УПП

Цитата момента



Кто говорит, что счастье нельзя купить, тот никогда не покупал щенка.
Счастливый

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Особенность образованных женщин - они почему-то полагают, что их эрудиция, интеллект или творческие успехи неизбежно привлекут к ним внимание мужчин. Эти три пагубные свойства постепенно начинают вытеснять исконно женские - тактичность, деликатность, умение сочувствовать, понимать и воспринимать. Иными словами, изначально женский интеллект должен в первую очередь служить для пущего понимания другого человека…

Кот Бегемот. «99 признаков женщин, знакомиться с которыми не стоит»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d3354/
Мещера

НЕДОПОНИМАНИЕ ПРИРОДЫ ГНЕВА

Хотя в Библии мы встречаемся с многочисленными примерами гнева и нигде в ней не говорится о том, что люди не будут гневаться, многие христиане, похоже, трактуют Библию именно таким образом. И у них есть для этого основания. Например, в 8 стихе 36 псалма сказано: “Перестань гневаться, и оставь ярость”. Есть и другие подобные отрывки.

Большинство знакомых мне христиан считают, что гнев греховен. Когда они испытывают нормальный гнев, происходит следующее. Во-первых, они считают, что вызвали неудовольствие Бога. Поэтому они начинают чувствовать себя виноватыми. Чувство вины снижает их самооценку, заставляет чувствовать себя недостойными. Многие христиане в некоторой степени предрасположены к депрессии, из-за их личностных особенностей. С течением времени депрессия может усугубляться и порождать еще больший гнев.

Повышенная степень гнева приводит к другому последствию — чрезмерному подавлению гнева. По мере того как эти люди все более и более подавляют свой гнев, их подсознание пытается как-то справиться с ним и найти ему выход. Чаще всего таким выходом становятся пассивно-агрессивные установки и поведение. Как мы уже убедились, пассивно-агрессивное поведение нацелено против людей, обладающих авторитетом и властью, которые зачастую не имеют никакого отношения к истинной причине гнева.

Итак, вот мы в церкви с людьми, которые отрицали свой гнев и загоняли его внутрь до тех пор, пока гнойник не прорвался, вылившись в пассивно-агрессивное отношение к авторитету. Как вы считаете, кто вероятнее всего станет мишенью, когда подсознательный гнев вырвется на свободу? Вы правы, — пастор.

ПАСТОРЫ В ОПАСНОСТИ

Церковное служение стало одной из профессий, связанных с самым большим напряжением. Поскольку мы живем в антиавторитетном обществе, христиане также усваивают эти образцы поведения. Один невероятный способ их выражения — это манера нашего общения с пастором. Пасторы — ярко выраженные фигуры авторитета, и, следовательно, они превращаются в естественные мишени для пассивно-агрессивных проявлений гнева.

Время не устраняет проблему, поскольку чем дольше пассивно-агрессивные люди знают пастора, тем хуже они к нему относятся и хуже ведут себя с ним. В такой ситуации уже не имеет значения, что пастор делает или чего он не делает. Он не может уйти от возрастающего скрытого негодования, сопротивления и нападок со стороны тех, кому он пытается служить.

Я консультировал многих служителей церкви, сломленных этим феноменом. А прихожане, которые, возможно, сами не принимают участия в нападках на пастора, склонны снимать с себя ответственность за трагедию, происходящую в общине. Они находят оправдание тем членам общины, которые идут на поводу у своего гнева.

Джон Китон был пастором церкви, которую моя семья и я посещали много лет назад. Он был действительно хорошим человеком, служил церкви в течение семнадцати лет. Так случилось, что мы сблизились с ним и его семьей. Он был одним из самых бескорыстных людей, которых я когда-либо встречал. Все эти годы он пас свое стадо, делил с ним взлеты и падения, радости и горести.

Мне и до сих пор трудно поверить, что один из видных членов общины, Чарлз, мучил его все эти годы. Чарлз пользовался хорошей репутацией, потому что умел нравиться и завоевывать симпатии людей. Кроме того, его мнение имело некоторый вес в христианских кругах.

Могло показаться, что Чарлз вполне удовлетворен сферой своего влияния. Ан нет! Почти ежедневно он критиковал Джона, называл его “либералом”, утверждал, что тот не “проповедует Слово” и что нам следует “избавиться от него”. Все эти годы Джон никогда не пытался отомстить ему.

К несчастью, к нашей церкви присоединилась одна семья, которая придерживалась схожих мнений. Муж, Майкл, выражал свои обвинения так же громогласно, как и Чарлз. Но он зашел дальше. Когда его выбрали в совет церкви, он стал пользоваться положением, которое дала ему его новая должность. Он обсуждал с другими членами совета свои несогласия с Джоном.

В конце концов, Майкл обратился к тем членам церкви, на которых, как ему казалось, он имел влияние. Он предложил уволить Джона на следующем собрании церкви, посвященном деловым вопросам. Конечно, Майкл не информировал об этом те семьи (среди них была и наша семья), которые могли сохранить верность пастору. К счастью, на церковном собрании присутствовало достаточно людей, способных правильно понять и разъяснить ситуацию. Нам удалось убедить мыслящих людей церкви, что такой шаг разрушит церковь и положит конец выдающемуся служению.

Джон выдержал кризис с присущим ему благородством. Он работал в церкви еще три года, а потом принял предложение церкви, расположенной в другом городе. Я благодарен Богу, что он смог выдержать испытания, причиной которых стали пассивно-агрессивные установки. Он и сегодня служит в церкви.

Есть тысячи церковнослужителей, которые не обладают стойкостью Джона. В своей книге “Пасторы в опасности” Г. Б. Ландон, Дж. и Нил Б. Уайзман приводят результаты исследования пасторской работы, проведенного Фуллеровским институтом роста церкви. Статистика заставляет задуматься:

— 90 процентов пасторов работают более 46 часов в неделю.

— 80 процентов считают, что пасторское служение отрицательно сказалось на их семьях.

— 33 процента утверждали, что служение представляет собой прямую угрозу для их семьи.

— 75 процентов рассказали о серьезном кризисе, связанном со стрессами, который был по крайней мере один раз за время их служения.

— 50 процентов считали себя неподходящими для работы.

— 90 процентов считали, что образование не подготовило их в достаточной степени, чтобы соответствовать всем требованиям пасторской должности.

— 70 процентов сказали, что сейчас их самооценка ниже, чем в начале пасторской деятельности.

— 40 процентов сообщили о том, что по крайней мере раз в месяц у них бывает серьезный конфликт с кем-либо из прихожан.

— 37 процентов признались, что были замешаны в неподобающие сексуальные отношения с кем-либо из членов церкви.

— 70 процентов не имеют человека, которого могли бы считать своим близким другом.42

Опросы показали, что 40 процентов пасторов в течение последних трех месяцев обдумывали возможность оставить служение. Они чувствовали, что захвачены водоворотом работы, где главным были цифры, а не духовные ценности, и которая все более и более усложнялась.

Современные духовные лидеры подвергаются двойному нападению. На них нападают как в стенах церкви, так и вне ее.

Внутри церкви многие верующие попали в сети мирского отношения к жизни. Пасторы ежедневно имеют дело с формальной верой, распадом семей, потребительским подходом к жизни. Церковь больше не вспоминает о страдании, не хочет приносить жертв и служить ближним. По-прежнему произносятся старые, знакомые слова, но в них вкладывается иное значение. Иисус теперь только утешает, дает счастье и комфорт и ничего не требует: ни благочестивого поведения, ни денег. Подмена произошла незаметно. Враг сумел превратить церковь в “мирскую лавочку” и сделал это без шума и грома.

Вне церкви пасторы оказываются лицом к лицу с новым “мрачным средневековьем”, когда у масс отсутствует христианская память, королем становится успех, а вопросы веры занимают одно из последних мест, после собраний “Ассоциации родителей и преподавателей”, последней новинки видеорынка, игрой “Малой Лиги” и развлечений, планируемых на уик-энд. Они, правда, порой бывают великодушны к пасторам, но на самом деле думают, что те растрачивают свою жизнь впустую ради какого-то абсурда43.

Одна из причин, по которой пасторы оказываются объектом гнева своих прихожан, совершенно уникальна. Она заключается в чрезвычайной добросовестности некоторых членов церкви. Вам это кажется странным? Давайте на забывать о том, что одни и те же черты личности в одних ситуациях играют позитивную роль, а в других — негативную. Добросовестность обычно играет положительную роль. Но, направленная в неверное русло, она может стать разрушительной.

Добросовестность направляется в неправильное русло, когда сопровождается амбициозностью, антиавторитетными установками и поведением. Когда это происходит, то прихожанин находит ошибочные мотивы для своего желания служить Богу. Он ставит себя выше авторитета, то есть пастора, и подрывает христианское служение пастора и церкви в целом. Поскольку сегодня это явление получает все более широкое распространение, мы нуждаемся в духовно зрелых христианах, обладающих ясным мышлением, способных защитить основное служение церкви от вмешательства “сверхдобросовестных” (пассивно-агрессивных) христиан.

Помните, как ученики Иаков и Иоанн подошли к Иисусу с просьбой об особой милости?

Они сказали Ему: дай нам сесть у Тебя, одному по правую сторону, а другому по левую, в славе Твоей.

Но Иисус сказал им: не знаете, чего просите, можете ли пить чашу, которую Я пью, и креститься крещением, которым Я крещусь?

Они отвечали: можем. Иисус же сказал им: чашу, которую Я пью, будете пить, и крещением, которым Я крещусь, будете креститься;

А дать сесть у Меня по правую сторону и по левую — не от Меня зависит, но кому уготовано.

И, услышавши, десять начали негодовать на Иакова и Иоанна.

Иисус же, подозвав их, сказал им: вы знаете, что почитающиеся князьями народов господствуют над ними, и вельможи их властвуют ими;

Но между вами да не будет так: а кто хочет быть большим между вами, да будет вам слугою.

И кто хочет быть первым между вами, да будет всем рабом.

Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих (Мк. 10:37-45).

Ну разве это не классический случай? Иаков и Иоанн, Сыны Грома — или гнева — были настолько “добросовестными”, что им захотелось быть более “духовными”, чем другие ученики. Точно так же поступали Чарлз и Майкл. В своих попытках быть “добросовестными христианами” они хотели стать более духовными, поставив себя выше пастора.

Трагично, но пасторы, которые искренне пытаются служить, больше всех страдают от плохого обращения со стороны прихожан. Почему? Потому что легко критиковать чутких, заботливых и скромных пасторов. С ними легче изображать из себя “борца за правду” и использовать эту ситуацию в своих интересах.

Такой тип пастора отличается от того, с которыми мы сталкиваемся в телевизионных и радиопередачах. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы сравнивать наших собственных пасторов с проповедниками, которые обладают “магнетическим” обаянием и проповедуют на стадионах. Кроме того, мы слишком хорошо знаем наших пасторов и их семьи. Их недостатки не укрываются от нас. Как сказал Христос, “не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем и у сродников и в доме своем” (Мк. 6:4).

СОЦИОПАТЫ СРЕДИ ХРИСТИАН

Невозможно не проводить сравнения между нашими пасторами и крупными проповедниками. И это сравнение вовсе не всегда оказывается в пользу наших. И не всегда известные проповедники стремятся к самовозвеличиванию. Но некоторые из них действительно стремятся к этому.

Религиозный феномен, который мы наблюдаем в средствах массовой информации, подорвал церковь и создал почву для деятельности людей, которых я из-за их поведения называю социопатами. Социопат обладает врожденной способностью завоевывать уважение и любовь у определенных типов людей и добиваться их повиновения. Самыми податливыми оказываются 25-про-центники, которые очень стараются не думать сами за себя. Они подсознательно ищут сильного и энергичного человека, чтобы следовать за ним. Они хотят, чтобы он за них думал, принимал решения и был их лидером. Угодив лидеру, они завоевывают столь желанные для них одобрение и похвалу.

Трудно дать точное описание социопатов. Легче указать на крайние примеры, которые мы все можем узнать. Но это может вызвать слишком острую реакцию, тем более что меня не так уж интересуют крайние социопаты. Многие из нас, кто изучает текущие события в церкви, глубоко обеспокоены более тонкими и не столь ярко выраженными социопатами. Говоря “тонкие”, я имею в виду, что, на первый взгляд, их социопатические черты трудно распознать.

Социопаты знают, как надо правильно поступать, но их на самом деле это не волнует. Им не хватает совести, они не испытывают или почти не испытывают раскаяния, тревоги или вины. Чем дальше такие люди заходят в своей социопатии, тем тверже они убеждены, что творимое ими зло на самом деле есть добро. Социопатия особенно тонко завуалирована в тех случаях, когда скрытые цели их поведения неправильны, но само поведение при этом кажется правильным, пока в конце концов не выяснится правда.

Наиболее опасные социопаты способны не только вести себя правильно, но и изолировать своих слушателей от источников информации, которые противоречат тому, что они публично говорят. Социопат создает такую ситуацию, при которой христиане имеют возможность внимать только его “учению”. Он делает себя высшим авторитетом, не поощряет в своих слушателях самостоятельное мышление. Он не хочет, чтобы они проверили, верно его знание или нет. Он заранее исходит из того, что всякий несогласный с ним ошибается, или даже является безбожником.

Сегодня истина получает все более широкое распространение в Теле Христовом. Социопаты контролируют информацию, к которой христиане имеют доступ. Это дает им возможность смешивать истину и ложь так, как они сочтут нужным. Затем социопат сможет манипулировать христианами, которые доверяют ему, и использовать их доверие в своих целях.

Социопаты жаждут денег, власти и иногда секса, обычно именно в таком порядке. Самые умные действуют настолько умело, что их так и не удается уличить в неблаговидных поступках. Для менее искусных все заканчивается позором или тюрьмой.

До тех пор, пока средства массовой информации не сделали религию таким доходным делом для предпринимателей от шоу-бизнеса, лишь немногих истинных социопатов привлекали церкви или парацерковные организации. Но сейчас, когда человек, умеющий завоевывать симпатии, обаятельный и способный манипулировать людьми, имеет возможность использовать Тело Христа для получения богатства и власти, социопатия в церкви расцвела пышным цветом.

Внешне социопаты могут производить очень хорошее впечатление. Но за этим стоит скрытое стремление использовать людей в своих собственных интересах. Среди специалистов, занимающихся проблемами душевного здоровья, бытует язвительное определение социопата. Согласно этому определению, социопат — это человек, которого все любят, который делает так, что вы даете ему взаймы 100 долларов и испытываете благодарность за эту привилегию. Это вам кого-то напомнило? Иисус говорил, обращаясь к некоторым из тех, кто следовал за Ним: Что вы зовете Меня: “Господи! Господи!” и не делаете того, что Я говорю? Всякий, приходящий ко Мне и слушающий слова Мои и исполняющий их, скажу вам, кому подобен: он подобен человеку, строящему дом, который копал, углубился и положил основание на камне, почему, когда случилось наводнение, и вода наперла на этот дом, то не могла поколебать его, потому что он основан был на камне. А слушающий и не исполняющий подобен человеку, построившему дом на земле без основания, который, когда наперла на него вода, тотчас обрушился; и разрушение дома сего было великое (Лк. 6: 46-49).

Я задаюсь вопросом, не о социопатах ли говорил Иисус. Наибольшую тревогу в их поведении вызывает тот факт, что они не видят ничего плохого в своих поступках. Они полностью убеждены в своей правоте. К этому убеждению они обычно приходят с помощью рассуждений, которые оправдывают их дела. Затем они становятся способными убедить других, что высшая инстанция это они, что у них — краеугольный камень истины. Конечно, нет ничего плохого в том, чтобы вносить свою лепту в сокровищницу знаний и пытаться разобраться, что согласуется с Библией, а что противоречит ей. Но когда эти люди провозглашают себя единственными проводниками истины, то начинают представлять собой серьезную опасность как для своих последователей, так и для церкви. Служение, движимое социопатическими мотивациями, особенно стремлением приобрести власть, воистину является домом без основания. Зачем они называют Христа “Господом”, если основание, на котором они строят, есть их собственное самовозвышение? И тем не менее они настолько искусны, а некоторые христиане настолько наивны, что даже после того, как правда раскрылась, эти лидеры опять контролируют людей.

КАК ОТЛИЧИТЬ ДОБРОГО ПАСТЫРЯ ОТ НАЕМНИКА

Как нам определить, кем является пастор или лидер какой-либо организации: социопатом или истинным Божьим служителем? Во многих случаях это невозможно определить с полной уверенностью. Поэтому надо быть очень осторожными, не торопиться делать выводы и осуждать. Обычно невозможно понять истинный характер человека, не проведя по крайней мере два года в достаточно тесном общении с ним. И уж конечно, нельзя сказать, что мы знаем человека, если мы знакомы с ним только по теле— или радиопередачам или слышали пару его проповедей.

Есть несколько библейских историй и отрывков, которые помогают нам дать правильную оценку людям, стремящимся занять центральное место руководителя. Задумайтесь об истории Авессалома в Ветхом Завете, а также о вопросе Иакова и Иоанна. Или вспомните, как Павел выступал в защиту своего служения, когда на него ополчились другие, о которых он сказал: “Ибо таковые лжеапостолы, лукавые делатели, принимают вид Апостолов Христовых. И не удивительно: потому что сам сатана принимает вид Ангела света, а потому не великое дело, если и служители его принимают вид служителей правды; но конец их будет по делам их” (2 Кор. 11:13-15).

В Книге Притч мы читаем: “Не величайся пред лицем царя, и на месте великих не становись; потому что лучше, когда скажут тебе: “пойди сюда повыше”, нежели когда понизят тебя пред знатным, которого видели глаза твои… домогаться славы не есть слава” (25:6-7,27).

И в Евангелии от Матфея мы находим слова Иисуса: “Ибо кто возвышает себя, тот унижен будет, а кто унижает себя, тот возвысится” (23:12).

В одном можно быть уверенным: нам всем очень нужно остерегаться социопатических личностей. Из-за плохого воспитания, а также больших возможностей, которые предоставляются средствами массовой информации, их число растет. Сначала они могут показаться хорошими людьми. Но стоит им забрать власть в свои руки, и они начинают использовать людей для своего собственного возвышения.

Хотя это зло старо, как мир, и мы можем столкнуться с ним повсюду в жизни, но в религиозном мире оно приобрело небывалые масштабы и пользуется огромным влиянием. Это происходит из-за того, что религиозным авторитетом теперь пользуются не местные общины, а организации, которые доносят до нас свои идеи через средства массовой информации. Многие из этих “популярных” ораторов распространяют лживую информацию, но при этом сдабривают ее некоторой долей истины. Очень трудно определить, где правда, а где ложь. И еще труднее поставить под сомнение сказанное человеком или прямо выступить против него.

КАКОВА НАША ЗАДАЧА?

В книге, посвященной детям и гневу, эта глава может показаться отступлением от темы. Однако мне так не кажется. Ведь вы и ваша семья, наверное, посещаете церковь и, значит, сталкивались с некоторыми из упомянутых здесь проблем. Кроме того, вы в курсе злоупотреблений, которые творятся в религиозном мире, даже еще более широкомасштабных, чем описанные здесь. Бога больше всего заботит наш характер. И нам тоже необходимо беспокоиться об этом — о нашем собственном характере, характере наших детей и тех людей, которые имеют влияние на наши семьи, особенно в церкви. Характер в большой мере определяется наличием или отсутствием цельности. А цельность, как вы помните, подразумевает, что человек говорит правду, держит слово и отвечает за собственное поведение. Этот стандарт применим ко всем, даже к “знаменитостям” и “специалистам”.

Мы обсудили две действующие в наше время разрушительные силы. Это пассивно-агрессивный гнев, подрывающий служение многих поместных церквей, социопатические установки и образцы поведения, которые набирают все большую силу в церкви. Оба эти зла проистекают от плохого воспитания: пассивная агрессия развивается, если человека в детстве не научили зрелым образом обращаться с гневом, а социопатия — когда родители не дали ему достаточно душевного тепла и не руководили его развитием.

Я это говорю не в осуждение родителям, они не могут правильно воспитывать, не получая никакой помощи и поддержки. Родители должны понимать, каким образом им воспитывать своих детей, чтобы те стали цельными людьми, способными стать ответственными и зрелыми взрослыми. Большинство родителей не имеют достаточной информации и не знают, что нужно их детям.

Я включил в книгу эту главу, посвященную столь сложной и деликатной теме, по следующей причине. Родителям надо уметь ориентироваться в особенностях взаимодействия людей в церкви. Это очень важно для них и их детей. Мы, родители, хотим, чтобы опыт пребывания детей в церкви стал для них положительным, чтобы благодаря этому они приблизились к Богу и к такой жизни, которой Бог хочет для нас. Мы хотим, чтобы в жизни они больше стремились давать, чем брать.

ПОГОВОРИМ О БУДУЩЕМ

Ранее мы покинули наших 75-процентников. Теперь мы вновь хотим вернуться к ним, потому что они нам нужны. Как вы помните, они косвенным образом идут против авторитета. Это значит, что им не нужна “руководящая рука”, чтобы хорошо к себе относиться. Они не нуждаются в одобрении и похвале от человека, который символизирует собой авторитет.

Эти молодые люди — лидеры будущего, однако в процессе роста они проходят через падения. Те из них, кто подпадет под сильное влияние нашего общества и не научится зрелым способам обращения с гневом, станут пассивно-агрессивными. Если они будут продолжать противиться авторитету, то, вероятно, это кончится их уходом из церкви.

И все же, они могут развить свои врожденные способности и выработать в себе качества сильных руководителей. Они могут стоять на своем во время конфликта. 75-процентник, который обладает ясным мышлением и здравым христианским характером, хорошо умеет контролировать своей гнев и способен отличить подлинно христианское служение от социопатического, — в самом деле редкая птица. Церковь сегодня отчаянно нуждается в таких людях.

И мы надеемся, что все наши дети научатся ясно мыслить, принимать здравые решения и выражать гнев, как подобает зрелым людям. Мы молимся за это. Мы хотим, чтобы наши дети умели отличать законный, ответственный, духовный авторитет от корыстного авторитета, который не желает при этом отвечать ни перед кем. Только тогда церковь станет гаванью надежды, отдыха, обновления и поклонения. Только тогда она станет пользоваться тем духовным влиянием, для которого Христос ее предназначил.

Я молюсь, чтобы у каждого ребенка был свой церковный дом — место, где царит теплая и благодатная атмосфера, где он может возрастать в познании Бога.

12. Дети с особыми проблемами

Есть небольшой процент детей, которые, как кажется, не поддаются никаким методам воздействия. Родители и преподаватели могут все делать правильно и все равно прийти к проблеме “трудного ребенка”. За последние десятилетия мы узнали много о различных видах недостаточности развития, которые могут серьезно повредить детям, создать хаос в доме и классной комнате. Может быть, в Джеймсе, Мэте и Рике вы узнаете некоторых из знакомых вам детей.

ДЖЕЙМС

Джеймс был счастливым маленьким мальчиком. От рождения и до семилетнего возраста у него не было никаких необычных проблем. Он вовремя начал ходить и говорить. Его было легко приучить к горшку. Казалось бы, средний и вполне здоровый ребенок.

Никто и понятия не имел, что он заучивал все наизусть, лишь бы только прожить обычный школьный день. Мать Джеймса, Эмили, — очень чуткая женщина. Она чувствовала, что что-то не ладно. Но не могла найти кого-либо, кто объяснил бы ей, в чем дело. Вокруг говорили: “Мальчишки всегда мальчишки”.

К концу второго класса с Джеймсом стало труднее. Он часто обвинял Эмили, говорил, что она не любит его по-настоящему, постоянно с ней спорил. Она всегда ощущала отсутствие между ними контакта. Не было теплого и свободного общения, которое должно быть между матерью и сыном.

В третьем классе, когда изучаемые предметы стали более абстрактными, успеваемость Джеймса упала. Он по-прежнему старался все запомнить, но просто больше не мог. Его оценки поползли вниз. В отчаянии он вкладывал в занятия все больше и больше сил и энергии. Он действительно хотел учиться хорошо. И около месяца ему это удавалось. Но затем такая огромная затрата энергии истощила его силы. Больше он не в состоянии был их восстанавливать. Когда его оценки вновь упали, он запаниковал и впал в депрессию.

Он не мог больше сосредоточиться и с трудом запоминал простейшие вещи. Он также стал плохо себя вести в школе и дома. У мальчика даже начались небольшие подергивания. Но, поскольку он был активным ребенком, это не бросалось в глаза. Поэтому никто не распознал тревожных признаков. Он сказал Эмили, что хочет отпустить более длинные волосы и привел такую причину: откидывая волосы с глаз, можно скрыть нервные движения. Он также стал волочить ноги, производя шаркающие звуки. Как вы можете догадаться, он с трудом закончил третий класс.

Когда началась учеба в четвертом, ему стало еще труднее успевать. Его поведение также ухудшилось: он вел себя все более вызывающе. Преподаватели с трудом справлялись с ним. Затем у него появились вспышки ярости. Тогда родители привели его ко мне.

Оценив ситуацию, мы пришли к выводу, что Джеймс находится в глубокой депрессии и у него очень низкая самооценка. На уровне подсознания он чувствовал, что никому нет до него цела. Его также душил подавленный гнев, предметом которого главным образом стали личности, которые символизировали для него авторитет. Пассивная агрессия проявляла себя через плохое поведение по отношению к главным авторитетам в его жизни — родителям и учителям.

Мы выявили три причины, по которым у Джеймса возникли такие затруднения в школе. Во-первых, он страдал нарушением восприятия. Информация, которая поступала в его мозг, перерабатывалась неправильно, в результате чего материал становился недоступным для его понимания. Во вторых, он пребывал в состоянии депрессии, а депрессия может усугубить или даже создать трудности в учебе, поскольку ослабляет способность сосредоточиться. В-третьих, он вел себя пассивно-агрессивно. Получая плохие оценки, он намеренно, но неосознанно, пытался отомстить авторитету. Однако он не отдавал себе отчета в том, что это была его цель.

К моменту моей встречи с Джеймсом он отставал во всех областях жизни. Трудности с учебой переросли во всеобъемлющую проблему. Антиавторитетные установки не поддавались никакому контролю. Несмотря на свой очень юный возраст, он уже восставал против всего, что было дорого и важно для родителей, включая духовные ценности. Он ненавидел церковь и воскресную школу и был сущим бедствием во время занятий.

Мы начали лечить Джеймса от депрессии, а также консультировать его родителей. Мы объясняли им, как правильно обращаться с его гневом: Джеймса надо поощрять к выражению гнева. Иначе, если гнев запереть внутри, он разрушит мальчика. Предприняв эти шаги, мы занялись вопросом учебы, поскольку в этой области он также нуждался в дополнительной помощи.

После нескольких месяцев терапии состояние Джеймса заметно улучшилось, он стал нежным сыном, способным принимать любовь, которую родители так желали давать ему. Проявления нежности теперь стали для него приятны. Он теперь верил словам и делам родителей. Это было связано с тем, что у него стало вырабатываться положительное представление о себе самом.

К лечению Джеймса мы привлекли врача-педагога, чтобы изменить те пассивно-агрессивные установки и неприятие учебы, которые укоренились в сознании мальчика. Сначала она наладила доверительные взаимоотношения с Джеймсом. А затем стала работать над формированием более положительного отношения к школе. Она также записала его на специальную образовательную программу, в которой он нуждался. Она помогла его учителям понять, как улучшить отношение Джеймса к самому себе и к учебе.

Когда гнев Джеймса утих, а депрессия отступила, он стал менее пассивно-агрессивным. Его отношение к авторитету также изменилось к лучшему. И впервые что-то в нем отозвалось на духовные истины.

Джеймсу повезло, что у него оказалась такая чуткая мать, которая не могла принять успокоительное “мальчишки есть мальчишки” как средство решения проблемы. И Эмили, и ее муж искренне прилагали все усилия, работая вместе со мной и врачом-педагогом. Они хотели дать Джеймсу лучший шанс в жизни. Терпение, время и личный пример родителей сделают свое дело. С их помощью он вырастет в хорошо сформировавшегося взрослого человека и разделит с ними их духовные ценности.



Страница сформирована за 0.57 сек
SQL запросов: 169