УПП

Цитата момента



Тот, кто слишком верит фактам, рискует не увидеть законов.
Марсель Пруст

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



При навешивании ярлыка «невежливо» следует помнить, что общие правила поведения формируются в рамках определенного культурного круга и конкретной эпохи. В одной книге, описывающей нравы времен ХV века, мы читаем: «когда при сморкании двумя пальцами что-то падало на пол, нужно было это тотчас затоптать ногой». С позиций сегодняшнего времени все это расценивается как дикость и хамство.

Вера Ф. Биркенбил. «Язык интонации, мимики, жестов»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/israil/
Израиль

А ТЕПЕРЬ ОНИ ПОШЛИ В ШКОЛУ…

У детей с нормальной динамикой развития возраст с шести до одиннадцати лет - золотой период. На этой стадии особенно ярко проявляется трудолюбие, чувство долга и стремление к достижению успехов. Ребенок еще хочет учиться в школе, если конечно, взрослые не предпринимают специальных усилий, чтобы подавить это стремление. На этой стадии ребенка не должна удовлетворять безответственная похвала или снисходительное одобрение. Его личность растет в испытаниях, питается одобрением значимых для него людей. Ребенок замечает, что его окружает ОБЩЕСТВО и начинает строить свои отношения с этой новой для него сущностью. Откуда он получает информацию? Из личного опыта и разговор родителей. Поэтому, в этот момент родители просто не имеют права допускать различия в оценках, двойной стандарт. Это может запутать растущую личность, поселить неуверенность и безверие. За каждым серьезным достижением должно следовать четкое подкрепление одобрением. Фраза родителя – «я не привык хвалить» - является должностным преступлением.

Если ребенок в семье получает одну информацию, а на улице - другую, то возникает риск утраты родительского контроля.

Знакомство с обществом начинается у детей со школы. Обстановка в классе становится проекцией огромного мира, фундаментом для всех выводов и обобщений, которые сделает маленькая личность на будущее.

Так формируется отношение к учебе, школе, в широком смысле – к постижению Мира. Для многих детей здесь же начинаются первые серьезные вопросы – «Где мое место в мире детей и мире взрослых».

С первого по пятый класс дети пытаются быть послушными. Просто они никак не могут понять, зачем им все это надо.

Для большинства детей, попавших в Китеж, эта проблема была центральной. Мы пытались сделать все, чтобы процесс учебы не вызывал страха или отвержения. Школа должна притягивать и успокаивать, учитель – вызывать доверие и любовь. Но все вышесказанное справедливо для ЗДОРОВЫХ детей.

БОЛЕЗНЬ

Ребенок, выросший в благоприятных условиях, сосредоточен на себе и не пытается контролировать поступки родителей – он уверен, что они рядом и в случае необходимости подстрахуют его.

Уверенность в собственной безопасности позволяет ребенку сотрудничать, беседовать, учиться, устанавливать стабильные отношения любви и ПРИВЯЗАННОСТИ с окружающими.

Он пребывает в блаженстве неведения опасностей окружающего мира и поэтому легко идет вперед, обучается, дерзает и наслаждается жизнью.

Дети, лишенные постоянного родительского внимания, вынуждены постоянно думать о собственной безопасности, контролировать окружающий мир, не давая себе расслабиться.

Утрата чувства безопасной привязанности может быть связана с болезнью, травмой, потерей близких, отвергающим или враждебным поведением родителей, короче, с неким событием, нанесшим глубокую душевную рану и заставившим расстаться с образом безопасного и стабильного мира.

Дети, теряя доверие к родителям, теряют и интуитивное ощущение пути к собственной самореализации и качества, необходимые для продолжения реализации своей миссии. Инстинкт самосохранения властно диктует урок – «обо мне некому заботиться, поэтому я сам должен позаботиться о себе».

В семьях неблагополучных (попросту много пьющих), ссоры и равнодушие мешают ребенку сосредоточиться на чем либо, кроме задачи выживания. В его сознании формируется образ опасного, непредсказуемого мира. Поэтому, он боится проявлять самостоятельность ибо не знает, как среагируют родители. А они реагируют то так, то сяк. Ребенок запутывается. Он не понимает, за что его ласкают, за что бьют. Ему не к кому прислониться, чтоб погладили. Какое уж тут самостоятельное познание мира, когда надо все время следить за родителями, не случилось бы чего. Так формируется пассивный тип личности.

ВСЕ ЭТИ ДЕТИ независимо от того, есть ли у них родители, и даже независимо от размера годового дохода этих родителей, нуждаются в помощи.

Они переживают общую трагедию – потерю дороги к предназначенному будущему.

Что делаем мы, когда теряем дорогу? Возвращаемся обратно и ищем дорогу, или же ищем того, кто может нас взять за руку и повести туда, где все еще ждет счастливый ребенок их детства.

Известный американский философ Абрахам Маслоу сформулировал педагогическую парадигму так – « здоровой в полном смысле слова может считаться только личность, имеющая стремление к развитию».

«Здоровые люди уже в достаточной степени удовлетворили свои основные потребности в безопасности, сопричастности, любви, уважении и самоуважении и потому могут руководствоваться прежде всего стремлением к самоактуализации (понимаемой как непрерывная реализация потенциальных возможностей, способностей и талантов, как свершение своей миссии, или призвания, судьбы и т.п., как более полное познание и, стало быть, приятие своей собственной изначальной природы, как неустанное стремление к единству, интеграции, или внутренней синергии личности.)»

Пока ребенок не удовлетворит СОБСТВЕННЫЕ основные потребности в безопасности, любви и самоуважении, он просто останется глух и слеп к самым очевидным свидетельствам преимущества вашего мира. Ведь чтобы убедиться в красоте окружающего, надо вылезти из собственного панциря. А именно этого и не допускает инстинкт самосохранения маленькой личности.

НЕ проявлять эмоции –не нарваться на неприятность

Если дефицит безопасности или любви, или чего-то еще не был ликвидирован на ранних стадиях развития, то ребенку надо дать возможность в ускоренном ритме все-таки дополучить, все, чего он был лишен. Тогда у него появляется внутренняя уверенность и желание развивать успех.

Итак, общий план терапии – помочь ребенку вернуться к тем воспоминаниям, где он был счастлив и именно оттуда начать новое путешествие, восполнить пробелы, удовлетворить детские потребности в игре, в привязанности, в сказках и мечтах, давая возможность прожить непрожитое, насытится свое прошлое, туда, где живет память.

История восьмиклассника Володи

«Сначала, как я себя помню, родители не пили, они обо мне заботились, какие-то деньги зарабатывали. Потом, после рождения третьего братика, они стали пить. Их бабушка ругала – я их ругала, я ругал, а они все равно пили.

Но я же помню, что они были другими. Это как-то вселяло надежду. (Девятилетний Володя стал и папой и мамой для своих младших братьев. Он кормил и одевал их, водил гулять.) Потом приехали какие-то дяди и тети, сказали – забираем в детский дом. Я пытался драться, отбивал Женьку и Сашку». А потом подумал и сам добавил: «Мои родители были хорошими, но гады, я любил их … Вот так, любил, но они гады».

Это очень важно, что он успели испытать любовь в своей жизни. (Ну вот, я уже перестал употреблять умный термин «безопасная привязанность».) Важно, что он познал, как хорошо, когда тебя любят, поэтому он смог в свою очередь дарить любовь и заботу своим младшим братьям. Когда условия в его жизни изменились (диапауза закончилась) Володя ожил. Всего через месяц после попадания в Китеж он начал активно учиться, играть в театре, легко сходиться со взрослыми и детьми. «Я никогда не думал, что могу быть лидером. Как-то привык не высовываться. В детском доме все всего бояться. Здесь в Китеже я узнал, что я по натуре лидер. Здорово! Я даже когда слышу эти слова – « по натуре лидер», во мне все возбуждается».

Аналогичные проблемы часто переживают и дети из вполне благополучных семей. Помните, что у каждого своя программа? Что для одного – новый шаг к силе, для другого – непреодолимое препятствие, ведущее к полной потере веры в свои силы. И ведь не узнаешь, кому что предначертано, пока не ударит сверху.

История Даши

Это была хорошая московская семья. Папа держал свой магазинчик, мама работала инженером-строителем, и оба они любили своих сына и дочь.

Даша: «Мне тогда было 5 лет, а Сашке – 10. Родители оставили нас дома и попросили убрать квартиру. А Сашка свинтил гулять с друзьями. Родители пришли и наорали почему-то на меня. А потом, помню, звонок в дверь – Сашка пришел, папа пошел открывать и такой грохот по коридору. Это Саша летит, а папа руку ушиб».

Мама: «Нам врачи посоветовали отдать Дашку в санаторий на комплексное лечение. Ей было 7 лет, и она много болела. Я до сих пор недобрым словом вспоминаю этих врачей. Главное, почему они не позволяли мне навещать дочь? За месяц они поправили ей здоровье и сломали внутренний стержень».

Даша: «Я помню санаторий, там было много детей, они дрались, лезли друг к другу. После этого я стала бояться оставаться одна. Когда я вернулась домой, я уже не могла отпустить родителей от себя даже в гости. Много плакала. Они мне даже собаку купили, чтоб я не чувствовала себя одинокой. Я одевала собаку, тренировала ее. Если ее рядом не было, я хватала плюшевого мишку или зайчика…Так до 12 лет и боялась».

Всего месяц в санатории и в душе поселяется страх и боль. Попытаемся проследить, как это происходит. В новой обстановке санатория Даша, привыкшая к тесному контакту с родителями, осознает себя брошенной. Среди воспитательниц она пытается выбрать одну – добрую («Она мне книжки читала»). Но через восемь часов та сменяется. У маленькой личности просто нет ни времени, ни возможности установить отношения безопасной привязанности в этом мелькании лиц. Вокруг дети, которые не отягощены этими проблемами, они агрессивны, требовательны, готовы бороться за игрушки и место около воспитательницы. А наша Даша привыкла к другому образу мира и теперь озабочена одной мыслью – защититься.

Наконец ей в руки попадается большая и мягкая кукла. («С куклой удобно – ей же можно любой характер придумать, с подругами у меня так не получалось»). С тех пор девочка повсюду таскает мягкие игрушки с собой, как единственное теплое безопасное прибежище.

Папа привык быть главой семьи и вообще руководить процессом. Мама защищалась от проблем врожденным чувством юмора. Дети любили родителей, но слишком часто не понимали команд одного и шуток другого.

Где-то с седьмого класса старший брат Саша окончательно перестал учиться. Он принял облик «рэпера», то есть надел широкие штаны, выпустил майку из-под рубахи и перестал реагировать на окружающую реальность, так как в его ушах застряли наушники от плеера. Даша в это время тоже бросила попытки делать домашние задания. Магазин отца был отобран за долги, и семья оказалась на грани банкротства.

Наверное, в такие моменты жизни у людей и появляется возможность задуматься о смысле своего существования. Отец расплатился с долгами и увез семью в Китеж. Он не пытался делать вид, что знает, как помочь детям. Он обратился к нам. Сами дети отнюдь не считали, что им надо помогать.

Даша уже в Китеже еще два года продолжала закрываться от проблем мягкими игрушками. При намеке на тревожную ситуацию она хваталась за игрушки и соскальзывала в детство, начиная говорить тонким писклявым голоском, вставала на четвереньки, утверждая, что она зайчик и с нее «взятки гладки».

Девочка отказывалась взрослеть, то есть выходить из теплого мира своего прошлого. Надо было помочь ей осознать, что мир, вокруг нее совершенно реален и, главное, пригоден для ее жизни. Пришлось начать с попытки переубедить маму и папу оставить насмешливый тон в отношениях с дочкой и начать проявлять свою искреннюю любовь более традиционными и очевидными способами.

Теперь мама была вынуждена по три часа сидеть с дочкой за подготовкой уроков, к этому добавилось чтение книг и разговоры по душам. Так постепенно девочка приучали к мысли, что безопасное общение с родителями может проходить не только в сказке, но и в интеллектуальной сфере. По нашей просьбе старшие школьники начали в общении с Дашей подчеркивать ее «взрослость», требовали от нее достаточно разумных реакций на происходящее, игнорировали ее попытки «впасть в детство». Девочка отбивалась как могла, при каждом удобном случае, впадая в золотое детство, закрываясь игрушками, наивностью, притворяясь непонимающей. Но «социум» продолжал давить мягко, но настойчиво. Потом ее родители взяли в семью приемную дочку, которая была на год младше Даши и нашей героине пришлось проявлять выдержку, терпение и заботу, помогая новой младшей сестре постигать китежский мир. Это подняло уровень ее ответственности и повысило статус в детской среде.

Постепенно общие усилия дали результат. Девочка стала более ответственной, стала лучше учиться, у нее открылся талант к рисованию. И тут новая беда – умер от инфаркта родной отец. Вся община, затаив дыхание, ждала, как отреагирует девочка на это проявление глобальной несправедливости жизни. Но, говоря научным языком, регресса не наступило. Для меня это стало важнейшим подтверждением гипотезы, что дети, если мы дозволяем им развиваться соответственно их внутренней природе, делают (даже неосознанно) выбор в сторону выздоровления, в широком смысле в сторону ДОБРА.

Вот, что написала девочка в своем сочинении через месяц после горестного события: «Если бы я была волшебницей, то я вернула бы папу и сделала бы так, чтобы он никогда не знал боли. А маму сделала бы самой красивой на всем белом свете. Я бы сделала, чтобы не было браконьеров и царил мир у зверей. Я сделал бы так, чтоб люди забыли страдания и хныканья, а были бы рады даже маленькой улитке и новому восходу. И училось бы очень легко всем детям Китежа».

Это не значит, что все проблемы решены. Но это означает, что появились силы их решать. Вот фрагмент нашей беседы через пол года после смерти отца.

Я: Даша, тебе уже 12 лет. Ты чувствуешь, как много в тебе изменилось?

Даша: Да. Мне теперь часто снятся люди, чего-то хотят. Раньше снился лес, а теперь люди. И еще наяву приходится думать, что я говорю… ну, слова выбирать, чтоб все взрослые в Китеже меня понимали, сложно.

Я: А ты ощущаешь, что стала взрослей?

Даша: Да я из платьев выросла. И мальчики смотрят как-то по другому. Я стала старше, но особой радости пока не чувствую. НЕ ОТВАЖИВАЮСЬ!

(Это девочка научилась глядеть сама в себя. Она уже, по крайней мере, понимает, что с ней происходит.)

Длительная оторванность от родителей или слишком сильный «объятия» тотального контроля, насилие и конфликты в семье – все это может остановить, замедлить или деформировать развитие

И дальше болезнь может протекать по любому руслу - это может быть ненависть к миру, обида на тех, кто бросил, неверие в свои силы.

Я вполне допускаю, что вы сами не знаете, что случилось с ребенком. Может быть, вы даже не заметили из-за какой «мелочи» в его сознание проникло ощущение одиночества, опасности и несправедливости мира. Беда в том, что этот вирус оставляет раны в самой основе его существа. Что бы ни происходило с ребенком дальше, какая бы информация не поступала извне, она преломляется под углом его первичного отрицательного опыта, как бы проходит через фильтр уже сформировавшихся взглядов об изначальной несправедливости и опасности мира.

Малыш умыт, одет, улыбается, даже помогает мыть посуду, пытается учить уроки. Личные проблемы спрятаны глубоко – они составляют его основную тайну, которую, он знает, нельзя открывать никому. «Я плохой. Во мне скрыты страшные воспоминания, и поэтому лучше не пытаться глядеть в самого себя. Меня никто не может полюбить – поэтому лучше не заводить друзей и не доверять никому».

Главная задача – изменить эту программу обработки информации. Но природа так глубоко запрятала «дискеты с этими программами», что никаким программистам туда не добраться, без риска сломать саму личность.

Когда я использую аналогии с компьютером, я делаю это только для прояснения некоторых моментов работы сознания, но боже упаси! отождествлять человека с компьютером!

Всемирно известный индийский подвижник Рамакришна часто повторял притчу: «Горшечник лепит посуду из мягкой глины, если ему что-то не понравилось, он может смять изделие и вылепить заново. Но если обжечь готовое изделие, то переделать потом будет невозможно. Можно только разбить…»

Дети, которые пережили семейную трагедию, разрыв с родителями, несправедливость, насилие, потерю отца и матери уже обожжены жизнью, поэтому изменить их Образ Мира очень не просто.

Но мне думается, что трудно не значит невозможно.

Если между взрослыми и детьми наметилась трещина, то дети могут не принимать ценности своих родителей просто потому, что отказываются верить в их реальность.

Любые попытки заставить ребенка развиваться посредством угроз, криков или рукоприкладства, обречены на провал. Вы можете заставить его подчиняться, можете запугать, лишив собственного пути. Но никакие логически доказательства, как и давление не изменят Образ Мира, созданный его прошлым опытом.

«Дети предпочитают не видеть реальности, так как она вызывает страх». А. Маслоу

ЛЕКАРСТВО

РОДИТЕЛИ КАК ОКРУЖАЮЩАЯ СРЕДА РЕБЕНКА

Чтобы вам было легче понять и простить детей, посмотрите на взрослых – какими мощными оказываются у нас корни привычек и стандартных реакций. Человек, пришедший с фронта, ищет врагов, однажды обманутый не доверяет никому, почувствовавший власть угробит всю свою жизнь ради иллюзии господства над другими. Стоит ли удивляться, что, перенеся маленькую личность из одних жизненных условий в другие, вам не удается достичь изменений в его поведении и взглядах? Его тело может находиться в самом мирном, благополучном окружении, а память, чувства и даже разум все еще существуют в том прошлом, которое познано эмоциями, пережито, осмыслено и потому более реально, чем создаваемое вами настоящее. Привыкший не доверять никому (условие выживания) ребенок не доверяет и создаваемой вами новой реальности. Значит, готовьтесь к проверке. Радуйтесь проверке. Если она пройдет успешно, то ребенок будет готов принять новые правила игры и новый мир. Заметим, между прочим, что вы крайне редко можете ожидать аналогичных изменений от взрослого, который предпочтет придерживаться своих заблуждений, не принимая новой реальности.

Мы говорили о том, что взрослый должен воспринимать ребенка в потоке постоянных изменений. Но ВАС-то ребенок хочет видеть стабильным и предсказуемым. Маленькая личность еще не научилась диалектике восприятия, любые перемены внушают опасения. Непонятное вызывает страх. Избегайте парадоксальности поведения, будьте нарочито последовательны в своих действиях, оценках, привычках. Позвольте маленькому человеку изучить вас в спокойной обстановке. Когда он освоится в мире, уверится в своих силах, тогда ему будет проще обратить свой взор на нюансы, изменения, начать постепенно открывать многообразие интересов своих родителей и пытаться сознательно приобщиться к сложностям вашего характера.

Каждый взрослый должен ясно представлять себе, что именно он является самым важным фактором окружающей среды, именно от его слов, мыслей, поступков зависит направление и быстрота развития детей. Это значит, что «заведя» детей, вы – взрослые – до определенной степени лишаетесь привычной свободы говорить все, что вздумается, и бесконтрольности своих поступков.



Страница сформирована за 0.14 сек
SQL запросов: 169