УПП

Цитата момента



Люди обычно переоценивают, что они могут сделать за год, и недооценивают, что могут сделать за десять лет.
Рекомендую проверить

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Нет ничего страшнее тоски вечности! Вечность — это Ад!.. Рай и Ад, в сущности, одно и тоже — вечность. И главная задача религии — научить человека по-разному относиться к Вечности. Либо как к Раю, либо как к Аду. Это уже зависит от внутренних способностей человека…

Александр Никонов. «Апгрейд обезьяны»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d3354/
Мещера

V

— Томек, ты?

— Я. Это ты, Фелек?

— Ага! Темно, черт возьми! На часовых бы не наскочить!

Матиуш не без труда влез на дерево, а с дерева — на забор, а с забора спрыгнул на землю.

— Король, а неловкий, как девчонка! — проворчал себе под нос Фелек, когда Матиуш плюхнулся на землю и издали послышался окрик часового:

— Стой! Кто идет?

— Не отвечай! — прошипел Фелек.

Падая с забора, Матиуш ободрал кожу на руке: первое ранение на этой войне.

Пригибаясь к земле, перебежали они через дорогу, скатились в ров и под носом у часовых проползли до тополевой аллеи, которая вела к казармам. Казарму обогнули справа. Ориентиром им служила электрическая лампочка, горевшая над гауптвахтой. Потом миновали мостик и вышли на шоссе, которое привело их прямехонько на вокзал.

Там взору представилась картина, воскресившая в памяти Матиуша рассказы о минувших войнах. Всюду, насколько хватал глаз, — костры, у огня солдаты беседуют или спят, в котелках кипит вода.

Матиуша нисколько не удивила легкость, с какой Фелек среди этой неразберихи вел его кратчайшим путем к своему отряду. Он думал, все мальчишки-некороли такие. Но Матиуш ошибался, Фелек превосходил даже самых ловких и находчивых.

Сутолока, толчея, каждый час прибывают новые и новые отряды, которые передвигаются туда-сюда: одни к железнодорожным путям, другие ищут удобного места для ночлега. Заблудиться ничего не стоит. Фелек несколько раз останавливался в нерешительности. С тех пор как он был здесь днем, многое изменилось. Тут вот стояли пушки, а сейчас их увезли на фронт. На месте пушек расположился полевой госпиталь. Саперы подались ближе к железнодорожному полотну, а там, где стояли они, суетились телеграфисты. Часть луговины, где расположились лагерем войска, заливал яркий свет прожекторов, другая тонула во мраке. Как назло, стал накрапывать дождь, трава была вытоптана, и ноги вязли в липкой грязи.

Матиуш устал, ему хотелось передохнуть, но он боялся отстать от Фелека, а тот не шел, а бежал, расталкивая встречных.

— Кажется, здесь, — прищурясь, сказал Фелек. Вдруг взгляд его упал на Матиуша. — А где твое пальто?

— Висит в королевском гардеробе.

— И рюкзак не взял? Ну, знаешь, так отправляются на войну только растяпы, — вырвалось у Фелека.

— Или герои, — ответил Матиуш с достоинством.

Фелек прикусил язык: как-никак Матиуш — король. Но Фелек был страшно зол: и дождь некстати пошел, и знакомые солдаты, обещавшие спрятать его в вагоне, куда-то подавались, и еще этот Матиуш, который даже не знает, что надо брать в дорогу. У него, Фелека, хоть он и получил нахлобучку от отца, и фляга есть, и перочинный нож, и ремень — все, что полагается иметь настоящему солдату. А Матиуш — вот ужас-то! — в лакированных туфлях, на шее зеленый галстук. Криво повязанный в спешке, грязный, как тряпка, этот злополучный галстук придавал его внешности нечто комическое, и если бы не тревожные мысли, Фелек наверняка бы расхохотался.

— Фелек! Фелек! — позвал вдруг кто-то.

И к ним подошел рослый парень, видно, тоже доброволец, но в шинели он выглядел как заправский солдат.

— Я жду тебя здесь. Наши уже на вокзале, через час посадка. Скорей!

«Еще скорей», — ужаснулся Матиуш.

— А это что за франт? — спросил верзила, указывая на Матиуша.

— Долгая история! Потом расскажу. Пришлось с собой взять.

— Хорошенькое дело! Кабы не я, и тебя бы не взяли, а ты еще этого щенка приволок.

— Заткнись! — рассердился Фелек. — Он мне бутылку коньяка дал, — прибавил он шепотом, чтобы Матиуш не расслышал.

— Дашь глотнуть?

— Посмотрим.

Три добровольца долго шли молча. Старший злился на Фелека за своеволие. Фелек понимал, что влип в глупейшую историю, и ему было не по себе. А Матиуш чувствовал себя смертельно оскорбленным и, если бы не обещание молчать, показал бы этому бродяге, как короли отвечают на оскорбление.

— Слушай, Фелек. — Провожатый вдруг остановился. — Если ты сейчас же не отдашь мне коньяк, иди один. Я за тебя замолвил словечко, и ты обещал слушаться. Что будет дальше, если ты с самого начала задаешься.

Вспыхнула ссора, и дело неминуемо кончилось бы дракой, но тут взорвался ящик с ракетами. Видно, по неосторожности слишком близко поднесли огонь. Две артиллерийские лошади испугались и понесли. Началась паника, воздух прорезал чей-то пронзительный вопль. Когда суматоха немного улеглась, мальчики увидели своего провожатого в луже крови с перебитой ногой.

Они остолбенели. Что война — это смерть, раны, кровь, они знали, но им казалось, это где-то далеко, на поле боя.

— Что за беспорядок, почему здесь дети? — ворчал какой-то человек — наверно, врач, — отпихивая их в сторону. — Ну, так я и знал: доброволец. Сидел бы ты, сопляк, дома да соску сосал, — бормотал врач, разрезая ножницами штанину.

— Томек, ходу! — шепнул Фелек, заметив вдали двух жандармов, сопровождавших санитаров с носилками.

— А его оставим одного? — робко спросил Матиуш.

— Ну и что? Его отправят в госпиталь. Он теперь не солдат.

Они притаились за палаткой. Через минуту на месте происшествия никого не было — валялся только башмак, забытая санитарами шинель раненого, да алела смешанная с грязью кровь.

— Шинель пригодится, — сказал Фелек. — Отдам, когда выздоровеет, — прибавил он в свое оправдание. — Скорей на вокзал! И так сколько времени потеряли!

Когда они с трудом протиснулись на перрон, в роте шла перекличка.

— Не расходиться! — уходя, приказал молодой поручик.

Фелек рассказал солдатам про случай с парнем и не без внутреннего трепета представил им Матиуша.

— Поручик на первой же станции вышвырнет его из вагона. Когда мы ему о тебе сказали, он недовольно поморщился.

— Эй, вояка, сколько тебе лет?

— Десять.

— Дело дрянь! Хочешь, лезь под лавку. Только поручик все равно тебя вышвырнет, и нам из-за тебя попадет.

— Пусть только попробует вышвырнуть, сам пешком пойдет! — негодующе крикнул Матиуш.

Его душили слезы. Он, король, который должен был, осыпаемый цветами, на белом коне во главе войска покинуть столицу, чтобы исполнить свой священный долг — встать на защиту родины и народа, вместо этого, как преступник, тайком удирает из дворца и еще вдобавок терпит оскорбления.

Коньяк и лососина смягчили сердца солдат, и лица их прояснились.

— Коньяк прямо королевский! А лососина так и тает во рту! — нахваливали солдаты.

Не без злорадства наблюдал Матиуш, как коньяк иностранного гувернера с бульканьем льется в солдатские глотки.

— Глотни и ты, малыш! Посмотрим, годишься ли ты в солдаты.

Наконец-то Матиуш отведал королевский напиток!

— Долой учителей! — провозгласил он, вспомнив, как гувернер поил его рыбьим жиром.

— Э, да он бунтовщик! — отозвался молодой капрал. — Кого это ты мучителем называешь? Уж не Матиуша ли? Будь осторожен, сынок! За одно такое словечко можно пулю в лоб заработать!

— Король Матиуш не мучитель! — горячо запротестовал Матиуш.

— Он еще мал, а каков будет, когда вырастет, неизвестно.

Матиуш хотел еще что-то сказать, но Фелек ловко перевел разговор на другое:

— Идем мы, значит, а тут как бабахнет! Я думал, с аэроплана бомбу сбросили. А это ящик с ракетами взорвался. Потом с неба разноцветные звезды посыпались…

— На кой черт им ракеты на войне?

— Путь освещать, когда нет прожекторов.

— Рядом тяжелая артиллерия стояла. Лошади испугались — и прямо на нас! Мы с ним отскочили, а тот не успел…

— Рана-то серьезная?

— Крови лужа целая натекла. Его сразу унесли.

— Эх, война, война… — вздохнул кто-то. — Коньяк-то еще остался? И поезда что-то не видать.

Но тут, с шипением выпуская пар, подошел паровоз. Поднялась суматоха, беготня, гомон.

— Отставить посадку! — на бегу кричал поручик.

Но голос его потонул в общем шуме.

Словно мешки, забросили солдаты мальчишек в вагон. Слышался испуганный храп упиравшихся лошадей, ругань, скрежет — не то отцепляли, не то прицепляли вагоны. Наконец поезд тронулся. Вдруг — трах! — раздался треск, и опять вернулись на станцию.

Кто-то вошел в вагон с фонарем, выкрикивая фамилии, проверяя, все ли на месте. Потом солдаты побежали с котелками за похлебкой.

Матиуш видел и слышал все как сквозь сон, у него слипались глаза. И он не заметил, как поезд тронулся. Проснувшись, он услышал мерный перестук колес. Поезд шел полным ходом.

«Едем», — подумал король Матиуш и снова заснул.

VI

В тридцати вагонах ехали солдаты, на двух открытых платформах везли автомобили и пулеметы, а в единственном спальном вагоне разместились офицеры.

Матиуш проснулся с головной болью. Ныла ушибленная нога, спина, болели глаза. Руки были липкие, грязные, и нестерпимо чесалось все тело.

— Вставайте, зайцы, похлебка остынет!

Матиуш, не привыкший к грубой солдатской пище, с трудом проглотил несколько ложек.

— Ешь, брат, что дают! Разносолов не будет, — уговаривал его Фелек, но это не подействовало.

— Голова болит.

— Слушай, Томек, не вздумай болеть… — тревожно зашептал товарищ. — На войне болеть не полагается.

Вдруг Фелек стал яростно чесаться.

— Старик был прав, — пробормотал он, — уже грызут, проклятые… А тебя не кусают?

— Кто? — спросил Матиуш.

— «Кто, кто!» Блохи. А может, и похуже что. Старик сказал: на войне страшны не пули, а эти паразиты.

Матиушу пришла на память история злополучного королевского лакея, и он подумал: «Интересно, как выглядят эти насекомые, которые привели в такую неистовую ярость моего великого предка». Но предаваться размышлениям было некогда.

— Ребята, прячьтесь, поручик идет! — раздался вдруг голос капрала.

Их затолкали в угол и прикрыли сверху шинелями.

После проверки обмундирования кое у кого обнаружили лишние вещи. Один солдат, по профессии портной, взялся от нечего делать сшить для наших добровольцев солдатскую форму.

Хуже обстояло дело с сапогами.

— Послушайте, ребята, вы всерьез решили воевать?

— А то как же?

— Пешком придется много топать, вот что. Поэтому после винтовки для солдат главное — сапоги. Пока ноги целы, и горюшка мало, а пятку натер — пропащий ты человек. Крышка тебе. Каюк.

Солдаты лениво переговаривались, а поезд медленно продвигался вперед. По часу и больше простаивал он на станциях. Чтобы пропустить эшелон поважней, их отводили на запасный путь. Случалось, возвращали назад на станцию, которую они только что покинули, а то и останавливали в чистом поле, за несколько километров от жилья.

Иногда солдаты пели песни, в соседнем вагоне кто-то играл на гармошке. На стоянках даже плясали. Для ребят, которым не разрешалось выходить из вагона, время тянулось особенно медленно.

— Не высовывайтесь, поручик идет! — слышалось то и дело.

Матиуш чувствовал себя таким усталым и разбитым, будто по крайней мере в пяти сражениях побывал. Хотелось спать, но мешал зуд; выйти на свежий воздух нельзя, а в вагоне душно.

— Знаете, почему мы так долго стоим? — спросил один солдат, веселый, бойкий парень, который всегда приносил свежие новости.

— Небось мост взорван или пути повреждены.

— Мосты наши охраняют — будь здоров!

— Значит, угля не хватило, не рассчитали, сколько потребуется.

— Может, диверсанты паровоз испортили?

— Вот и нет! Все эшелоны задержаны, потому что королевский поезд должен проследовать.

— А кто же, черт побери, поедет в нем? Уж не Матиуш ли, наш король?

— Только его там не хватало.

— Не нашего ума это дело. Король знает, что делает.

— Теперь короли на войну не ездят.

— Другие не ездят, а Матиуш вполне мог поехать, — вырвалось у Матиуша, хотя Фелек дернул его за рукав.

— Все короли хороши. Может, в старину иначе было…

— Откуда мы знаем, как было в старину? Тоже небось лежали под периной и дрожали, только никто этого не помнит, вот и сочиняют всякие небылицы.

— А зачем им врать?

— Тогда скажи: кого больше погибло на войне — королей или солдат?

— Король один, а солдат много.

— А тебе одного мало? И с ним-то хлопот не оберешься.

Матиуш не верил своим ушам. Значит, это вранье, будто народ, особенно солдаты, души в нем не чают? Еще вчера он полагал, что инкогнито необходимо, не то от избытка добрых чувств ему могут причинить телесные повреждения, а сегодня понял: узнай солдаты, кто он, это не вызвало бы у них никакого восторга.

Чудно: солдаты едут сражаться за короля, которого не любят.

Больше всего Матиуш боялся, как бы не стали ругать его отца. Но нет, его даже похвалили:

— Покойный король не любил войны. Сам в драку не лез и народ не гнал на убой.

У Матиуша отлегло от сердца. Приятно услышать доброе слово об отце.

— Чего королю на войне делать? Поспит на земле и расчихается. И блохи его заедят. А от запаха солдатских шинелей голова разболится. Больно кожа у них нежная и нюх деликатный.

Матиуш во всем любил справедливость, поэтому внутренне с ними согласился. В самом деле, поспал вчера на земле, а сегодня из носу течет, голова болит, и зудит все тело.

— Поехали! — вдруг крикнул кто-то.

Поезд тронулся и стал набирать скорость. И так всегда: скажет кто-нибудь — поезд, мол, простоит долго, а он неожиданно тронется. Солдаты вскакивали на ходу, а некоторые отставали от своего эшелона,

— Наверно, учат нас не зевать, — предположил кто-то.

Подъехали к большой станции. Так и есть: ждут прибытия какой-то важной персоны. На перроне флаги, почетный караул, дамы в белых платьях, двое детишек с огромными букетами.

— Королевским поездом на фронт едет сам военный министр.

Эшелон отвели на запасный путь, и там он простоял всю ночь. Матиуш спал как убитый. Голодный, измученный, опечаленный, мальчик спал без сновидений.

На рассвете приказали мыть и чистить вагоны. Поручик сам за всем присматривал и всюду совал свой нос.

— Надо, ребята, спрятать вас, не, то скандал будет.

И вот на время уборки Матиуша с Фелеком пристроили в убогой будке стрелочника. Жена стрелочника, женщина сердобольная, запричитала-заохала: ей от души было жаль мальчишек. Кроме того, ее разбирало любопытство. «У малых ребят скорей, пожалуй, что-нибудь выведаешь», — думала она.

— Ох, детки, детки!.. Кто же гнал вас на войну? Сидели бы лучше дома да в школу ходили. Откуда вы? Куда едете?

— Добрая хозяюшка, — хмуро ответил Фелек, — отец наш, сержант, уезжая на войну, сказал на прощание: «У хорошего солдата ноги — чтобы шагать, руки — чтобы винтовку держать, глаза — смотреть, уши — слушать, а язык — чтобы его за зубами держать, пока их ложка с солдатской похлебкой не разожмет. Винтовка в солдатских руках — защита, а болтливый язык — враг, который целый взвод погубить может». Откуда мы едем — военная тайна. Мы ничего не знаем и не скажем.

Стрелочница от удивления рот разинула.

— Скажите на милость, ребенок, а рассуждает, как старик. И правильно делаете, детки. Шпионов нынче как собак нерезаных. Напялит на себя мундир — не отличишь от нашего — и шныряет среди войска. Выспросит все, вынюхает — и айда к своим.

Она преисполнилась к ним таким уважением, что не только чаем напоила, но еще и колбасы дала.

Матиушу завтрак показался особенно вкусным, потому что перед едой ему удалось как следует помыться.

— Королевский поезд! Королевский поезд! — послышался крик.

Фелек с Матиушем влезли по приставной лестнице на крышу хлева, чтобы лучше видеть.

— Едет, едет!..

Пассажирский поезд, сверкая большими зеркальными окнами, подошел к перрону. Оркестр заиграл государственный гимн. В окне промелькнуло хорошо знакомое Матиушу лицо военного министра.

На миг их взгляды встретились. Матиуш вздрогнул и быстро отвернулся, испугавшись, как бы министр его не узнал.

Но испуг его был напрасен. Министру, занятому важными государственными делами, было не до мальчишек, которые, стоя на крыше хлева, таращились на королевский поезд, — это во-первых. Во-вторых, когда обнаружилось, что Матиуш исчез, канцлер велел хранить это в строжайшей тайне, и военного министра провожал на вокзал фальшивый Матиуш. Но об этом речь впереди.

А пока вернемся к военному министру. Министр иностранных дел велел ему приготовиться к войне с одним королем, а их оказалось три. Было над чем поломать голову. Легко сказать: «Иди и сражайся!» А как сражаться, когда сразу три государства волну объявили. Разобьешь одного или, допустим, двух, а третий все равно тебя одолеет.

«Солдат, пожалуй, хватит, — рассуждал министр, — а вот винтовок маловато, пушек и одежды тоже недостаточно».

И вот ему пришел в голову гениальный план: напасть внезапно на одного противника, захватить трофеи, а потом ударить на другого.

Почетный караул. Цветы. Музыка. Зрелище не из приятных для короля, стоявшего на крыше хлева.

«Все это по праву должно предназначаться мне», — подумал Матиуш.

Но как мальчик справедливый, он тут же одернул себя:

«Конечно, идти перед строем почетного караула под звуки торжественного марша, отдавать честь, получать букеты — приятно, слов нет. Но можно ли командовать войском, не зная географии?»

Матиуш, разумеется, мог показать на карте некоторые реки, горы, острова, знал, что Земля круглая и вращается вокруг своей оси, но этого, пожалуй, маловато, чтобы командовать армией. Надо знать все крепости, все дороги, каждую тропинку в лесу. Однажды его прапрадед одержал блестящую победу. А дело было так. Прапрадедушка затаился со своим войском в лесу, а ничего не подозревавший неприятель углубился в чащу.

Тогда старый король глухими тропами зашел неприятелю с тыла и разбил его наголову. Враг ожидал нападения с фронта, а на него напали сзади и еще в непроходимые болота загнали.

А он, Матиуш, знает свои леса и болота?

До сих пор не знал, а теперь узнает. Останься он в столице, ничего, кроме королевского парка не увидел бы. А теперь увидит всю свою страну.

Солдаты были правы, когда смеялись над Матиушем. Он в самом деле еще очень маленький и неопытный. Жалко, что война началась сейчас, а не года два спустя.

VII

Теперь вернемся во дворец и посмотрим, что там произошло, когда стало известно об исчезновении короля.

Утром, как всегда, в королевскую опочивальню вошел главный дворецкий и глазам своим не поверил: окно раскрыто настежь, постель раскидана, а Матиуша нет.

Но дворецкий, надо отдать ему должное, не растерялся. Заперев спальню на ключ, он побежал к церемониймейстеру, растолкал его и зашептал на ухо:

— Ваше сиятельство, господин церемониймейстер, король пропал!..

Церемониймейстер втайне от всех позвонил канцлеру.

Десяти минут не прошло, как во дворец с бешеной скоростью примчались три автомобиля:

автомобиль канцлера,

автомобиль министра юстиции,

автомобиль обер-полицмейстера.

Короля похитили. Ясно, как дважды два — четыре. Это, несомненно, происки врага. Им это на руку: солдаты узнают об исчезновении короля, откажутся сражаться, и неприятель займет столицу без боя.

— Кому известно о похищении короля?

— Никому.

— Отлично.

— Необходимо установить, похищен король или убит. Господин обер-полицмейстер, даю вам час на расследование.

В королевском парке есть пруд. Может, короля утопили? Министру морского флота приказали срочно доставить во дворец водолазный костюм. Сам обер-полицмейстер облачился в скафандр, опустился на дно, ходит, ищет. А матросы, стоя на берегу, накачивают насосом воздух, чтобы он не задохнулся. Но Матиуша в пруду не оказалось.

Во дворец вызвали старого доктора и министра торговли. Все делалось в величайшей тайне.

Но слуги почуяли что-то неладное: недаром министры с раннего утра носятся как угорелые.

И вот, чтобы положить конец кривотолкам, во дворце объявили: король Матиуш заболел, и доктор прописал ему раковый суп. Потому, дескать, обер-полицмейстер и нырял в пруд.

Гувернеру сказали, что ввиду болезни Матиуша уроки временно отменяются.

Присутствие доктора убедило всех, что это правда.

— Ну хорошо, допустим, мы выиграли время до вечера, — сказал министр юстиции. — А дальше что?

— Я главный министр, и голова у меня на плечах не для украшения.

Прибыл министр торговли.

— Господин министр, помните ту куклу, которую король Матиуш велел сделать для этой девчонки?

— Еще бы! Министр финансов до сих пор мне этого простить не может. Транжиром меня обозвал.

— Так вот, немедленно поезжайте к фабриканту детских игрушек. К завтрашнему утру, если ему жизнь дорога, должна быть готова кукла, как две капли воды похожая на короля. Не забудьте захватить с собой фотографию Матиуша.

Обер-полицмейстер для отвода глаз вытащил из пруда с десяток раков. Их тотчас со всевозможными церемониями отослали на кухню. А доктора заставили под диктовку написать такой рецепт:

Rp. Раковый суп.

Ex(1) 10 раков dosis una(2).

D.S. Через два часа по столовой ложке.

________

(1) Из (лат.).

(2) одна доза (лат.).

Когда поставщику двора его королевского величества доложили, что его ждет в кабинете министр торговли, он просиял от удовольствия: «Наверно, опять взбрело что-нибудь в голову королю».

А заказ ему нужен был до зарезу, потому что отцы и дядюшки ушли на войну и подарков детям никто не покупал.

— Господин фабрикант, заказ срочный. Кукла должна быть готова к завтрашнему дню.

— Вы ставите меня в очень затруднительное положение. Почти все рабочие мобилизованы, на фабрике остались только женщины да больные. Кроме того, я завален работой: отцы, отправляясь на войну, покупают своим детям игрушки, чтобы они не плакали, не скучали и хорошо себя вели.

Фабрикант врал почем зря. В армию его рабочих не брали: они были худые, как скелеты. Ведь он платил им очень мало. Про заказы он тоже выдумал. Просто набивал себе цену.

А когда узнал, что кукла должна быть похожа на короля, у него даже глаза заблестели.

— Понимаете ли, — запинаясь, объяснял министр, — в нынешнее военное время королю часто нужно показываться на людях, разъезжать в карете по городу, чтобы никто не подумал, будто он боится и сидит взаперти во дворце. Вот мы и решили: зачем мучить ребенка и возить его беспрерывно по городу? Может пойти дождик, он простудится, или еще какая-нибудь беда приключится. А сейчас, вы сами понимаете, надо особенно беречь короля.

Но хитрого фабриканта было не легко провести. Он сразу смекнул, что здесь кроется какая-то тайна.

— Значит, к завтрашнему дню?

— К девяти утра.

Фабрикант взял карандаш и сделал вид, будто подсчитывает, во сколько обойдется ему кукла-король. Из любого фарфора ее не сделаешь, нужен самый высший сорт. Неизвестно, найдется ли столько на фабрике. Да, это будет стоить очень дорого. И рабочим придется заплатить побольше, чтобы держали язык за зубами. А тут, как назло, испортилась машина. Надо за ремонт заплатить. Ну и другие заказы придется отложить. Он считал долго-долго.

— Господин министр, если бы не война… Как патриот, я понимаю, что у государства сейчас огромные расходы на армию и пушки… так вот, если бы не война, я запросил бы вдвое больше. Но, принимая во внимание интересы государства, так и быть, сделаю подешевле, с убытком для себя, однако это цена окончательная, и я ни копейки не уступлю.

И он назвал такую сумму, что министр ахнул:

— Ведь это грабеж!

— Господин министр, вы оскорбляете в моем лице национальную промышленность.

Министр не решился на свой страх и риск истратить столько денег и позвонил канцлеру. Боясь, как бы их разговор не подслушали, он вместо «кукла» сказал «пушка».

— Господин канцлер, пушка обойдется очень дорого.

Канцлер сразу понял, о чем идет речь.

— Не торгуйтесь, — сказал он, — только велите ему, чтобы, когда потянешь за веревочку, она отдавала честь.

«Что за диковина — пушка, отдающая честь?» — удивилась телефонистка.

— Тогда я отказываюсь делать куклу, — заартачился фабрикант. — Это не мое дело. Обращайтесь к королевскому механику или часовщику. Я честный фабрикант, а не шарлатан. Открывать и закрывать глаза — пожалуйста, это можно, но отдавать честь кукла не будет. Это мое последнее слово. И ни копейки меньше не возьму.

Весь взмокший, усталый, голодный, приехал министр торговли домой. Взмокший, усталый, голодный, возвратился и обер-полицмейстер.

«В результате тщательного расследования установлены обстоятельства похищения короля. События развивались следующим образом. На голову спящему королю накинули мешок, вытащили через окно в парк и отнесли в малинник. Там его величество потерял сознание. Чтобы привести его в чувство, ему дали малины и вишен. На земле найдено шесть вишневых косточек. Когда его милость короля Матиуша перетаскивали через ограду, он оказал сопротивление: на коре дерева обнаружены следы голубой королевской крови. Чтобы обмануть погоню, его посадили верхом на корову. Следы коровьих копыт ведут к лесу, там же найден мешок. На опушке следы обрываются. Ясно, что короля где-то спрятали, а где — неизвестно. Расследование прекращено за недостатком времени. Допросить население не было возможности, так как приказано хранить тайну. Надо установить слежку за гувернером. Он ведет себя подозрительно: спрашивает, можно ли навестить Матиуша. Прилагаю вещественные доказательства: вишневые косточки и мешок».

Канцлер бережно положил мешок и косточки в сундук, запер сундук на огромный висячий замок, запечатал красным сургучом, а наверху написал по-латыни: corpus delicti (Вещественные доказательства, улики (лат)).

Так уж повелось на свете: если кто-нибудь чего-нибудь не знает или не хочет, чтобы узнали другие, он пишет по-латыни.

На другой день военный министр явился во дворец с прощальным визитом, а кукла-король сидит на троне — и ни гу-гу, только честь отдает. Объявления на всех перекрестках гласили:

Население столицы может спокойно трудиться — его величество король Матиуш будет ежедневно совершать прогулку по городу в открытом автомобиле.



Страница сформирована за 0.17 сек
SQL запросов: 170