УПП

Цитата момента



Сброшенный груз ответственности никогда не падает на землю, он мягко ложится на чужие плечи.
Вам не тяжело?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



«Любовь — что-то вроде облаков, закрывавших небо, пока не выглянуло солнце. Ты ведь не можешь коснуться облаков, но чувствуешь дождь и знаешь, как рады ему после жаркого дня цветы и страдающая от жажды земля. Точно так же ты не можешь коснуться любви, но ты чувствуешь ее сладость, проникающую повсюду. Без любви ты не была бы счастлива и не хотела бы играть».

Елена Келлер Адамс. «История моей жизни»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d3651/
Весенний Всесинтоновский Слет
щелкните, и изображение увеличится

Глава шестая. Лабиринты чойдов

1

щелкните, и изображение увеличитсяМы оставили Егора в момент, когда ветви пригнулись к земле и отрезали путь к отступлению. Теперь я продолжу описание его приключений… Неожиданно в стволе дерева вспыхнул яркими электрическими огнями сводчатый вход, украшенный восточным орнаментом и светящимся изображением Луны. Под Луной горела неоновая надпись:

Кто войдет — многое потеряет!
Кто выйдет — многое приобретет!

Коварный смысл загадочных слов заставил Егора призадуматься. Но то, что сама надпись и огни в глубине входа, похожего на вход в метро, были электрические, успокоило Егора. «Тут есть техника, — решил он. — Значит, и страшного ничего не должно произойти».

Он прошел под узорчатым сводом и нарисованной Луной, зорко осматриваясь. Егор старался ступать как можно тише. Чем дальше он продвигался, тем уже и темнее становился ход. Стены и потолок оказались выложенными камнями, а пол стал таким гладким, что можно было идти и без фонаря, если бы не частые повороты то в одну, то в другую сторону.

Егор забыл, куда он сворачивал и сколько раз. За одним из поворотов блеснула полоска света. Подойдя ближе, он различил полуоткрытую дверь. Егор толкнул ее и вошел в просторную комнату, заваленную книгами и астрономическими таблицами. На стене висела карта обратной стороны Луны, что была сфотографирована нашей космической станцией.

У письменного стола сидел паук ростом с Егора, грудь у него сияла всеми цветами радуги. Но голова у паука была человеческая. Седые кудри опускались до плеч. Бледное лицо с острой бородкой и маленькими белыми усиками производило совсем не страшное впечатление.

Руки у него такие же, как у человека. На холеных белых пальцах блестели перстни. Но ноги были паучьи.

Услышав шорох, странный паук устало закрыл глаза и проговорил певучим голосом:

— Нуте-с, что вы принесли мне сегодня, коллега? Покажите, я давно ожидаю вас, — и он медленно поднял веки, из-под которых глянули серые, почти бесцветные глаза.

Увидев Егора, он растерялся и, вскочив с места, забегал по комнате:

— Вы от Повелителя Чинар-бека! Нуте-с, присядьте, прошу вас… Я весь к вашим услугам!

— Я… — начал было озадаченный Егор, но паук прервал его:

щелкните, и изображение увеличится— Не объясняйте! Я уже понял — вы ревизор. Повелитель говорил, что пришлет вас для проверки нашей работы. Я все, все знаю… — засмеялся он, погрозив пальцем.— Присядьте, пожалуйста. Да, да, я знаю и сейчас сообщу своим уважаемым коллегам приятную весть.— И паук нажал на кнопку какой-то, вероятно электрической, сигнализации.

«Ревизор так ревизор!» — подумал Егор, усаживаясь в широкое старинное кресло.

Громко откашлявшись и стараясь придать своему голосу внушительность, он сказал:

— Начнем с того, что вы мне расскажете, кто вы, где находитесь и чем занимаетесь. Я хочу проверить вашу память.

Паук несколько раз низко поклонился и застыл в немом ожидании.

— Как вас зовут?

— Мое имя Нутес! — гордо ответил паук, поднимая указательный палец правой руки выше головы. — Я Врач Волшебного Лабиринта. Раньше я, как и другие мои уважаемые коллеги, был. обычным человеком… А потом Повелитель Чинар-бека превратил нас в чойдов, то есть в пауков с человечьими головами и руками.

— За что?

— Нуте-с, не угодно ли выслушать несколько подробнее. Вот уже более двухсот лет Повелитель Чинар-бека болеет, и состояние его здоровья постепенно ухудшается. Он стал раздражительным, нерешительным, постоянно жалуется на общую слабость и усталость. Самое загадочное в том, что он неуклонно теряет свою волшебную силу. Только когда он в гневе, к нему порой возвращается способность творить чудеса.

— И никак нельзя его вылечить?

— Уже несколько раз он собирал к себе мудрецов и врачевателей, то есть нас. — Нутес скромно наклонил голову. — Но… Случай такой необычный} Как известно, здоровье зависимо от положения почек и натяжения селезенки, от длины кровеносных сосудов и гибкости позвоночника, от места пребывания души, которая поселяется либо в желудке, либо в груди и редко в пятках, откуда ее палками водворяют на место. Еще и от температуры под мышкой, во рту и под левым коленом. Еще и от зрения, руководимого умом, и от слуха, определяемого характером, и еще от вкуса, связанного с бедностью и богатством… Но все это у Повелителя оказалось в норме. Как видите, не так просто лечить волшебников! Притом каждый из нас оказался столь умен, что никак не пожелал соглашаться с доводами других.

— Но хоть что-нибудь вы сделали?

— Посоветовали ему попутешествовать и развлечься. Повелитель надел шапку-невидимку и облетел вокруг света.

— Помогло? — с интересом спросил Егор.

— Увы, — сокрушенно развел руками Нутес. — Тогда он снова собрал нас, превратил в чойдов и поселил здесь, в Волшебном Лабиринте, откуда еще никто не смог выйти… Да и куда бы мы могли пойти в таком виде?

«Плохо дело!» — подумал Егор, а вслух спросил:

— Насовсем?!

— До тех пор, пока мы его вылечим. Но я первым надеюсь сделать это!

— Как?

— Нуте-с, не угодно ли взглянуть? Я уже изучил лицевую сторону Луны, а теперь исследую ее обратную сторону, несомненно, где-то там и кроется секрет болезни Повелителя Чинар-бека…

— Вы думаете, он лунатик? — прервал Егор.

— Что вы, как можно?! Ведь с древнейших времен Луна покровительствует волшебникам и колдунам… Если кто-либо полетит на Луну — а разговоры такие слышал Повелитель во время своего путешествия! — она тогда перестанет покровительствовать волшебникам и станет хранительницей… — чойд замялся, ища подходящее слово.

— Космонавтов? — подсказал Егор.

— Нуте-с, как вы сказали? — не понял чойд. Егор засмеялся и поднялся с кресла.

«Повезло мне, — подумал Егор. — Наверняка я попал в тот самый санаторий волшебников, о котором рассказывала Баба-Яга. И без всяких усилий: вжик! — и готово. Это по мне!». Испуг прошел, он вновь обрел уверенность и решительность.

— Как имя вашего Повелителя? — спросил он.

— Что вы! — отшатнулся Нутес. — Нам, чойдам, запрещено произносить его… Вы думаете, я позабыл это? Нет, нет, я помню, можете не сомневаться.

Егор кивнул ему и вышел.

2

Новый чойд, к которому попал Егор, оказался еще более странным. Внешне он походил на Нутеса, но борода была длинная, расстилалась по полу и делала его лицо более старым и умным. На бороде лежало столько бумаг, что он никак не мог подняться.

К потолку были подвешены весы. На деревянных чашах — одинаковые груды бумаги. Два молодых чойда бегали от стола к весам с новыми пачками густо исписанных листков и заполняли чаши.

Однако весы оставались в равновесии, и их стрелка, похожая на увесистый меч, не двигалась.

Старый чойд разбирал рукописи дрожащими от волнения и усталости руками; глаза его блестели, как у больного, а тонкие губы шептали:

— Правый… левый… правый… левый…

Заметив Егора, он оживился, лицо его стало почтительным.

— Извините, Великий Ревизор, — умоляюще произнес он, — я не могу стоя приветствовать вас: ученые труды отягощают меня. Я надеюсь первым исцелить Повелителя Волшебного Лабиринта.

Егор поздоровался и осмотрелся. Здесь, над столом, висела карта Италии.

— Если глянуть на нее, — охотно сказал чойд, — то нельзя не заметить, что Италия похожа на сапог. Не так ли?

Егор кивнул.

— Крайне важно сказать, какой это сапог: правый или левый? Ну, вот-с я и взвешиваю свои соображения на Весах Мудрости… Но пока безрезультатно.

— А когда вам удастся определить, тогда что? — полюбопытствовал Егор.

— Я узнаю, с какой ноги Повелителю надо вставать по утрам, чтобы стать здоровым.

Егор помахал ему рукой и продолжал обход этого самого необычного в мире лабиринта.



Страница сформирована за 0.7 сек
SQL запросов: 172