УПП

Цитата момента



Люди играют в игры тогда, когда у них нет — НАСТОЯЩЕГО.
А еще — когда они просто любят играть!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Невинная девушка имеет этот дар Божий - оценивать мужчину в целом, не выделяя (искусственно), например, его сексуальности, стройности и так далее. Эта нерасчленённость восприятия видна даже по её глазам. Дамочка, утратившая невинность, тут же лишается и целомудрия. И взгляд её тут же становится другим - анализирующим, расчленяющим, в чём-то даже нагловатым.

Кот Бегемот. «99 признаков женщин, знакомиться с которыми не стоит»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d3354/
Мещера

ПАССИВНАЯ АГРЕССИЯ И 25/75

В главе 6 мы говорили о “нормальном” периоде пассивной агрессии, с которым нам предстоит столкнуться в процессе воспитания ваших детей. Это ранний подростковый возраст. Помните, что на этой стадии ребенок в своей пассивной агрессии доходит до крайности. В большинстве семей хорошая учеба детей в школе — один из главных приоритетов. Следовательно, учеба становится одной из тех сфер, в которых пассивная агрессия проявляется наиболее сильно. Она направлена на то, что важнее всего для родителей.

Когда 75-процентники начинают отставать в учебе, родители поступят мудро, если не станут “раздувать из мухи слона”. Чем важнее проблема, тем упорнее будет ребенок в своем поведении. В конце концов, зачем подростку беспокоиться об оценках, когда за них берут на себя ответственность родители и учителя? Наш старший сын Дэвид был отчаянным 75-процентником, когда его оценки в восьмом и девятом классах начали стремительно падать. Но, как я вам рассказывал раньше, он сумел исправить ситуацию самостоятельно. Для этого ему понадобилось осознать, что он не сумеет поступить в престижный колледж, если не изменит своей позиции.

Дэйл, наш 25-процентник, никогда не уклонялся в сторону в своем отношении к учебе. Он хотел угодить и продолжал получать отличные оценки во все время обучения в средней школе.

В возрасте от тринадцати до пятнадцати лет подростки бессознательно, а порой и сознательно протестуют почти против всего. Это особенно относится к 75-процентникам, которые пребывают в разгневанном состоянии большую часть времени. Нам нужно создавать условия для того, чтобы они выражали свой гнев словесно. Ни в коем случае нельзя препятствовать этому, иначе мы запрем гнев внутри.

Это очень трудно для родителей, ведь у них возникает естественное желание заставить подростка молчать, подавить его гнев и таким образом сохранить мир в доме. Но иногда мне приходится спрашивать родителей, пришедших ко мне на консультацию: “Что бы вы предпочли: слушать вопли вашего сына или видеть его в коматозном состоянии от передозировки наркотиков? Что бы вы хотели: чтобы ваша дочь вопила и без конца ныла, или чтобы она забеременела?”

Конечно, в ответ я слышу: “Ни то, ни другое”. Но такое редко бывает возможно. Как часто я видел прекрасных родителей невыразимо страдающими, когда они обнаруживали, что их дочь, всегда отличавшаяся вежливостью и хорошим поведением, забеременела. Пожалуйста, помните, что невежливое и недоброжелательное словесное выражение гнева — всего лишь временное явление. Надо только не отступать и продолжать делать свое дело, приучать детей правильно обращаться с гневом. Одни из самых приятных моих воспоминаний связаны с тем, что я видел, как мои дети продвигаются вперед в умении выражать свой гнев словесно и вежливо.

Я всегда советую родителям снимать напряжение, позволяя подросткам выражать гнев словесно, а затем реагировать на это зрелым образом. До тех пор пока мы учим наших детей управлять своим гневом и ведем их вверх по лестнице гнева, это не означает вседозволенности. Подавлять гнев — все равно что давить на наполненный воздухом воздушный шар, у которого на боку имеется выпуклость. Если выпуклость вдавить внутрь, то она вылезет где-нибудь в другом месте. Если вы попытаетесь помешать детям выражать гнев, то можете быть уверены, гнев даст о себе знать в другой области их жизни.

При пассивно-агрессивном поведении подросток избавляется от гнева, выводя родителей из себя. То есть, ребенок ищет именно то, что больше всего расстраивает родителей. Что больше всего огорчит родителей-христиан? Разумеется, бунт против духовных ценностей. Против чего тогда пойдет ребенок в своем поведении? Против церкви и религиозного уклада жизни. Но нет никакой гарантии, что другим первоочередным приоритетам семьи удастся “уйти от внимания”. Скорее всего, родителям придется иметь дело с бунтом против двух или трех своих основных ценностей.

ДЕНИЗ И БИЛЛ

Во многих семьях велика вероятность, что у них будет как 25-процентник, так и 75-процентник. Это может создать дополнительные трудности. У детей, принадлежащих к двум различным категориям, порой возникают очень серьезные трения. Подчас они не ладят. А родители, из-за недостаточного понимания мотивов, движущих поступками детей, иногда даже к одному ребенку относятся лучше, чем к другому.

Высокая и стройная Дениз была студенткой медицинского училища. Она пришла поговорить со мной. Некоторое время она сидела нахмурясь и беспокойно ерзая. Затем внезапно быстро заговорила:

— У меня анорексия и булимия, доктор Кэмпбелл. У нас была лекция на эту тему и я поняла, что со мной происходит.

Дениз начала плакать.

— Я не хочу говорить об этом родителям. Они и так считают, что я в этой жизни не очень-то много делаю правильно. Если они узнают, то точно возненавидят меня.

Я взглянул в ее полные слез карие глаза.

— Почему ты считаешь, что у тебя анорексия, Дениз? Что ты такого делаешь?

— Я голодаю до тех пор, пока могу терпеть. Затем поедаю все, что попадается мне на глаза. После этого принимаю рвотное, и все выходит обратно.

— Как давно ты этим занимаешься?

— Около четырех месяцев.

Я был рад, что Дениз выявила свою проблему достаточно рано. Голодание не успело еще причинить ей физического вреда. Я почувствовал, что шансы помочь ей высоки. Необходимо было разобраться в причинах ее столь негативного отношения к себе.

Постепенно проблема стала вырисовываться. Ее старший брат Билл всегда был смелым и агрессивным. Дениз была тихой. 75 и 25.

“Сколько я себя помню, внимание мамы и папы всегда почему-то было приковано к Биллу. Когда ему было семь лет, он заболел, жизнь его была в опасности. Пока он лежал в больнице, я была у бабушки с дедушкой. Мне было очень одиноко, но я совсем не хотела беспокоить этим маму и папу. Ведь они так огорчались из-за Билла.

Когда после больницы он вернулся домой, ему надо было около месяца лежать в постели. Я делала все, что могла, лишь бы развеселить его. Я радовалась, что мы опять дома все вместе. Но мама почти не замечала меня. Насколько я помню, мне всегда не хватало ее любви.

Когда Биллу исполнилось десять лет, а мне — восемь, мама с папой затеяли строительство нового дома. Несколько месяцев прошли как в лихорадке. Я помню, как мы с Биллом дрались, а затем отец нас наказывал. Один раз, когда это снова случилось, Билл убежал, а я вернулась в дом. Мне надо было закончить работу, которую мама попросила меня сделать”.

Дениз сказала мне, что почти всегда уступала, не только брату и родителям, но всякому, кто встречался на ее пути. Однако, перейдя в старшие классы, она стала меняться.

“Я по-прежнему старалась, чтобы дома все было мирно. Но в школе у меня проявился характер. Когда я училась в восьмом классе, то стала встречаться с одним мальчиком. Он был жутким хулиганом. Когда родители узнали об этом, то две недели читали мне нотации. Больше я с ним никогда не ходила.

Я всегда чувствовала себя виноватой, если чем-то вызывала недовольство родителей. Мне казалось, что я самая ничтожная личность на свете”.

На втором году учебы в колледже оценки Дениз упали с приличных до очень плохих. Это произошло потому, что она пропускала много занятий. Некоторое время она скрывала свои оценки от родителей. Это продолжалось до тех пор, пока ее мать не нагрянула в студенческий городок без предупреждения. Дениз пришлось сказать ей правду. Родители заставили ее вернуться домой и сказали, что ей придется искать работу, чтобы вернуть им понапрасну затраченные на образование деньги.

“Я работала в двух или трех разных местах. В конце концов я вернула деньги. Но при этом я все хуже и хуже относилась к самой себе. У меня не было цели в жизни, и я никогда не заканчивала начатое.

Все это время мама руководила моей жизнью. Поскольку мне не казалось, что она так уж замечательно построила свою жизнь, ее вмешательство в мою вызывало во мне негодование. Но у меня не было денег, чтобы уйти из дома и жить самостоятельно. Поэтому приходилось мириться с ее вмешательством. Однажды я сказала ей, что собираюсь продолжить свое образование. Она выглядела довольной и предложила дать мне денег в долг, но я отказалась. Я знала, что мне надо что-то сделать самостоятельно — и как можно скорей — или я уже никогда не буду на это способна. Так что я заняла денег в другом месте. Затем я переехала от родителей и возобновила учебу.

Но я вновь попала в ту же самую ловушку: вечно всех примиряла. Мне казалось, что я всегда помогаю другим, но когда сама нуждаюсь в помощи, никого не оказывается поблизости. Приближались выпускные экзамены, и я впала в панику. Мне никогда не удавалось успешно завершить ни одного важного дела. Я боялась, что у меня опять ничего не получится.

Я всегда была немного полновата, или по крайней мере мне так казалось. Я села на диету примерно в то же самое время, когда стала паниковать из-за экзаменов. Обнаружив, что легко могу терять вес, я испытала радость: наконец-то я хоть что-то делаю правильно! Но снижение веса превратилось в навязчивую идею”.

После нескольких недель интенсивного консультирования Дениз начала понимать, что принадлежит к 25 процентам. Она также осознала, что ее родители не взаимодействовали с ней таким образом, чтобы это удовлетворяло ее потребности. Они всегда любили ее и понятия не имели, насколько обманчивы ее внешние спокойствие и уступчивость. Поскольку она не требовала дополнительного внимания, то не получала вообще никакого. Родителям казалось, что ее эмоциональная емкость заполнена, они считали это само собой разумеющимся. Поэтому полностью сосредоточились на очевидных требованиях Билла, классического 75-процентника.

К счастью, история Дениз имеет счастливый конец. Она закончила колледж третьей в своей группе и теперь работает в большом госпитале. Наконец между ней и ее родителями сложились настоящие взаимоотношения, основанные на любви и понимании. Теперь ее родители осознают, что она нуждается в их внимании, хоть и не требует его.

Видите, как легко было родителям Дениз ее контролировать? Она нуждалась в одобрении и похвале и старалась быть идеальной маленькой девочкой. Но в конце концов задача стала для нее непосильной. Недостаток эмоционального удовлетворения привел к гневу и разочарованию, которые, обращенные вовнутрь, проявились в анорексии и булимии.

Ну а как насчет духовной стороны жизни Дениз? В подростковом возрасте она посещала церковь и исповедовала свою веру. Она была образцовым подростком. Это продолжалось почти все время ее учебы в школе. Но, учась уже в восьмом классе, она отвергла духовное воспитание, считая его “детской ерундой”. Однако она продолжала посещать церковь, поскольку нуждалась в одобрении родителей.

Однако в глубине души Дениз продолжала испытывать потребность в Боге. Постепенно она втянулась в самостоятельное чтение Библии, вновь стала молиться, но избегала церковной деятельности. Подобно большинству 25-процентников, она не считала, что ее мысли и решения так же важны, как мнения более настойчивых и уверенных в себе людей. Шаг за шагом она продвигалась к пониманию, что ничуть не глупее других, а ее мыслительный процесс и способность принимать решения имеют такое же законное право на существование. Постепенно она научилась полагаться на себя и на собственное мнение. Благодаря этому она стала чувствовать себя более уверенно и при общении с людьми в различных группах, включая и церковь.

Нам нужно быть очень внимательными, чтобы дать нашим 25-процентникам все, в чем они нуждаются для своего духовного, эмоционального, физического и умственного развития. Они, подобно Дениз, не требовательны, к тому же их брат или сестра могут быть похожими на Билла. В такой ситуации жизнь семьи может стать несбалансированной. И тут легко что-то упустить. Мы хотим, чтобы все наши дети выросли сильными, здоровыми и ответственными взрослыми.

ВОЗВРАЩАЯСЬ К НАШИМ 75-ПРОЦЕНТНИКАМ

Имеется еще одно существенное различие между 75-процентниками и их более осторожными братьями и сестрами. Их мышление характеризуется большей глобальностью и обобщенностью, в то время как 25-про-центники склонны сосредоточиваться на конкретных деталях. Это означает, что два типа по-разному приходят к заключениям.

Я 25-процентник, а мой старший сын, Дэвид, — 75-процентник. Он и я воспринимаем ситуации каждый по-своему. Мы научились отдавать должное преимуществам другого.

Когда Дэвиду было двадцать лет, мы решили поехать в другую страну, чтобы заняться там подводным плаванием. По прибытии оказалось, что наш багаж не доставили. Я не слишком беспокоился об этом до тех пор, пока мы не обнаружили его в складском помещении аэропорта. Мы обратились к администрации аэропорта, но нас стали уверять, что это не наш багаж. Мы продолжали настаивать. Тогда выяснилось, что у них нет ключа от склада. Мы с Дэвидом прождали несколько часов, пока они “искали” ключ. Все наши вопросы оставались без ответов. Я дошел до белого каления и готов был взорваться. Дело осложнялось тем, что их отношение слишком напоминало мне о некоторых предрассудках, от которых мне пришлось страдать в детстве.

Дэвид знает меня довольно хорошо. Он видел, что я был на грани, мог выплеснуть свой гнев на работников аэропорта и навлечь на нас еще большие неприятности, или, по крайней мере, дать им еще один повод задерживать наш багаж. В этот момент Дэвид доказал, что я не даром столько лет воспитывал в нем умение правильно выражать свой гнев. Он взял не себя инициативу и сказал: “Папа, ты слишком расстроен. Сядь, я сам с ними разберусь”. Я с радостью сел и закрыл рот. А Дэвид, полностью сохраняя самообладание, прекрасно справился с задачей и получил обратно наш багаж.

Будучи 25-процентником, я слишком зациклился на одной детали, на том, как с нами обращались. Я чересчур болезненно на это реагировал. Дэвид, напротив, видел ситуацию в целом и не утрачивал уверенности и спокойствия. Мы находились в чужой стране, со своими особенностями. Он также не забывал о том, что это не более чем неудобство, которое не должно испортить нам удовольствие от прекрасного путешествия.

В данном случае сработали основные тенденции, присущие 75-процентникам. Но в других ситуациях более полезными оказываются черты, свойственные представителю 25 процентов. Повезло человеку, который научился понимать, когда и как использовать свои сильные стороны, а когда лучше предоставить действовать другим.

75-процентники порой не слишком уважают 25-про-центников. Последние более чувствительны, и их легче обидеть. Из-за этого 75-процентники обычно считают их слабыми и хрупкими. Они думают, что их легко запугать. Сами 75-процентники не столь ранимы. Но обратная сторона медали заключается в том, что они менее склонны к эмпатии и к пониманию взглядов другого человека. Они легко могут превратиться в черствых, равнодушных, эгоистичных людей — и даже социально опасных.

Если наши дети относятся к этому типу, то мы не только должны пополнять их эмоциональную емкость, чтобы они понимали любовь и заботу, нам обязательно надо развивать в них способность к эмпатии и симпатии. И конечно, мы должны учить их правильно выражать свой гнев, так, как подобает это делать зрелому человеку. Ярко выраженный 75-процентник, которого недостаточно любили, который так и не научился понимать и уважать других и антиавторитарные установки которого усилились из-за пассивно-агрессивного поведения, подвержен серьезной опасности. Очень велика вероятность, что он станет социально опасным.

Такие дети менее чувствительны и склонны обвинять других. Поэтому им трудно испытать чувство вины. А чувство вины необходимо для развития нормальной совестливости.

Нам, родителям, ни в коем случае не надо облегчать чувство вины, которое они могут по какой-то причине испытывать. Самый эффективный способ искоренить чувство вины — серьезно наказать. Когда ребенок искренне чувствует себя виноватым за свое неправильное поведение, то наказание (и особенно такое наказание, когда за проступок одного наказывают всех), уничтожит все угрызения совести. Это одна из причин, по которой наказание должно применяться мудро и осторожно. Никогда не следует наказывать ребенка, если он искренне сожалеет о сделанном и чувствует себя виноватым. Если мы будем это делать, то помешаем развитию у ребенка нормальной совести. А в наше время отсутствие совести — довольно частое явление. Есть главная причина чрезмерного стремления к наказаниям: недостаток безусловной любви. В результате, число социально опасных людей неуклонно растет.

Но наши 75-процентники — лидеры от природы. Мы хотим, чтобы они заботились о своих согражданах, понимали их и поступали по совести.

Мы, родители, имеем прекрасную возможность — сделать мир лучше, чем он был до нас. Хорошо воспитанный и подготовленный к жизни 75-процентник — человек редких достоинств. Он может стать лидером, которым движет забота об общем благе, а не о своей славе. Он внимателен, бескорыстен и поступает по совести. Перед нами, родителями, стоит цель — помочь таким детям превратиться в истинных лидеров. Достижение этой цели стоит труда.

ТИПЫ ВОСПРИЯТИЯ АВТОРИТЕТОВ

11. Христиане и гнев

Мы, христиане, подвергаемся таким же стрессам и испытываем такую же боль, что и нехристиане. Мы тоже терпим лишения и испытываем утраты. Нас также мучат страхи и воспоминания, которые мы хотели бы изменить.

Мы верим в Иисуса Христа и знаем, что должны отличаться от неверующих. И мы надеемся, что действительно отличаемся: иначе реагируем на события, имеем другие устремления. Иногда мы даже испытываем искушение поддаться заблуждению и признать, что “все теперь новое”, то есть, что работа по нашему внутреннему и внешнему преображению завершена. Но нам часто приходится признавать, что мы по-прежнему еще очень далеки от совершенства, и что обетование не исполнится до “Дня Иисуса Христа”.

Тем из нас, кто является христианами уже много лет, следовало бы научиться избегать поступков, которые порождают гнев. У нас есть Священное Писание и поддержка церкви. В большинстве случаев мы знаем, какого поведения Бог от нас ждет.

Однако в некоторых своих аспектах образ жизни христианских общин и бытующие в них убеждения способствуют усилению гнева, побуждая людей подавлять свой гнев, а не выражать его правильно.

В этой главе мы обратимся к церкви — к тому месту, где собираются христиане. Мы рассмотрим два вида зла: пассивно-агрессивный гнев и социопатические установки и поведение, которые подтачивают духовное здоровье и препятствуют христианскому служению как духовенства, так и мирян.

РЕАКЦИИ НА АВТОРИТЕТ

Как вы помните, в главе 10 мы говорили о 25— и 75-процентниках, а также о том, в чем состоит различие в восприятии авторитета у этих двух категорий людей. На основании собственных наблюдений я пришел к заключению, что приблизительно две трети населения уже по самой своей природе ориентированы против авторитета (хотя это совсем не обязательно проявляется в поведении). Однако такое соотношение сохраняется не везде. Исключительный пример диспропорции — тюрьма. Там будет более высокий процент людей с антиавторитетными установками.

Из-за того, что 25-процентники и так уже представляют собой меньшинство, кажется маловероятным, что найдется много мест, где их количество будет перевешивать. Однако именно так обстоит дело в церкви. Но этого быть не должно.

Как вы помните, 25-процентники — чудесные люди. Но они нуждаются в авторитете и хотят, чтобы ими управляли. Многие из них так и не научились думать самостоятельно. На первый взгляд, их потребность в авторитете может показаться желательной, но на практике это причиняет вред поместной церкви и не способствует росту и усилению царства Божьего. Нет в ней также и ничего библейского. Слова Христа о необходимости подчиняться высшей власти относятся не только к тем, кто испытывает в этом потребность. Они относятся ко всем людям, включая и тех, которым на своем горьком опыте пришлось убедиться, что им тоже надо ей подчиняться. Церковь отчаянно нуждается в 75-про-центниках, которые значительно продвинулись на своем пути к достижению христианской зрелости. Мы нуждаемся в том, чтобы они пришли на кафедры, ибо они приносят с собой в церковь здоровый библейский скептицизм. Если они научились направлять в полезное русло свои собственные антиавторитетные установки и контролировать гнев, то именно они способны поддержать стабильное равновесие в церкви, когда наступают тяжелые времена или когда ее сотрясают внутренние разногласия. Именно они могут помешать людям, жаждущим власти, захватить контроль и воспользоваться общиной в своих личных корыстных интересах. Духовно зрелые 75-процентники могут обеспечить здравое руководство, в котором наши общины столь остро нуждаются.

Мы видим, как эти люди используют свои таланты в бизнесе и профессиональной сфере, а также на руководящих и правительственных должностях. Так почему же они отсутствуют в церкви? И отчего некоторые христиане, регулярно посещающие церковь, не используют свои способности в христианском служении?

На эти вопросы нет однозначного ответа. Однако мы знаем, что некоторых людей отталкивают определенные установки, которые проповедуются церковными руководителями. Мы также знаем, что у некоторых групп людей эти руководители отбивают охоту использовать свои природные способности, а порой и просто не дают им это делать. Одной из таких групп, исключенной из серьезного христианского служения, во многих церквах являются женщины. Я не хочу здесь обсуждать вопрос посвящения в духовный сан. Я знаю, что женщины в церкви и через церковь могут служить Богу тысячью различных способов, не требующих рукоположения или лицензирования. Однако в большинстве случаев женщин ссылают на кухни и в ясли. Конечно, я считаю, что обучение маленьких детей является одной из важнейших обязанностей церкви, которую следует доверять наиболее подготовленным ее членам, только тем, кто ближе других стоит к Христу. Но большинство руководителей церквей не согласятся с моим мнением.

Когда в церкви отсутствует естественное равновесие и не хватает людей, обладающих талантом руководителя, то атмосфера в ней все больше и больше наполняется гневом. Это связано с тем, что церковь погрязла в неразрешимых ситуациях и в ней преобладают подавленные чувства. Также, когда людей лишают возможности использовать способности, данные им от Бога, то они начинают гневаться на организацию, в которой говорят о дарах, но не дают их применять.



Страница сформирована за 0.6 сек
SQL запросов: 169