УПП

Цитата момента



Даже слово Бога нужно уметь продать людям, иначе они его не станут слушать.
Ог Мандино

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Ничто так не дезорганизует ребёнка, как непоследовательность родителей. Если сегодня запрещается то, что было разрешено вчера, ребёнок сбивается с толку, не знает, что можно и чего нельзя. А так как дети обычно склонны идти на поводу своих желаний, то, если нет твёрдой руки, которая регулировала бы эти желания, дело может кончиться плохо. Ребёнок становится груб, требователен, своеволен, он не хочет знать никаких запретов.

Нефедова Нина Васильевна. «Дневник матери»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера-2009

ВЗРОСЛЫЕ В ОБЩИНЕ КИТЕЖ

Дети учатся у взрослых, вернее, пристально рассматривают их образ мира, пробуя его на соответствие реальным законам, «на жизненность», целостность. Если предлагаемый Образ Мира разделяется всеми взрослыми, если он непротиворечив и понятен, то детское сознание может просто принять его, периодически пробуя на прочность и истинность. Но если дети на уроке слышат одно, а у себя дома другое (например, через стенку спальни родителей), то они просто отказываются верить в истинность взрослых ценностей и начинают формировать собственную альтернативную субкультуру.

Поэтому, первое условие, которое мы пытаемся соблюдать в Китеже – это внутреннее единство взрослых и их собственная убежденность в истинности преподаваемых ценностей. Мы просим всех взрослых придерживаться общей, единой системы ценностей. Эта общая система строится на общечеловеческих, христианских ценностях. Образ Мира – должен разделяться всеми и потому, быть результатом общих демократических усилий. Но принцип Общего Видения не совместим с анархией или даже вполне демократическим стремлением «говорить то, что вздумается и не отвечать за свои слова».

За десять лет существования Китежа самыми трудноразрешимыми оказались два вопроса,

– какими мы хотим воспитать наших детей,

– и что мы строим в Китеже.

Я уже предвижу снисходительную улыбку читателя – Что ж не решили прежде, чем начать строительство и набирать людей?

Творчество социальных организмов по сути своей совершенно не похоже на проектирование машин или зданий. Главная проблема состоит в том, что люди, обладающие свободой воли и способностью развиваться, не желают оставаться простыми исполнителями предписанных им функций, а стремятся к реализации собственных стремлений. С этим сталкивается любой предприниматель, набирающий штат сотрудников и продумывающий их должностные обязанности. Но жизнь общинника нельзя свести к должностным обязанностям, тем более не сводится к формальным функциям работа воспитателя или приемного родителя. Стоит попытаться внести в их деятельность строгий регламент, как теряется возможность импровизации и развития чувственно-эмоциональной связи ребенка с приемными родителями. Ну, представьте себе, как бы вы выполнили предписание «сопереживать со слезами на глазах», «вместить в свое сердце», «слиться мыслями». Куда проще звучит – «заполнить опросник», «занести расходы в прошитую тетрадку».

Община вырастала, подчиняясь каким-то своим внутренним законам.

Разумеется, все выше сказанное имеет смысл, если вы признаете, что выращиваете личность, а не программируете робота, способного действовать, не рассуждая в соответствии с заложенными стереотипами. Роботы нужны авторитарной власти, которая скрывает бесчеловечность подобной воспитательной диктатуры под лозунгами подготовки узких специалистов для развития экономики и общества. Мы же считаем, что предназначение человека в познании самого себя раскрытии всего спектра заложенных от рождения способностей, в полной самореализации. Решение экономических и социальных задач, при этом, сохраняет важность, но обретает подчиненное положение.

Китежане воплощают в рисунке общины свои характеры, желания, стремления и мечты. Если глубоко задумаетесь о значении этих слов, то вы поймете, как неустойчив, наивен, эмоционально несбалансирован такой мир в момент своего творения. Наши мечты, как правило, не подкреплены жизненным опытом. Характеры идеалистов, мечтающих о новом мире, с трудом уживаются в несовершенных рамках мира нынешнего.

Весь опыт отечественной и мировой истории показывает, что абстрактные научные конструкции имеют один серьезный изъян – они не жизнеспособны. Община Китеж существует и изменяется. Это показатель ее жизнеспособности и соответствия законам общественного развития.

Но стоит попытаться использовать систему администрирования и система, обретая границы и стабильность, становится замкнутой. Защитная оболочка, сохраняя форму, препятствует проникновению новых энергий, жесткий каркас отношений и законов, ассоциирующийся у людей с порядком и стабильностью, лишает возможности последующего выбора эволюционных вариантов.

Когда я планировал Китеж, я полагал, что общинная форма организации этого поселка будет в наибольшей степени отвечать задачам создания единого педагогического коллектива. Это выглядело очень соблазнительно - люди вместе работают, вместе отдыхают, сообща владеют имуществом. Значит, нет повода для дележа, конкуренции, и соответственно, конфликтов. Естественно, я понимал общину как сообщество сознательных высокообразованных людей. Но возможно, что выбор термина в этой конкретной исторической обстановке был ошибочен. К сожалению, большинство воспринимают общину или в ее исконном, древнерусском смысле: деревня с регулярными переделами земли, или как что-то среднее между сектой и прообразом коммунизма.

Китеж – это, прежде всего, терапевтическое сообщество. Здесь люди не столько живут вместе, сколько вместе работают. Работа заключается в создании развивающей среды для детей, оставшихся без попечения родителей и попавших в кризисные ситуации. Эта работа, по нашему замыслу является и духовно-нравственным стержнем объединения и способом зарабатывать на жизнь. На практике это означает постоянную включенность взрослого во все происходящее, умение контактировать с детьми на всех уровнях, развитие эмпатии, способности «открываться». То есть взрослый должен стать профессионалом, развить в себе новые качества.

Отстраненность и объективность, похоже, не входят в число добродетелей приемного родителя. Только интенсивное переживание сочувствия, сопричастности чужой судьбе, позволяет приемному родителю или учителю в терапевтической общине отождествиться с ребенком, проникнуть в его внутренний мир. Интуитивное познание также необходимо учителю, как и художнику. Это открывается в человеке как особый талант – даром прозорливости обладали многие русские подвижники. Но этому можно научиться вполне целенаправленно и сознательно. К этому ведут разные пути – углубленное постижение своего собственного внутреннего мира, медитация, психоанализ. Главное – научиться достижению внутренней тишины, которая открывает двери для эмпатии – отождествлению с другим человеком. Самовнушение, аутотренинг. В Вайдорфских школах это называют медитацией. Медитировать в переводе с латыни – размышлять, обдумывать. У нас это слово ассоциируется почему-то только с религией, к тому же с восточной. Вообще, даже использование термина представляется некорректным, так как под ним подразумеваются десятки совершенно разных способов и метод работы личности с собственными мыслями и чувствами. Я обучался одному из способов медитации в шиваитском храме Южной Индии, но не уверовал в Шиву. А вот сами тренировки очень помогли мне научиться управлять своими мыслями и эмоциями. Умение расслабляться и сосредотачиваться снижает пики эмоциональных реакций, помогает преодолеть страх, отвлекает от внешних раздражителей, приводит в гармонию мысли и чувства.

Воспитание детей – это искусство, перманентное душевное состояние, ведь в любой момент ребенок может задать вопрос, подслушать или подсмотреть, заболеть, впасть в отчаяние и т.д. Вот по этому, у взрослого по большому счету нет ни выходных, ни перерывов на обед, нет личного пространства, в которое можно не допустить своих детей.

Терапевтическое сообщество - это место, где лечат. Ведь никого в больнице не возмущают требования соблюдать правила гигиены или запрет инфарктникам играть в футбол. То есть, есть некоторые постоянно действующие жизненные ситуации, требующие некоторого ограничения естественной свободы взрослых. Став терапевтическим сообществом, мы приняли на себя обязательства по созданию безопасной развивающей среды для живущих у нас детей.

Некоторые специалисты склонны считать, что это дети должны меняться в соответствии с последними научными теориями. А мы полагаем, что человек, работающий с ребенком (не побоюсь сказать, психолог) должен помнить, что он сам и есть инструмент воздействия на ребенка. Всем понятно, что хирургический скальпель должен быть простерилизован и заточен, да и хирурга не должны трястись руки. А каким инструментом орудует психолог? Он сам и есть этот инструмент. Значит….

Всю жизнь общество учило взрослых даже от себя самих скрывать теневые стороны своей натуры, забывать плохие поступки, ошибки, потери. И в общине каждый из нас по привычке старается прятать свои внутренние проблемы. Я на первых порах думал, что это хорошо. Например, часто говорил, - «Если вы все будете достаточно долго притворяться общительными и открытыми, то вы такими и станете по привычке». Но нет, так не получается. Притворство приводит к тому, что человек предлагает окружающим для общения не себя, а некий фантом, или дубль (по терминологии Стругацких).

Вот с этим –то фантом и работают люди, критикуют его, вскрывают недостатки. Да и сам человек помогает – ему-то что. Он же не в себе копается. Не в душе, а в неком абстрактном отделенном от него «плохише».

У меня было много таких случаев. Говоришь с человеком по душам. Он тебе про себя рассказывает: «Я вообще-то не лидер, и трудно мне взять на себя ответственность, слаб я, но учусь. С интересом наблюдаю и т.д». И вдруг меня озаряет – он же сейчас подобен живописцу. Он не себя раскрывает, а картинку мне в сознании рисует, он ее от себя отделил, и вместе мы некий эстетический акт исполняем. И все это вранье, фальшь.

Мы можем сколько угодно перекраивать этот фантом, наделяя самыми красивыми качествами и изгоняя негативные стороны. Но беда в том, что эта работа проистекает не в сознании человека, а на неком безопасном отдалении. Для ребенка такая работа может быть и очень полезна. Поскольку позволяет понять в безопасной беседе «что такое хорошо и что такое плохо». Но взрослого, с его консерватизмом и привычкой охранять свой внутренний мир, такой психологической работой не проймешь!

Поэтому, в общину можно принимать только людей, готовых искренне открыться окружающим и позволяющих работать со своим внутренним миром, а не с абстрактной идеей. Это трудно, это болезненно. Но тут-то и нужна воля, решимость, дисциплина. А где она не нужна? В бою? В мастерской скульптора?

«Подвигом, вдохновением, упорным трудом строится человек; и человек должен себя так любить, так ценить, так уважать свое достоинство человеческое, чтобы понимать: нет такого усилия, которое не стоило бы приложить для того, чтобы стать достойным своего человеческого призвания». (Антоний Сурожский)

Каждый взрослый, находящийся в Китеже, независимо от членства в НППС является частью развивающей среды, следовательно, он должен стараться соответствовать требованиям, которые предъявляются к профессиональному члену терапевтического сообщества.

Это означает:

1 Обсуждать открыто в коллективе взрослых все проблемы отношений с детьми и другими сотрудниками, признавать правоту большинства, ставя единство коллектива и интересы детей выше собственного ЭГО

2 Избегать высказываний и действий, способных сформировать у детей негативный образ мира у детей

3 Работать со своими эмоциями

4 Постоянно обмениваться мнениями и информацией внутри группы

Быть сотрудником терапевтического сообщества означает признание необходимости внутренней работы, умение принять помощь (замечание) товарища, Педсовета, выборного руководителя. Сотрудник, не разрешивший собственных внутренних проблем и комплексов, не может быть хорошим учителем и психологом. Стремление к постоянному развитию, добросердечность и внутренний покой, ясность и чистота сознания – все это необходимые качества, которые дают право сотруднику работать с внутренним миром детей.

Частота и интенсивность общения детей и взрослых в Китеже выше, чем в других учебных заведениях, поэтому каждый ребенок подвергается более интенсивному воспитательному воздействию в бесчисленных неформальных ситуациях каждый день своей жизни. Педагогический совет пытается предвидеть эти неформальные ситуации и предлагать взрослым план действий в отношении того или иного проблемного ребенка. Мы ежедневно отслеживаем изменения в физическом, эмоциональном и психологическом состоянии тех детей, который вызывают особое беспокойство или находятся в процессе резких внутренних изменений. Индивидуальный подход к воспитанию на практике означает постоянные беседы взрослых для обмена информацией между учителями, родителями и техническим персоналом. Это позволяет наиболее успешно выстроить последовательность препятствий и «вызовов», с которыми предстоит встретиться воспитаннику в своем индивидуальном росте.

Каждый шаг вперед – это шаг в неведомое, возможно, в опасное неведомое. Взрослый неохотно расстается со своими старыми убеждениями, стереотипами, надеждами и заблуждениями. Переезд в Китеж всегда означает отказ от более легкой, менее ответственной жизни. Но это согласуется с законами, на которых держится мир. Только так развивается и каждая отдельная личность. Нам нужна отвага, чтобы смотреть в лицо собственным ошибкам, нам нужна воля, чтобы преодолевать собственную косность, равнодушие, нежелание напрягаться. Это движение вперед невозможно без поддержки окружающих.

В этом ЕСТЕСТВЕННОСТЬ и ЖИЗНЕННОСТЬ общины, в этом наша надежда на построение более человечной, универсальной развивающей среды для себя и наших детей.

Нам нужны ТОЛЬКО ТВОРЧЕСКИЕ личности, говоря языком Гумилева, пассионарии! Надо быть творческим приемным родителем или учителем, творческим поваром, творческим фермером и т.д. От каждого зависит общий заработок и, что еще более важно, общая атмосфера в общине. Каждый «тащит» целое направление жизни нашего мини-социума. Все участвуют в формировании среды обитания, в принятии решений, то есть в создании контуров общего будущего. Значит, надо уметь увидеть проблему, найти ее творческое решение, да еще и согласовать свое видение со всеми остальными, чтобы резкими поворотами не перевернуть наш общий корабль.

ЦЕЛЬ ЖИЗНИ КАК СРЕДСТВО ОЗДОРОВЛЕНИЯ

А. Маслоу пишет: «Состояние бытия вне системы ценностей является психопатогенным. Человеческому существу, чтобы жить и постигать жизнь, необходимы системы координат, философия жизни…почти в той же мере, что и солнечный свет, кальций и любовь». В результате утраты жизненных ценностей появляются такие болезни, как утрата жизненных ценностей, моральное разложение, цинизм, а они в свою очередь, пишет Маслоу, могут перерасти в болезни физические. Поэтому, самым настоящим преступлением против детей можно считать любую попытку взрослого разрушить веру ребенка в Добрый и Гуманный мир вокруг него, а также в справедливость и любовь людей, которые его окружают.

Взрослый человек, ставя перед собой отдаленную цель, подсознательно (а иногда даже сознательно) понимает, что ее достижение потребует определенных усилий, развития некоторых качеств, которые ему помогут этой цели достичь. То есть, постановка цели и путь к ее достижению неизбежно трансформируют человека.

Мы стремимся помочь ребенку найти доступную цель, понимая, что и она подвергнется трансформации. Но главное – помочь ребенку увидеть цель, поверить в ее достижение, остальное сделают путь и природа.

Только помните, что это должна быть ЕГО цель, ведущая к его самореализации. Не торопите, не гните, дайте шанс самому во всем разобраться и даже сделать собственные ошибки. Если под напором взрослой воли сломается личность ребенка, то, какие бы отметки не стояли в аттестате, в большую жизнь выйдет неудачник.

Конечно, и у нас возникал соблазн «поднажать», ужесточить требования, поднять планку, заставить подчиняться. Но кого же мы тогда выпустим из Китежа?

Авторитарное воспитание отрицает возможность альтернатив, сомнений, внутреннего поиска и, главное, права ребенка на собственный поиск. Замечу, что авторитарное, не означает злое. Воспитание может быть очень добрым, ласковым, но безальтернативным, лишающим инициативы, спасающим от собственных ошибок и, потому, лишающим сил исправлять неизбежные ошибки в будущем.

Если набить голову ребенка точными и четкими ответами на вопросы, то мы отучим его рассуждать самостоятельно. Если мы кормим его и снабжаем всем необходимым без целенаправленных усилий с его стороны, вернее, без его возможности влиять на этот процесс – то ребенок разучится отвечать сам за себя, работать для того, чтобы добывать пропитание.

На Западе ребенку в детском учреждении запрещается рубить дрова в отсутствии взрослых (из опасения, что он может пораниться), запрещается воспитателю находиться в закрытой комнате наедине с представителем противоположного пола (из опасения… ну, сами понимаете), и тем и другим запрещается рисковать, проявлять характер, то есть познавать сложность жизни. Но ведь там за дверьми интерната или приемной семьи, куда скоро выйдут воспитанники, их ждет жизнь полная реальных проблем и опасностей, а будет ли у них время для развития соответствующих навыков? Короче говоря, мы в Китеже верим в «воспитание жизнью».

Каждый ребенок в Китеже проходит проверку на прочность и сознательность. Младшие дети отвечают за уборку в домах и помогают поварам на кухне, обслуживают огород, старшие ухаживают за малышами, ведут уроки в младших классах, организуют коллективные творческие дела и игры. Вся информация об этих усилиях стекается в Педсовет. О всех отклонениях и успехах сообщается родителям. От родителей требуется похвалить, поддержать, пожурить. Короче говоря, при такой координации у взрослых появилась дополнительная возможность поддержать в ребенке позитивные изменения, обрадоваться его внутренним открытиям, помочь разрешить сомнения. В этих условиях ребенку очень трудно манипулировать взрослыми, скрывая свои плохие поступки. Конечно дети, особенно с эмоциональными нарушениями, прогрессируют и регрессируют, так что мы не можем ожидать плавного развития их личности. Но общее направление, при всех возрастных кризисах, – это расширение способностей к самостоятельной жизни и умении взять ответственность на себя.

Мы поставили задачу создать идеальную развивающую среду, но Китеж далек от идеала. Наверное, это хорошо. Идеал, как правило, не жизнеспособен и существует только в народных сказках.

Таким образом, стоит раз и навсегда задать точные контуры твоей мечте, и ты уже становишься рабом логики развития.

Реальный Китеж находится сейчас на стадии роста, поиска путей развития. Община меняет законы, сообразуясь с требованиями сегодняшнего дня, с реальным вызовом жизни, а не абстрактных идеалов.

«Тщеславие и гордость – одно и тоже. Тщеславие выказывает свои дела, чтобы люди видели, как ходишь, как ловко делаешь. А гордость после этого начинает презирать всех… Сказать хвалящей: не хвали, а то после рассоримся. Похвала не на пользу. Ужасно трудна похвала». ( Житие преподобного Амвросия старца Оптинского)

За десять лет мы не остановились, не потеряли способности критически анализировать себя и свою организацию.

По закону диалектики « отрицание отрицания» каждый новый этап развития заставляет пересмотреть прошлые подходы, мы видим много ошибок, анализируем их, пытаемся совершенствоваться. Но люди остаются людьми – и значит, принимаемые нами законы, тоже будут не идеальны. Главное, чтобы они соответствовали требованию времени и, способствуя постоянному совершенствованию людей и отношений, не закрывали перспективу развития.

Но возможно ли вообще построить общину, если окружающая нас реальность все больше убеждает в неистребимости эгоистического начала в человеке?

Что мы понимаем под словом ОБЩИНА?

Могу на основании нашего общего опыта совершенно ответственно заявить, что «уравниловка» не может быть основой экономического, культурного да и духовного развития человеческого общества.

Люди рождаются с индивидуальной программой, поэтому и их представления о счастье, даже просто о сносном уровне жизни, серьезно различаются. Одному необходимо вершить политику, другому для счастья нужна коммерческая деятельность, третий счастлив возможностью тихо устроить свою семейную жизнь. А для нормального функционирования сообщества, в том числе и нашего – терапевтического, необходимы и те и другие и третьи. Так что, в широком смысле каждому надо действительно воздавать «по потребностям». Лишь бы у всех хватало терпения, снисходительности и силы воли (душить собственную зависть).

Какие люди могут выжить в терапевтической общине?

В нашей стране, обжегшейся на бюрократическом варианте общества социальной справедливости, говорить об общинах не модно. А вот исследователи в США, в частности А.Маслоу, констатируют: «При определенных условиях развития личностей, интересы общества и индивида могут так сблизиться, что перестанут быть противоположностями и станут синонимами». Правда, речь идет об индивидах, способных к самореализации.

Гуманистическая психология отмечает у самореализующихся людей тенденцию к слиянию эгоизма и бескорыстия в единство более высокого порядка. Они не отталкивают друг друга и не душат в объятиях. В этой новой «идеальной» развивающей среде работа начинает быть игрой; признание и профессия становятся одним и тем же. Граница между внешним и внутренним, между «я» и « все остальные» в значительной мере стирается, и на высшем уровне развития личности наблюдается их взаимопроникновение.

Основа общинного воспитания – выбор в пользу коллективной нравственности.

Сейчас этот выбор делается крайне редко. В нашей реальности приспособляемость среднестатистического обывателя подразумевает постоянный отказ от многих глубин человеческой природы – «меньше знаешь, лучше спишь», «не высовывайся», «не витай в облаках». Отказавшись от глубин, то есть, не отвлекаясь на рассуждения о смысле жизни и любви к ближним и благе своего народа, индивид может куда успешнее решать личные вопросы выживания. Как и в джунглях, отвлечься, расслабиться – означает поставить себя в опасную ситуацию. Но, поступая так, «новые русские» многое теряют. Дело в том, что глубины человеческого существа являются, в конечном счете, источником всех радостей, способностей, как пишет Маслоу, играть, любить, смеяться, и, что самое главное для нас, быть творческим человеком. Это очень хорошо заметно на Западе – что в Америке, что в Европе. На человека, занятого накоплением капиталов там теперь смотрят с некоторым сочувствием. Разумеется, не в дорогих ресторанах и казино, а в среде нормальных людей. Но об этом не пишут в дорогих глянцевых журналах и не показывают по ТВ.

Иными словами, на данном витке эволюции, отделение своего Я от всего мира уже можно считать проявлением патологии.

А раз так, то приближение к обратному состоянию – путь к выздоровлению.

Община – сообщество честных и умных людей, живущих по законам здравого смысла и по тем же законам воспитывающих своих детей – не только возможна, но и полезна для здоровья!

И не думайте, что это «американский» взгляд на мир. Совсем наоборот, для общества свободной рыночной конкуренции – такой подход к жизни скорее исключение из правил. А вот для русской души, всегда озабоченной вопросом о смысле существования, мысль о том, что существование не сводится к накоплению материальных ценностей, вполне естественна. Самореализация – иностранное слово, но передает-то оно очень близкое для нашей русской души состояние.

«Будем ему говорить: Смотри: в тебе такое богатство! Осуществи его!…Но он скажет: Где же это богатство, каково оно? – А ты не мерь! Ты просто творчески становись самим собой. Где не хватит ума – восполняй сердцем; где не хватит крепости – восполняй товариществом. И ты увидишь: чего ты не можешь осуществить один, то в сотрудничестве с другими ты можешь осуществить и…вырасти в свою меру творчества и радости». (Антоний Сурожский. «Человек перед Богом».)



Страница сформирована за 0.65 сек
SQL запросов: 169