УПП

Цитата момента



Я люблю путешествовать, посещать новые города, страны, знакомиться с новыми людьми.
Чингисхан

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Случается, что в одной и той же семье вырастают различные дети. Одни радуют отца и мать, а другие приносят им только разочарование и горе. И родители порой недоумевают: «Как же так? Воспитывали их одинаково…» Вот в том-то и беда, что «одинаково». А дети-то были разные. Каждый из них имел свои вкусы, склонности, особенности характера, и нельзя было всех «стричь под одну гребёнку».

Нефедова Нина Васильевна. «Дневник матери»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d4103/
Китай

Из записей педсовета

«Морозов и экономический директор Китежа Степанов в ноябре 2000 года посадили Ф. в джип и отвезли в Кировский детдом, откуда мы его взяли почти три года назад. Ф. прошелся по коридорам и палатам, вежливо, но осторожно поздоровался с сотрудниками, которые шумно выражали восторг его внешним видом и взрослостью. После этого торопливо засобирался в Китеж. Через день, пообщавшись с Мариной, выпросил добрый совет переселиться к Морозовым. Переселение произошло не в семью, а в соседний гостевой домик, инициатором переселения был одноклассник Шурик, живущий в Китеже всего несколько месяцев, но установивший доверительные отношения с Морозовым. В гостевом доме у ребят (Шурик переехал туда же одновременно с Ф.) появилась возможность создать свой маленький мир, собираться с друзьями, у них началось повальное увлечение игрой на гитаре. Благодаря Шурику Ф. снова начинает ходить на каратэ, от которого отказался год назад. Еще через месяц оба мальчика переехали в дом Морозовых».

- Да, это я теперь понимаю, как здорово, что в Китеже можно подойти к разным взрослым и с каждым поговорить. Мне тогда именно Марина очень помогла. Она две недели терпеливо внедряла мне в сознание одну единственную мысль, о том, что тебя не надо бояться. Ну и та поездка, она помогла переоценить самого себя. Конечно я тогда еще не мог оценить Китеж, поскольку, я еще жил вне его. Но я почувствовал, как я сам изменился. Я тогда помню, что в машине был серьезный разговор. Говорить было трудно, и слушать трудно. Но я тогда не осознал, что это было давление. Я еще не понял всего, но, скорее всего, закончилась какая-то стадия. Я решил у вас жить.

- Странно, а мы с Андреем С. были уверенны, что смогли пробиться к тебе логическими доводами, объяснить законы мира.

- Увы, я, конечно, вас слышал, речь понимал, но дальше не заходил, не умел. Я тогда, наверное, почувствовал главное - волну, отношение. Ради меня куда-то ехали, машину гнали. Ну, и с а мое удачное было, что я опять попал в семью… на этот раз в твою.

- Которую ты тоже постарался не принимать.

- Да, естественно. Я ждал, что скоро закончу школу и пойду в армию. Но мне не хотелось. Я понял, что если не начну развиваться, общаться с учителями и даже идти на уступки, то точно туда попаду. К тому времени в Китеже появились уже Шурик, Александра и Машка, которые не боялись строить отношения со взрослыми. И хорошо, что я был не один, а подружился с Шуриком, он ведь меня и привел, по сути, в твой дом. Эти трое тебя уважали, а не боялись. Я осознал это и тоже захотел последовать их примеру. Еще было осознание, что Морозов это не дядя с бородой, который просто мешает всем жить, никому не дает расслабиться. То есть, так оно и есть, ты не даешь расслабиться, но я раньше думал, что это негативная роль.

- А что заставило тебя изменить свой взгляд на мою персону?

- Шурик. Он тебя не боялся и смог переубедить меня.

- Да. А ты не заметил, что старшие дети до Шурика вообще не обсуждали этих проблем. Они просто сторонились взрослых, старались избегать меня и других, не брали на себя никакой ответственности. Только появление Шурика и Машки смогло сломать этот образ мышления. Изменилась среда, изменилось и твое видение окружающих. К тому же, ты стал больше понимать в происходящем, поэтому с тобой стало возможным объясниться. Это не наша заслуга, а результат естественного процесса взросления. Но он пришелся весьма кстати. Ты стал время от времени готовить домашнее задание, что позволило мне ставить тебе хорошие отметки. Что позволило тебе порадоваться успехам и захотеть получить более весомое признание твоего ума. Я стал тебя чаще хвалить, а ты стал более откровенным. Так, по чуть-чуть, я выманивал тебя из твоей раковины, показывая как прекрасен и безопасен мир вокруг.

- Опять же, я влюбился. Впрочем, это скорее помешало. Любовь без взаимности тяжелое бремя….

- И ты вновь пошел по проторенной ранее дорожке – начал свой бунт, бессмысленный и бесперспективный. Ты хоть помнишь, чего тебе не нравилось?

- Не помню.

(На их юношеском языке этот психологический феномен назывался «пофигизмом». Федор ходил с кислой миной, при девочках говорил о том, что в мире нет ни любви, ни счастья, при учителях рассуждал о тщетности любого познания. Он больше упоминал о карьере патологоанатома, но и сердечности в его отношении к окружающим не чувствовалось. При этом он стабильно хорошо учился. Сочинения по литературе и контрольные по математике были только на отлично. Это тоже стало своеобразной формой защиты от претензий взрослых – «Я же учусь, чего вам еще от меня надо?».- Д.М. )

- А был ли момент, когда ты осознал себя по-новому.

- Наверное, были, Я часто себя по-новому осознаю. Но момента открытия самого себя, наверное, не было. Когда какой-то процесс долго идет, его не замечаешь.

- А наши попытки тебя оживить ты сейчас понимаешь?

- Ты пытался меня заинтересовать. Наверное, для начала, уроками истории. Своим отношением. Но сама по себе семья была напряжением. Не очень привычно.

- А тот разговор, когда я на тебя наорал на тропинке под звездами? ( Ф. забыл принести в дом дрова, весь день где-то мотался, а потом поздно вечером объявился у нашей веранды. Я почувствовал безнадежное отчаяние от такого равнодушия и выйдя на свежий воздух, наорал на него. Я прямо в лицо сообщил Ф., что он меня вообще не видит, а мстит мне за грехи собственного отца, а я не готов отвечать за грехи незнакомого мне человека. Мы с женой и так делаем все возможное, чтоб он вырос сильным и умным. Но если он этого не понимает, то может убираться из нашей семьи к чертовой матери и гордиться своей свободой. – Д.М.. ) Тебя что пробило?

- Удалось пробить на осознании «несправедливости». Я понял, что несправедлив к вам. Иногда проскакивало и до этого что-то, но не хватало глубины. Нужно было помочь пробить это осознание.

- Так я чем достиг успеха – логикой или просто тем, что не тебя наорал?

- На тропинке ты пробил за счет эмоций. Я вдруг понял, что поступаю несправедливо. Решил пробовать, пытаться поменять что-то. Я хотя бы начал что-то делать, стало меньше обреченности. До этого ходил с поникшей головой, забивал голову какой-то бредятиной. А теперь я понял куда идти. Я вот только думаю, а можно ли было добиться того же без боли?

- Не знаю.

(Я не соврал Федору. Я не знаю, можно ли было добиться результата без боли. Стресс и боль заставили его на какое-то мгновение забыть старую программу привычных реакций, он, по сути, потерял свою личность, поднялся на более высокий уровень осознания проблемы.

Я еще немного расскажу об этом разговоре – в нем была важна каждая мелочь. Ночь, небо в звездах и свет дальнего фонаря, крики ночных птиц и ощущение нашего полного одиночества, оторванности от земли. И мои слова, заставившие его критически взглянуть в самого себя, усомниться в правильности собственной картины мира. Попробуй я завести такой разговор днем, в столовой, когда сознание расфокусировано, внимание распылено на друзей, обыденные заботы. Осознания бы просто не получилось. – Д.М.)

Ф. -Ну ладно. Я сейчас благодарен. Все равно, что зуб вырвать, хоть и без наркоза, зато зуб не болит. Зато потом постепенно я стал понимать и то, что ты мне втолковываешь. Еще помогали беседы с Мариной, потом я набрался храбрости и стал чаще ходить к Степанову вместе с другими ребятами. С ним тоже очень интересно.

- Что было самым удачным из наших с тобой разговоров?

- Каждый разговор с тобой помогал делать дополнительные усилия. Ты убеждал меня пытаться действовать, прояснял картину. Появилось ощущение пути. Интересно, что разговор мог быть на какую угодно тему, придавал уверенность. Так же разговоры в нашем кругу старших ребят, даже без взрослых, теперь тоже придают уверенность.

Из дневника Педсовета:

«За декабрь 2000 – май 2001 года достигнуты следующие изменения: Ф. обрел уверенность в себе, начал много читать, следить за своим внешним видом и одеждой, согласился стать членом детского Малого Совета, хотя и не любит быть явным лидером и брать на себя ответственность. Тем не менее, большинством голосов был избран руководителем Малого совета, хорошо учится, мечтает стать юристом и учиться в Москве. В минуты душевного томления пишет стихи и поет. Интересуется психологией, пытается контролировать свои чувства. К приемным родителям испытывает что-то похожее на любовь, по крайней мере, они его любят и гордятся его успехами».

- Вот так ты выглядел в наших глазах. А что в действительности происходило у тебя на душе?

- Честно говоря, я был в неком замешательстве – к чему меня тянут, чего от меня хотят? Потом это само начало прояснятся – община не просто так и Морозов не просто так ходит и кого-то пинает… Я думаю, тот период агрессии, моего упрямого нежелания что–либо понимать был тоже необходим. Надо было, чтоб мое собственное поведение мне самому осточертело. Я пережил это, прошел через это. Помогло и другое - понимание, что у меня просто нет выбора. Я должен или поменяться или придется расстаться с Китежем. А что такое детский дом я уже хорошо знал. И твои логические доводы мне помогли осознавать. Я иногда и не верил, но, когда ты логически выстраивал объяснение, я принимал.

(Вот оно - действие развивающей среды! Федор в череде кризисов смог удостовериться, что внутри Китежа ему ничего не угрожает, поэтому можно высунуть голову из раковины и начать осматриваться. А в силу природной сообразительности и склонности к созерцательности и логическому анализу, он быстро понял, что от него хотят, разобрался в правилах игры, по которым можно выиграть, то есть, завоевать уважение и авторитет среди взрослых и детей. Маленькие сдвиги к позитиву не остались незамеченными, а наоборот получили одобрение товарищей, что добавило уверенности. - Д.М.)

- Как ты теперь оцениваешь свой поворот от нигилизма к участию в Малом Совете и программе наставничества?

- Появилась потребность самому что-то делать. Отрицание тормозило меня, надо было действовать. Мои друзья как-то стали удаляться. Я оставался пофигистом, а они уже участвовали в окружающей жизни. Мне не за что было зацепиться в разговорах с ними, а выпадать не хотелось. Впрочем, я упирался до самого последнего момента. Тогда я еще считал, что если я упираюсь, то значит, я пересиливаю. Теперь я понимаю, что пересиливать должно общее дело. Но, вообще, я загорелся, когда стал наставником. Мне уделили внимание, значит, меня оценили, значит я должен оправдать доверие. Иначе я бы опозорил имя наставника.

(В Китеже существует система детского самоуправления и психологической поддержки. Самым авторитетным старшеклассникам преподаются основы психологических знаний, а потом им поручается помогать младшим ученикам в разрешении их повседневных проблем. Это сложная, но почетная работа. Наставники входят в Малый Совет, который располагает широкими полномочиями внутри общины, включая расходование денежных средств в интересах детей. Наставники, также, участвуют в работе Педсовета, управляющего всеми делами Китежской общины. – Д.М.)

-Твое представление о будущем? Еще год назад ты не собирался связывать свою дальнейшую судьбу с Китежем.

-Мне понравилось, как на одном собрании глава общины Хлопенов сказал: «Китеж – это мой Путь». Тогда я осознал, что и мне больше некуда идти, это – и мой путь. Не в смысле, что я остаюсь здесь, потому что мне некуда деваться, Просто, оставаясь в этой жизни, я могу получать радость. Я придумал для самого себя афоризм - «Из двух удовольствий надо выбирать то, которое полезно». Когда я начал учиться в Калуге, в первые недели Я боялся, что выпаду. Это стало моей большой проблемой, как это – не приезжать в Китеж, ничего не делать для него? И сама собой пришла в голову мысль, что нельзя просто бояться и ничего не делать. Я осознал, что работаю на будущее. Выучившись, я смогу больше помогать. Вот. Я не хочу ничего к этому добавлять, потому что знаю, когда ночью буду засыпать, то начну мучиться - не то напоследок сказал, не так выразил самое главное. Пусть остается, как есть…

ВЫСШИЕ ЖИЗНЕННЫЕ ЦЕННОСТИ КАК СПОСОБ ТЕРАПИИ

Оценивая человека, мы часто употребляем образ внутреннего стержня, как мерила силы духа личности. Но на самом деле этот образ не передает необходимость постоянно изменяться, расти, вновь переоценивать привычные законы поведения. Поэтому лучше говорить не о стержне, а о постоянном направлении потока, вмещающего разные качества и устремления личности, новый опыт, новые силы. Этот поток может менять свою силу и скорость, обтекать препятствия, даже искривлять свое русло, но он всегда неудержимо стремится к океану, к дальней, но неизбежной цели.

Пожалуй, единственное, что можно сделать, чтобы как-то упорядочить поток, – это создать условия жизни, позволяющие ребенку познавать мир на собственном опыте. Но тогда вы сами должны воспринимать этот мир не как свод догм, устоявшихся традиций и абстрактных законов, а как поток событий и эмоционально насыщенной информации, постепенно создающих базу, называемую жизненным опытом и мировоззренческими установками.

Сохранение постоянного направления внутренней устремленности личности очень важно хотя бы потому, что на изменение этого направления уходит слишком много энергии.

Так дерево, встретив препятствие, может отклониться от прямого пути вверх, и это неизбежно замедлит его рост. Дерево будет стремиться выполнить заложенную в зерно программу развития, и никто не в силах изменить эту программу, без угрозы деформировать само развитие дерева.

Так и развитие личности. Только в том случае, когда человек не разбрасывается, а суммирует свои усилия и способности в едином направлении, только тогда он создает поток достаточной силы, чтобы преодолевать жизненные препятствия на пути к цели.

Парадокс – чем больше энергии тратит личность для достижения конкретной цели, тем больше энергии оказывается в ее распоряжении.

ЧЕМ ВЫШЕ ЦЕЛЬ, ТЕМ БОЛЬШЕ ЭНЕРГИИ ОНА ПРОБУЖДАЕТ В ЧЕЛОВЕКЕ

Когда в обществе доминирует патология, ее начинают считать нормой. Резкий поворот российского общества от идеалов коллективизма и нестяжательства в сторону крайнего индивидуализма и конкуренции (оказавшейся покруче дарвинской борьбы за существование) привел многих взрослых к потере нравственных ориентиров. Ну, а дети вообще оказались лишенными иммунитета от заразы безнравственности и жажды обогащения.

Тихие семейные ценности даже при интеллектуальных родителях не в силах противостоять концентрированной промывке мозгов, которую осуществляют средства массовой информации. Детям навязывается совершенно идиотский Образ Мира, в котором, как и в сказках, совершаются волшебные превращения. Только эти превращения порождают опасную жажду «обогащения во чтобы то ни стало», презрение к морали, общественным ценностям. Мы – взрослые, располагающие жизненным опытом, прекрасно понимаем, что это- всего лишь «злые сказки», и смотрим «бандитские» сериалы или выступления наших эстрадных светил отрешенно, не перенося законы иллюзорного мира в нашу реальность. А вот дети не в состоянии отделить сказку от реальности, тем более, что виртуальный мир нашего телевидения выгодно отличается от обыденности яркостью и эмоциональной насыщенностью.

Певица Мадонна высказала эту мысль в интервью английскому журналу «КЬЮ».

«У меня опыт 20 лет жизни рука об руку со славой и успехом. Что и дает мне право высказать свое мнение. Все мечтают стать знаменитыми – это как помешательство. А я говорю: какая чушь! Чтобы твои достижения сработали по-настоящему, нужно жить в определенной системе ценностей. Похоже, что у нас ее больше нет. В результате за внешне заманчивым блеском – та самая пустота. «Если ты будешь знаменитым – то будешь счастлив. Если купишь определенную машину – это прибавит тебе популярности. Будешь носить именно эту одежду – все будут тебя хотеть». Это очень мощная иллюзия, и люди на нее покупаются. Включая меня. Когда-то….

- А в отношении детей тоже применяете дисциплину?

- Да. Я не разрешаю им смотреть телевизор, который я называю «ядовитым ящиком». Стараюсь, чтоб они научились самостоятельно думать и иметь собственное мнение. Мы читаем им много книжек. Меня очень волнует, как дочка себя «выставляет» в школе. Я хочу, чтоб дочка знала – она не будет получать все, что только не пожелает».

Телевизор – это тоже «окружающая среда» вашего ребенка, совершенно не контролируемая среда! Если еще можно попытаться помешать детям общаться с плохой компанией во дворе, то родители практически бессильны помешать общению с телевизором. То, чему не можешь противиться, надо возглавить. Единственное спасение, на мой взгляд – сесть рядом и с юмором комментировать, все происходящее на экране. Так вам удастся научить «фильтровать базар», привить здоровое недоверие к потоку информации и научить вытаскивать жемчужные зерна из этого самого потока.

Парадигмы воспитания меняются, как перчатки. Давно ли считалось, что главное-это марксистско-ленинская убежденность. Теперь все завидуют Чубайсу и говорят, что главное - стать олигархом. И ненавидят и завидуют одновременно. «Как же я могу быть счастливым, если у власти олигархи?»

Неужели мы обречены совершить все те ошибки, через которые Западное общество прошло в минувшем веке?

Разумеется, и на Западе немало людей, для которых очевидна ловушка, в которую попадает человеческое существо, подчиняясь общему потоку. Не могу отказать себе в удовольствии процитировать замечательные слова А. Маслоу:.

«Убеждение, что вознаграждение можно измерить только деньгами, явно устарело. Действительно, удовлетворение низших потребностей можно купить за деньги; но когда они уже удовлетворены, тогда людей можно стимулировать только высшим вознаграждением – сопричастием, привязанностью, уважением,…а также созданием возможности для самоактуализации и утверждения высших ценностей – истины, красоты, эффективности, совершенства, справедливости».

Что касается детей, то (по детской их наивности) для них именно высшие ценности обладают особой привлекательностью. То есть – стремление к благородству, истине и красоте – заложено в самую основу детского существа. Стремление к творчеству дети начинают проявлять совершенно спонтанно в возрасте четырех лет. Их внутренняя программа требует совсем не того, что обычно пытаются подсунуть им родители. Впрочем, и родителей можно понять – они сообразуются с требованиями общества и пытаются заранее подготовить детей к «нормальной жизни». А нормальная жизнь в их сознании ассоциируется с квартирой, машиной, престижем, то есть с тем, чего им самим всегда не хватает.

В одной московской семье глава семьи, искушенный в бизнесе, пытался построить воспитание на ясной и четкой (для него!) финансовой основе. Дети получали деньги за мытье посуды, вынос мусора, школьные отметки тоже оплачивались. Может быть такая система и добавила на первых порах удобства родителям, но она даже не развила предприимчивость детей. Они не научились считать деньги. Они просто научились «качать права». И еще, в их отношениях с родителями я не заметил ни любви ни просто привязанности, а без этого, согласитесь, никакая семья не может считаться состоявшейся.

«Так называемая теория образования в нашей стране почти полностью основана на стремлении к ликвидации дефицита и достижении, как правило, внешних целей, то есть установка образования—научить людей как можно лучше удовлетворять свои потребности». Знаете, о какой стране это написано? Так А. Маслоу охарактеризовал систему образования в США. По этому же пути, похоже, начинает двигаться и наша система образования, несмотря на все предупреждения здравомыслящих людей.

Мои ученики провели небольшой опрос среди знакомых студентов московских и калужских вузов. Вывод печальный – юноши и девушки понятия не имеют, зачем живут, но главное их это устраивает. Единственная проблема – хочется побольше денег. Не свершений, не открытий или «неземной любви», а просто средств, для того, чтобы удовлетворить низшие потребности в пиве и закуске.

Именно новые виды заболеваний являются наиболее опасными. В качестве примера можно привести «упадок» личности, то есть, утрату любой из определяющих характеристик человека.

Болезни, источником которых является отсутствие ценностей, называются по разному – утрата радостей жизни, моральное разложение, апатия. Это проверенный путь угробить свою жизнь.

Можно готовить плакаты «Добро пожаловать, потерянное поколение». Как не стать психопатом, когда осознаешь, что все внешние заданные системы ценностей оказались ложными и нет ничего святого. На телевидении стоит высказаться в пользу высоких норм морали и самодисциплины, как начинают называть врагом демократии. Как будто, демократическое общество должны строить морально опустившиеся и жуликоватые личности, которые пытаются натянуть нам на голову свой извращенный образ мира.

Состояние бытия вне человеческих ценностей является психопатогенным.

(Впрочем, западная цивилизация вырабатывает свои методы помощи «больным». Состоятельным невротикам она поставляет психоаналитиков, которые в душевной беседе помогают увести сознание человека от решения кардинальных проблем о собственном предназначении и смысле жизни. Для всех остальных дается возможность с головой погрузиться в гонку за погашением дефицита).

Опасность этого варианта духовного СПИДа пока не распознана, как национальная опасность, и очень жаль. Консервативная терапия (в виде наставлений школьного психолога) на него не действует, значит, мы просто не имеем эффективных средств борьбы.

Не случайно Маслоу предупреждает: «Для судеб мира проблемы характера могут оказаться важнее, чем невроз», так как эти проблемы есть практически у всех.

Нам сейчас не до этих мелочей, поэтому мы не можем осознать, что это болезнь. Нам кажется, что болезнь - в отсутствии денег. Это заблуждение. Болезнь в нас самих и в наших детях. Ее симптомы – измельчание жизненных целей, неспособность управлять своей судьбой, подчиненность низменным инстинктам.

Убеждать в истине, воспитание нравственности и гражданственности, – сложная, творческая задача. Именно ее и должны прежде всего решать семья и школа. Но наше образование, похоже, привычно свернуло на проторенную дорогу. Оно превращается благодаря тестовому конвейеру в фабрику обывателей, развивая у детей привычку к простому заучиванию, тогда как современная жизнь требует умения импровизировать и опираться на интуицию. Вместо учителя - анонимные тесты, вместо развития эмоционального мира – рефлекторное взаимодействие с анонимными частями образовательной системы. А ведь корни творчества уходят в нерациональное, в мир эмоций и интуиции. Тесты вычеркивают из человеческой личности субъективные события глубин человеческой души.

В наше время смотреть в себя, означает терять время и рисковать и бизнесом, и карьерой, и тем, что тебя назовут дураком.

Но не смотреть в себя - означает закрывать глаза на то сокровище, которое таится в тебе. Только раскрытие своего внутреннего мира по большому счету и приносит человеку чувство счастья и полноты бытия. Рационально измерить степень самореализации невозможно. Поэтому, наука, как бы не замечает этого явления, оставляя его на откуп фантастам.

«Свобода влечет людей больше, чем стремление к безопасности и уюту. Потому, что она подразумевает определенное богатство мироощущения, а это, в свою очередь, открывает границы познания собственных возможностей. Без насыщенного мироощущения открытия внутренних возможностей быть не может».

Источник радости находится внутри нас. «В отличие от деревьев, жизнь (человека) не привязана к сиюминутному; всякая радость, которую он когда-либо испытывал, тщательно сохранялась в его сокровенной стране чудес, ожидая, когда ей дадут вызволиться во всей былой силе и насыщенности». (Мир Пауков. К. Уилсон)

Счастье самореализации человек носит в себе самом, но по причине всемирной слепоты не удосуживается потратить время на самое главное в своей жизни - ПОНИМАНИЕ ПРЕДНАЗНАЧЕНИЯ ЭТОЙ САМОЙ ЖИЗНИ. (Боится даром потерять несколько лет и выпасть из забега за харчами, карьерой и известностью.) А чаще всего ничего не боится, ни о чем не думает, а тупо шагает в стаде… Стадный инстинкт нам, очевидно, тоже достался от звериной ветви наших прапрапредков.

Много ли вы встречали на своем жизненном пути взрослых, занятых поиском смысла жизни? Вдруг найдешь, и тогда прощай спокойное прозябание. Придется что-то менять в устоявшемся быте, да и в себе самом. А менять себя – один из самых трудных жизненных вызовов.

Но если вы любите своего ребенка, Вам придется что-то делать с собой. Исследуя прошлое детей, попавших в кризисные ситуации (язык не поворачивается выговорить «с девиантным поведением») постоянно приходим к выводу, что виноваты в психологических проблемах детей – взрослые. Я представляю как трудно это переварить взрослому сознанию, привыкшему считать свое поведение безупречным, а образ мира – единственно верным. Ну, так вот – проблемы ребенка всегда свидетельствуют о том, что-то не все благополучно в «королевстве Датском», то есть у взрослых членов семьи.

Вот теперь мы подошли к самому главному. Если бы я писал докторскую диссертацию, то сделал бы такой вывод:

Исходя из вышесказанного, можно считать доказанным, что стремление к ДОБРУ и ВЗАИМОПОНИМАНИЮ заложено в каждом ребенке. Бесчисленные события его жизни могут отклонить этот вектор в сторону, препятствующую его развитию. Но когда внешние условия предоставляют возможность жить в поле высоких ценностей, он начинает развиваться именно в этом направлении.

Душа – реальная первооснова человеческой личности, ощущаемая человеком в наиболее острые моменты его бытия. Предлагаю гипотезу - именно она сохраняет некий не проявленный пласт информации, из которого рождаются архетипы, само стремление к развитию и самореализации.

Проявление души в человеческой деятельности мы называем духовностью.

Духовность - это переживание своего единства с окружающим миром.

Духовность так же конкретна, как любовь, и так же приносит плоды, только воплотившись в созидательном действии.

Это естественный Путь, он заложен в саму природу человеческой личности, так как основан на базовых качествах, проявляющихся с самого раннего детства. У растущей личности есть способность делать выводы из ситуаций и самостоятельно обучаться, то есть вносить изменения во внутреннюю программу собственного развития.

Афоризм Китежа - Человек не может считаться нормальным, если живет без ощущения собственного предназначения. ИСКАТЬ ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ ОЗНАЧАЕТ МЕНЯТЬ СЕБЯ, А ЭТО ТРУДНО И БОЛЕЗНЕННО.

Для этого тоже нужны особые условия – спокойствие духа и доверие, маленькая кухня, освященная мягким светом, любящие родители или друзья разделяющие твои ценности.

Иное дело, когда ребенок пережил серьезную душевную травму. Беда в том, что в потоке обыденной жизни нет условий для «зализывания ран». Для этого необходимо безопасное окружение и грамотная помощь. То есть - ЦЕЛОСТНЫЙ МИР, специальная развивающая среда.

Развивающую среду в терапевтической общине надо создавать специально!

Практика – единственный критерий истинности любой теории. Поэтому, третья часть этой книге посвящена истории развития Общины Китеж, где педагогические теории и жизнь сливаются в одном русле.



Страница сформирована за 0.91 сек
SQL запросов: 169