УПП

Цитата момента



Не надо зудеть, ворчать и пилить! Кто это делает — тот пилит не супруга, а семейные отношения.
Семьевед со стажем

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



С ребенком своим – не поругаешься, не разведешься, не сменишь на другого, умненького. Поэтому самый судьбинный поступок – рождение ребенка. Можно переехать в другие края, сменить профессию, можно развестись не раз и не раз жениться, можно поругаться с родителями и жить годами врозь, поодаль… А ребенок – он надолго, он – навсегда.

Леонид Жаров, Светлана Ермакова. «Как не орать. Опыт спокойного воспитания»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d3354/
Мещера

СТРЕМЛЕНИЕ К ДОБРУ КАК ПРИЗНАК ПСИХИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ

(практические советы для тех, кто обременен деньгами и властью)

Родители считают себя вправе творить образ будущего своих детей, словно перед ними не личности, а чистые листы бумаги. Этот Образ будущего для ребенка извлекается из прошлого (то есть, собственной памяти) родителей, туда же добавляется жизненный опыт друзей и все это сдабривается приправой из нереализованных мечтаний. Но дети не хотят ЭТО ЕСТЬ! Они не хотят реализовывать чужой план.

Мы в Китеже называем этот феномен "эффектом манной каши". Я помню, как сильно не любил манную кашу, но моя бабушка кормила меня ей, считая, что это очень полезно. Почему она так считала? Думаю, что в детстве ее тоже кормили манной кашей. Теперь у меня свои дети и что-то в моем сознании настоятельно советует кормить их этой когда-то ненавистной мне манной кашей.

Прямой вопрос родителям:

А задавались ли вы вопросом, насколько ваш план соответствует божественному плану самореализации, который заложен в ребенка с рождения в виде талантов, наклонностей и неосознанных стремлений? Почему вы думаете, что ваш план – должен обязательно стать его планом?

При этом как-то забывается, что на дворе 21 век, можно сказать иная цивилизация, и мир, который отпечатывается в сознании ребенка, не имеет ничего общего с окаменевшими стереотипами в мозгах взрослого. Иногда попытка создать свою копию вызывается стремлением компенсировать собственные провалы - " пусть получат то, что я не успел". Такая позиция мешает самому взрослому объективно рассмотреть, что же реально происходит в душе малыша, какие цели ставит его суверенное сознание, к чему стремится и чего хочет избежать. К тому же, ни один нормальный родитель не в состоянии проконтролировать точность и добросовестность исполнения заданного им плана. Поэтому война заданного по приказу плана с внутренним, не осознанным планом развития ребенка будет все равно проиграна родителями. Последствия этой войны также очевидны - неврозы, равнодушие, затаенная злоба, инфантилизм и черт его знает, что еще.

Самые серьезные психологические травмы родители наносят, пытаясь сломать сопротивление ребенка, и делается это «ради его же блага».

Как не вспомнить выражение «душить в объятиях»? Наш многолетний опыт работы с проблемными детьми из московских семей показывает, что в их слабости, инфантильности, равнодушии к собственной жизни почти во всех случаях виноваты родители.

Все начинается с того самого «эффекта манной каши», о котором мы уже говорили. Заботливые родители неосознанно пытаются воплотить в детях свои собственные программы. Для этого, они контролируя каждый шаг и слово своих обожаемых чад. Пусть это делается мягко, пусть это делается во имя ребенка, но, учитывая авторитет, размеры и внутреннюю силу двух взаимодействующих сторон, все равно такая забота больше смахивает на тоталитарный контроль.

Вот запись одной из бесед, в которой участвовали отец (руководитель фирмы), сын (в 16 лет пораженный микробом инфантилизма) и наш психолог Марина.

Отец (с плохо скрытой горечью) – Он у меня хороший, с компьютером мне помогает, но ничего до конца не доделывает. (Сын здесь же возится с его переносным компьютером, пытаясь запустить какую-то нужную отцу программу.)

Марина – А, какие еще, проблемы вас тревожат?

Сын – Пап, давай, пока вы тут говорите, я покатаюсь на твоей машине.

Отец – Разобьешь. (Марине) Он все ломает. Ничего ему не интересно. Я его в 5 лет на теннис сам отвел, каждый день в семь поднимал на тренировки, а он бросил. У него уже тогда воли не было.

Марина – А вы пытались ее воспитывать?

Отец(раздраженно) – Да мне некогда было – я деньги зарабатывал. Его мать избаловала. Я говорю – иди на теннис, а она – пусть поспит подольше. Выгнали с тенниса. Я его потом в баскетбол записал, он , правда не хотел, но я настоял… Но он ничего до конца не доводит. Бросил. А потом, когда мы развелись, он с матерью остался, так и вообще учиться перестал. Таблетки там всякие глотать начал, у них весь класс наркоманы… (Сыну, с безнадежным сочувствием) Что сынок, совсем избаловала тебя мамка? Слабаком сделала! (сыну) Кстати, почему так по-идиотски причесался.

(Сын, при этом, весело насвистывая, осваивает папин компьютер. Он не похож на наркомана, он похож на почтительного сына. Но если папа одет в строгий костюм, то на сыне драные джинсы. У отца кудрявые, зачесанные назад волосы - сын зачесывает волосы на лоб, да еще и «прилизывает» их лаком. На отце ни перстней ни браслетов, у сына уши, нос и даже язык украшены серьгами.)

Отец – Я не понимаю, что ему нужно. Я его на свою фирму устроил, деньги ему даю, правда только на дело. Говорить с ним пытаюсь, нормальным истинам учить, а он ничего знать не хочет.

Сын – Все, пап, я наладил твой компьютер, можешь работать.

Отец – Спасибо. (Марине) Из него уже. Конечно, ничего не получится, так пусть у вас в Китеже, хоть какое-то время поживет…

А теперь представьте себя на месте сына. Пусть даже со свободным доступом к машине и компьютеру. Почувствуйте, что отец, постоянными замечаниями и наставлениями, практически лишил парня свободного пространства сознания. Юная личность должна или добровольно превратить себя в робота или вести постоянный внутренний спор с отцом. Например: «Я не все бросаю, я бросил теннис, потому что меня туда запихнули насильно. Я хотел заниматься каратэ, а ты меня записал в баскетбол. Я стал пробовать легкие наркотики, потому что меня съедала тоска и страх после твоего ухода из семьи». Короче говоря, сын много чего мог бы ответить отцу. Но взрослый просто не услышит, так как не допускает, что такое возможно. Он и Марну-то, сказать по правде, не очень слушал, когда она ему высказала некоторые из этих соображений.

Этот пример, как и многие другие должен послужить предостережением думающим родителям. Можно ни разу не шлепнуть ребенка, но так погрузить его в свое родительское вязкое, обтекающее сознание, что личная инициатива и тяга к самостоятельному независимому познанию будут уничтожены.

Как правило, родители советуют правильные вещи, но они этим не ограничиваются, они ожидают еще и немедленного принятия своих замечаний детьми как команд к исполнению, и при этом еще позволяют себе роскошь ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ТЕРРОРА.

У открытых, оптимистичных, внимательных родителей, эмоциональная жизнь ребенка похожа на уверенную прогулку по широкой ровной дороге, плавно ведущей вверх. В неблагополучной семье ребенок идет по эмоциям родителей, как по горной тропе – он спотыкается на порицаниях, сжимается на окриках, теряется при равнодушном молчании.

Взрослые, работающие с проблемным ребенком, а тем более, приемные родители, должны контролировать проявление своих собственных чувств. Эмоциональная реакция, особенно непонятная ребенку, всегда очень болезненна и в какой-то ситуации может нанести куда более глубокую душевную рану, чем физическое наказание.

Вы – взрослый, и, конечно имеете право на роскошь чувствовать и демонстрировать свои чувства. Но какое отношение такая стратегия имеет к развитию личности ребенка? Это же простое управление маленькой личностью. Если она не забита и не задавлена, то осознанно или бессознательно будет противиться этому давлению. В прошлом послушному сыну или любящей дочери тут становится уже не до согласия или несогласия, им не надо никаких благ, теперь личность борется за главное – за свободу, за то, чтобы вернуть себе рычаги управления из заботливых рук родителей. Эта борьба может проявляться в прическе или попытке убежать из дома, а может и найти выход в полном равнодушии к собственной судьбе. Для многих людей, независимо от их возраста, возможность обидеться, найти виновного в своих неудачах – это излюбленный способ оправдать свой страх перед жизненными проблемами. Возможность возложить вину за свои неудачи на кого-то другого и отказаться от самореализации, иногда также сладостна, как и одержанная победа. В таком случае виновными выступают родители. Эта позиция устраивает многих неуверенных в себе детей, так как снимает с них груз ответственности, необходимость соответствовать высоким запросам. Найдя виновных, они затаиваются и уходят в глубокую защиту, внешне оставаясь послушными и вежливыми.

При таком развитии событий от родителей требуется удвоенная внимательность, способность видеть за внешним благополучием реальные изменения в детском сознании. Помощью психологов позволяет на ранних стадиях исправить положение. Но, если родители очень заняты, то проблему в любимом ребенке они разглядят годам к 15, когда начнутся прогулы в школе, отказы сдавать экзамены и получать профессию, то есть брать ответственность за свою судьбу на себя.

Ну а дальше этот ребенок становится, как мы говорим в Китеже, «нашим клиентом». Теперь он выпадает из упорядоченного, потока жизни, где надо напрягаться, соответствовать требованиям и познавать законы взаимоотношения людей. Начинаются побеги из дома, и как вариант того же эскапизма - ухода в виртуальную реальность компьютера, секту или наркотики.

Когда ко мне на беседу приходят родители и начинают нашу встречу с рассказа о проблемах дочери или сына, они чаще всего рассказывают о своих собственных проблемах. Чаще всего в детях, как в зеркале, отражаются все перипетии семейной жизни родителей. В таком случае лечить надо, прежде всего, самих взрослых.

Я позволю себе передать один из основных постулатов нашей педагогической системы графически. У всех родителей есть возможность затрачивать определенную часть своих интеллектуальных, эмоциональных и духовных усилий на то, чтобы ежедневно отслеживать изменения личности ребенка и, чередуя «вызовы», препятствия и поощрения, направлять вектор этих изменений в сторону его наиболее полного развития. Без сомнения, это труд, требующий самоотдачи и дисциплины. Но только такой путь гарантирует установление глубинного взаимопонимания, доверия и любви. Отношения между ребенком и родителем, которые развиваются в этом случае год за годом, позволяют взрослым быть в курсе проблем и сомнений, которые терзают растущую душу. При таком развитии отношений удается влиять на поведение ребенка «изнутри», на уровне постановки целей и нравственных оценок.

Как ребенок смотрит на мир, так и мы должны время от времени смотреть на ребенка – с изумленным доверием, переходящим в яркие переживания единства со всем сущим и, конечно, любви.

Любовь – это способ познания и одновременно лучшая терапия!

Если такая привычка сформирована, то и пресловутая проблема «отцов и детей» теряет остроту.

Ни наука ни религия не могут понять, откуда появляются в личности стремления и способности, но д ля нас сейчас важно, что они не всегда отвечают ожиданиям родителей. Нравственная и гражданская задача родителей вовремя распознать этот потенциал и помочь его раскрыть, так как только полная реализация поможет ребенку превратиться в гармоничную, самодостаточную, счастливую личность.

Есть некий соблазн противопоставить людей, стремящихся к удовлетворению лишь основных потребностей и людей, ориентированных на реализацию своего творческого потенциала.

В каждом из нас намешано и того и другого – «меж ангелом и бесом». То есть, потребности высокого порядка вполне уживаются и со стремлением удовлетворить и самые примитивные желания. Но в здоровой натуре, окруженной здоровой средой, высшие потребности в творчестве, любви и познании по мере взросления все-таки берут верх.

Для наших прикладных целей мы можем сформулировать следующий общий закон человеческой природы - развитие и применение творческих способностей приносят индивиду больше счастья и удовлетворения, чем возможность регулярно пить французский коньяк. Коньяк, впрочем, тоже никому не вредит, если он стоит на определенном месте иерархии потребностей.

Но если эта иерархия не выстроена…

У некоторых детей программа нормального развития разрушается в результате неправильного воспитания или жизненной трагедии, например, потери родителей.

Парадоксально, но факт! Наш многолетний опыт работы с детьми из детских домов и детьми, которых мы берем из вполне благополучных и состоятельных семей, показывает, что их проблемы, увы, весьма схожи. У первых эта воля тихо умерла за ненадобностью под гнетом материальных благ и отсутствия реальной необходимости напрягаться…У вторых убита воля к успеху в силу недостаточной информированности и чуждости внешнего мира. Еще одним фактором риска в богатых семьях выступает отсутствие духовных ориентиров. Эта констатация не несет никакой моральной оценки. Этих ориентиров чаще всего мешают родителям «делать деньги», поэтому отбрасываются за ненадобностью. Ну а в тех семьях, где общечеловеческие ценности все-таки уживаются с большими деньгами, там у родителей просто нет времени, чтобы поделиться этими самыми «ценностями» со своими детьми.

Это самая распространенная ошибка родителей – считать, что их дети прежде всего нуждаются в «мобильниках» и билетах на рок-концерты. Дети, как и вообще все люди, нуждаются в любви, понимании и поддержке. А вот, когда родители закрывают от них свой мир, тогда дети пытаются компенсировать дефицит самым примитивным способом – ищут тех, кто их поймет на стороне, включаются в другое поле сознания, берут цели и нравы у тех тинейджеров, которым уже посчастливилось создать свой отличный от взрослых мир. Причем, здесь возможны самые широкие варианты – от кружка побренчать на гитаре в подъезде, до наркотиков и тоталитарных сект, которые с радостью предлагают новый Образ Мира и круг «друзей» готовых принять в объятия. И юные души, выпадая в припадке истерии из родительского гнезда, просто летят по воле случая - кто где зацепиться, тот там и останется. А вот если бы у ребенка был разум, да еще высокая цель, которая требовала бы напряжения воли, обретения знаний, самоотдачи, то и с психикой у него все было бы в порядке.

По научному у А. Маслоу это звучит так: «В любом случае, психологическая жизнь личности, во многих ее аспектах, проживается в одном ключе, когда личность зациклена на «ликвидации дефицита», и совершенно в другом, когда она руководствуется «метамотивацией», то есть, сосредоточена на самоактуализации».

АРХИТЕКТУРА СОЗНАНИЯ

Грудной ребенок познает мир всем телом, расширяя давление во все стороны, словно волна, разбегающаяся из одной точки. Он плотно и упруго заполняет собой все пространство. Но вот, если натыкается на боль, то его разум обтекает плотности боли, оставляя лагуны, пустые места.

Этот процесс живо и объемно описан в книге этнопсихолога А.Андреева «Магия и культура в науке управления». «Постарайтесь увидеть, что ребенок все детство постоянно обо что- бьется, трется, режется, обжигается… Что запоминает ребенок? Точнее, что хранит его память? Получается, что Образ Мира, лежащий в основе Разума, - вполне определенно психологическое явление, не имеющее отношения ни к каким картинам мира, в том числе и научному. Это вовсе не представление и ни к какому намеренному воздействию и никаким изменениям не поддается если, конечно, не знать как воздействовать… Образ мира – это наши знания об устройстве мира и о том как в нем жить. Эти знания уложены в таком виде, что мы даже и не оцениваем их как знания и даже вообще их не замечаем. Тем не менее, они очень действенны и правят всем… Чем старше мы становимся, тем лучше мы познаем мир – природу и тем меньше налетаем на боль от природных явлений, но зато все больше начинаем познавать мир-общество».

Человек накапливает, НАСЛАИВАЕТ опыт взаимодействий и взаимоотношений, но даже обретение нового опыта проходит через фильтр опыта предыдущего. В некоторых случаях новое и непривычное вообще не осознается, так как не имеет образца в памяти.

Помните, как в «Унесенных ветром» героиня, сталкиваясь с не переносимой болью говорила: «Я подумаю об этом завтра». ( В психологии маневры, посредством которых мы уходим от осознания болезненных истин и отражаем попытки терапевта помочь нам увидеть истину, называются «резистенцией», или сопротивлением.)

Она была поистине выдающейся натурой, так как большинство говорят: «Я об этом никогда не буду ни думать, ни вспоминать, потому что не хочу возвращения боли». Уместно предположить, что есть целые пространства внутри сознания, которые разум человека аккуратно обходит, чтобы не вызвать боли. Но эти черные ящики продолжают работать!

«Мы - людоеды, как луковицы, - сказал Шрек своему другу ослику, - в нас много слоев». Этот героический персонаж мультфильма выглядел грубым, необщительным, эгоистичным монстром, но оказался на поверку добрее и человечнее, чем люди, окружающие его. Вы пробовали когда-нибудь чистить луковицу?

Человеческая личность не всегда поддается логическому пониманию.

В ребенке есть не мало качеств, которые родители склонны трактовать как дурные. Но, если они лежат в основании пирамиды личности, то выбивать их из него, во-первых, очень трудно, а во-вторых, - опасно. Мы ведь не обладаем рентгеновским зрением, чтобы просветить структуру сознания и понять иерархию и внутренние связи этих качеств. Они появлялись не вдруг, они плотно уложены в иерархию, на плохие качества, возможно, опираются какие-то необходимые части внутренней конструкции сознания, выбив их, можно обрушить всю хрупкую конструкцию личности.

«Высшая природа человека опирается на его низшую природу, как на основу, и без этой основы просто способна рухнуть… Лучший способ развить высшую природу – это сначала реализовать и удовлетворить низшую природу». ( А. Маслоу. Психология бытия.)

Где-то в 3-4 классе у меня во дворе завелся враг. Его звали Юрка. Он был сильнее меня и, как теперь принято говорить, склонен к насилию. Из-за него я боялся выходить во двор. Но из-за него я впервые задался вопросом, а как научиться противостоять грубой силе. И мои родители воспользовались этим противостоянием, чтоб объяснить мне пользу зарядки. Еще года три я готовился к борьбе со своим страхом и слабостью в лице Юрки. Именно его образ заставил меня бегать кроссы и до седьмого пота молотить кулаками подушку. Итоговой драки так и не произошло – я стал сильным и это внутреннее ощущение уже не требовало внешних подтверждений в виде мордобоя. Но стал бы я сильным, если б мою решимость не питали страх и ненависть?

Как сказали бы на Востоке - «Наши враги являются нашими лучшими учителями».

СИЛА И ОПТИМИЗМ КАК ВЫСШИЕ ДОБРОДЕТЕЛИ ЗАРОЖДАЮЩЕЙСЯ ЛИЧНОСТИ.

Даже конфликты родителей с детьми могут оказаться очень плодотворными с точки зрения обретения опыта и развития.

Святославу было два с половиной года, когда мама впервые решилась уехать на несколько дней и предоставить мне возможность потренироваться укладывать ребенка спать. Святослав планировал продолжать игру и отказался подчиниться. После получаса бесплодных попыток уговорить сына я совершенно не педагогично вышел из себя и шлепнул его по попке. Это подействовало, но как-то необычно. Сын не стал плакать. Да, глаза покраснели и набухли слезами, но даже стал укладываться в постель. Я выключил свет и слушал с умилением, как рядом сопит обиженный, но не сломленный духом сынок. «Я уйду в детский садик, – донеслось из кроватки. – Я уйду, а ты будешь скучать и плакать».

Я промолчал, скрывая радость. Теперь я знал, что мой сын действительно любит меня. Этот феномен в психологии называется переносом. Святослав пытался напугать меня тем, чего сам боялся больше всего на свете.

Меж тем, сын, неправильно поняв мое молчание, нанес еще один удар: «Тебя, папа, мама не любит. Она меня любит. А ты будешь плакать».

Я ничего не ответил сыну. Пусть думает, что последнее слово осталось за ним. А мне в утешение досталось осознание совершенно нового факта - оказывается, мой сын уже прекрасно разбирался в тонкостях наших взаимоотношений. Он знал, что в нашей семье дорожат любовью. Поэтому, он искал и безошибочно нашел, возможное, уязвимое место отца. Как он его нашел? В собственной душе, куда он не побоялся заглянуть! Он не разделяет нас! Он чувствует: что больно для него самого, то больно и для папы. Он подчинился грубой силе, но не сдался на уровне сознания и продолжал бороться собственным способом.

Это значит, что он имеет опору внутри себя. К тому же, он доказал, что способен отождествить себя с родителями, по-новому взглянуть на проблему и вместо привычной эмоциональной реакции (слезы или крик) найти достойный интеллектуальный ответ.

Не исключаю, что, лежа в постели, он строил планы: «Вот когда я стану большим, я тоже отшлепаю папу…» Так оно, скорее всего, и было – ведь здоровые дети живут устремленностью в будущее, спешат вырасти, обрести новые навыки и умения, увидеть и испытать как можно больше, нести ответственность, оправдать доверие.

В полном соответствии с теорией Эриксона о стадиях роста, Святослав уже с трех лет демонстрировал страстное желание выйти из роли маленького. Он пытался мыть посуду, подметать пол, включать телевизор и топить печь.

Осознав это, я дал себе мысленный приказ: «Не мешать! Пусть дерзает. Надо предоставить возможность пробовать и не наказывать за провал».

Дайте ребенку возможность совершать ошибки! Можно сразу предположить, что его попытки помочь вам с мытьем посуды обернется убылью сервизов. Ну и примите это как жертву

богам. Аккуратно объясняйте ребенку, что бить чашки не хорошо, но все равно закусив губу поощряйте его усилия помочь вам. Если вам не удастся преодолеть себя, то он останется неумехой или вырастит в человека с подавленной инициативой - конформиста.

Гуманистическая психология утверждает, что нормальный ребенок с интересом и удивлением тянется ко всему, что составляет его внешний мир, он также легко и непринужденно демонстрирует свои навыки и умения. Привыкнув получать от этого удовольствие, он усиливает давление в этом направлении – так происходит развитие с постоянным чувством наслаждения. Стремление к новому переживанию ведет к новому познанию.

Проверьте своего сына. Умеет ли он удивляться? Любит ли узнавать новое? Надо ли приманивать его к урокам обещанием конфетки или для него учеба и есть поощрение само по себе. При условии, что это его свободный выбор, а не принуждение родителей. Если ответы на эти вопросы положительные, значит, Вас можно поздравить – ребенок наделен душевным здоровьем.

Результат этого - непрекращающееся познание мира во всех направлениях, и, разумеется с нарушением ваших же запретов. НАУЧИТЕСЬ РАДОВАТЬСЯ, ДАЖЕ ТОГДА, КОГДА ЭТОТ ПРОЦЕСС ВРОДЕ БЫ НАПРАВЛЕН ПРОТИВ ВАС.

Чашка разлетается вдребезги. Рука непроизвольно тянется к ремню. Вот тут-то и необходимо перевести фокус своего сознания с ничтожных бытовых потерь на научный аспект происходящего. Вдумайтесь, что на ваших глазах происходит величайшее таинство обретения жизненного опыта. Уже существующая внутри программа толкает ребенка расширять границы возможного, а результаты этих попыток тут же обрабатываются и в свою очередь обеспечивают корректировку программы. Врежете сейчас или разоретесь, и он на всю жизнь запомнит, что инициатива наказуема. А то и еще хуже – начнет бояться родителей, тогда вы вообще лишитесь возможности вносить корректировки в программу. Расслабьтесь и любуйтесь ребенком. Насколько он естественнее, солнечнее любого взрослого. Пространство его сознания просторно, прозрачно, пластично, еще не застыло в железобетонности убеждений. Это сознание выходит за пределы тела ребенка невидимыми лучами вопросов, оно собирает впечатления, трогает окружающие предметы, потоки, энергии. И направлено оно сразу во все стороны, ибо все интересно и все имеет значение. При наличии фантазии можно представить некое подобие мыльного пузыря или кокона, внутрь которого заключен маленький хозяин Мира. Стенки этого кокона собирают информацию, но и защищают сознание ребенка от растворения в потоке сознания окружающих. Пузыри бегут по потоку, не растворяясь в нем. Внутри кокона находятся все необходимые ребенку представления о мире, обеспечивающие его мыслительный процесс и нормальную деятельность. Понемногу свободное «разряженное» пространство сознания начинает обретать постоянную форму и заполняться. Так формируется Образ Мира. Он строится из образцов поведения и представлений, которые формируются из личного опыта, воспоминаний, а также фантазий, надежд, обид и вообще всякого хлама.

Итак – мы поощряем в ребенке САМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ и признаем за ним право на проверку.

В нашем случае «защитить» означает «объяснить и подготовить».

Вы не можете следить за ребенком весь день, но вы можете посвятить ему полчаса вечером для душевной беседы за чаем. Этого хватит, чтобы окинуть взглядом весь прожитый день, выделить главное, оказать поддержку, намекнуть на ошибки и даже выслушать исповедь. Лишь бы это стало необходимым элементом культуры вашего общения.

Тогда родитель превращается и в Учителя, вернее, в спутника, готового строить искренние, уважительные отношения с детьми, населяющими этот мир. Профессиональное и личное сливаются здесь в одно целое. «Сотрудничество» становится ключевым словом этой общности.

Свободное воспитание отнюдь не означает предоставление полной свободы. Отсутствие рамок само по себе вызывает опасение перед неизвестностью и невроз.

Видели, как кошка находит в комнате пустую коробку и ложится спать в закрытом пространстве? Любимое развлечение Святослава и его брата Васьки строить из стульев и покрывал маленький домик и прятаться там. Пространство, скроенное по их маленьким размерам, внушает детям больше доверия. Но те же законы действуют в Мирах сознания. Ребенку необходимо чувствовать границы дозволенного. Он опирается на одобрение и порицание, как на стены. Бесконечное расширение границ вызовет страх. Внешнее окружение необходимо ребенку, поощрение и установка границ способствует его развитию. Но при этом у него должна оставаться свобода выбора в достаточно широких изначальных рамках. Например, выбор, какой игрушкой играть и какой набор с кубиками использовать.

«Возьми эту игрушку и делай, что хочешь» или «Возьми любую игрушку и сделай что хочешь!» Вторая форма предпочтительнее. «Но если сделать не получается, скажи, и я помогу тебе». Мой сын всегда делает первую попытку сам – он будет отстаивать это право до истерики, но если после ряда попыток ему не удалось достичь результата, он спокойно просит помощи, и это не ущемляет его свободы и самоуважения.

Но дождитесь, пока он сам попросит о помощи!

Навязанный извне опыт не имеет такой цены в сознании ребенка и, похоже, даже не проникает внутрь его личности. По идее, даже в школьных условиях, предпочтительнее было бы сунуть план в корзину, и преподавать именно то, что в данный момент вызывает наиболее сильный интерес. (Молчу, молчу, это подорвет самую совершенную систему среднего образования…) Короче говоря, правильный родитель – это тот, кто не воспитывает, а проживает с ребенком наиболее важные этапы, позволяющие открыть что-то новое.

Но вернемся немного назад. Святослав несколько раз ударил головой в стену. «Родился под знаком овна и вот, пожалуйста, упрям, как баран!» - решили мы с женой. На другой день Святослав снова повторил удар головой в стену. Убедился, что мягче она со вчерашнего дня не стала, и больше не рисковал. Говоря научным языком, он провел эксперимент и только после этого занес полученный опыт в собственную память. Теперь ему не надо ставить опыт, чтобы убедиться, что удар в стену приносит боль. В его сознании образ стены теперь накрепко связан с чувством боли. Также и все остальное, впервые встреченное, подвергается доскональному, хоть, по мнению взрослого совершенно сумбурному изучению, а потом заносится в память. То, что лежит в памяти, автоматически проявляется как образец при последующих встречах ВСЮ ЖИЗНЬ. И сам процесс принятия решений взрослым человеком больше походит на поиск образца в архиве.

В ситуации выбора испуганный ребенок обратится к архиву, любознательный потянется за новым….

Для слабых натур всегда проще достать готовое решение, не отягощая голову особыми рассуждениями и сомнениями. Но, когда перед ними оказывается неизвестное явление, аналогов которому в памяти не обнаруживается, то сознание выключается. Внешне это проявляется застывшим взглядом и прекращением общения, а бывает, что и во взрыве неконтролируемой ярости.

Ребенок «тормозит». Но хочется удержать родителей от попыток подтолкнуть его вперед. Вмешательство он примет за агрессию и «затормозит» еще больше.

Здесь не существует общих правил. Для одного ребенка будет обидно слушать ваши шутки, для другого непереносимо равнодушие, для третьего даже подбадривающая фраза – «ты у нас все можешь» станет символом насилия. Все случаи индивидуальны. Главное, не важно то, что вы имеете в виду. Важно то, как это воспринимает ваше чадо.

Если внешний мир бьет по ребенку, то тонкие стенки кокона укрепляются, постепенно превращаясь в панцирь. Панцирь спасает душу ребенка от боли, но препятствует ее росту и вообще любым контактам с внешним миром. Если здесь уместна аналогия с миром насекомых, то можно сказать, что ребенок закукливается.

«Долгие месяцы, иногда годы, могут жить насекомые в стадии глубокого покоя, или диапаузы. Наступает она при неблагоприятных условия: в наших широтах зимой, в пустынях и тропиках – в сухой сезон. Тогда всякий рост прекращается, обмен веществ падает до самого низкого уровня. Насекомые могут впадать в диапаузу на разных стадиях развития: одни покоятся в виде яиц, другие – личинок, куколок и даже взрослых например, колорадские жуки». ( Мир животных И.Акимушкин ст. 13)

То же самое происходит и с душой ребенка. Она не растет, а выжидает появления благоприятных внешних условий. Потом начинается бал – взмах волшебной палочки и Золушка превращается в красавицу. Великий сказочник Шарль Перро, очень точно отмечает необходимые психологические условия сопутствующие этой метаморфозе. Золушка по условиям сказки уже хотела поехать на бал, более того, она была готова предпринимать определенные усилия, чтобы добиться этой возможности -перебирать горох, сажать розы и т.д. Принцесса уже жила в Золушке, как программа превращения куколки в бабочку. Фея лишь подала сигнал о наличии благоприятных внешних условиях. Беда реальных детей состоит в том, что они не допускают возможности такого преображения и поэтому даже появление красивого платья и сказочной кареты не делают бал и принца более достижимыми.

Сказки напоминают нам о том, что в человеческих отношениях счастье недостижимо без вмешательства волшебства. Но можно сказать и так, сказки показывают идеальные законы, которые ищут своего воплощения в совсем не идеальных условиях нашей цивилизации.

Реальные законы проступают сквозь ткань мифа, в очевидном, удобоваримом для человека виде. Поэтому герои романа «Властелин колец», вышедшие из-под пера Дж. Р. Толкиена смотрятся реальнее наших современных политиков и бизнесменов. Полурослики воспринимали мир в простых образах и простых отношениях. Хоббиты – дети. Они наивны и любознательны, завистливы и склонны к лени. Но все это свойственно детям. Главное, они обладают счастливой детской способностью - не задумываться о мире за границами своей страны. Толкиен с удивительной точностью объясняет, почему в их сердцах нет страха – «Сотни лет ничего не случалось… Их охраняли». Ребенок не знающий страха, выросший в безопасном окружении маленьких «посильных» вызовов – легко пересекает границы своего мира в поисках новых стран. У Толкиена эти страны расположены на земле и населены эльфами да гномами. В сознании ребенка существует множество не менее волшебных стран, более того, с развитием сознания ребенка, их число растет, а границы расширяются.

И по ним идут отважные хоббиты, встречая на своем пути одно препятствие за другим. Эти испытания судьбы подобраны «в меру» хоббитов, позволяя им одерживать маленькие победы, свыкаясь с опасностями мира и возрастая пропорционально в своих силах. Хоббиты осваивают окружающий мир и самих себя. Препятствия расставлены в такой последовательности, что делают восхождение героев постепенным. Они охватывают весь спектр важнейших качеств характера, которые необходимо развить в гармоничной взрослой личности.

Если ребенок не хочет выходить за рамки безопасной Хоббитании, не стремится ломать игрушки, то есть делать открытия, то необходимо пробудить в нем эту способность, НАУЧИТЬ замечать чудеса вокруг себя. Не начав внутреннее «путешествие хоббитов», детская личность не подготовит себя к подвигам взрослой жизни.

Взрослый просто обязан помочь, а это означает – принять правила игры, стать добрым волшебником, проводником по этой стране сказок. Бывает немного неудобно играть в сказки, когда сам уже с головой погружен во взрослые дела. (Какие, к черту, эльфы, когда голова забита финансовыми сделками, компьютерными программами или новостями об очередной не сказочной войне.) Но поймите, ребенка вы можете потерять именно в сказочной войне! Там он отрабатывает сценарий будущей жизни. Там ему понятней, безопасней. Пока он не победит волка в сказке, он не станет храбрецом в настоящем лесу!

Ребенок живет в двух мирах: телом - в реальном, вернее материальном мире, большей частью сознания - во втором, внутреннем мире фантазии. Внешний реальный мир ребенок, как правило, игнорирует. (Контроль сохраняется только на уровне достаточном для того, чтобы не биться в столбы и не падать в канавы.) Он путешествует по великим пространствам, создаваемым для него писателями и сказочниками, а зачастую, и его собственной фантазией.

Шестиклассница Наташа после чтения «Мцыри»: «Я сегодня впервые, как-то по-особому, читала книгу и почувствовала себя внутри. Там был герой… мальчик. Ну, мне показалось, что он - это я. Те же чувства, проблемы… Прожив немного в нем, я поняла лучше свою жизнь».

Семиклассник Андрей: «Я тоже ныряю в книгу. Сначала смотришь - буковки, буковки. А потом ты уже внутри и живешь чужой жизнью».

Рассказ детей о проникновении в пространство художественного произведения, в пространство книги надо воспринимать буквально. Мы говорим о таком состоянии человека, когда он забывает о своей материальной оболочке, о материальной реальности вокруг него и перемещает свое сознание в пространство, созданное для него гениальным писателем. Ну, если и не гениальным, то обязательно талантливым. В бездарных произведениях нет пространства, туда нельзя нырнуть, они, словно, выталкивают тебя назад, в реальность.

Не смущайтесь кажущейся нелепостью постановки вопроса. В начале прошлого века те же мысли всерьез высказывал Н.А.Бердяев: «Я вижу смысл искусства в том, что оно переводит в иной, преображенный мир. Оно освобождает от гнетущей власти обыденности и тогда, когда художественно изображает обыденность. Я называю буржуа по духовному типу всякого, кто наслаждается и развлекается искусством как потребитель, не связывая с этим жажды преображения мира и преображения своей жизни… Моя оценка романа связана со способностью автора заставить меня войти в свой мир, иной, чем окружающая постылая действительность». ( «Самопознание» с.329)

Человеческому сознанию дана уникальная способность входить в пространство книги, отождествлять себя с героями, сопереживать и т.д. Увы, далеко не все дети это умеют. Как мы говорим в Китеже «колесики сознания не зацепляются» за чужую реальность. Ребенок читает слова и предложения, но не погружается в пространство произведения. Мы уже говорили, что любой даже чужой опыт может быть усвоен нашим сознанием, только если он эмоционально пережит. Не каждому дано делать выводы, просто наблюдая течение жизни, не каждый может за цепью событий увидеть закономерность и в таком виде, освоить ее как обретенный опыт. Талантливая книга – это специально подготовленная к потреблению эссенция чужого опыта. Настоящее произведение искусства пробуждает и чувства и интеллект, то есть заставляет нас и мыслить и переживать одновременно, а это и создает необходимые условия для правильного усвоения жизненных истин. Книга дает шанс прожить много жизней, примерить не себя чужие, несвойственные роли и судьбы, убедиться в приемлемости или неприемлемости для тебя лично того или иного жизненного сценария. Но книга подобна пещере Алладина. Надо знать магическое заклинание, чтобы вход к сокровищам открылся.

Каждый получает право на клад в соответствии со своим душевным строем и мерой своих сил. Более того, одна и та же пещера для разных людей оказывается то переходом в иную реальность, то экраном со множественными виртуальными мирами, то просто складом информации, сродни библиотеке.

У некоторых детей, как и у Алладина, есть право крови на свободный допуск в пещеру. Других надо учить. Причем, для поверхностного взгляда между этими детьми нет никаких различий. Оба прилежно сидят с книжкой в руке. Но один может заплакать, отказаться идти спать, пока не дочитает, сказать про главного героя – «я бы хотел оказаться на его месте». Это значит, ваш малыш начал путешествовать по мирам, также как и лорд Корвин путешествовал по Теням Амбера. Это очень серьезно!

Десятиклассница Маша П. в сочинении после чтения фантастического романа «Дюна»: «Я ухожу туда, к Муаддибу, всегда, когда мне особенно трудно. И вглядываясь в его жизненный путь, я вижу, что все мои проблемы меркнут на фоне испытаний, которые пришлось выдержать ему. Оставшийся без родных и близких, потерявший свой кров и привычный образ жизни, окруженный людьми, совершенно не понимающими его устремлений. Раз он победил в таких условиях, значит, можем победить и мы. Я черпаю силу и надежду из этой фантастической истории, так как в ней есть какая-то доля истины. Герберт уловил, что-то очень важное в основных законах развития».

Итак, учитесь совершать волшебные путешествия, чтобы стать надежным проводником по этим странам для своих детей. Не рассчитывайте, что школа научит.



Страница сформирована за 0.13 сек
SQL запросов: 169