценами? Этот вопрос всю остальную прессу уже два года в упор не интересует. Повышение цен стало чем-то вроде информации о том, что Ельцин сдох в 1996 г., или о том, что Зюганов на выборах поданные за него голоса передал Путину. Ну неинтересно это никому и все! Гимн интереснее.

Но я для начала все же попробую поговорить именно о том, что никому не интересно.

Давайте восстановим события. В августе 1998 г. произошел резкий обвал рубля, и Кириенко заговорил о дефолте. Курс рубля с 6 за доллар, упал до 21, потом, чтобы спасти банки каких-то евреев, его на пару дней повысили до 11 и снова сбросили. К началу 1999 г. курс установился в пределах 26-28 рублей за доллар, и такой примерно он и сегодня. Согласно новому курсу установились к 1999 г. и цены. Если курс постоянен, то и цены должны были быть как минимум неизменными с тех пор и по настоящее время. Но в это время произошло и благое для России событие – в мире резко поднялись цены на сырье – на то, чем Россия торгует. Скажем, цены на нефть в этом периоде были на 41% выше, на азотные удобрения – на 87%. Этот дополнительный доход должен был обернуться зарплатой сырьевых и транспортных отраслей, дополнительным приходом денег в бюджет. Соответственно, должны были возрасти пенсии, зарплаты врачам, ученым, учителям, военнослужащим, милиции.

Все эти зарплаты должны были перетечь на насыщенный товарами российский рынок и вызвать падение цен на основные потребительские товары и услуги.

Поясню. Положим, вы торгуете колбасой и из-за нехватки денег у населения можете продать ее всего 20 кг в день, а свою дневную зарплату считаете достойной в пределах 200 рублей. Следовательно, вы на каждый килограмм колбасы сделаете наценку в 10 рублей. Но вот у покупателей появились деньги, и вы стали продавать не 20, а 200 кг колбасы в день. Конечно, вам захочется зарабатывать 2000 руб. в день, но у вас это не получится. Если вы не сбросите наценку до 1 рубля на килограмм, то рядом немедленно встанут еще 5 продавцов и будут продавать ту же колбасу, но на 9 руб. дешевле. Примерно такое же снижение цены из-за роста объемов происходит и при производстве товара, и при его транспортировке, и т.д.

То есть, по сравнению с началом 1999 г. в начале 2001 г. цены в рублях должны были бы существенно снизиться. А что на самом деле?

Я, к примеру, в январе 1999 г. платил за коммунальные услуги 90,5 руб., а в январе 2001 г. – 413 руб. За свет – 15 коп., сегодня – 35 коп. За батон "Бородинского" – 3 руб., сегодня – 9, за мясо 20 руб., сегодня – 50-60 руб., сырокопченая колбаса стоила 50 руб., сегодня – 220-250 руб. И так по всем группам потребительских товаров. Цены не только не снизились, но и выросли не на проценты, а в разы! А народ молчит, пресса безмолвствует, идиллия!

Что случилось, куда делись деньги из России? Поясню, о каких деньгах я говорю.

У нас на рынке почти все импортное, но и для своего товара законы экономики все те же. Положим, тонна пшеницы в начале 1999 г. на мировом рынке стоила 100 долларов, и мы за тонну хлеба платили 100 Х 27 = 2700 рублей. Сегодня мы отдаем в магазине примерно 8100 : 27 = 300 долларов за тонну хлеба, из них 100 платим импортеру, 200 должно оставаться в стране, но мы не видим ни сильно разбогатевших работников хлебозаводов, ни сильно разбогатевших продавцов хлеба. Куда делись эти 200 долларов из России?

Касьянов порадовал народ, что доходы населения возросли на 9,5% (это среднее от роста дохода моего и Чубайса), но что проку от этих 9,5%, если цены выросли на 200-300%? Вопрос остается – все эти годы у каждого из нас тихо ценами отнимались очень существенные деньги, которые куда-то ушли, но кому и куда?

Вспомним о попытке дефолта

Чтобы ответить на этот вопрос, я вынужден буду цитатами практически полностью воспроизвести статью С.Л. Маркова "О, дефолт ты мой, дефолт" из "Дуэли" No. 29 (172) 2000 г. Судя по письмам, мне кажется, что читатели ее не совсем поняли.

Прежде всего Марков поясняет, что такое дефолт.

"Само это слово означает всего-навсего отказ государства платить по своим долгам. Ну нетути денег! Нате вам, выкусите, господа кредиторы!

Собственно, ничего особенного в такой постановке вопроса нет. Это только в бандитской среде, к нравам которой нас приучила демократия, в таких случаях говорят: "Это твои проблемы. Делай что хочешь, а деньги на бочку. Продавай квартиру, сдавай жену в проститутки или в рабство, грабь банк, а деньги гони!". Иначе "поставят на счетчик"".

"В мировой экономике это считается пока "нецивилизованным подходом", хотя ситуация плавно меняется после ударов по Югославии. Сейчас можно ожидать от "цивилизованного мирового сообщества" любой акции в духе "Коза Ностры", но, думается, России это пока не грозит. Это удел малых стран, которых в ближайшие годы будут пороть и ставить горячий утюжок пониже пояса, и клещиками мясцо отдирать, и косточки дробить. России же это пока не грозит по одной основной причине – не завершен процесс ядерного разоружения страны и уничтожения сильнейшей в мире армии. Вот когда подпишем все договора – ОСВ-2 и ОСВ-3, выполним их добросовестно, когда в НАТО запишут Украину, Прибалтику и все Закавказье с Казахстаном, а наше население наполовину вымрет от голода, вот тогда пожалуйте на экзекуцию. А пока опасно-с!

В принципе, в мире в послевоенный период множество стран объявляли дефолт в разное время и по разным поводам. Не составила здесь исключение и цитадель демократии – США, которая в 1971 г., после визита в Вашингтон Шарля де Голля с самолетом долларов, объявила об отказе от своих обязательств по Бреттон-Вудским соглашениям, т.е. в одностороннем порядке отказалась менять свои вонючие доллары на золото. Говоря по-простому, "КИНУЛА" весь честной западный мир (уж не знаю, насколько он действительно честной). Как говорят простые советские бандиты: "Что ж это делается! Им можно, а нам западло?". Отказывались платить долги и такие страны, как Франция, не говоря уже о всяких когда-то затрапезных Бразилиях, Перу, Мадагаскарах, Гвинеях и прочих Конго (имя им легион). И ничего страшного не происходило. Мир не рушился. Даже гнилая статуя Свободы на ногах устояла".

Итак, в 1998 г. мы могли бы по примеру тех же Франции или США отказаться платить и долги, и проценты по ним. И ничего бы России как таковой, т.е. обычному российскому гражданину, Запад не сделал бы. Марков поясняет:

"Причина здесь простая. Все хорошо помнят, как после Первой мировой войны на Германию наложили непосильную контрибуцию и высасывали все соки. Результат не замедлил сказаться в 1933 г. Кое-кто из кредиторов через некоторое время уже готов был сам вернуть всю немецкую контрибуцию назад в удвоенном размере, но было уже поздновато. То есть, если даже маленькую шавку загнать в угол, то она начинает кусаться".

А Россия пока еще не совсем маленькая шавка, поэтому Запад, по идее, обошелся бы и без возврата Россией долгов, чтобы не возбуждать в ее народе ненависти к "цивилизованному миру". Совсем недавно он своим должникам в Южной Америке и Африке списал 300 млрд. долларов долга, списал бы и наши 150.

"Если даже мы объявим пресловутый дефолт, то Запад постарается всеми силами его НЕ ЗАМЕТИТЬ, если мы будем об этом кричать, они постараются всему миру заткнуть уши.

Каков вывод? Простая логика подсказывает: чтобы НАЧАТЬ выводить экономику из кризиса, надо, прежде всего, избавиться от неподъемных долгов (в порядке информации: в 1999 г. Россия в целом должна была выплатить 17 млрд. долларов (!!!) при величине всего бюджета – 21 млрд. долларов (!!!), а в 2000 г. – 19 млрд. долларов при предполагаемой величине бюджета 20 млрд. Для сравнения, бюджет Нью-Йорка составляет 38 млрд. долларов, а бюджет Финляндии с населением 4 млн. человек – 40 млрд. долларов. Как говорится, либерализм пришел к своему полному ТРИУМФУ!

Учитывая все сказанное выше, можно не сомневаться, что Запад проглотит эту горьковатую пилюлю и даже водой запивать не станет".

То есть правительство России могло совершенно спокойно по примеру всех "цивилизованных" и "нецивилизованных" стран плюнуть на свои долги. Но происходит совершенно обратное – правительство России вдруг решило сделать народ России единственным в мире, который платит по долгам, разворованным своим правительством. "Степашин заявляет, что прекращение выплат по своим долгам означает "полную потерю суверенитета Россией" и что это будет хуже, чем попасть в положение Югославии. Он что, с дерева упал? Или ему кажется, что дефолт – это хуже, чем бомбардировки НАТО?" – пишет Марков.

Алчность Запада

В чем причина? Во-первых, причина в подлой алчности тех, кого мы называем Западом.

"Все дело в том, что на Западе постоянно борются две тенденции: с одной стороны, Запад понимает, что при нынешней власти Россия принципиально не может платить долги и что стоило бы не доводить дело до повторения ситуации в Германии в 1933 г., а с другой "жаба душит", очень хочется, чтобы Россия сама же оплачивала процесс своего уничтожения, сама, за свой счет уничтожала бы армию, сама, за свой счет рушила свою промышленность и сельское хозяйство, сама, за свой счет уничтожала бы собственное население и при этом еще и платила бы по долгам. Ну хоть немного, ну хоть по процентам.

Нет, я всегда говорил, что Запад погубит его же жадность. Он просто не знает меры в своих требованиях. Им мало того, что из России ежегодно вывозится по 100 млрд. долларов при бюджете в 20 млрд. и что эти деньги все оседают на Западе. Им мало того, что за счет саморазрушения нашей армии они экономят каждый год сотни миллиардов долларов на военных расходах. Им мало того, что в России на руках у населения сконцентрировано около 75 млрд. наличных долларов, которые фактически представляют собой беспроцентный кредит, предоставленный Россией США. Им мало того, что мы полностью ушли со многих западных рынков со всеми товарами, кроме сырья. Им мало того, что мы предоставили свою территорию для сброса самого залежалого и низкосортного западного товара по резко завышенным ценам, свернув производство таких же своих товаров. Всего этого им мало. Они хотят, чтобы мы еще и платили по долгам, которые они же нам навязали, пользуясь предательством высшей государственной власти. И при этом хотят, чтобы в стране продолжала орудовать шайка воров, предателей и проходимцев, которые принципиально не способны управлять экономикой.

И ведь знают, что страна не может эти долги платить, ну никак не может, хоть тресни. Но все равно хочется. Вот это и называется "жаба душит"".

Но это, как говорится, дело хозяйское – "подушит их жаба" и перестанет. Однако в странах СНГ есть отличие от других стран. Диктаторы других стран и тамошние олигархи хотя бы мало-мальски признают, как свои, так и международные законы, поэтому и Запад в отношении их должен вести себя более или менее корректно. Но ведь наши родные ублюдки – это сплошь воры, ведь из наших олигархов нет ни единого, кто хотя бы рубль честно заработал, а не украл его или не укрыл от налогообложения. И у Запада в отношении того, что сделать с Россией, голова долго не болела. Марков продолжает.

На святое посягнули?!

"И что они удумали? Угадайте!

Они стали всерьез разрабатывать программу изъятия в счет долга средств российских ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ, находящихся на счетах в западных банках. Причем подошли к этому весьма фундаментально и педантично. Уже выявили подавляющую часть всех русских счетов в ряде основных стран – Швейцарии, Австрии, Лихтенштейне, во Франции, Израиле и других. Создали специальную службу для отслеживания переводов из всех стран СНГ за рубеж. Сформировали систему т.н. "меченых счетов", которые уже в момент их открытия попадают под контроль соответствующих служб. Ввели специальный контроль в рамках системы SWIFT (кто занимался банковскими переводами средств знает что это такое). И еще много, много, много хороших и добрых мероприятий, о которых пока еще не все известно. В принципе для Запада в такой постановке вопроса нет ничего необычного. Это традиционный протестантский подход, в соответствии с которым те, кто уже стал или скоро станет ненужными, выбрасываются на помойку, как старый драный носок. Но перед тем, как выбросить, их надлежит ободрать, как липку, чтоб добро не пропадало. Запад так поступает всегда. Все знают, как западные страны присвоили золото и активы царской России и Белой гвардии после Первой мировой. Так же они конфисковали и большую часть активов иранского шаха, и активы Южного Вьетнама после Вьетнамской войны, и частные вклады многих своих латиноамериканских союзников, и… Примеров можно приводить бесчисленное множество. Собственно, вся история западного капитализма – это история постоянного облапошивания, обирания и "кидания" как физических лиц, так и целых государств, ставших ненужными, по принципу: "Мы лучше распорядимся вашими деньгами!".

Так что "новым русским" надо готовиться к большой ложке дегтя. Они добросовестно воровали, убивали, грабили, "кидали", "прокручивали", приватизировали, перепродавали все последние 10 лет и всю выручку прятали на Западе в "надежных" банках. Покупали недвижимость в Испании, яхты на Средиземном море и т.д. и т.п. Готовились рвать когти, когда ЗДЕСЬ все рухнет. Помните, в начале перестройки говаривали: "Куй железо, пока Горбачев!". Потом, при Ельцине, многие подумали, что это надолго, но капиталец все равно вывозили и прятали. Но сколько веревочке ни виться, а конец будет. Забавно, что конец наступает с тыла, откуда совсем не ждали.

Вот тут и кроется разгадка беснования в наших верхах вокруг дефолта.

Просто появились уже на официальном уровне заявления, что в случае суверенного дефолта арест будет наложен на счета всех российских физических лиц в западных банках и даже на собственность новых русских за рубежом. Сначала этому не верили, думали – слухи. Как так, конфисковать деньги физических лиц в счет долга страны? Разве такое бывает? Нонсенс. Потом стали появляться данные разведки о подготовке системы отслеживания всех русских счетов за рубежом. Но все еще не верилось. Так предать "своих", которые верой и правдой служили Новому мировому порядку?! А потом грянул гром. Пошли официальные заявления от ряда западных финансовых организаций после кризиса августа 1998 г., и на правительственном уровне был поднят этот вопрос. В Кремле поняли – это уже совсем серьезно. Началась артподготовка к принятию реальных мер по конфискации вкладов физических лиц и зарубежной собственности. Караул!!!

Скуратов намекал, что у Тани Дьяченко и "семьи" зарубежные вклады в Швейцарии достигают 50 млрд. долларов!!! Вдумайтесь в эту цифру. Эти деньги банально украдены у всех жителей России, включая предпринимателей. И вот теперь на них может быть наложен арест. Караул!!!

Все дело заключается в том, что наши доморощенные "новые русские" практически все деньги вывозили НЕЗАКОННО, то есть с нарушением как действующих российских, так и западных законов, и в случае ареста счетов и их конфискации практически НИКТО не сможет доказать законность происхождения финансовых средств и собственности ни по западным, ни тем более по российским законам. Не только доказать, но даже объяснить происхождение денег. А те, кто долго жил на Западе, знают, что именно эта часть западной бюрократии – самая отлаженная часть их финансового механизма. Там не забалуешь. Завтра же придет инспектор и станет дотошно разбирать все платежки и задавать всякие ненужные вопросы. Да прибавьте к этому шумиху, постоянно нагнетаемую вокруг пресловутой "русской мафии". Всё. Круг замкнулся. Пока не было политического решения на конфискацию, можно было везти денежки без ограничений, но вот замаячил дефолт и уход всей ельцинской банды от власти, и решение было сразу подготовлено.

Надо сказать, что самые прозорливые русские бизнесмены заволновались еще в 1998 г. до кризиса. Видимо, информация о построении системы отслеживания русских счетов все же просачивалась. Самые умные из тех, кто был не замешан в уж очень грязных махинациях в России, стали даже потихоньку скачивать деньги обратно в Россию. Но что делать Тане Дьяченко? Куды крестьянину податься? Белые грабят, красные грабят. Сплошной произвол!

Вот они и задергались. Вот почему Степашин заверещал, и Геращенко задергался, и даже Примакова с Маслюковым заставили бегать, как мальчиков, по Парижским и Лондонским клубам и МВФам".

До сих пор от получения долгов Запад и не собирается отказываться. В начале 2001 г. только попробовали задержать выплаты, и США тут же выманили и арестовали Бородина: к ноге, собаки!

Они воровали, а мы платим

Еще раз попробую пояснить то, что написал Марков. Когда в 1998 г. Кириенко попробовал отказаться от уплаты долгов, Запад предупредил, что он изымет все, что воры России украли и вывезли за границу, персонально у каждого вора. И Запад не шутит. В No. 52 за 2000 г. "Дуэли" мы опубликовали статью "Уже украли 500 миллиардов", которая является докладом Кристофера Кокса, председателя комитета по делам политики Конгресса США. Это он объявил миру количество украденного в России, т.е. Запад уже учел основные украденные у России деньги и знает, где и в каких банках они лежат. Угроза конфискации Западом украденных денег повисла надо всей российской сволочью – от семьи сдохшего Ельцина до семеек народных защитников Зюганова и Купцова. "Если радость на всех одна – на всех и беда одна", – это сегодня строки из настоящего гимна правящих мерзавцев России.

Чтобы спасти в западных банках свои счета, правительство и депутаты Думы заставляют платить свои долги Западу нас, простых граждан России. Дума в бюджете заложила полное "обслуживание долгов" – так стыдливо они называют выплату Западу процентов по кредиту МВФ и по ГКО. И выплата этих процентов привела к ликвидации всех видов дотаций из бюджета, в основном за энергию, коммунальные, транспортные услуги и т.д. и т.п. Что и вызвало мощный скачок цен на потребительские товары в России при задержке повышения пенсий и зарплат из бюджета.

Мы, российские граждане, начали платить проценты за те деньги, которые с нашего согласия у нас же были и украдены. Думали, что дети и внуки будут платить за сожранные "сникерсы" через 100 лет? Нет, не обломилось – платить приходится самим и сегодня. Западу ждать недосуг.

Но и это не все. То, что наши правители жестко привязаны к своим западным счетам в банках, имеет для каждого из нас еще более тяжкие последствия. Запад командует нашими правительственными уродами, он не просто хочет вывезти все наше сырье, он хочет это сделать за бесценок. Поэтому, как сообщил председатель нацбанка Геращенко в передаче Познера, сегодня курс рубля к доллару занижен почти вдвое. По данным лондонских финансистов реальная покупательная способность доллара стоит 15 рублей, а не 29, как сегодня.

Итак, каждый из нас отдает долги Западу, переплачивая в ценах товаров на внутреннем рынке. Но если бы курс был реальным, то, переплатив за хлеб и электроэнергию 30 рублей, мы вернули бы Западу 2 доллара, а сегодня из-за заниженного курса возвращаем только доллар. Грабеж по всем статьям.

Приперты в угол

Но это мы оцениваем свое состояние – состояние простого народа. А ведь надо оценить и состояние тех, кто обворовал Россию – тех, кто сегодня имеет в ней власть.

До попытки дефолта в 1998 г. у них все было просто – грабь и прячь на Западе. Запад стал их настоящей Родиной, а Россия – местом, где они находятся в командировке. Для них всегда существовала угроза, что когда они убегут, наконец, к своим деньгам на Запад, то сильная Россия возьмет и потребует их выдачи вместе с деньгами. Поэтому с самого начала люди, имеющие власть в России, через своих клевретов – правительство и Думу, начиная с Горбачева, делали все, чтобы обессилить Россию и в военном, и в экономическом планах, поскольку в будущем, когда они переедут к украденным деньгам на Запад, Россия станет их врагом. Все было ясно.

Теперь для них ситуация изменилась – Запад может оказаться недостижимой мечтой, может отказать им в гостеприимстве. И чем больше они грабят Россию, тем сильнее угроза расплаты даже от таких баранов, как русские. Более того, спасая свои деньги согласием возложить на народ выплату процентов по долгам МВФ, воры ускорили гипотетический момент расплаты – добавили огня под сковородку, на которой сидят. И спрыгнуть с нее им уже некуда. Спрыгнешь на Запад, а там будет еще хуже… Как Бородину.

Воры России стояли на распутье: и направо пойдешь – голову потеряешь, и налево пойдешь – головы не сносить. Нужен новый путь, и я думаю, что они его нашли. Но прежде чем пробовать прогнозировать направление, по которому они пойдут и поведут Россию, надо разобраться с теми из них, от кого этот путь зависит, с теми, кто действительно имеет власть в России.

Все, кто нахапал денег в России – воры, но ведь не каждый вор в России допущен к определению ее политики. Нам надо попробовать оценить, кто именно из наших воров управляет Россией.

Президент?

Ответ с ходу – Россией управляет президент! Теоретически – да, а как практически? Все президенты России у нас перед глазами, они что – управляют Россией?!

Видите ли, управление, как и любой трудовой процесс, это работа, которую нужно знать и нужно уметь делать. Как и в любой работе, нужно сначала оценить обстановку для выработки собственного решения. А оценить обстановку в России, сами понимаете, это очень немаленький труд, который будет занимать массу времени, даже если оценивать обстановку вы будете поверхностно – в принципе. Затем нужно перебрать варианты решения вопроса, а для этого вы должны иметь эти варианты в голове или найти их. Это тоже огромный труд. Затем нужно сформулировать свое решение тем, кто непосредственно будет готовить указы, распоряжения, проекты законов и т.д., сформулировать так, чтобы эти люди поняли, о чем речь, и смогли правильно подготовить проекты распорядительных документов. Работа по проектам документов со своим аппаратом также займет очень продолжительное время. Затем личное чтение уже готовых документов перед их подписанием.

И вы что – знаете в России того человека, который бы эту работу делал? Ельцина сразу же после ликвидации ГКЧП отправили в отпуск, затем он всю жизнь либо отдыхал, либо болел, либо выпивал на каких-то саммитах за границей. Время от времени сообщали, что Ельцин "работает с документами". Под этим могло крыться только одно – он их подписывает, не глядя. Поскольку действительно работать с документами можно только в контакте с теми, кто их готовил, – как иначе выяснить возникающие по документу вопросы? А Ельцин даже с премьерами встречался не чаще раза в месяц, да и вообще любую его встречу с любым министром пресса освещала, как Бог знает какое диковинное событие. Утверждать, что Ельцин руководил Россией, может только человек, который никогда не сталкивался с управлением.

Образный пример. Представим, что Россия это самолет, а мы в нем пассажиры. Стюардесса нам объявила, что ведет самолет Б.Н. Ельцин. И он тут же появляется в салоне и начинает играть на ложках, щипать за попки стюардесс, дрыхнуть в креслах, дирижировать оркестром, выпивать со всеми пассажирами, лежать под капельницей – и все это на наших глазах. Время от времени он уходит в кабину пилотов, чтобы выйти из нее через 5 минут в стельку пьяным. И мы должны считать, что Ельцин ведет самолет?!

Точно так же "управляет" Россией и Путин. То он в Испании, то открывает чемпионат по хоккею, то в Корее, то открывает чемпионат по дзюдо, то на Кубе, то еще что-нибудь открывает или на лыжах катается, если в Дагомысе не отдыхает, или английский язык изучает. А самолетом-то он когда управляет?

И что самое удивительное, самолет-то летит даже при сдохшем летчике. И летит с резкой сменой курса, так что не в автопилоте дело.

Демократы?

Вы скажете, что Россией управляют некие демократы-либералы. Да где они? Где эти гайдары, шумейки, шахраи, станкевичи, гаврилки поповы? Где 21 академик из Совета при Ельцине? Как эти люди могут управлять огромной страной, если они и с овощной палаткой не справятся?

Смотрите. Эти персонажи считались специалистами в экономике. Прошло 10 лет как засияла звезда выдающегося экономиста Гайдара. А в 1999 г. к выборам в Думу ему, уже в качестве одного из лидеров "Союза правых сил", прислали из США программу Союза на английском языке. Так эти придурки вкупе с новыми немцовско-хакамадными звездами не способны были перевести на русский язык именно экономические термины. Явлинский был вице-премьером России, когда Верховный Совет принял его программу "500 дней". Он тут же с перепугу слинял с поста и до сих пор любой должности, связанной с управлением, боится как огня, что, впрочем, говорит скорее об его уме.

Как эти кретины могли управлять Россией, если ею не управлял даже Ельцин, который по своему опыту в сотни раз превосходил всех их вместе взятых?

США?

Я понимаю, что у многих читателей на языке уже готовый ответ – нами управляют американцы и жидомасоны. Ответ, по сути, по конечному результату в принципе правильный – все пенки снимают именно эти инстанции. Но руководят ли они Россией непосредственно? Оттого, что у нашей придурковатой интеллигенции в гены въелось преклонение перед Западом, оттого, что наша "элита" считает всех на Западе умнее себя (против чего не возразишь), Запад сам по себе умнее не становится. И тамошние "аналитики" и чиновники госаппарата ничуть не умнее наших, и, главное, ничуть не преданнее своим странам, и они ничуть не менее коррумпированы, разве что более осторожны.

Да, Россия это колония США по факту, но руководят ли Россией американские чиновники? Сидят ли в Кремле или (безразлично) в Вашингтоне люди, которые анализируют ситуацию в России, просматривают все входящие снизу из областей России сведения, принимают решения, оформляют их в виде распорядительных документов Ельцина или Путина и приказывают ли они им эти документы подписывать? Нет, таких людей нет, поскольку осуществить иностранное управление страной незаметно для тех, кем управляешь, весьма сложно.

Вы скажете, что американцы ставят стратегические задачи, а Ельцин и Путин их исполняют. Опять – по конечному результату это правильно, но, во-первых, как я написал выше, ни Ельцин, ни Путин не могут решить для американцев никаких стратегических задач в силу того, что они не умеют управлять и не занимаются управлением Россией. Главное, во-вторых, американцам нет необходимости такие задачи ставить, поскольку для воров в России США и так являются родиной, куда они сбегут (хотят сбежать) к наворованным деньгам, когда в России станет невмоготу. Повторяю, те, кто правит Россией, разрушают ее сознательно, чтобы Россия впоследствии ничего не могла сделать их будущей родине – Западу. Ну не сдуру же Путин обучает своих дочерей в школе немецкого посольства?

Понимаете, когда мужчина овладел женщиной, то у него появляются основания хвалиться, что он одержал победу, но если и эта женщина очень хотела, чтобы ею овладел именно этот мужчина, то тогда кто победил? О победе Запада над СССР можно было бы говорить только в том случае, если бы правящая прослойка СССР не хотела этой победы, но если она сама хотела разрушить Советский Союз, то тогда кто победитель в деле уничтожения СССР – Запад или правящий слой СССР? Но если победа Запада сомнительна, то тогда действенность его управления в России также нужно ставить под сомнение.

Кто кого купил

Запад победил нас, обычных граждан, и нас же он и грабит – это без сомнения! Но это еще не значит, что он победил тех, кто нами реально управлял и управляет.

Считается, что склонить чиновника к предательству интересов своей страны можно только взяткой. Но взятка – это тайные деньги и для того, кто берет, и для того, кто дает. Обычному государству очень непросто укрыть в бюджете деньги для взяток чиновникам другого государства от контроля своих парламентов. Очень большие суммы не укроешь в "спецфондах", эти спецфонды все равно отражаются в бюджетах и их увеличенные размеры бросятся в глаза. А ворам укрыть деньги для взяток очень просто, поскольку все деньги воров – это тайные деньги, никакие парламенты их не контролируют. Теперь смотрите.

По данным Конгресса США, как я написал выше, у воров России в западных банках свыше 500 млрд. долларов. Любой человек всегда пожертвует рублем, чтобы спасти 99 рублей. Предположим, что воры России выделили для взяток западным чиновникам этот 1 доллар из украденных 100. Тогда получится фонд для взяток в сумме 5 млрд. долларов. Предположим, что ворам России надо купить на Западе Клинтона, Коля, Миттерана с прочей шушерой общей численности 100 голов. На голову это получается 50 млн. долларов. Президент США получает в год 240 тыс. долларов зарплаты. 50 млн. долларов – это зарплата Клинтона на посту президента США за 200 лет работы. Думаю, что его можно купить существенно дешевле.

Понимаете, это еще вопрос – Запад ли купил правящий слой России или эти воры уже купили весь Запад?

Американцы не все могут

Для подтверждения мысли о том, что США никогда, по сути, не управляли Россией, приведу два примера.

В 1992 г. в газету "Завтра" была передана стенограмма кулуарного отчета Ельцина приехавшему в Россию президенту Бушу-старшему, подлинность которой была впоследствии подтверждена американцами. Перед переговорами в присутствии прессы и обеих делегаций Ельцин отчитался перед Бушем об изменениях в правительстве России. Он успокаивал Буша, чтобы тот не волновался в связи с тем, что Гайдара на посту премьера сменил Черномырдин, что явно встревожило американцев. Ельцин доказывал свою лояльность США тем, что, дескать, Козырев-то остался на посту министра иностранных дел и т.д. и т.п. Тогда шокировал сам факт подобного отчета главы России, но сегодня я хочу обратить внимание на другое – важнейшее изменение в официальном руководстве России было произведено неофициальным руководством России без ведома США, Буша просто поставили перед фактом. Так с начальником не поступают, так поступает тот, кто правит единолично. Тот, кто правит Россией, чихать хотел на мнение Буша, просто у них с Бушем были общие интересы, но управлял Россией не Буш!

Еще момент. Когда весной 1999 г. НАТО обкакалось в Югославии и вынуждено было пойти на переговоры с Милошевичем, да еще и под давлением Китая, для НАТО и США было очень важным сохранить лицо. Вспомним, Милошевич еще до бомбардировок согласился впустить в Косово войска ООН, а НАТО бомбило Югославию, чтобы Милошевич согласился впустить в Косово (с возможностью войти и в Сербию) не войска ООН, а войска НАТО. Это была цель всех бомбардировок. Когда в НАТО поняли, что проиграли войну, что НАТО в Косово ввести не удастся, что Милошевич победил и вводить придется только войска ООН, то для США и НАТО стало жизненно важным, чтобы под флагом ООН были только войска НАТО! Для этого требовалось, чтобы русские части войск ООН либо вообще не вошли в Косово, либо вошли спустя несколько месяцев после войск НАТО якобы по их приглашению.

Чтобы это уладить, в Москву прилетел Тэлботт, его встречу с "ельциным" показали по ТВ, и "ельцин" заверил прямо перед камерами, что наша бригада в войсках ООН в Косово раньше НАТО не войдет. Обрадованный Тэлботт полетел домой, но тут передали, что наша бригада из Боснии на всех парах мчится в Приштину, и чихать она хотела на "ельцина". Тэлботт был вынужден повернуть самолет снова в Москву. Снова "ельцин" его заверил, что это недоразумение, что русские десантники будут стоять у границ Косова и ждать, когда туда войдут войска НАТО, которые, как известно, страшно боялись сербских солдат и не входили, ожидая пока сербы покинут Косово. Радостный Тэлботт снова полетел в США, а МИДак Иванов выступил по CNN с заявлением, что русские войска раньше войск НАТО с места не сдвинутся. И делал он это как раз в тот момент, когда наша бригада уже вошла в Косово и заняла аэродром в Приштине и по-хозяйски уселась там, на месте англичан.

Истинные правители России, а не "ельцин" с Ивановым, в этом эпизоде сунули США мордой в дерьмо, чего уж никак не могло бы быть, если бы администрация президента США действительно имела власть в России и действительно ею управляла.

Жидомасоны?

Остаются еще хитрые жидомасоны. Мне кажется, что жидомасоны – это очень удобная штука для тех, что ленится думать, разбираться, выяснять и уяснять. Действительно, как только случилась какая гадость с нашей страной, так и голова не болит от вопроса – почему? Почему, почему! Жидомасоны виноваты! И мыслительный процесс на этом заканчивается, так и не начавшись. Поскольку все о хитрых жидомасонах знают, но никто никогда ни одного жидомасона не видел, где они обитают и откуда руководят всем миром – до сих пор неизвестно.

Но предположим, что они или иные какие марсиане, руководят Россией. Тогда, как и в случае управления Россией американцами, в ход идут все те же доводы – иностранцам незаметно управлять страной невозможно. Это каждодневная работа с сотнями тысяч чиновников, ее незаметно не сделаешь.

Итак, Ельцин и Путин Россией не управляют и не управляли, так как не способны на это. Демократы и либералы – это просто карикатура на управленцев. Американцы и жидомасоны также Россией не управляют. Тогда кто? Остается обсудить еще один ответ – никто!

Никто?

Это, между прочим, достаточно известная ситуация, когда во главе дела ставят идиота, который не способен и не может руководить. Тогда в организации начинается бардак, во-первых, от тупых, не соответствующих обстановке и часто противоречащих друг другу распоряжений самого идиота, и, во-вторых, от противоречащих друг другу его распоряжений, подготовленных подчиненными, пытающимися спасти таким образом порученное им дело. Что при бардаке характерно – инициируемые в системе управления команды в равной степени будут и на пользу, и во вред делу, поскольку они случайны. Все под идиотом вроде хотят сделать "как лучше", но исходят из понимания задач только своих подразделений, а поскольку задачей всей организации никто не занимается (она без головы), то часть таких команд может улучшить ситуацию не только в отдельном подразделении, но и во всей системе, а часть резко противоречит задачам других подразделений и губит дело у них. Скажем, один подписывает у идиота указ об увеличении налогов, и это вроде благо для всего бюджета, но эти налоги останавливают производство и в бюджет вообще ничего не поступает. Другой, чтобы спасти ведомство, подписывает указ о снижении налогов, и от этого часть предприятий начинает работать, и в бюджет что-то идет.

Итак, главный признак – если в организации распорядительные команды даются и во благо, и во вред делу, то ею никто не управляет, ибо в организации, которой управляет глава, все команды всегда бьют в одну точку и не противоречат друг другу.

Как-то Зюганов, чтобы объяснить, почему его фракция голосует за законы, против которых КПРФ якобы выступает, оправдывался, что во фракции КПРФ в Думе, дескать, все депутаты голосуют, кто как хочет, т.е. что эта фракция является неуправляемой шайкой идиотов. Вспоминаю свой разговор с С. Кургиняном по этому поводу. Он, чтобы проверить это утверждение Зюганова, проанализировал, как голосовала фракция КПРФ, уже не помню за какой период. Если они идиоты, то фракция должна была бы голосовать и во вред России, и ей на пользу равномерно, поскольку для идиота это дело случая. Но, как утверждал Кургинян, фракция КПРФ ни разу не проголосовала во благо России: она обязательно обеспечивала прохождение законов только во вред стране. То есть утверждение Зюганова, что коммунисты голосуют, кто как хочет, лживо. Они связаны во фракции жестким управлением и голосуют только так, как надо.

Жесткий план

Так вот, если мы посмотрим на развитие событий в СССР и в России, то они всегда развиваются только "как надо". Как надо было для того, чтобы уничтожить и СССР, и Россию. Все делалось в четкой последовательности.

В стране с 4 сотнями диссидентов, из которых две трети были агентами КГБ, "вдруг" образовываются какие-то "национальные фронты" с сотнями тысяч членов, причем членов КПСС. При Сталине были осуждены Кузнецов, Вознесенский и другие за попытку оставить КПСС без базы – за попытку создать Российскую компартию. Теперь она создается верхушкой КПСС. Не понимали, что рубят сук, на котором сидят? Что с созданием компартии России в собственно КПСС не остается ни единого члена? Политбюро во главе с придурком Горбачевым, может, этого не понимало, но тот, кто им это предложил, вряд ли не понимал, каким будет конец партии, у которой нет ни единой собственной низовой организации.

Даже отдельные эпизоды поражают. Скажем, ежу понятно, что поддержку ответственных решений обозначают демонстрациями народа. ГКЧП берет власть в августе 1991 г. при полной реальной поддержке подавляющих масс населения СССР (референдум это показал). Почему ГКЧП не вывело на улицы городов хотя бы членов КПСС и трудовые коллективы? Почему не показало поддержку себе? Почему сразу же вывело войска, показав, что боится народа? И, главное, ну вывели войска, но зачем надо было немедленно сообщать, что войскам не выданы боеприпасы? Чтобы противник ГКЧП мог без труда собрать толпы зевак якобы в свою поддержку и этим зевакам не было бы страшно?

Цель реформ была якобы в приватизации госпредприятий. Казалось бы – в чем вопрос? Бери и приватизируй сразу же после Беловежского сговора. Но тогда все предприятия СССР были прибыльны, и при приватизации они достались бы трудовым коллективам. Поэтому сначала проводится отпуск цен и бешеное обесценивание рубля. Предприятия лишаются оборотных средств, становятся беспомощными. Вот тут-то и появляется Чубайс с ваучерами.

Но и он бы не появился, если бы к этому времени в России не были готовы те, кто мог приватизировать госсобственность. А помните ли вы, откуда они взялись? Году в 1988 был принят закон о внешнеэкономической деятельности, по которому любой охламон, который мог вырезать себе печать и поставить на кухне телефон, имел право продавать товары на экспорт, но ни одно госпредприятие, которое эту продукцию производило, такого права не имело. Предприятиям некуда было деться – охламоны (может, кто вспомнит Артема Тарасова) стали бешено богатеть, и они-то впоследствии и стали собственниками госсобственности. А ведь в 1988 г. в стране никаких агентов ЦРУ и жидомасонов не было, и Артем Тарасов честно платил КПСС членские взносы от спекуляций. Подготовку к разворовыванию СССР вели аппараты КПСС и Совмина.

Еще напомню. Сама по себе собственность на предприятия СССР никакой ценности не имеет, поскольку вся промышленность СССР предназначалась к уничтожению. Важно то, что собственник предприятия получал право иметь в личной собственности продукцию этого предприятия. Обворовывание шло и идет по такой схеме: ты свою продукцию с себестоимостью в 1 доллар продаешь нужному посреднику на Западе за 1,5 доллара, а он перепродает ее за 10 долларов и на твой тайный счет кладет 8 долларов. Поэтому важны были не предприятия, а собственность на сырьевые предприятия, т.е. собственность на сырье, принадлежащее всему народу. Алюминий, хром, сталь, нефть, газ, медь, уран – вот что представляет ценность.

И такие предприятия нигде в "чужие" руки не попали. Вот, скажем, в Казахстане за право сделать инвестиции в хромовую промышленность дрались два гиганта – фирмы "Марк Рич" и "Самсунг". А Назарбаев отдал без всяких инвестиций право на разграбление 20% мировых запасов хрома фирме с оффшорных островов, сплошь состоящей из подставных лиц: киргизских и узбекских евреев и одного японца – директора разорившегося ресторана в Токио. Да, Запад тоже участвовал и участвует в разворовывании России, но существенно в меньших объемах, чем об этом думают.

То есть за эти 15 лет от начала перестройки не было никаких существенных случайностей в управлении СССР и СНГ – все действия планомерны и осмысленны, единственно, цель этого управления несколько противоестественна – в разворовывании собственной страны. А эта осмысленность всех действий и отсутствие случайностей свидетельствует только о том, что вопрос: "Кто же ею, черт возьми, управляет?!" – по-прежнему требует разрешения.

Единая партия

Хочу обратить ваше внимание еще и на такой дополнительный вопрос. Если созданием политических партий в стране не управляют из одного центра, то в стране множество политических течений так или иначе формируют либо две основные партии, либо два противоборствующих на выборах блока партий. Пример – все страны "традиционной" демократии – от США и Великобритании до далекой Австралии. В таких странах идет жесткая (последние выборы в США) и даже жестокая (нацисты и коммунисты в Германии до 1933 г.) борьба между этими двумя партиями или блоками.

Но если созданием политических партий управляют, то в стране всегда одна правящая партия – партия того, кто управляет процессом создания партий. Примеры – СССР, Китай, Германия Гитлера, Куба или КНДР.

У нас в России тоже видимость двух блоков: КПРФ и вся остальная шушера, не имеющая низовых организаций и называющая себя "демократическими" партиями. Нас, а скорее не нас, а Запад, усиленно пытаются убедить, что между этими двумя блоками идет жестокая политическая борьба. Но ведь ее нет!

Всю свою историю аппарат КПРФ во главе с Зюгановым всегда поддерживал партии "демократов" и обеспечивал их присутствие во власти. Это: и переход на сторону Ельцина во время расстрела власти Советов в октябре 1993 г.; и помощь в принятии новой Конституции в том же году; и поддержка Ельцина в Думе (принятие всех инициированных режимом законов), когда КПРФ из-за трусости Рябова оказалась победителем на выборах в Думу в 1995 г.; и отказ выяснить причины замены Ельцина двойниками, когда фракция КПРФ в Думе завалила предложение депутата А. Салия создать комиссию.

Последние выборы 1999/2000 гг. убийственны – КПРФ нагло передала режиму голоса, которые избиратели отдали ей. Выборы проведены с вопиющим нарушением закона – нигде не опубликованы их результаты по участкам, как этого требует Закон. Прокуратура вскрыла массовую передачу голосов от Зюганова к Путину. А Зюганов и КПРФ даже не пытались подать в суд, чтобы выборы опротестовать.

В США Гор из-за каких-то нескольких дырок в бюллетенях два месяца таскал Буша по судам, а Зюганов делает все, чтобы скрыть победу КПРФ на выборах от населения.

Запад нас убеждает, что в России идет борьба между демократами и коммунистами. Но где она? А раз борьбы нет, то, следовательно, нет и двух партий. Есть рядовые члены с разными убеждениями, но аппарат КПРФ и "демократов" един, либо аппараты этих партий находятся под единым управлением.

Почему коммунисты

Между прочим, в данном случае ни Запад, ни американцы, ни пресловутые жидомасоны в однопартийной диктатуре никак не могут быть заинтересованы. И дело не в их любви к демократии, а в том, что у них при таком раскладе не вытанцовывается принцип "разделяй и властвуй". Они ведь допускают диктатуру, скажем, Пиночета, только в случае, когда нужно полностью уничтожить своего врага – коммунистов. Причем не людей как таковых, а коммунистическую идею.

В странах СНГ коммунистическая идея как таковая собирает до половины голосов избирателей, а США терпят единую коммуно-демократическую диктатуру? Нет, тут что-то не так!

Еще вопрос. Вспомните, КПСС была запрещена, вся собственность ее арестована. И вдруг возникает КПРФ? А за какие шиши? Что, Зюганов с Купцовым сняли со сберкнижки деньги, на эти деньги купили себе служебные автомобили, наняли шоферов, охрану, сняли офисы, установили телефоны, начали платить партийному аппарату КПРФ? Я уже не говорю о том, способны ли эти люди пожертвовать для дела коммунизма хоть копейку, у меня вопрос – откуда деньги, Ген? Американцы дали? Нет, на коммунистов они не дадут. Тогда кто? Ответ один – на создание КПРФ деньги дал и зарегистрировал КПРФ тот самый режим, с которым КПРФ борется. Причем, если режиму просто нужна была оппозиция, чтобы обозначить в стране демократию, то на хрена ему были нужны коммунисты? Ведь на выборах 1993 г. победили либерал-демократы Жириновского. Почему не придушили КПРФ до уровня "Трудовой России" и не дали денег Жириновскому, чтобы он развил ЛДПР до размеров основной оппозиции режиму? Жириновский – продажный до мозга костей, в 10 раз умнее Зюганова, да он бы обслужил режим по высшему классу!

И, главное, Запад был бы доволен – коммунизм бы в России был бы полностью уничтожен. А то ведь как ни хвались уничтожением СССР, но Запад до сих пор цели холодной войны – уничтожение коммунизма – не достиг и, следовательно, коммунисты в оппозиции – это совершенно не в его интересах.

Мы считаем, что целью КПРФ Зюганова является обман российского избирателя и служба Западу, но на самом деле это не совсем так. Главная цель КПРФ – это запугивание Запада, а зачем это истинной власти в России надо, рассмотрим ниже.

Думаю, что те взятки, которые российские воры давали персонально президентам стран Запада, платились в первую очередь за то, чтобы эти президенты участвовали в одурачивании законодательной власти и общественности своих стран – убеждали тех, что в России не одна единая коммуно-демократическая партия, а две отдельные, которые якобы борются друг с другом на выборах с непредсказуемым результатом. Обыватель на Западе одурачивается для того, чтобы воры из России, поселившиеся на Западе, выглядели беженцами от коммунизма.

Исключим бессильных

Итак, слишком многое говорит о том, что Россия находится под единым управлением и цель этого управления – ее ограбление. Результаты грабежа вывозятся на Запад, Запад этому, безусловно, рад, но Россией управляет все же не он. Просто до определенного момента цели Запада и цели воров России, управляющих ею, полностью совпадали. Но кто они?

Тут нужно сказать несколько слов в общем.

Организация всегда сильнее одиночки, поскольку позволяет многим людям соединить усилия. Следовательно, после развала Советского Союза самыми сильными оказались те, кто уже был объединен в организацию. Им власть и досталась. Давайте вспоминать, какие мы имели организации на 1991 г.

Профсоюзы не в счет – эти трусливые прихлебатели сразу развалились.

Государственный аппарат был сразу обезглавлен идиотом Ельциным и его командой. Еще раз повторю, что обезглавить организацию можно только тогда, когда во главе ее идиот или предатель. Если просто убить главу, то организация изберет нового, но когда на месте главы сидит предатель, то организация становится бессильной. Пример: КПСС, Советская Армия. Какие сильные были организации, а что толку? Скажем, если бы в 1991 г. заговорщики сдуру уничтожили министерство обороны и Генштаб, то армия дала бы им отпор – командующие округами созвонились бы, избрали бы одного главным и начали действовать. Но живые предатели в Москве обеспечили то, что десятки миллионов человек, давших присягу защищать СССР, даже не попытались эту присягу исполнить.

Кроме этого, государственный аппарат устроен так, что он замыкается на своего главу и поэтому он не тотальный на местах. Промышленный министр и его структуры внизу не имеют никакого влияния на такие структуры как прокуратура и суд, а те на них. Транспортное ведомство не имеет влияния на энергетику и т.д. и т.п. То есть, если глава государства предатель, то внутри страны даже честные министры смогли бы организоваться только в пределах своего ведомства, и власть во всей стране им была бы недоступна. Создать самостоятельную теневую структуру управления Россией госаппарат не мог.

Аппарат Советской власти был как власть чисто декоративным украшением государства и занимался в основном городским и коммунальным хозяйством, да и то – путем выкручивания рук с помощью партаппарата промышленным министерствам, которые, по сути, и строили, и обслуживали города и села. Рассматривать его как организацию, которая негласно взяла власть в государствах СНГ, бессмысленно.

Остался аппарат КПСС

Итак, мы приходим к единственной организации, которая была способна взять негласную власть в России. Это аппарат КПСС и его филиал – аппарат ВЛКСМ. Я надеюсь, что меня поняли правильно – речь идет не о 19 млн. членов КПСС, а лишь об аппарате КПСС, т.е. различных секретарях, завотделах, инструкторах и т.д.

Еще отвлечемся. Поскольку речь идет об обворовывании страны, то власть, занимающаяся этим, преступна. Преступна и по законам СССР, и по нынешним, и по законам Запада. Для совершения преступления нужно иметь некоторые навыки и отсутствие угрызений совести, иными словами, для успеха лучше совершать преступление уже не в первый раз. Я хочу сказать, что если бы к 1991 г. у нас в стране было несколько организаций, которые в принципе могли бы взять власть для обворовывания России, то победила бы та организация, которая уже в СССР начала совершать преступления, которая и в СССР уже воровала, члены которой как преступники уже опробовали друг друга в преступлениях и поэтому доверяют друг другу. Был ли у нас аппарат КПСС в этом смысле непорочным?

Нет, ко временам Горбачева аппарат КПСС непорочностью уже не отличался, напротив. Те, кто постарше, помнят так называемые "узбекское дело", "краснодарское дело", "одесское дело", – хищения, которые организовывал именно этот аппарат. А ведь это были "показательные" дела, и сколько же их нам не показали, поскольку воровство аппарата КПСС никто не разоблачал в рабочем порядке. Даже КГБ было запрещено следить за партийными чиновниками. Кроме этого, разоблачить воровство и преступления аппарата КПСС было чрезвычайно трудно еще и потому, что партаппаратчики ничего и никогда не делали сами.

Чужими руками

Рассмотрим, к примеру, простенький гипотетический случай времен СССР. Положим, какому-либо чиновнику областного аппарата КПСС хочется устроить своего тупого сына в московский ВУЗ. Он попросит знакомого партаппаратчика ЦК, тот позвонит ректору, и незаконное действие будет совершено – дебила примут учиться. В ответ областной партаппаратчик убедит, предположим, директора завода сделать хищение и на полученные деньги купит очень дорогой подарок партаппаратчику в Москве. Если хищением заинтересуются правоохранительные органы, то партаппаратчик убедит прокурора дело замять, в свою очередь партаппаратчик обеспечит, чтобы родственникам прокурора выделили не полагающиеся им квартиры и т.п. Это совершенно обыденные дела, но обратите внимание, что партаппаратчик сам нигде ни проступка, ни преступления не совершает – их совершают ректор, директор, прокурор и т.д. Имея право контроля всех, согласовывая назначение и снятие с должности всех должностных лиц в СССР, партаппарат КПСС автоматически становился центром мафиозных преступных структур из высшей партийно-государственной номенклатуры страны, причем сами партаппаратчики всегда были в стороне, и если их не накрыть на получении или обладании какими-либо необъяснимыми ценностями, то против них сложно было завести уголовное дело: никаких письменных приказов они не давали, подписей их ни под одним документом нет и т.д.

Без них каши не сваришь

И вот началась перестройка и возможности большого начального хапка. Теоретически каждый мог, даже вы, к примеру, приехать из Москвы куда-нибудь в Сибирь на завод, предложить директору продать вам сверхплановые 1000 т металла по цене 300 руб. за тонну, вывезти этот металл за границу и там продать его по цене 1500 долларов. Но тут возникает ряд проблем. Приехать-то и предложить вы могли, да вот согласится ли директор? Он ведь не дурак и все понимает гораздо лучше, чем вы, новоявленный бизнесмен. Директору нужно предложить взятку, но возьмет ли он от вас? Кто вы такой, откуда взялись? Даже если не провокатор, то где гарантия, что вы, "перепуганные" полутора миллионами долларов, не останетесь за границей вместе с ними? Но и это не все. Предположим, директор согласился, но вам нужны 300 000 рублей на оплату металла по внутренней цене. Их вы где возьмете? Какой банк вам, незнакомому, даст кредит? Вы можете основать свой банк, но какой дурак понесет вам деньги на хранение? Вам самому надо будет брать кредит у Госбанка, чтобы выдавать кредиты своим клиентам. Но кто в Госбанке вам даст кредит? А если вы не вернете его, то чиновнику Госбанка под суд идти или с работы увольняться?

Короче, то, что у нас в СССР на ровном месте да вдруг возникла плеяда "талантливых бизнесменов" типа гусинско-березовского кагала, это сказки для умственно недоразвитых. Просто так и тогда никто и ничего не продавал, а брать взятки у незнакомых осмеливался только дурак. Допустим, у вас есть знакомые, но только там, где вы живете, положим, в Москве. А ведь дело-то надо делать и в Сибири, и на границах. Там как найти знакомых, да еще таких, чтобы им доверяли все задействованные в афере лица, включая прокурора?

Очень просто найти. Нужно было знать кого-то из ЦК КПСС, поделиться с ним проблемой, а тот все организует. Он-то знает всех и везде. Позвонит знакомому по прежним темным делам партаппаратчику в Сибирь, а тот познакомит с нужными людьми на местах. Потом позвонит коллеге в отдел ЦК, который курирует Госбанк, и Госбанк выделит кредит. И потекут на Запад нефтяные реки в медно-алюминиевых берегах, а в банках в оффшорных зонах мира потекут долларовые ручьи на счета всем задействованным в афере. Вы станете известным коммерсантом, вас, бывшего гинеколога, будут называть самородком и каждый день показывать по телевизору, а о тех, кто все это организовал, и знать никто не будет. И они этому очень рады, поскольку в отличие от вас, дурака, они помнят, что воровство – это воровство и что "светская хроника" в нынешней прессе России – это неправильное название уголовной хроники.

На все ли накладывал лапу партийный аппарат во времена перестройки? Нет, ведь промышленность СССР должна была быть разрушена, зачем же тебе то, что будет уничтожено? Этим пусть занимаются всякие независимые бизнесмены, а у партаппарата КПСС была возможность грабить по-крупному. И попробуйте мне доказать, что он эту возможность упустил.

Причина и состав

Тут возникает вопрос – зачем партаппарат разрушил СССР, ведь ему жилось в нем лучше всех! Нет, ему, как раз в его понимании, жилось хуже всех. Ведь никто не имел возможности украсть так много и так безнаказанно, как партаппаратчик, а что толку? У них была проблема Остапа Бендера – миллион у него был, а показать он его не мог – социализм мешал. Аппаратной сволочи КПСС нужен был именно капитализм, чтобы иметь возможность тратить украденное – иметь машины, поместья, проституток и т.д. и т.п. Они же при социализме были, как евнухи в гареме – все доступно, а сделать ничего не можешь. Вот они СССР с социализмом и уничтожили.

Еще вопрос – все ли партаппаратчики составляли эту партийную мафию? Нет, конечно. Были и честные типа Рубикса или Шенина. Были чистоплюи, которые подарки брали, а в подробности их появления не вникали. И были те подонки, которые фактически и осуществляли все махинации в СССР, т.е. имели преступный опыт. Честных посадили, чистоплюи, возможно, остались ни с чем. А весь приз – вся реальная власть в СНГ – достался партаппаратным подонкам. Кстати, я больше чем уверен, что они себя и не осознают преступной организацией – мафией. Они просто люди, которые имеют массу полезных знакомств, "люди со связями". Часть из них имеет в Москве особо полезные знакомства – к этим людям обращаются с просьбами, а их просьбы исполняют как приказы. Эти люди являются своеобразным Политбюро, однако наверняка они не только так себя не называют, но и не собираются вместе. Появляется проблема – они встретятся по частям друг с другом где-либо на даче или в баньке, обмозгуют ее, найдут выгодное для всей организации решение и сообщат его остальным для исполнения. А отдельные коммерческие дела они строят на взаимной выгоде – главное украсть и вывезти, а уж из украденного всем достанется.

В прошлом году один мой приятель-бизнесмен рассказал такую характерную историю. Его дело тормозилось из-за отсутствия содействия со стороны одного российского министерства. Его там, по сути, едва на порог пустили, уже первые чиновники его отшили. Он начал искать совета у знакомых, и один из них привез его к человеку "со связями". Сидел этот человек в центре Москвы в маленькой, но хорошо оборудованной и хорошо охраняемой конторе непонятного назначения – каком-то консультационном центре. Выпили кофе, приятель объяснил свои проблемы, и хозяин конторы без каких-либо условий приказал секретарше соединить его с министром. Министр немедленно взял трубку и "человек со связями" фактически приказал ему сделать то, что нужно было приятелю. Взамен ничего не попросил, а только записал координаты.

Тут надо понять, что подчиненному начальник нужен для того, чтобы подчиненный мог успешно делать свое дело. Так везде, хоть в частном бизнесе, хоть на госпредприятии. Из 10 встреч начальника с подчиненными 9 происходят по их инициативе – они о чем-то просят. И вот смотрите, мой приятель пришел к непонятному человеку, но тот разрешил его вопрос, дав делать дело. Кем он стал моему приятелю? Правильно – начальником, реальной властью. Теперь если этот человек позвонит моему приятелю и попросит, к примеру, профинансировать губернаторские выборы в своей области определенному кандидату, то разве приятель ему откажет? Кто же плюет в колодец, кто же откажется от толкового начальника? Тем более что этот начальник наверняка пообещает (и исполнит), что нужный губернатор все затраты после выборов компенсирует.

Не болтовней, а вот такими реальными делами власть и осуществляется. Наивные пытаются решить вопросы в правительстве, а знающие – у "людей со связями", и эти люди и есть реальная власть, правда, тихая и никому не видная.

Дети Фунта

Теперь нужно обсудить вопрос – какие у них отношения с теми, кто официально является властью в России? Думаю, что проще всего такое отношение моделируется отношением Остапа Бендера к зиц-председателю Фунту. Для тех, кто забыл "Золотого теленка", напомню, что Фунт был профессиональным подставным лицом на фирмах, создаваемых для обворовывания государства или партнеров. Жулики под прикрытием этой фирмы воровали и исчезали, а Фунта сажали в тюрьму. Правда, Фунт был умным человеком и полностью осознавал свой статус, а нынешних подставных лиц чаще всего используют "втемную", поскольку нет смысла на них тратиться.

Поясним это образным примером. Предположим, вы решили сломать у соседа телевизор. Можно, конечно, договориться с телемастером, но тогда ему, если он согласится, придется дорого заплатить – ведь от такого ремонта его авторитет как мастера упадет. А можно убедить дебильного сына соседа, что он выдающийся телемастер (экономист), и предложить ему смело ремонтировать телевизор отца. Идиоту надо будет только подсказывать, что, дескать, в цивилизованных странах отверткой тычут в это место, а молотком бьют по этому. И дурак сам все сделает "за бесплатно". Вспомните Гайдара.

Горбачев и его Политбюро – типичный пример людей, которых использовали втемную. Ведь, согласитесь, трудно представить, чтобы Горбачев, добиваясь поста Генсека КПСС, имел целью рекламировать пиццу. Думаю, что он и по сей день не понимает, что же с ним произошло, не понимает, как им попользовались вместо туалетной бумаги и свои, и западные подонки.

Став Генсеком, он обязан был бы, как Сталин, вникать в каждую деталь реформ, а этот самовлюбленный индюк считал, что его работа – это председательствование в президиумах и выпивки с западными президентами. А вникать в дела обязан аппарат КПСС, который ему и доклад обязан написать, и книгу, и проект закона, и проект союзного договора. А его многотрудная работа – подписать эти документы. Вот аппарат идиоту все и наготовил, да так, что Горби, в конце концов, и сам себе приговор подписал, и сам себя высек.

Вопрос – был ли какой-то заговор среди аппаратчиков? Да нет, ведь жиды в аппарате КПСС все делали инстинктивно. По статистике автокатастроф, самое опасное место в автомобиле рядом с шофером (а самое безопасное – за ним). Дело в том, что в момент аварии водитель инстинктивно крутит руль так, чтобы самому не пострадать. Так и подонок-аппаратчик. Мечтая стать миллионером и свободно пользоваться украденным, он инстинктивно любые проекты решений Горбачева и его Политбюро готовил так, чтобы ему лично было максимально выгодно.

Что толку для него, если торговать с Западом будут госпредприятия? На них, непрерывно проверяемых, ему места нет. А вот на разных фирмешках, частных банках под руководством подставных лиц он может погреть руки. Вот и получилось, что госпредприятиям запрещено было торговать на экспорт, а частным фирмам – разрешено, что госпредприятию Госбанк кредиты не давал, а давал их частным фирмам и банкам. Ведь организации всех националистов-сепаратистов в СССР создавал КГБ по указке аппарата КПСС. А газеты КПСС и телевидение сопровождали все меры аппарата непременным "одобрямс".

Я не поверю, поскольку этого не может быть, чтобы все эти секретари КПСС хотели уничтожить КПСС и развалить Союз. Это потом, возглавив в качестве подставных лиц государства СНГ, они кинулись воровать впереди всех – наверстывать упущенное. А до этого они рушили СССР своими подписями, не понимая, что именно они согласовывают своему аппарату.

Чем они берут

И вот аппарат КПСС руками безмозглых баранов в Правительстве СССР и в ЦК КПСС добился своей цели – разрушил и СССР, и КПСС. Ушел ли он от власти? Как бы не так, партийная мафия просто сменила кабинеты на офисы всяких незаметных консультационных фирм. А власть как была в ее руках, так и осталась. Правда, представлена она сегодня не безмозглыми и подлыми секретарями ЦК и секретарями обкомов, а такими же президентами, парламентами и губернаторами.

Почему власть осталась у аппарата?

Потому что все нынешние официальные руководители – воры, а должностному лицу легко украсть (одной росписью можно украсть миллиарды), но очень трудно распорядиться украденным. Ведь для начала надо хотя бы открыть счет в западном банке, а это, как правило, требует присутствия в нем. Потом на этот счет надо переводить деньги из множества источников, следовательно, много людей будут знать твой счет и тайну сохранить очень трудно. То есть, любому официальному лицу – хоть Ельцину, хоть Зюганову – нужен кто-то, кому можно верить и кому можно поручить технические вопросы организации воровства и сохранения краденого. Такое можно доверить только проверенным в подлости и верности людям, но, главное, надо чтобы эти люди сами были незаметными.

Возьмите того же Ельцина. Ну кому он мог довериться, кроме тех, кого знал и многие годы проверял? Но знал-то ведь он исключительно людей аппарата КПСС. Второе. Даже если среди демократов и нашелся бы верный человек (среди профессиональных предателей?), то ведь эти демократы известны всем – они балдеют от вида своей рожи на экране телевизора. А мафия партаппарата КПСС – люди скромные и тихие, их вообще никто не знает. Появление их в любом банке мира не вызовет интереса даже у швейцара.

Третье. Ельцин – полный баран в государственных вопросах, но ведь решать их надо. Кому он мог доверить подготовку своих решений? Американцам, другу Биллу? Так-то это так, но нельзя забывать, что западные и отечественные хищники – это конкуренты. Запад обманет и даже не извинится. А свой вор у тебя под рукой, его и придавить можно, и интерес у него такой же, как у тебя. Так что окончательные решения Ельцину готовили свои, почему он и извинялся перед Бушем, что заменил Гайдара на Черномырдина, даже не сообщив об этом в Вашингтон. Тогда кто эти "свои"? Демократы? Но вы же видели, что Ельцин эту "демократическую" шелупонь и в грош не ставил. Даже те, кто во всем соглашался с Ельциным, подолгу не задерживались. Все эти "демократы" – подставные лица, ширма для истинного аппарата президента.

Так что власть у кого была в СССР, у того осталась и сегодня. Мы тогда не видели людей, которые готовили решения правительству, и сегодня их не видим.

Куклы и кукловоды

Строго говоря, партийной мафии не всегда удается быть в тени, бывают дела, которые никакому подставному лицу поручить нельзя. Вот посмотрите на власть за эти 10 лет.

В 1991 г. надо было ограбить население и разорить предприятия. Эту работу поручили подставному лицу – Гайдару, и весь народ помнит, что это именно он отобрал у всех вклады. Но затем настал очень ответственный момент – разоренные предприятия надо было приватизировать. Оставь у руля придурка Гайдара, и он передаст их кому попало. Этого нельзя было допустить, нужные предприятия должны были попасть нужным людям. Гайдара заменили членом ЦК КПСС и министром СССР Черномырдиным. Его считают недалеким из-за косноязычия. Но это потому, что на людях он вынужден говорить на иностранном языке – на русском. Думаю, что когда он переходит на родной матерный язык, то и мысли он излагает четко и складно.

Но ведь по большому счету приватизацию с Черномырдиным мало кто связывает. Почему? Потому что его немедленно прикрыли подставным лицом – Чубайсом. Мелким жуликом, не постеснявшимся украсть 500 тыс. долларов из предвыборного фонда Ельцина. Вообще-то такое воровство – это и интеллектуальный уровень Чубайса. Рыжего не спускали с экранов ТВ и всячески рекомендовали народу как главного, который вместе с Ельциным разделил всю собственность в России. Но ведь это чепуха! Чубайс был подчиненным Черномырдина, и именно Черномырдин все поделил, прикрывшись Толиком и с детства недееспособным Ельциным.

Затем, в 1998 г. потребовалось через облигации ГКО "кинуть" и своих, и западных вкладчиков. Тут премьер ни за каких толиков спрятаться не смог бы, и Черномырдин уходит с поста. Вместо него назначается даже не подставное лицо, а подставное личико – Кириенко. Вдумайтесь в сам факт такого назначения. В России остались, по сути, все профессионалы-управленцы экономики СССР – министры, председатели комитетов, директора предприятий. И что, во всей России не смогли найти на пост премьера никого, кроме человека, вершиной экономической деятельности которого была организация лотерей в Нижнем Новгороде? Ну явный зицпредседатель Фунт!

Чтобы было понятнее о чем я пишу, обращу внимание на Москву. В ней находится головка партийной мафии, она построила здесь свои гетто и здесь живет. Ей совершенно не улыбается, чтобы Москва осталась без тепла или электроэнергии, чтобы в ней возник хаос, создавший угрозу ее жизни. Поэтому истинные руководители России быстро убрали с должности мэра Москвы "выдающегося экономиста" Г. Попова и заменили его действительно толковым управленцем Ю. Лужковым, которого терпят и будут терпеть несмотря на то, что Лужков позволяет себе разные вольности по отношению к Кремлю. Причем Лужков был найден даже не в первых эшелонах управленцев СССР. Это свидетельствует о том, что их у нас много. А для России такого найти не смогли? На Кириенко свет клином сошелся? Нет, смышленый Кириенко – это типичный правнук Фунта.

Кириенко свое дело сделал – всех кинул. Но Запад возмутился, и тут партийная мафия занервничала, положение пытались спасти партайгеноссе Примаков и Черномырдин. Но когда поняли, что сделать ничего нельзя, то в премьеры снова поступило подставное лицо – Степашин.

Путин с Касьяновым – типичные подставные лица. Ни малейшего ни опыта, ни желания подготовиться к госслужбе на таких постах. А это значит, что государственным решениям в их головах просто неоткуда взяться, их туда вкладывает истинный руководитель России – мафия бывшего партаппарата КПСС.

Есть еще одна должность, на которую эта мафия не может поставить чужого. Пробовали, но не получилось. Речь идет о председателе Центризбиркома. Демократ Рябов не оправдал доверия из-за трусости: не обеспечил победу демократов на выборах в Думу 1995 г., в результате победа досталась КПРФ, которая с ней мучилась 4 года. Рябова заменили на первого секретаря Архангельского обкома КПСС Вешнякова.

Проблема

Вы можете мне сказать: а какая, собственно, разница в том, кто нас обворовывает? Просто жиды или жиды под руководством какой-то там тайной мафии. Да, действительно, для обворованных никакой разницы нет, они и без всякого прогноза скажут, что вешать нужно всех подряд. Но для прогноза знать истинных руководителей России очень важно. Почему?

Явные руководители России, подставные лица видны всем и уже поэтому не могут не осознавать, что несут ответственность. Их деньги – на Западе, они намертво привязаны к Западу и вякнуть против него по существу не могут. Запад отберет у них все, что так долго воровалось. Но истинные руководители России неизвестны ни нам, ни Западу. Они свободны и поэтому способны на все, в том числе и на поворот России в любую сторону.

(Захотят, и завтра Зюганов будет у власти. Ведь проблем нет. Вся пресса поднимет вой, что выборы 1999/2000 г. сфальсифицированы, проститутки Верховного суда примут решение, будут назначены новые выборы, в которых победит Зюганов. Центризбирком это "обеспечит", даже если на выборы никто не придет. Но этого не будет, поскольку время для Зюганова не наступило и не наступит (у КПРФ в нужное время будет другой, победный кандидат). Пока партийную мафию устраивает то, что есть).

Итак, если официальные правители России должны гнуть спины перед США, то истинные могут сделать США массу всяческих пакостей и, похоже, не постесняются их сделать. Зачем?

А вы поставьте себя на место воров и попробуйте найти решение – что вам делать? Напоминаю обстановку.

Россию вы обворовали и теперь доворовываете. Нет гарантии, что ее народ просто так сдохнет в замерзающих квартирах. Кто-то может начать убивать, а после убийства нескольких омоновцев и новых русских дело пойдет, как в Чечне. Убийство станет обыденным способом расчета за воровство. То есть, чем дальше, тем жить в России становится все более неуютно. Даже в подмосковных гетто, окруженных мощными заборами и охраной. Заборы – не препятствие, а охрана сразу же присоединится к толпе. Она же не дура умирать за вас, она ваши особняки первая же и пограбит.

Значит, вам нужно уезжать на Запад. Детки ваши уже там, и поместье куплено, и денежки в банке, и гражданство есть. Но проклятый Запад требует, чтобы вы сидели в России и продолжали собирать с русских то, что он считает своей долей в этом воровстве – проценты по займам. В противном случае Запад изымет ваши деньги из своих банков, конфискует вашу собственность, а вас арестуют. Для всех воров в России наступит день Бородина. Так что же вам делать?

Вариантов у вас, собственно, не очень много. Я вижу всего один.

Бей жидов, спасай воров

Нужно превратить себя, вора, в политического беженца. Тогда Запад не будет спрашивать, откуда у вас деньги, это раз; во-вторых, если Россия будет враждебна Западу, то Запад не станет изымать у вас деньги и по другой причине – не России же их отдавать?! Враг моего врага – мой друг. Если Россия окажется в нынешней роли Ирака, то для вас, беженца из России, будет все нормально.

Но еще в России надо дожить до момента, когда можно будет отчаливать на Запад. Как тут быть? Тоже один выход – надо свалить на кого-то ответственность за воровство. То есть в России надо дело представить так, что воровал кто-то другой, а вы просто русский коммерсант-патриот и всю жизнь дни и ночи только и думали о России. На кого свалить? Да на евреев, на кого же еще? Тем более что это правда. Правда, это не вся правда, ну, да и такая сойдет. Ведь сошло же с рук, когда убийцы из партаппарата в 1953 г. прикрылись врачами-евреями.

Смотрите, как все очень удобно получается. В России сотни тысяч коммерческих предприятий и 300 (раньше было 2600) банков, которые ее обворовывали. И владеют этими предприятиями и русские, и татары, и Бог знает кто. А попросите любого назвать наиболее известных и сомнительных бизнесменов и вам назовут только евреев: березовских, гусинских, авенов, ходорковских и т.д. и т.п. Потому что именно их показывают по ТВ, именно о них пишет пресса. Следовательно, в том, что Россию ограбили евреи, народ и убеждать не придется, он и сегодня это видит. Кроме этого он видит, что на всех каналах ТВ сидят евреи, нахваливают США и поносят Россию. Поэтому никого не придется убеждать в том, что это евреи разворовали Россию и украденное увезли в проклятые США.

Всем раскроют глаза на то, что мать лишившего вас вкладов Гайдара – еврейка, что Чубайс, ограбивший вас, – еврей; Кириенко, кинувший всех в "черный вторник", – еврей, а кто все эти рожи, намозолившие глаза в телевизорах – немцовы, лившицы и уринсоны?

Энергию народа можно будет легко сосредоточить на ненависти к евреям и к США (думаю, что к тому времени Россию обессилят до состояния, когда у нее ни на что сил, кроме ненависти, не останется). Нельзя исключить и еврейских погромов, что очень на руку ворам-евреям. Они успеют выехать раньше и будут стонать на Западе о бедных братьях, оставшихся в России (которых эти воры-евреи ограбили, как и остальных). "Коммунисты" типа КПРФ придут к власти, чтобы не дать народу расправиться с товарищами по партийной мафии. Как я думаю, Зюганову с его ЦК по сценарию положено сбегать из России последним.

Россия станет всеобщим пугалом, бессильным пугалом, а вся сволочь, ограбившая ее, будет жить за границей в качестве беженцев из "империи зла".

Причем, полагаю, все будет сделано так, что возмущение евреями и США будет идти как бы от народа, а власти как бы не смогут его удержать, поскольку перебраться на Запад нужно всем ворам. Давайте вспомним по этому поводу такой факт. Когда в конце 1998 г. Запад недвусмысленно дал понять, что с переездом российских воров на Запад будут проблемы, в ответ практически немедленно из России последовала реакция. Наш корреспондент в Вене А. Дубров это заметил и недавно задался вопросом: "Что означает антиамериканизм в российской прессе?"

"То, что он существует, я думаю, у читателей "Дуэли" нет никаких сомнений. Дело тут, конечно, не в "Дуэли", не в "Завтра" и других патриотических и националистических газетах. "Антиамериканские" статьи уже по крайней мере 2 года печатаются в системной прессе режима РФ, т. н. "демократических" изданиях, и весь мир молчит. В самом начале, два года назад, "антиамериканизм" заметили западные "русологи". Промелькнуло несколько их мудрых рассуждений, что в России к власти снова вернулись "консервативные антизападные элементы" (это в 1998 г.!), и после этого – полный молчок. Ни в европейской, ни, самое странное, в "заинтересованной" американской прессе об этом не пишется ни слова!

А ведь РФ – почти открытая колония США. Удивительные дела творятся на белом свете…", – пишет Дубров.

Вспомним, что тогда Россия чуть ли не открыто стала поддерживать сербов в их борьбе с американцами. Я вспоминаю демонстрации у посольства США, когда само посольство забрасывалось бутылками с краской, и демонстранты вели себя крайне агрессивно. Удивлял их состав: это были не ставшие всем знакомыми лица "коммунистов" Москвы, это были молодые и совсем иные люди. Как оказалось, это фанаты "Спартака" и занимаются они тем, чем милиция не дает им заниматься на стадионах, – хулиганят. Но откуда у них появилась любовь к Югославии? Что они сербам, что сербы им? Нет, их, конечно, никто не организовывал на эту акцию, никто не платил за нее. Но им кто-то сообщил, что у американского посольства можно будет делать, что захочешь, и милиция тебя не тронет. Действительно, милиции тоже поступила команда, и она никого из "возмущенного народа" не задержала.

Вот от таких "стихийных" возмущений "злобного русского народа и дремучих антисемитов" воры России и переедут к своим деньгам на Запад как политические беженцы.

За прогнозом должна следовать рекомендация что делать, иначе к чему весь этот прогноз?

Можно поддержать президента Буша и настоятельно потребовать от Запада, чтобы он дело Бородина развил в дело всех воров России, пусть даже и за наш счет. Имеется в виду, что какой-то процент от найденных денег надо будет выделить на премии Интерполу, прокурорам и судьям Запада за добавочную работу. То есть надо, чтобы западные правоохранительные службы провели ревизию всех банков мира на предмет выявления счетов с "русскими" деньгами, выявили всех владельцев этих счетов и разрешили им пользоваться обнаруженными деньгами только после того, как Россия подтвердит, что данный человек уплатил налоги. Если нет, то все деньги Запад должен конфисковать и возвратить в Россию, а Россия расплатится ими по долгам Западу. Напомню, что мы должны Западу около 160 млрд. долларов, а по данным конгрессмена Кокса у русских воров на Западе находится 500 млрд. долларов. Есть о чем вести переговоры, да только при нынешней Думе и президенте это некому делать. Данное предложение и на их деньги посягает.

Так что реально это будет только после того, когда оставшиеся в России умные и мужественные люди смогут реально влиять на процессы, происходящие в стране. А смогут они это лишь тогда, когда сами этого добьются. Своим умом и своими действиями.

ИСТОЧНИКИ ФАКТОВ

1. Ф. Шорт. Мао Дзэдун. М., АСТ, 2001.

2. И.В. Овчинников. Исповедь кулацкого сына. М., "Десница", 2000.

3. А.Н. Крылов. Мои воспоминания. Ленинград, "Судостроение", 1979.

4. "Молодая гвардия" 1995, No. 8, с. 70.

5. Ю.И. Мухин. Наука управлять людьми: изложение для каждого. М., Фолиум, 1995.

6. "Огонек" 1992, No. 7, с. 10-12.

7. И.В. Сталин. Краткая биография. М., Госполитиздат, 1949.

8. "Огонек", 1989, No. 45, с. 1.

9. МСЭ, Т. 6, 1940, с. 341.

10. Л.Д. Троцкий К истории революции. М., Политиздат, 1990.

11. Н. Зенькович. Вожди и сподвижники. М., "Олма-пресс", 1997.

12. Л.Д. Троцкий. Сталин. "Интер-дайджест", 1995.

13. В.И. Ленин. ПСС, 5 изд., т. 45.

14. "Независимая газета", 18.12.1997.

15. Война и мы. Сб. Кн. 2, М., Профиздат, 2001.

16. "Дуэль". 2000, No. 23, с. 6.

17. Иосиф Сталин в объятиях семьи. М., "Родина", 1993.

18. А. Барбюс. Сталин. М., "Художественная литература", 1935.

19. В. Логинов. Тени Сталина. М., "Современник", 2000.

20. "Вопросы истории". 2001, No. 4, с. 101.

21. "Итоги", 29.06.2001, с. 39-42.

22. А. Колпакиди, Е. Прудникова. Двойной заговор. М., "Олма-пресс", 2000.

23. С.Е. Трубецкой. Минувшее. М., "ДЭМ", 1991.

24. "Источник" 1998, No. 1, с. 85-87.

25. Судебный отчет. Матер. Воен. кол-я Верх. Суда СССР. М., "Международная семья", 1997.

26. "Промышленная правда" (Прилож. к журналу "Деловая жизнь России") октябрь 2000, с. 11.

27. В.И. Ленин, КПСС. О работе с письмами трудящихся. М., Политиздат, 1984.

28. "Известия ЦК КПСС", 1990, No. 4, с. 190.

29. И. Сталин. Вопросы ленинизма. М., Партиздат, 1933.

30. "Молодая гвардия" 1989, No. 4, с. 12-65.

31. Год кризиса 1938-1939. Документы и материалы. Т. 2. М., Изд. политической л-ры, 1990.

32. История Второй мировой войны 1939-1945. Т. 2, М., 1974.

33. Документы внешней политики. 1940 – 22 июня 1941. Кн. 1, М., "Международные отношения", 1995.

34. Сталин: в воспоминаниях современников и документах эпохи. М., "Новая книга", 1995.

35. Б. Соколов. Неизвестный Жуков: портрет без ретуши. Минск, "Родиола-Плюс", 2000.

36. В. Карпов. Расстрелянные маршалы. М., "Вече", 1999.

37. Р. Косолапов. Слово товарищу Сталину. М., "Палея", 1995.

38. Россия 1913 г. Статистическо-документальный справочник. С.-Пб., "Блиц", 1995.

39. О. Платонов. Тайная история России. М., "Московитянин", 1996.

40. John D. Littlepage & Demaree Bess. In Search of Soviet Gold, L., 1939 ("В поисках Советского золота").

41. L. Martens. Another view of Stalin. B., 1996.

42. "Дуэль" 1998, No. 39, с. 6.

43. "Известия", 24.05.1920.

44. "Досье Гласности" 2000, No. 6, с. 5.

45. "Военно-исторический архив", 2001, No. 1(16), с. 56-60.

46. В. Суворов. Очищение. М., "АСТ", 2000.

47. А.И. Муранов, В.Е. Звягинцев. Досье на маршала. М., "Андреевский флаг", 1996.

48. "Субботник Независимой газеты" 2000, No. 23, с. 9, 11.

49. "Независимое военное обозрение" 2001, No. 4, с. 5.

50. "Военно-исторический архив" вып. 4, с. 75-107.

51. "Военно-исторический архив" вып. 6, с. 64-107.

52. Уголовный Кодекс РСФСР (редакции 1926 г.). М., Госюриздат, 1953.

53. А.В. Горбатов. Годы и войны. М., Воениздат, 1980.

54. Л. Дейтон. Вторая мировая. Ошибки, промахи, потери. М., "Эксмо-пресс", 2000.

55. Экономическая контрреволюция в Донбассе. (Итоги шахтинского дела). М., Юриздат, 1928.

56. Письма И.В. Сталина В.М. Молотову. 1925-1936 гг. М., "Россия молодая", 1995.

57. Инквизитор: сталинский прокурор Вышинский. Сб. М., "Республика", 1992.

58. Б.Г. Меньшагин. Воспоминания. Paris "YMCA-PRECC", 1998.

59. "История СССР". 1991, No. 5, с. 153.

60. А.А. Игнатьев. Пятьдесят лет в строю. Т. 2, М., "Художественная литература", 1959.

61. История полиции России. Уч. пособие. М., "Щит-М", 1998.

62. "Дуэль" 2000, No. 35, с. 5.

63. "Известия ЦК КПСС" 1989, No. 10, с. 80-82.

64. "Военно-исторический журнал" 1991, No. 1, с. 18.

65. "Военно-исторический журнал" 1993, No. 8, с. 72.

66. "Новая газета" 1996, No. 22, с. 4.

67. И. Пыхалов. Время Сталина: факты против мифов. С.-Пб., "Каре", 2000.

68. Д. Панин. Лубянка-Экибастуз. М., "Скифы", 1991.

69. "Военно-исторический журнал" 1991, No. 2, с. 22-26.

70. К. Столяров. Палачи и жертвы. М., "Олма-пресс", 1997.

71. "24 часа" 2000, No. 36, с. 6-7.

72. Берия: конец карьеры. Сб. М., "Издательство политической литературы", 1991.

73. "Дуэль" 1999, No. 13, с. 3.

74. Лаврентий Берия 1953. Сборник документов. М., Международный фонд "Демократия", 1999.

75. "Исторический архив" 1992, No. 1, с. 129.

76. "Правда-5", No. 20, с. 10-11.

77. "Военно-исторический журнал" 1995, No. 6, с. 4-9.

78. П. Судоплатов. Спецоперации. М., "Олма-пресс", 1997.

79. Война и мы. Сб. Кн. 1 М., "Библиотека газеты "Дуэль", 2000.

80. Великая Отечественная война 1941-1945. Энциклопедия. М., "Советская энциклопедия", 1985.

81. Оружие победы. Сб. М., "Машиностроение", 1987.

82. Д.Н. Болотин. История советского стрелкового оружия. С.-Пб., "Полигон", 1995.

83. Ф. Гальдер. Военный дневник. Т. 2, М., Воениздат, 1969.

84. Н.Я. Комаров. Государственный комитет обороны постановляет… М., Воениздат, 1990.

85. "Военно-исторический архив", 2001, No. 2(17), с. 146-148.

86. Г. Сечкин. Граница и война 1941-1945, М., "Граница", 1993.

87. С. Дробязко, А. Каращук. Русская освободительная армия. М., "АСТ", 1998.

88. "Военно-исторический журнал" 1993, No. 6, с. 17-27.

89. "Военно-исторический архив" 1998, No. 3, с. 185-189.

90. "Источник" 1996, No. 2, с. 132-152.

91. "Военно-исторический архив" 1991, No. 6, с. 75-76.

92. Органы государственной безопасности в Великой Отечественной войне. Т. 2. Начало, кн. 2. М., "Русь", 2000.

93. А. Круглов. Как создавалась атомная промышленность в СССР. М., ЦНИИ АтомИнформ, 1995.

94. Г.А. Куманев. Рядом со Сталиным. М., "Былина", 1999.

95. Г.В. Костырченко. Тайная политика Сталина. Власть и антисемитизм. М., "Международные отношения", 2001.

96. "Исторический архив" 1994, No. 3, с. 215-223.

97. "Вопросы философии" 1952, No. 1, с. 186.

98. "НГ-наука" 2000, No. 7, с. 9.

99. "Правда-5" 1998, No. 5, с. 10-11.

100. С. Берия. Мой отец – Лаврентий Берия. М., "Современник", 1994.

101. "Военно-исторический архив" 1999, No. 7, с. 132-179.

102. М.Ю. Курушин. Стальные гробы Рейха. М., "Вече", 1999.

103. Линейный корабль "Bismarck". С.-Пб., "Бриз", 1994.

104. А. Петров и др. Оружие Российского флота (1696-1996). С.-Пб., Судостроение, 1996.

105. "Военно-исторический журнал", 2001, No. 6, с. 24.

106. "Военно-исторический архив" 1999, No. 5, с. 224.

107. К.М. Сергеев. Лунин атакует "Тирпиц". С.-Пб., "Малахит", 1999.

108. Нюрнбергский процесс. Сборник материалов. Т. 1, М., Госюриздат, 1952.

109. В.В. Гагин. Воздушная война в Корее (1950-1953 гг.). Воронеж, "Полиграф", 1997.

110. Органы государственной безопасности в Великой Отечественной войне. Т. 2. Начало, кн. 1, М., "Русь", 2000.

111. В.Г. Грабин. Оружие победы. М., Политиздат, 1989.

112. Ф. Чуев. Так говорил Каганович. М., "Отечество", 1992.

113. "Военно-исторический журнал" 1962, No. 2, с. 79-81.

114. "Парламентская газета" No. 154, 2000.

115. А. Гитлер. Моя борьба. Ашхабад, "Т-ОКО", 1992.

116. В. Кейтель. Размышления перед казнью. Смоленск, "Русич", 2000.

117. Э. Манштейн. Утерянные победы. М., "АСТ", 1999.

118. Ф. Гальдер. Военный дневник. Т. 3, М., Воениздат, 1968.

119. "Техника и вооружение" 2000, No. 9, с. 6.

120. Ф. Гальдер. Военный дневник. Т. 1. М., Воениздат, 1968.

121. Русский архив: Великая Отечественная. Т. 12(1), М., "Терра", 1993.

122. Мир русской истории. Энциклопедический справочник. М., "Вече", 1997.

123. Н. Вознесенский. Военная экономика СССР в период Отечественной войны. Магадан, "Советская Колыма", 1948.

124. У. Черчилль. Вторая мировая война. Т. 1-2, М., Воениздат, 1991.

125. "Военно-исторический журнал" 1990, No. 9, с. 39-46.

126. "Новый Петербург" 2001, No. 11, с. 5.

127. "Дуэль" 1998, No. 34, с. 5.

128. Год кризиса 1938-1939. Документы и материалы. Т. 1, М., Политиздат, 1990.

129. "Известия ЦК КПСС" 1990, No. 6, с. 196.

130. "Известия ЦК КПСС" 1990, No. 7, с. 208.

131. Г. Гот. Операция "Барбаросса". Рига, "Торнадо", 1997.

132. "Источник" 1995, No. 3, с. 88-96.

133. Г.К. Жуков. Воспоминания и размышления. М., АПН, 1972.

134. И.Х. Баграмян. Так начиналась война. Киев, Политиздат Украины, 1977.

135. Сталинградская эпопея. Сб. М., "Наука", 1968.

136. Н.К. Байбаков. От Сталина до Ельцина. М., "Газойлпресс", 1998.

137. В. Карпов. Полководец. М., "Советский писатель", 1985.

138. "Военно-исторический архив" 2000, No. 10, с. 84-164.

139. У. Черчилль. Вторая мировая война. Т. 3, М., Воениздат, 1991.

140. "Источник" 1995, No. 3, с. 28-33.

141. "Военно-исторический архив" 2001, No. 1(16), с. 72-107.

142. Пехота вермахта. Части 1-3, Рига, "Торнадо", 1997.

143. Panzer 38 (t). М., "Восточный фронт", 1996.

144. Д. Фуллер. Вторая мировая война. М., "Иностранная литература", 1956.

145. Ф. Меллентин. Танковые войска Германии во Второй мировой войне. Рига, "Торнадо", 1997.

146. Г. Гудериан. Воспоминания солдата. Смоленск, "Русич", 1998.

147. "Тигр". М., "Восточный фронт", 1995.

148. "Пантера". М., "Восточный фронт", 1995.

149. Р.Ф. Толивер, Т.Дж. Констебль. Эрик Хартманн – белокурый рыцарь Рейха. Екатеринбург, Издатель Холобок В.И., 1998.

150. От "Барбароссы" до "Терминала". Взгляд с Запада. М., Политиздат, 1988.

151. И.С. Конев. Сорок пятый. М., Воениздат, 1970.

152. Самолеты поля боя Второй мировой войны 1939-1945. М., "Либри", 1995.

153. "Военно-исторический архив" 1998, No. 3, с. 250-280.

154. А.Н. Бучин. 170000 километров с Г.К. Жуковым. М., "Молодая гвардия", 1994.

155. И.П. Галицкий. Дорогу открывали саперы. М., Воениздат, 1983.

156. К.С. Москаленко. На юго-западном направлении. Кн. 1-2, М., Воениздат, 1979.

157. А. Шпеер. Воспоминания. Смоленск, "Русич", 1997.

158. "Военно-исторический архив" 1998, No. 3, с. 52-172.

159. А.Т. Стученко. Завидная наша судьба. М., Воениздат, 1964.

160. Ф. Чуев. Солдаты империи. М., "Ковчег", 1998.

161. И.И. Кривой. Атомный гриб над Тоцким полигоном. Самиздат, Думиничская тип., Калужская обл.

162. К.К. Рокоссовский. Солдатский долг. Воениздат, 1997.

163. В.С. Архипов. Время танковых атак. Воениздат, 1981.

164. В. Шелленберг. "Лабиринт". М., "Дом Бируни", 1991.

165. Г. Пикер. "Застольные разговоры Гитлера". Смоленск, "Русич", 1993.

166. И.Ф. Риббентроп. Тайная дипломатия III Рейха. Смоленск, "Русич", 1999.

167. "Дуэль" 1999, No. 38, с. 6.

168. Н. Яковлев. 1 августа 1914. М., "Молодая гвардия", 1974.

169. "Военно-исторический журнал" 1993, No. 2, с. 51-65.

170. С.В. Волков. Русский офицерский корпус. М., Воениздат, 1993.

171. "Военно-исторический журнал" 1991, No. 2, с. 10-16.

172. "Военно-исторический архив" 1991, No. 3, с. 48-51.

173. Россия и СССР в войнах ХХ века. Статистическое исследование. М., "Олма-пресс", 2001.

174. "Секретные материалы 20 века" 2000, No. 15, с. 30.

175. "Наш современник" 1997, No. 6, с. 125.

176. Ф. Чуев. Сто сорок бесед с Молотовым. М., "Терра", 1991.

177. Л. Каганович. Памятные записки. М., "Вагриус", 1996.

178. Д.Т. Шепилов. Воспоминания. "Вопросы истории", 1998, No. 3-7.

179. Е.Я. Яцковис. Забвению не подлежит. М., Воениздат, 1985.

180. "Комсомольская правда" 1953, No. 59, с. 1-3.

181. "24 часа" 2001, No. 13, с. 2.

182. "Вечерняя Москва", 28.07.1994.

183. Ю.И. Мухин. Катынский детектив. М., "Светотон", 1995.

184. Советская историческая энциклопедия. Т. 11. М., "Советская энциклопедия", 1968, с. 316.

185. А. Верт. Россия в войне 1941-1945. М., "Прогресс", 1967.

186. "Военные архивы России" 1993, No. 1.

187. Л. Осипенко, Л. Жильцов, Н. Мормуль. Атомная подводная эпопея. М., "Боргес", 1994.

188. "Известия ЦК КПСС" 1989, No. 5, с. 89.

189. "Известия ЦК КПСС" 1989, No. 9, с. 109.

190. П. Судоплатов. Разведка и Кремль. М., "Гея", 1997.

191. Д.В. Колесов. И.В. Сталин: право на власть. Кн. 3. М., Московский психолого-социальный институт Флинта, 2000.

192. "Военно-исторический журнал" 1990, No. 1, с. 79.

193. "Известия ЦК КПСС" 1989, No. 9, с. 37.

194. "Коммерсант-Власть" 2000, No. 22, с. 44-47.

195. Н. Зенькович. Тайны уходящего века-3. М., "Олма-пресс", 1999.

196. "Известия ЦК КПСС" 1989, No. 5, с. 69-85.

197. "Литературная газета" 1989, No. 11, с. 13.

198. "Известия ЦК КПСС" 1990, No. 7, с. 206-208.

199. "Вопросы истории" 2000, No. 7, с. 32-55.

200. А. Авторханов. Загадка смерти Сталина. М., "Слово", 1992.

201. "Правда-5" 1998, No. 3, с. 10-11.

202. "Вопросы истории" 1991, No. 9-10, с. 89.

203. "Иосиф Виссарионович Сталин" Сб. М., "Ирис-пресс", 1994.

204. С. Алилуева. Двадцать писем другу. М., "Книга", 1991.

205. В.И. Даль. Толковый словарь живого великорусского языка. С.-Пб., М., Издательство Вольфа, 1880.

206. В.И. Даль. Толковый словарь живого великорусского языка. М., "Русский язык", 1978.

207. Д. Шуб. Политические деятели России (1850-х – 1920-х гг.). Издание "Нового журнала", Нью-Йорк, 1969.

208. Царь-колокол 1913. Художественный календарь-альманах. Москва, 1912.

209. Р.М. Португальский, П.Д. Алексеев, В.А. Рунов. Первая мировая в жизнеописаниях русских военачальников. М., "Элкос", 1994.

210. "Известия ЦК КПСС" 1989, No. 12, с. 116-120.

211. "Кубань" 1997, No. 1, 87-97.

212. Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Накануне, кн. 2, М., "Книга и бизнес", 1995.

213. В. Лакер. История сионизма. М., "Крон-пресс", 2000.

214. Белая книга антисионистского комитета советской общественности. Юридическая литература, 1985.

215. История Второй мировой войны 1939-1945. Т. 5, М., Воениздат, 1975, с. 379-380.

216. А. Зегер. Гестапо – Мюллер. Ростов-на-Дону, "Феникс", 1997.

217. К. Ландау-Дробанцева. Академик Ландау. М., "Захаров", 2000.

218. "Огонек" 1997, No. 48, с. 42-45.

219. М. Александрович. Я помню… М., "Прогресс-Академия", 1992.

220. П. Леонидов. Владимир Высоцкий и другие. Красноярск, "Красноярец", 1992.

221. Г.С. Хромов. Наука, которую мы теряем. М., Космосинформ, 1995.

222. "Дуэль" 1997, No. 20, с. 5.

223. К. Рыжов. Сто великих россиян. М., "Вече", 2000.

224. "Дуэль" 2000, No. 50, с. 6.

225. А.А. Рухадзе. События и люди (1948-1991 годы). Тула, "Шар", 2000.

226. Ядерный архипелаг. Сб. М., ИздАт, 1995.

227. "Дуэль" 1997, No. 23, с. 6.

228. "Литературная газета" 13.09.1951.

229. М.С. Тартаковский. Человек – венец эволюции? М., Знание, 1990.

230. "Дуэль" 1998, No. 32, с. 6.

231. Ж. Медведев. Взлет и падение Лысенко. М., "Книга", 1993.

232. "Дуэль" 1998, No. 32, с. 5.

233. О положении в биологической науке. Стенографический отчет сессии ВАСХНИЛ, 31 июля – 7 августа 1948 г., М., ОГИЗ – СельхозГИЗ, 1948.

234. "Дуэль" 1996, No. 3, с. 3.

235. Психология масс. Хрестоматия. Самара, "БАХРАХ", 1998.

236. "Новая и новейшая история" 2000, No. 3, с. 182-205.

237. Д.В. Колесов. И.В. Сталин: загадки личности. Кн. 4, "Московский психолого-социальный институт Флинта", 2000.

238. Ю.И. Мухин. Путешествие из демократии в дерьмократию и дорога обратно. М., "Гарт", 1993.

239. Б.Н. Ельцин. Исповедь на заданную тему. Вильнюс, Балтикон, 1990.

240. Н.В. Полибин. Записки советского адвоката (20-е – 30-е годы). Paris, YMCA-press, 1988.

241. А. Коржаков. Борис Ельцин от рассвета до заката. М., Интербук, 1997.

242. "Труд" 8.05.2001.

243. Ю. Борев. Сталиниада. М., "Советский писатель", 1990.

244. И.В. Сталин. Сочинения. Т. 11, Госполитиздат, 1949.

245. Ю. Граф. Миф о холокосте. М., "Витязь", 2000.

246. "Военно-исторический журнал" 1993, No. 4, с. 13-21.

247. "Коммерсант-власть" 28.03.2000, с. 50-53.

248. МСЭ. Т. 1, 1937, с. 920.

249. "Источник" 1997, No. 6, с. 94.

250. "Известия ЦК КПСС" 1989, No. 12, с. 35-40.

251. Г. Меир. Моя жизнь. М., "Горизонт", 1993.

252. "Источник" 1996, No. 6, с. 72-78.

253. "Военно-исторический журнал" 1990, No. 11, с. 67-77.

254. В.В. Кожинов. Россия век ХХ. 1939-1964. М., "Алгоритм", 1999.

255. "Источник" 1997, No. 1, с. 3-16.

256. "Досье Гласности" 2000, No. 3, с. 11.

257. "Литературная газета" 1953, No. 24, с. 1.

258. В.В. Левашов. Убийство Михоэлса. М., "Олимп", 1998.

259. "Новая газета" 5 апреля 2001, с. 12.

260. "Мир новостей" 2001, No. 4.

261. Загадки и тайны истории. Энциклопедия загадочного и неведомого. М., "Олимп", 1999.

262. "Известия ЦК КПСС" 1989, No. 7, с. 186-210.

263. К. Огден. Маргарет Тэтчер. Женщина у власти. М., "Новости", 1992.

264. "Правда" 1947, 15 декабря, с. 1.

265. Рекомбинантные молекулы: значение для науки и практики. М., "Мир", 1980.

266. И. Сталин. Экономические проблемы социализма в СССР. М., Госполитиздат, 1952.

267. "Известия ЦК КПСС" 1990, No. 1, с. 89-90.

268. "Огонек" 1999, No.No. 20-29, 30-34.

269. В. Шарапов. Миг между прошлым и будущим. М., ПАЛЕЯ-Мишин, 2000.

270. "Правда" 01.03.1950.

271. И. Сталин. Относительно марксизма в языкознании. "Новое время", Приложение No. 26, 28.06.1950.

272. "Вопросы истории" 1991, No. 9-10, с. 97.

273. "Правда" 13.10.1852.

274. Э. Ходжа. Хрущевцы. Воспоминания. Часть II. С.-Пб., 1997.

275. Ф.М. Рудинский. Дело КПСС. М., "Былина", 1999.

276. "Источник" 2000, No. 6, с. 99.

277. "Известия ЦК КПСС" 1989, No. 3, с. 154-155.

278. А. Жданов. Вступительная речь и выступление на совещании деятелей советской музыки в ЦК ВКП(б) в январе 1948 г. М., Госполитиздат, 1952.

279. "Исторический архив" 1992, No. 1, с. 217.

280. Неправедный суд. Последний сталинский расстрел (стенограмма судебного процесса над членами Еврейского антифашистского комитета). М., "Наука", 1994.

281. А. Вайнер, Г. Вайнер. Петля и камень в зеленой траве. М., "ИКПА", 1991.

282. В. Крючков. Личное дело. Т. 1, М., "Олимп" АСТ, 1996.

283. "Дуэль" 2001, No. 11, с. 4-6.

284. Сборник законодательных актов о государственных наградах СССР. М., Известия, 1984.

285. К.А. Залесский. Империя Сталина. Биографический энциклопедический словарь. М., "Вече", 2000.

Сноски

1. Номенклатура – круг должностных лиц, назначаемых или утверждаемых каким-либо органом. В нашем случае это руководители и члены аппарата структур управления СССР и КПСС.

2. То, что называется генетикой сегодня – это совершенно не те представления о наследственности, которые назывались моргановской и вейсмановской генетикой до 1955 г.

3. Утверждают, что именно так он назван в энциклопедии Испании, сам автор этого не видел.

4. Постановлением СНК от 1 декабря 1917 г. Ленин определил, что для наркомов "квартиры допускаются не свыше 1 комната на члена семьи".20

5. Сталин провел постановление о том, что дачи партработников не могут быть больше, чем в 3-4 комнаты. Тем не менее, "жертвы сталинизма" Рудзутак, Розенгольц, Межлаук, Карахан, Ягода и др. к моменту своего ареста успели построить дворцы в 15-20 комнат. 21

6. Полковник Н. Захаров, в 1953 г. был начальником отдела управления правительственной охраны и описывал имущество Сталина после его смерти. Спустя почти 50 лет Захаров вспоминал с удивлением: "Когда открыл гардероб Сталина, то подумал, что я богаче его. Два френча, шинель, ботинки, 2-е пары валенок – новенькие и подшитые, новенькие ни разу не обуты. Все!"

7. По статье 1821 тогдашнего Уголовного Кодекса за ввоз порнографии в страну судом могло быть дано до 5 лет лишения свободы.

8. В то время заработки были такие: завскладом – 120 руб., библиотекарь – 150, учитель в зависимости от предмета и учебной загрузки – 250-750. Командиры РККА при бесплатном обмундировании и 50% оплаты квартиры получали: командир роты – 725, батальона – 850, полка – 1800, дивизии – 2200. Хлеб стоил 90 коп., сахар – 4,50 руб., водка – 6 руб., костюм мужской – 75. 49

9. Общество содействия армии, авиации, флоту и химической защите – добровольная гражданская организация.

10. Комендант Кремля.

11. Регистрационное (разведывательное) управление (отдел).

12. Революционный военный совет.

13. В то время в Грузии у власти находилось меньшевистское правительство.

14. Бакинский комитет Азербайджанской коммунистической партии.

15. Коммунистическая партия Грузии.

16. ГПУ, ОГПУ (Государственное политическое управление, Объединенное государственное политуправление) – предшественники НКВД и КГБ.

17. Иностранный отдел НКВД.

18. Цифра минимальная. Есть данные, что в 1939 г., правда, вместе со ссыльными, на свободу вышло 837 тыс. человек. 77

19. После начала войны в РККА были сформированы 10 саперных армий. Характерно, что и в этом вопросе довериться генералам было невозможно. Эти армии формировали один генерал-майор инженерных войск (1-я), один бригинженер (5-я), один военинженер 1 ранга (6-я), один полковник (7-я), один без звания (8-я) и пять армий формировали фактически следователи НКВД (2, 3, 4, 9, и 10-я). 9-ю формировал старший майор госбезопасности Л.Е. Владзимирский, он же строил в 1941-1942 гг. укрепления на Северном Кавказе, далее мы с ним еще встретимся. 85

20. Первое сообщение от резидента НКВД в Лондоне было получено 4 октября 1941 г. 92

21. В СССР тунеядцам и преступникам-рецидивистам запрещалось проживать ближе, чем в 100 км от Москвы.

22. В те годы заключенные пели песню: "Это Клим Ворошилов подарил нам свободу…". К. Ворошилов был председателем ВС СССР.

23. Американская послевоенная помощь на восстановление Европы.

24. Бронирование "Бисмарка" позволяло выдерживать взрыв торпеды с боевой частью 250 кг тринитротолуола, а конструктивная подводная защита была рассчитана на противодействие взрыву 400-500 кг тринитротолуола. 103 Новейшие к началу войны советские торпеды (итальянской конструкции) 53-38 имели вес боевой части 300 кг, усовершенствованные в 1941 г. торпеды 53-38У – 400 кг. 104

25. Состояла из смеси тротила, гексогена и алюминиевой пудры.

26.Комиссары не могли не догадываться о своей судьбе в случае поражения СССР. В "Директиве" от 12.5.1941 г. Гитлер приказал: "Ответственные политические работники и политические руководители (комиссары) должны устраняться… Политические руководители в войсках не считаются пленными и должны уничтожаться самое позднее в транзитных лагерях. В тыл не эвакуируются".108

27. Сокращенно от "лист уголовного дела No.…"

28. ОКВ – генеральный штаб вооруженных сил Германии.

29. ОКХ – Генеральный штаб сухопутный войск Германии.

30. С февраля по сентябрь 1942 г. было уволено 177 генералов, в том числе 66 из действующей армии. 8 генералов, в том числе и начальник Генштаба сухопутных войск Ф. Гальдер, были уволены чуть позднее. 118

31. Надгробие Наполеона в Соборе дома инвалидов в Париже выполнено из красного карельского порфира, присланного Россией. 119

32. Премьер-министр Франции.

33. Факты говорят о том, что сионисты предполагали евреев Польши насильно переселить в освобожденную немцами Палестину. Это и вынудило Гитлера напасть на Польшу.

34. УР – укрепленный район – система инженерных заграждений и сооружений (ДОТы, рвы, минные поля), предназначенная для обороны границ или важных объектов.

35. На прорывающиеся в тыл Юго-западного фронта войска Гудериана.

36. Против войск Гудериана

37. Грабину заказали для КВ 76-мм пушку мощностью 120 тонно-метров, а на Т-34 он подпольно по договоренности с конструктором Т-34 М.И. Кошкиным поставлял не принятую на вооружение автобронетанковым управлением РККА (Федоренко) 76-мм пушку мощностью 144 тонно-метров.

38. У Гальдера в дневнике за 5 сентября 1941 г. строчка: "На участке 8-го армейского корпуса (9-я армия) противник снова начал яростные атаки в стиле крупных сражений, характерных для Первой мировой войны".118

39. Всего к югу от реки Припять гитлеровцы имели 24 танковые и моторизованные дивизии из 34 находившихся на советско-германском фронте и в резерве ОКХ.

40. Из всех немецких соединений, участвовавших разновременно в Белорусской операции, включая переброшенные из Галиции, 50 дивизий потеряли более половины своего состава, а 17 дивизий и 3 бригады подверглись полному уничтожению. Общие потери немцев составили около 500 тыс. человек".

41. О нравах штаба Конева вспоминает генерал-полковник Г.Ф. Байдуков, командовавший авиадивизией в составе Калининского фронта: "…вызвали на Военный совет фронта. Прибыли. Из избы выходит Матвей Захаров, начальник штаба, будущий маршал Советского Союза, вытирает кровь из носа: "Ударил, сволочь!"" 160

42. Справедливости ради отмечу, что если за время боев с Германией в плен к немцам попало 88 советских генералов, то до 9 мая 1945 г. Красная Армия взяла в плен 179 немецких генералов, из них 113 – до 30 апреля 1945 г. 173

43. Когда "признанному идеологу" М. Суслову поступило предложение принять Закон о печати, он искренне удивился: "Зачем закон, когда есть ЦК?" 181

44. Между прочим, и тут Хижняк "вспоминает" невпопад. На вопрос, много ли Берия писал "сидя в заключении", Хижняк сказал: "Первое время – много. Все, что он писал, забирал командующий у него из рук. Он приходил, когда Берия писал. Потом приказано было отобрать у него бумагу, карандаш и пенсне, что я и сделал, и отдал генерал-полковнику Москаленко".182 А помощник Москаленко Суханов утверждает, что пенсне у Берия было отобрано в первые минуты ареста и все время хранилось у Суханова. 36

45. В последнее время появились сведения, что эту акцию оплатил военный атташе Франции, которая продолжала в то время воевать с Германией.

46. Непосредственно за границей казнь Троцкого организовывал советский разведчик Эйтингтон. Он предложил Рамону Меркадеру целую группу в помощь, но Меркадер отказался: "Я… один приведу смертный приговор в исполнение".78

47. Начальники царской контрразведки и разведки генералы Бонч-Бруевич и Самойло служили у большевиков.

48. Разведслужбы Германии, Великобритании, Польши и Румынии кануна Второй мировой войны.

49. На фронтах Великой Отечественной войны Москаленко стал Героем Советского Союза и получил 8 орденов. После убийства Берия он на должности главного инспектора Министерства обороны получил 12 орденов да каких! На фронте ему дали 2 ордена Ленина, а после войны – 5, на фронте дали 1 орден Красного Знамени, а после войны – 4! Он стал дважды Героем и насшибал 29 иностранных орденов и медалей.

50. Интересно, что при ротапринтном (фотографическом) переиздании этого словаря в 1978 г. издательством "Русский язык"206 слово "жид" было изъято из словаря, а текст на этой странице (541) разрежен, чтобы скрыть мошенническую подделку. Но я присягу на верность жидам из издательства "Русский язык" не давал.

51. В.И. Ленин по этому поводу говорил: "Иной мерзавец может быть для нас именно тем полезен, что он мерзавец".207

52. Сравните с сегодняшним днем. Задайте наивный вопрос: "А почему это у нас на российском телевидении вещают одни евреи?" – и вы услышите стандартный ответ, что евреи – это очень умные люди.

53. Перед войной НКВД СССР начал делиться на собственно НКВД, НКГБ и Особые отделы в РККА.

54. В гестапо отвечал за связи с сионистами и проблемы евреев. После войны осел в Аргентине, был оттуда выманен еврейской разведкой в Израиль, где его внезапно арестовали, судили тайным судом и в июле 1961 г. убили.

55. Н.Н. Семенов совместно с Хиншельвудом получает Нобелевскую премию в 1956 г.

56. Не путать с Ленинской премией. До войны и по ХХ съезд государственной наградой была "Сталинская" премия, в основе которой лежали гонорары Сталина за издание его трудов. После "разоблачения культа" этой премии сменили название на "Государственная" и дополнительно учредили в 1957 г. "Ленинскую" премию.

57. О причинах провала высказываются разные версии, но надо сказать, что в те годы на границах шла настоящая война с самыми различными бандами (откуда и взялись войска НКВД). За 20 лет с февраля 1921 г. по февраль 1941 г. на всей границе было задержано 932 тыс. нарушителей государственной границы, среди которых оказалось более 30 тыс. шпионов, диверсантов и террористов. Пограничные войска ликвидировали 1319 вооруженных банд, в которых насчитывалось более 40 тыс. бандитов. На границе было задержано контрабанды на сумму более 132 млн. рублей, кроме того, было изъято 2363 кг золота и 3904 кг серебра, много других ценностей. Было уничтожено более 7 тыс. вооруженных нарушителей, пограничники потеряли 2443 человека убитыми. 86 Так что не исключено, что в те годы пограничники сначала стреляли, а потом спрашивали: "Стой! Кто идет?"

58. А. Пригарин использует цифры профессора Хьюстонского университета Пола Грегори, данные в журнале "Коммунист" No. 1 за 1991 г.

59. В.А. Ацюковский. Приключения инженера. Записки активиста. Г. Жуковский, "Петит", 1998.

60. Израильские спецслужбы спровоцировали иудейского фанатика убить Рабина, полагая, что в момент покушения смогут его схватить. Чтобы не произошло случайности, ему дали пистолет с испорченными патронами. Но фанатик оказался умнее спецслужб – он заменил патроны на боевые и Рабина торжественно похоронили.

61. Именно от такого укола, судя по свидетельствам очевидцев, он и умер в 1962 г.

62. Обычное дело. В 1933 г. был убит виднейший лидер мирового сионистского движения Виктор Арлозоров. Убийцы не были найдены, но и по сей день мало кто сомневается, что этого умеренного сиониста убили радикалы Жаботинского. 213

63. Нижеследующий текст опубликован в "Дуэли" 2001 г. No.No. 5-9 под названием "Новый курс".



Страница сформирована за 1.16 сек
SQL запросов: 169