УПП

Цитата момента



Если вы долго будете хорошо себя вести, мы начнем вас любить.
Ваши дети. С приветом!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Расовое и национальное неприятие имеет в основе своей ошибку генетической программы, рассчитанной на другой случай, - видовые и подвидовые различия. Расизм - это ошибка программы. Значит, слушать расиста нечего. Он говорит и действует, находясь в упоительной власти всезнающего наперед, но ошибающегося инстинкта. Спорить с ним бесполезно: инстинкт логики не признает.

Владимир Дольник. «Такое долгое, никем не понятое детство»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера-2010

ГДЕ ДЕТИ НАХОДЯТ ЛЮБОВЬ?

Дети осознают себя как личность и получают любовь из трех источников. Именно здесь они узнают, кто они такие и как им следует относиться к жизни.

Дом и семья. Сюда входят и дальние родственники, любящие наших детей, в чьих домах и сердцах есть для них место.

Общественность. Это понятие включает в себя школу, соседей, работу, клубы, спортивные секции и общественные организации.

Церковь. В ней дети узнают о любви к ним Бога, о своей принадлежности к Божьему народу. В церкви они также должны ощущать себя частью братства, в котором люди поддерживают друг друга. Именно такой вид братского общения характерен для Тела Христова.

Печально, но факт, — сегодня многие дети растут, не имея порой ни одного из этих источников любви и саомоосознания.

Может быть, взрослые, с которыми эти дети живут или просто общаются, в свое время не получили достаточной любви. Или они, возможно, слишком заняты своими делами, а дети предоставлены сами себе. Некоторые из них имеют всевозможные материальные блага, но это не состоянии заменить безусловную любовь.

БУНТ ПРОТИВ АВТОРИТЕТОВ

Из-за того, что многие люди испытывают “дефицит любви”, они разгневаны. Гнев проявляется в виде бунта. Что порождает установки, направленные против авторитетов?

Они формируются в детстве и являются выражением подсознательного гнева. Гнев уходит в подсознание, так как детей не учат выражать его зрелыми способами, а в конечном итоге — так как их недостаточно любят. Этот подсознательный гнев явился одной из причин потери уважения к авторитетам.

Под авторитетами я подразумеваю юридические и нравственные силы, благодаря которым мы живем в обществе, где можем не бояться за собственную безопасность. Но у многих людей страх достиг огромных размеров. Американцы боятся за себя и своих детей.

Основная причина страха — восстание других людей против авторитетов. Откуда это идет? Рискуя показаться в своих рассуждения слишком примитивным, я хочу предложить простой ответ.

Восстание против авторитетов порождается гневом.

Причина гнева — ощущение недостатка любви.

Это ощущение возникает у детей от того, что взрослые не знают, как выражать любовь, или не считают нужным делать это.

Много лет назад Роберт Нисбет написал книгу “Падение авторитета власти”. Вокруг нее разгорелись жаркие споры, хотя в те времена проблему воспринимали скорее как теоретическую, а не как реальную. Однако сбылось даже больше, чем предсказал автор.

Доктор Бенджамин Спок, прославленный детский врач, утверждает, что состояние современного общества приводит его в отчаяние. В своей книге “Лучший мир для наших детей”5 он говорит, что его глубоко печалит жестокость мира, где дети ежедневно сталкиваются с разводами и насилием, где им приходится спасаться от пуль, а не играть в мяч. Доктор Спок считает, что причиной нравственного упадка в Америке стала полная потеря ценностей.

Но эта потеря ценностей есть проявление установок, направленных против сильных авторитетов. Если ребенок не усваивает навыков правильного обращения с гневом, то этот гнев начинает искать выхода. Он проявляется и в детстве, и во взрослой жизни. Его сила направлена против родителей, законов, материальных и духовных ценностей. Достаточно раскрыть газету или посмотреть программу новостей и убедиться, что негативное отношение к авторитетам стало самой характерной чертой сегодняшней жизни. Или взгляните на телевидение, если вы можете выносить его, или на многие рекламы — все это находится на грани бунта.

За последние двадцать пять лет нравственность в нашей стране упала до беспрецедентно низкого уровня. За этот краткий период времени мы успели услышать, как педагоги учат детей, что их тело принадлежит им самим и что они могут с ним делать все, что им заблагорассудится, — сюда входит секс любого вида и аборты.

Посмотрите на героев “семейных телевизионных передач”. Раньше ничего подобного не могло появиться ни на сцене, ни на экране — это было просто запрещено.

А преступления? Достаточно обратиться к случаям, освещенным в прессе за то время, пока эта книга готовилась к печати.

Суд над убийцей О. Дж. Симпсона

Суд над братьями Менендез, убившими своих родителей.

Чикагские дети, убивающие детей.

Мать утопила собственных малолетних детей.

Это случаи, ставшие сенсационными. Но каждый день местные газеты и телевизионные передачи сообщают об аналогичных случаях, когда люди, так и не научившиеся управлять своим гневом, выражают свой бунт подобным образом.

Борьба с авторитетами также сказывается и на церкви. Люди хотят выражать свою веру более индивидуально, соответственно историческим доктринам христианской церкви, но могут и не соответствовать им. Это очевидно, стоит только задуматься об огромном количестве людей, которые утверждают, что они верят в Бога и в Иисуса, но не имеют живых и реальных взаимоотношений с Иисусом Христом как со своим Господом и Спасителем. Это также проявляется и во внутренних церковных противоречиях, которые приводят к враждебности или расколам.

ПРИНЯТИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ НА СЕБЯ

В обществе Недостает честности, особенно в политической жизни. Здесь мы постоянно сталкиваемся с примерами невыполнения обещаний и неуважения к людям. Создается впечатление, что личная честность, при которой слово человека “крепко, как железо”, для наших общественных деятелей отошла в прошлое.

Но виноваты не только политики. Когда в последний раз вы слышали о том, чтобы кто-нибудь полностью принимал на себя ответственность за собственные действия? Это означает признать ошибочным свое мнение или поведение и проявить готовность в случае необходимости исправить его. Если мы не делаем этого, то обвиняем других.

Я только что прочел о классическом случае такого обвинения. Один дантист приставал к своим пациенткам и в результате потерял лицензию. Какова была его реакция? Он возбудил дело против своей страховой компании, требуя выплаты компенсации по инвалидности в размере около миллиона долларов. На каком основании? Он утверждал, что его поведение стало результатом “душевной болезни”.

Настало время сказать о честности, проявленной генералом Эйзенхауэром во время второй мировой войны. Перед вторжением он подготовил заявление для прессы на случай провала. В нем, в частности, говорилось: “Если кого-то придется винить за эту попытку или за ее неудачу, то вся ответственность лежит исключительно на мне”.

НАДЕЖДА ВСЕ-ТАКИ ЕСТЬ

Не всякое публичное проявление гнева характеризуется насилием и несвоевременностью. Достаточно вспомнить об обществе “Матери против пьяных водителей”. Его организовали матери, потерявшие своих детей по вине пьяных водителей. Конечно, они были разгневаны. Но не смогли примириться с терпимостью общества по отношению к тем, кто садится за руль машины в состоянии алкогольного опьянения.

От этой организации произошла и другая — общество “Студенты против пьяных водителей”. Ее члены собираются во многих учебных заведениях. Они ставят перед собой задачу — воспитывать подростков, помогать им обуздывать свою молодую энергию и не поддаваться этому распространенному пороку.

Большинство из нас помнят мирные марши Мартина Лютера Кинга против дискриминации. Мирный характер этих демонстрации лишь усиливает их воздействие.

В 1982 году имя Деборы Лабалестриер, пожилой женщины из Лос-Анджелеса, было на устах у всех жителей Западного Побережья. Она нашла в себе силы выразить свой гнев смело и открыто. Женщина жила в районе города, где властвовали распоясавшиеся преступные группировки. Она никак не могла остановить то, что происходило вокруг и чувствовала себя абсолютно беспомощной. Но в один прекрасный день она увидела двух мальчиков — те пытались угнать машину ее соседа. Они знали, что женщина их видит. Вся сцена привела ее в ярость. Вот как об этом рассказывает газета “Лос-Анджелес Таймc”6:

Я вышла на улицу с палкой в руке и сказала им: “Как вы смеете так оскорблять меня, угоняя машину у меня на глазах, будто я не существую?”

Подростки убежали, но Лабалестриер хотела быть уверена, что они больше не вернутся. Поэтому она организовала собрание жителей своего квартала и сказала им: “Мы превратились в заключенных в своих собственных домах… Мы должны вернуть себе свой район”.

Затем Лабалестриер обратилась в Уилширское отделение полицейского департамента Лос-Анджелеса, чтобы получить разрешение на организацию общественного пункта охраны порядка на своей улице.

Когда писалась эта статья, район был уже в течение восемнадцати месяцев свободен.

ДЕТИ И НАДЕЖДА ДЛЯ ОБЩЕСТВА

Вчерашние дети — это сегодняшние взрослые, а дети в вашей семье скоро вырастут. Для нашего общества есть надежда, если люди научатся находить разумные способы выражения своего гнева. Гнев — это дар, и можно найти ему полезное применение.

Для общества есть надежда, если родители станут более сознательно воспитывать в своих детях умение! управлять своим гневом. Это означает, что родители должны научиться лучше понимать свой собственный гнев и разумно обращаться с ним.

Необходимо прививать детям уважение к авторитетам, даже если они не согласны с тем, что происходит. На примере родителей, а также исторических примеров дети должны понять, что есть более приемлемые способы выражения несогласия, нежели насилие.

Может показаться, что ваши дети правильно выражают свой гнев, но нельзя отрицать тот факт, что со многими другими детьми дела обстоят иначе. Множество подростков становится жертвами жестокого и грубого обращения. Дети совершают поступки, которые характеризуются невероятной жесткостью и насилием. Подростки составляют 7 процентов населения и совершают 17 процентов преступлений, которые сопровождаются той или иной формой насилия.

Конечно, вы не хотите, чтобы ваши дети пополнили эти статистические данные или стали жертвами тех, кто не научился контролировать свой гнев. Уверен, вы хотите, чтобы они выросли абсолютно честными и цельными людьми.

Если в вашей семье нет таких проблем, то у вас может возникнуть желание помочь детям и семьям, которые нуждаются в этом. Только все вместе мы сможем решить эту проблему.

3. Ваша семья и гнев

Было бы чудесно, если бы волна гнева, идущая из общества, останавливалась перед нашими дверями; если бы дома мы не сталкивались с теми же проблемами, с которыми каждому члену семьи приходится ежедневно сталкиваться на работе, в школе и просто в процессе общения.

Но такого не произойдет по той причине, что мы сами несем с собой гнев и огорчения. Мы приносим в дом стресс, напряжение и усталость, а затем отыгрываемся на других членах семьи.

Мы можем существенно изменить ситуацию, если будем отдавать себе отчет в происходящем и следить за своим поведением. Но если мы этого не сделаем, то в результате будет хаос. И жертвами станут дети. Во-первых, им придется жить, постоянно сталкиваясь с неуправляемым гневом взрослых. И, во-вторых, они не смогут научиться управлять своим собственным гневом.

Вы знаете о центрах контроля заболеваемости в Атланте. Может быть, нам нужны центры контроля гнева, и не только в одной географической точке. Каждый дом может стать таким центром, где гнев диагностируется и затем вводится в нужное русло. Это пойдет на пользу всем. Если именно этого вы хотите для вашей семьи, то такая задача вполне выполнима.

АТМОСФЕРА В ВАШЕМ ДОМЕ

Атмосфера в семье является одним из главных факторов, формирующих самооценку ребенка и концепцию его “я”. Когда я вхожу в дом, то довольно быстро могу сказать, как развивается ребенок и хорошо ли ему здесь. В каждом доме существует своя собственная атмосфера. Некоторые ее компоненты, такие, как цвета и стиль, довольно нейтральны, в то время как другие оказывают положительное, либо негативное воздействие.

В вашем доме может быть теплая, спокойная атмосфера, которая способствует отдыху и расслаблению. В таком доме люди чувствуют себя уютно, а ребенок, растущий в нем, может прекрасно развиваться. Он морально отдыхает, получая от родителей поддержку и ободрение. Он может реализовать себя во всех областях жизни.

Однако немногие дети благословлены такой обстановкой. Вместо этого они живут в домах, где царит атмосфера напряжения и пессимизма, где их осуждают и отвергают. Здесь дети обделены любовью и поддержкой. Из-за того, что в такой обстановке трудно развиваться нормально, они, возможно, будут испытывать гнев по отношению к своим родителям. Вполне вероятно, что они не научатся зрелым образом выражать свой собственный гнев.

Как родители, вы должны помнить, что именно от вас зависит, в какой атмосфере будут расти ваши дети. Они беспомощны и вынуждены полагаться на вас во всем. Только вы может дать им то, в чем они нуждаются.

Я знаю, что вам хотелось бы считать себя хорошими родителями. Вы вкладываете в свою семью много любви, заботы, денег и времени, и хочется, чтобы труды не пропали даром, чтобы они принесли пользу не только вам, но и вашим детям. Вас очень заботит их судьба. Вы хотите, чтобы они преуспели в жизни и были счастливы.

Пока дети еще маленькие, легко возлагать большие надежды на их будущее. Они невинны, управляемы и зависимы. Но когда они становятся старше, то многие родители впадают в уныние и разочарование. Им перестает нравится то, что происходит в их семье. Одна из главных причин этого — неуправляемый гнев.

Если родители не понимают механизмов детского гнева и не знают, как направить его в приемлемое русло, то весьма вероятно, что они почувствуют себя неудачниками. Они будут знать, что многое делают правильно, но это им не поможет. Многие дети настроены против родителей из-за того, что не чувствуют себя любимыми. И такое свое отношение они порой выражают недопустимыми способами. Задумайтесь об историях Энн и Тодда.

ЭНН

Ко мне в кабинет вошла хорошо одетая пара. Я заглянул в книгу назначенных консультаций — там говорилось, что это Джим и Мэри Перкинс. Внизу было примечание. В нем сообщалось, что их пятнадцатилетняя дочь, Энн, беременна.

Когда они уселись, я посмотрел на них и лицо Мэри показалось мне знакомым.

— Мы где-то встречались, не правда ли? — спросил я. Она натянуто улыбнулась:

— Я несколько раз показывала вам столик в ресторане Сэйлмейкера.

— Вы там хозяйка во время ланча. Я там был в прошлый вторник.

Обратившись к Джиму, я спросил о его работе.

— Я бухгалтер, — ответил он.

— Ох уж эти цифры, — пошутил я, пытаясь разрядить обстановку.

Еще несколько минут мы вели такой бессодержательный разговор, в ходе которого выяснилось, что у нас есть общие друзья в церкви.

Еще раз взглянув на запись в книге назначенных консультаций, я обратился к Мэри: “Вы пришли, чтобы поговорить об Энн. Расскажите мне о ней”.

Глаза Мэри наполнились слезами: “Доктор Кэмпбелл, ей всего пятнадцать, всего год, как она перешла в старшие классы. Самая младшая из четырех наших детей. И она беременна! Что же нам делать?”

Она все вытирала платком глаза, а слова лились неудержимым потоком. “Мы делали все, чтобы быть для Энн хорошими родителями. Мы оба работали многие годы, чтобы у нее и других детей была хорошая жизнь. Мы водили их всех в воскресную школу и в церковь. Мы наняли для Энн преподавателя игры на фортепиано и в течение нескольких лет посылали ее в лагерь для музыкально одаренных детей. Она такая талантливая и красивая. Сможем ли мы справиться с тем, что случилось?” Тут голос Мэри прервался и она разрыдалась.

Джим поежился на стуле и затем начал. “Я просто не понимаю, в чем мы ошиблись. Почему с ней случилось это? Почему она стала вести себя так вызывающе? Она встречает в штыки все, что Мэри и я пытаемся для нее сделать”.

В ходе разговора с Мэри и Джимом я осознал, что они действительно любят Энн, но слишком часто выражают эту любовь неразумными способами: дарят ей вещи и предоставляют различные преимущества. Они искренне считали, что таким образом компенсируют недостаток общения с ней.

Когда я встретился с Энн, мои подозрения подтвердились. Она не чувствовала, что родители любят ее, что она важна для них.

Девушка сказала с вызовом в голосе: “Я не знаю, почему забеременела. Так уж получилось. Я могла бы предотвратить беременность, я знаю как. Может быть, мне тоже хотелось быть кем-то, как моя мать. Если бы я стала матерью, то была бы нужной. Тогда кто-нибудь любил бы меня”.

В течение нескольких недель я встречался с семьей Перкинс. Сначала Энн была сдержанна и выражала мало чувств. Но я замечал, что она разгневана и расстроена. После нескольких встреч она стала более открытой.

— Помнишь вечер, когда был банкет для матерей и дочерей? Ты не могла прийти, потому что тебе надо было быть с папой на бухгалтерском семинаре. Я была там единственной, чья мать не пришла!

— Но Энн, — прервала ее Мэри, — мы поговорили об этом, и я купила тебе за этот банкет чудесное платье. Я думала, что ты не будешь возражать, если я пойду с папой.

— Да я и не возражала! Вас, ребята, никогда нет поблизости, когда вы нужны мне. Родители моих друзей всегда возят нас на игры и все такое, а вы никогда не предложите подвезти. Вечно мне приходится к кому-нибудь подсаживаться.

— Подожди-ка минутку, Энн, — резко вмешался разговор отец, — Ты так говоришь, как будто мы никогда ничего для тебя не делали. Я знаю, что ты довольно хорошая пианистка. Благодаря кому ты брала все это уроки? И кто платил за них?

— Велика важность, папа! Все равно, откуда вы знаете, могу я играть на фортепиано или нет? В последний раз вы были на моем концерте, когда мне было десять лет!

Во время подобных вспышек Джим часто покидал комнату. Но в течение следующих нескольких недель он и Мэри начали понимать чувства Энн. Они осознали что материальные блага, которые они ей давали, не мог ли заменить личное внимание, которое ей было нужно Энн не чувствовала эмоционального контакта. Во время наших бесед Джим и Мэри изо всех сил пытались вникнуть в проблемы Энн и найти путь к ее сердцу. А Энн, слышала, как родители выражают любовь и беспокойство за нее и видела проявления этой любви дома. Девушка все больше и больше стремилась к общению с ними.

Это был медленный и мучительный процесс, но Энн и ее родители действительно начали знакомиться друг с другом. Ключом к успеху послужило их желание иметь семью, где существуют любовь и согласие. Энн ощутила родительскую любовь, и ее гнев стал утихать. Эта любовь и чувство собственной значимости, которые Энн испытала, сыграли большую роль. Они придали ей сил в течение последующих нелегких месяцев.

ТОДД

Марк Джонсон сидел напротив меня, нетерпеливо постукивая пальцами ухоженных рук по ручке кресла. Судя по его внешности, передо мной был влиятельный человек. Его жена, идеально одетая дама, также выражала нетерпение.

Джонсоны вели активную деятельность в крупной церкви и по всему было видно, что это преуспевающая пара, и не только в финансовом отношении. Их дочери, Эми, было шесть лет, а сыну Тодду — одиннадцать. Я не очень понимал, зачем они пришли ко мне.

Начала Бренда:

— Доктор Кэмпбелл, нам нужно поговорить с вами о Тодде. Шесть месяцев назад с ним произошла резкая перемена. Он был нормальным мальчиком, но теперь его словно подменили. Он отдалился от нас, всегда молчит и, кажется, все время рассержен. Он постоянно ищет повода держаться от нас в стороне. У нас и так мало времени, которое мы можем проводить вместе. Небольшая практика Марка растет, а у меня — магазин товаров для детей, и часто приходится работать вечерами.

— Да, доктор Кэмпбелл, — согласился Марк, — и, наверное, дети должны ценить все то, что мы стараемся дать им благодаря такой напряженной работе. Эми не причиняет нам никаких беспокойств, но с Тоддом совсем другая история. Несколько дней назад старшие друзья привели его вечером домой совершенно пьяного. Ума не приложу, что может толкнуть на такой поступок одиннадцатилетнего мальчика, у которого есть все?

— Мы настолько шокированы, что невозможно передать, — добавила Бренда. — Ко всему прочему, эта нелепая проблема Тодда нарушила весь распорядок жизни нашей семьи. Чтобы прийти сюда к вам, Марку пришлось перенести встречу с клиентами, а мне — уйти из магазина. Поймите меня правильно. Мы хотим помочь Тодду, но не понимаем, почему это произошло. Как сказал Марк, мы дали ему все. И вот как он благодарит нас за это!

Меряя шагами мой офис, Марк спросил:

— Так что же случилось с нашим мальчиком? Или дело в нас? Я разрешаю юридические проблемы самых влиятельных людей города, но не в состоянии сделать счастливым собственного сына.

Так что же, в самом деле, могло толкнуть одиннадцатилетнего ребенка на употребление алкоголя? В ходе нашего разговора выяснилось, что Тодд пил регулярно, но до сих пор ему удавалось скрывать это от родителей.

Тодд — не единственный подросток, который вел себя таким образом. Исследования показывают, что количество детей младшего и подросткового возраста, употребляющих алкоголь и наркотики, неуклонно растет. Многие из них живут в христианских семьях.

В случае с Тоддом, так же, как и во многих других случаях, причина заключалась в распаде жизни семьи. Его родители были слишком заняты, чтобы выкроить время для сына. В результате он и Эми не получали достаточно внимания от самых близких людей. Недостаток времени и воспитания привели детей к эмоциональному голоду. Тодд не чувствовал себя любимым. Это вызывало у него гнев и делало его уязвимым, открытым для давления со стороны сверстников. Он пил, чтобы привлечь к себе внимание и быть принятым.

НАХОДИТЕ ВРЕМЯ ДЛЯ СВОЕЙ СЕМЬИ

Марк и Бренда Джонсон — классический пример родителей, на первый взгляд, идеальных. Но на самом деле они на первое место ставят не семью, а что-то другое. В данном случае, карьеру. В результате у них двое чудесных, но несчастных детей. Да, мы обнаружили, что шестилетняя Эми также разгневана на своих родителей.

Как Джонсоны, так и Перкинсы полагали, что их дети должны “просто знать”, что они любимы. Но дети не знают. Они не могут этого знать. Они знают только то, что чувствуют. Но и Энн, и Тодд не чувствовали себя любимыми. Это ощущение основывалось на том, что родители не уделяли им достаточно времени. Дети не получали эмоциональной энергии, которая была им необходима.

Многие родители сегодня живут слишком напряженной жизнью, и у них уже просто не остается сил для нормального общения с ребенком. Я отдаю себе отчет в том, как много требуется от родителей, чтобы хорошо справляться со всеми своими многочисленными обязанностями: сюда входят и семья, и карьера, и многое другое. Особенно это трудно, когда работают и мать, и отец. У многих родителей нет уже энергии, терпения и желания, чтобы делать все, что требуется. Поэтому, когда что-то упускается, то этим “чем-то” почти всегда оказывается жизнь семьи. Ее качество снижается.

Теперь я хочу сказать слово о семьях, где только один родитель. Некоторые люди убеждены, что только мать или только отец просто не в состоянии правильно воспитать ребенка. Так вот, мне приходилось иметь дело с большим количеством случаев, когда дети в неполной семье получали любовь и воспитание, где в полной мере сочетались и нежность, и строгость.

Залог успеха семейной жизни не в том, есть ли в семье оба родителя или только один из них. Главное — верное направление в воспитании. Одинокая мать или одинокий отец могут хорошо воспитать ребенка, провести его через “ужасный подростковый возраст” и помочь войти во взрослую жизнь зрелым человеком, христианином, ответственным за свои поступки. Одинокие родители могут сделать это ничуть не хуже, чем семейные пары.

ЧТО ВАЖНЕЕ: КАЧЕСТВО ВРЕМЕНИ ИЛИ САМО ВРЕМЯ?

Мы часто слышим о качестве времени. На самом деле важно само ВРЕМЯ. Важно проводить время с семьей, узнавать своих детей, говорить им, что вы любите их, всеми способами показывать им, что они для вас много значат.

Взаимная преданность в христианской семье основывается на представлении о том, что мы любим друг друга и заботимся об эмоциональных, физических, психологических и духовных потребностях всех членов семьи.

Если мы любим друг друга, то захотим общаться все больше и больше. Нам захочется наслаждаться обществом друг друга. В сущности, неважно, чем мы при этом занимаемся. Главное, чтобы время, проведенное вместе, было наполнено счастливыми моментами взаимной любви. Мы, родители, хотим, чтобы дети поняли, что они для нас важнее всего на свете, важнее всех других интересов, которые могут помешать нашим взаимоотношениям.

Когда родители и дети проводят вместе время, которое наполнено взаимной любовью, то это укрепляет и членов семьи, и саму семью. У нас появляются общие воспоминания, когда мы проводим вместе досуг: когда мы играем, отдыхаем, путешествуем, читаем или занимаемся любым другим делом, которое нам нравится.

Задумайтесь о своих счастливых детских воспоминаниях. Что вы больше помните — подарки и привилегии или любовь и время? Что больше согревает ваше сердце, подарки, которые вы получали или чувство близости с родителями?

По мере того как я продолжал консультировать Джонсонов и Перкинсов, они поняли, что вполне могут выкроить время для своей семьи. Об этом говорил тот факт, что они сумели найти его для консультационных сессий. Они нашли время, чтобы общаться с детьми и наслаждаться обществом друг друга. Это избавило родителей от многих проблем в будущем.

Требуется время, чтобы изменить установившийся уклад и создать новые образцы поведения. Но обе эти семьи полны решимости улучшить свою жизнь.



Страница сформирована за 0.72 сек
SQL запросов: 169