УПП

Цитата момента



Ругань — это обыденный мордобой. Вы в этом участвуете?
Специалист по рукопашному бою

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



«– А-а-а! Нынче такие детки пошли, что лучше без них!» - Что скрывается за этой фразой? Действительная ли нелюбовь к детям и нежелание их иметь? Или ею прикрывается боль от собственной неполноценности, стремление оправдать себя в том, что они не смогли дать обществу новых членов?

Нефедова Нина Васильевна. «Дневник матери»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d4330/
Мещера-2009

КАК ОБРАЩАТЬСЯ С “НОРМАЛЬНОЙ” ПАССИВНОЙ АГРЕССИЕЙ

Поскольку “нормальное” подростковое пассивно-агрессивное поведение может вызывать сильное раздражение, родителям легко занять аналогичную позицию, то есть начать самим раздражать своих детей. Это выражается в тоне разговора, в манере обращения, во взглядах. Каким бы незначительным это ни казалось, в любой ситуации, вызывающей раздражение, необходимо помнить, что дети не могут справляться с нашим гневом. Они не имеют защиты от разрушительной силы нашего гнева.

Когда родители рассержены, они, как правило, понижают голос. Возможно, что таким же тоном они будут отдавать приказания. Когда они говорят: “Я хочу, чтобы ты вынес мусор немедленно”, и в конце угрожающе понижают голос, у ребенка это автоматически вызывает гневную реакцию. Он начнет вести себя пассивно-агрессивно. Я часто советую родителям в минуты гнева поступать наоборот, то есть, заканчивая предложение, повышать тон. Тогда ребенок воспримет фразу не как угрожающую, а как ободряющую и ласковую.

Родители вызывают у детей раздражение еще и тем, что они не просят, а приказывают. Когда мы сдерживаем свой гнев, то дети бесконечно благодарны нам, особенно если мы знаем, что есть основания сердиться.

Родители также порой раздражают детей взглядами. Особенно это относится к напряженным ситуациям. Здесь успех зависит от того, сумеем ли мы поддерживать с ребенком зрительный контакт, выражая свою любовь взглядом. Если мы отведем взгляд, то рассердим ребенка еще больше. Но одного зрительного контакта недостаточно. Важен еще характер этого контакта. Некоторые родители хмурятся или смотрят рассерженно, выражая таким образом неодобрение. Такой взгляд может вызвать у ребенка реакцию, какую вызвал бы крик. С другой стороны, когда ребенок рассержен, ваш смех или улыбка не должны произвести впечатление, что вы насмехаетесь над ним.

Из-за того, что характер взглядов очень важен, я бы предложил родителям периодически тренироваться перед зеркалом, чтобы выработать у себя нейтральный и спокойный взгляд. Это особенно существенно, если по своей природе вы склонны постоянно улыбаться или, наоборот, хмуриться. Иначе вы можете повредить ребенку, сами того не зная. Ему может показаться, что вы все время смеетесь над ним или не одобряете его.

Не кажется ли вам, что я пытаюсь подготовить вас к моментам гнева вашего ребенка? Так оно и есть. Дети выражают свой гнев очень противными и надоедливыми способами, которые могут полностью вывести вас из равновесия. Если вы внезапно попадаете в такую конфликтную ситуацию, то уже трудно справиться со своим собственным гневом, не говоря уже о том, чтобы помнить, как вас воспринимает ребенок.

Оказываясь лицом к лицу с рассерженным ребенком, вы обязаны сделать две вещи. Во первых — принять ребенка таким, какой он есть. Во вторых — выражать свой собственный гнев, как подобает зрелому человеку. Я знаю, что это нелегко, но это очень важно. Задумайтесь о стоящей перед вам цели: добиваться, чтобы ребенок постоянно учился выражать свой гнев все более и более зрелыми способами. Его образование будет длиться всю жизнь, но первые уроки он берет у вас.

Когда ребенок гневно обращается к вам, то первой реакцией будет разгневаться в ответ. Но это не решит проблему, не поможет разобраться в причине гнева. Помните, что вы — взрослый, а он — ребенок. Вам следует принять его, как ребенка, но копировать его поведение не надо.

Отказываясь принимать ребенка таким, какой он есть, и просто отвергая его детские проявления гнева, вы тем сам направляете его гнев в какое-то другое русло. Но единственное, куда гнев может направиться в такой ситуации — внутрь самого ребенка. Это создает условия для пассивно-агрессивного поведения вашего ребенка сейчас и в будущем.

КАК ПОДНИМАТЬСЯ ПО ЛЕСТНИЦЕ ГНЕВА

Вспомните изображение “Лестницы гнева” в конце 5 главы. В ближайшие годы вам предстоит много работать над формированием характера вашего ребенка. Вес это время вы будете стремиться помочь ему перебраться с одной ступеньки на следующую, перейти от негативных проявлений гнева на более позитивные. Это длительный процесс, включающий в себя обучение и пример.

Обратите внимание, что пассивная агрессия находится на самой нижней ступени лестницы. Даже если бы у вас было тридцать или шестьдесят таких ступеней, пассивная агрессия все равно была бы самой последней. Поскольку пассивная агрессия у подростков — обычное явление, всем родителям приходится иметь дело с этой формой гнева. Главная задача — не дать ребенку укрепиться в ней.

Необходимо помнить, что ребенок не в состоянии перешагивать через ступени. При продвижении вверх нельзя миновать ни одну из них. Это обстоятельство огорчает родителей, желающих, чтобы процесс закончился быстро. Еще больше их огорчает, что приходится ждать, пока ребенок будет готов сделать следующий шаг. Тут требуются терпение и мудрость. Но могу заранее сказать вам, что результаты того стоят. Мы с Пэт наблюдали, как трое наших детей постепенно продвигались к зрелым формам выражения гнева. Мы не торопили их, позволяя двигаться в индивидуальном для каждого из них темпе.

Чтобы определить, на какой ступени лестницы находится ваш ребенок, понаблюдайте за тем, как он выражает свой гнев. Тогда вы сможете предвидеть следующий его шаг. Мои самые неприятные воспоминания, когда ребенок разговаривал со мной неподобающим тоном, относятся к тому времени, когда Дэвиду было около тринадцати лет. Слава Богу, что этот период не продлился долго. Он выражал свой гнев в неприемлемых выражениях только тогда, когда его возмущало какое-то конкретное событие. Когда он выражал гнев грубыми словами, так что я не хотел этого слышать, мне приходилось прибегать к разговору с собой, в ходе которого я определял, на какой из ступеней лестницы гнева он находится в данный момент. Я говорил сам себе: “Ну давай, Дэвид. Вперед! Выпусти свой гнев наружу! Вот когда ты его выпустишь, я тобой займусь”. Конечно, ничего подобного я не говорил Дэвиду.

Почему я хотел, чтобы гнев вышел наружу? Потому что пока он сидел внутри Дэвида, он контролировал ситуацию. Но когда гнев выходил наружу, Дэвид чувствовал себя глупо, а я мог вновь овладеть “рычагами управления”. Он выразил словесно весь свой гнев и теперь задавался вопросом: “Ну и что дальше?” Вот тут и наступал самый подходящий момент для воспитания Дэвида.

Была и другая причина, по которой я радовался, когда его гнев выходил наружу. Дело в том, что чем больше гнева выплеснется в словах, тем меньше его останется, чтобы проявиться потом через ложь, воровство, секс, наркотики и все другие образцы столь распространенного сегодня пассивно-агрессивного поведения.

Собратья-родители! Я знаю, что усвоить это нелегко и что на этом этапе у вас могут возникнуть серьезные вопросы. Если мы даем ребенку возможность выразить гнев, то это вовсе не означает попустительство и вседозволенность. Мы должны помнить, что дети любого возраста будут выражать гнев естественными для себя, то есть, незрелыми, способами. Если мы просто возмутимся и заставим их перестать гневаться, то тем самым не будем способствовать формированию у них навыков зрелого обращения с гневом. Вместо этого мы заставим их подавить гнев, а непосредственным результатом станет пассивная агрессия.

Если мы хотим воспитать в детях зрелое отношение к гневу, то должны допускать словесное выражение гнева, каким бы неприятным оно ни было. Почему? Самый лучший способ выразить гнев — выразить его в словесной и вежливой форме. Но дети не научатся этому, если им запретить выражать гнев словесно. Следовательно, мудрые родители не станут препятствовать словесному выражению детского гнева. Во-первых, при этом предотвращается чрезмерное подавление гнева. Во-вторых, родители по-прежнему контролируют ситуацию и могут вести своего ребенка вверх по ступеням лестницы гнева.

Любой гнев должен выйти наружу либо через слова, либо через поведение. Если мы блокируем выход через слова, то детям придется чрезмерно подавлять гнев, результатом чего станет пассивно-агрессивное поведение.

Когда ребенок сообщает вам о своем гневе в словесной, но невежливой форме, то это вовсе не обязательно означает неуважение. Чтобы определить, так это или нет, задайте себе вопрос: “Пользуюсь ли я авторитетом у этого ребенка большую часть времени?” Большинство детей почтительны приблизительно 90% времени.

Если это относится и к вашему ребенку, а в данной конкретной ситуации он пытается словесно донести до вас причину гнева, то ведь это именно то, чего вы хотите! Вы знаете, как поступать, — и вы не безоружны. В вашем распоряжении зрительный контакт, нейтральный, спокойный взгляд и разговор с самим собой. Когда ребенок выразит гнев, вы окажетесь в отличной позиции. Теперь можно приступать к воспитанию и обучению. В главе 9 мы более подробно рассмотрим конкретные способы. На данный момент просто хочу напомнить, что ваше поведение в моменты детского гнева играет решающую роль.

Может показаться несправедливым утверждение, что когда ребенок приходит к вам рассерженным, вы должны контролировать себя и при этом еще быть благодарным ему за то, что он выражает гнев словесно. Я знаю, что это нелегко. Но, поступая таким образом, вы сами взрослеете. Вы также спасаете себя и своих детей от тяжелых жизненных проблем, которые, не поступай вы так, могут возникнуть позже.

Вы можете спросить: “Ну а как быть с ребенком, который только тем и занимается, что словесно выражает гнев, даже тогда, когда не случилось ничего конкретного, что могло бы вызывать его возмущение?” Некоторые дети без конца выплескивают свой гнев. Таким способом они манипулируют родителями и добиваются своего. Это совсем не то, что гнев по поводу конкретной ситуации. Такое выплескивание с целью расстроить и обидеть других неприемлемо. В этом случае поведение ребенка необходимо корректировать. Но, занимаясь этим, следует руководствоваться тем же самым девизом: “Вежливо, но твердо”.

То, с чем я столкнулся в ситуации с Дэвидом, было не выплескивание, а нормальный подростковый гнев. Однако мне бы не хотелось, чтобы у вас сложилось впечатление, что я сам не чувствовал напряжения или гнева. И мне пришлось справиться с этим, прежде чем я смог разговаривать с Дэвидом. Существует много хороших способов работы с детьми. Возможно, вы найдете лучшие методы, чем те, которыми пользовался я. Главное — никогда не забывать о цели.

Когда ваш ребенок выражает вам свой гнев, он также хочет, чтобы вы его научили. Тут решающим моментом является решение не приступать к обучению, пока вы оба не успокоитесь и между вами не восстановятся теплые чувства. Также важно не упустить время. Ведь основой для обучения должен стать именно этот случай. Обучайте, пока его эмоциональный след не угас. Как только между вами установится атмосфера стабильности, сядьте вместе и сделайте три вещи.

  • Вы должны дать ему понять, что не намерены осуждать его. Особенно если ребенок сильно реагирует на всякий авторитет, то есть входит в число 25 процентов (см. главу 10), так как он может испытывать чувство вины за содеянное. Если я не дам ему почувствовать, что осуждаю его, он может никогда этого не повторить. Но если он никогда этого не повторит, то у меня не будет возможности помочь ему подняться на следующую ступеньку лестницы гнева. Неотъемлемой частью воспитания является умение дать понять ребенку, что его принимают как личность и всегда хотят знать, что он чувствует: счастлив ли он, печален или рассержен. Поэтому я говорю Дэвиду: “Когда ты сердишься, я хочу знать об этом”.
  • Далее вам надо похвалить ребенка за то, что он поступил правильно. В случае с Дэвидом я сказал: “Ты показал мне, что рассержен, и это хорошо. Ты не выместил свой гнев на маленьком брате или собаке. Ты ничем не швырялся и не бился головой об стенку. Ты просто сказал мне, что сердит”.

Чувствуете, куда я клоню? Я не упустил ничего из того, что он сделал правильно. Всякий раз, когда ребенок сообщает вам о своем гневе в словесной форме, он избегает каких-то ошибок.

  • И наконец, вам нужно помочь ребенку подняться на следующую ступеньку лестницы гнева. Сюда входит и то, что вы обращаетесь к нему с просьбой, а не запрещаете. Вместо того, чтобы сказать: “Никогда не называй меня больше так!” — вы говорите: “И пожалуйста, не называй меня больше так. Хорошо?”

Это не гарантирует, что он выполнит вашу просьбу. Но есть гарантия, что, став достаточно зрелым, он предпримет такой шаг. Это может произойти на следующий день, или через несколько недель, или через месяцы. Воспитание умения выражать свой гнев — длительный и трудный процесс.

После того как вы пройдете через это много раз, ребенок начнет размышлять и без напоминания с вашей стороны. Ваше воспитание, плюс хороший пример вашего зрелого обращения с гневом подействуют на ребенка, и через какое-то время он займется самовоспитанием.

Ключевым моментом в данном случае, так же, как и всегда, когда дело касается ваших детей, является стремление передать им безусловную любовь. Если они будут знать, что любимы, если будут действительно все время чувствовать себя любимыми, то станут буквально “впитывать” то, чему вы хотите их научить. И тогда весьма вероятно, что вы достигнете своей цели, то есть, научите их зрелому поведению к семнадцатилетнем возрасту.

7. Более незрелые способы выражения гнева

Хотя пассивная агрессия является самым плохим способом выражения гнева, но есть и другие его формы, которые могут стать причиной трагедии для человека и для его семьи.

По мере того как человек взрослеет, способы его обращения с гневом должны также “взрослеть”. Но в действительности это происходит совсем не так. Взрослые, сознательно или личным примером, передают те же образцы поведения своим детям. В этой главе мы рассмотрим некоторые разрушительные формы гнева.

АГРЕССИЯ

Цель агрессии — причинить вред человеку, предмету или группе людей. Она может выражаться словесно или физически. Например, ребенок может нападать с помощью оружия, рук и ног или слов. Агрессия почти всегда неуместна и обычно причиняет непоправимый вред взаимоотношениям. Губительные последствия в конце концов перевесят любую кажущуюся “победу”.

Эти последствия особенно серьезны, когда дело касается взаимоотношений между детьми и родителями. Можно с уверенностью сказать, что агрессивное поведение родителей по отношению к детям приведет к бунту против авторитета. Одна из задач родителей заключается в том, чтобы быть для детей “ролевыми моделями”. Но когда родители на собственным примере учат детей прибегать к агрессии, они не выполняют этой задачи.

Если вы вновь посмотрите на лестницу гнева, то увидите, что чем ниже ступенька, тем выше плотность агрессивных действий. Они, как правило, сочетаются с другими разрушительными образцами поведения.

Мы живем в чрезвычайно агрессивном обществе и знаем, что насилие порождает насилие. Когда у человека на глазах (неважно, в жизни или на экране) без конца совершаются агрессивные поступки, то возрастает вероятность, что он сам станет вести себя агрессивно.

В этом отношении на меня особенно глубокое впечатление произвели данные результатов исследования причин детской агрессивности, полученные доктором Леонардом Д. Эроном. Проводя наблюдения в течение двух десятилетий, он выявил следующее: дети, которые больше смотрят телевизор, чаще прибегают к агрессии, и чем больше они смотрят телевизор, тем выше вероятность, что они станут агрессивными взрослыми, способными совершить преступление.

Когда возраст людей, участвовавших в его исследованиях, приблизился к тридцати, доктор Эрон вновь посетил их и обнаружил, что полученные им ранее данные подтвердились25.

Безусловно, проблема сложна и ее нельзя целиком и полностью списать на количество телевизионных передач, которые смотрит ребенок. Я считаю, что способ выражения гнева больше всего зависит от того, насколько сильны в человеке противоавторитетные установки, то есть от количества пассивной агрессии, которая стоит за выражением гнева.

В главе 6 мы указали на различие между агрессией и настойчивым стремлением отстаивать свои права. Это необходимо подчеркнуть еще раз, поскольку настойчивость обычно бывает уместной и здоровой. Настойчивость в отстаивании своих прав — это прямое выражение чувств, включая и гнев, но без намерения обидеть другого. Когда такая настойчивость направляется в конструктивное русло, то она может существенно помочь человеку достичь своей цели.

Агрессия, напротив, имеет своей целью причинить вред. Она принимает формы насилия по отношению к человеку и вещам, или к тому и другому. В свою книгу “Как приручить Дракона вашего ребенка” Мэг Эстман включила главу под названием “Агрессивный, не поддающийся контролю ребенок”. В ней она выдвигает полезные предложения. После подробного разбора некоторых специфических образцов поведения, таких, как драка, обвинения и борьба за власть, она говорит:

Бывает так, что проблемы агрессивных и неконтролируемых детей коренятся в стрессах, импульсивности, гиперактивности и недостаточно развитых навыках самоконтроля. Всегда легко находить оправдания маленькому ребенку и смотреть на его агрессивность сквозь пальцы. Однако к школьному возрасту она часто достигает тревожного уровня.

Такие дети могут пристраститься к власти и контролю, которых они достигают с помощью своих гневных вспышек. Их не мучит совесть. Их не волнует, как их поведение сказывается на окружающих. Они часто ищут, кого обвинить в возникшей проблеме. Для них характерно нежелание принимать на себя ответственность…

Вот типичные ситуации, которые служат “спусковым механизмом” для вспышки гнева агрессивного ребенка:

  • Когда возникает любая угроза его статусу.
  • Когда он выглядит неудачником в глазах класса, спортивной команды, семьи или группы сверстников.
  • Если кто-то или. что-то бросает вызов его власти над окружающими или ставит ее под сомнение, то есть когда он не может добиться своего, вынужден следовать школьным правилам или выполнять задание, которое “наводит на него тоску”26.

Мэг Эстман считает, что агрессивному ребенку нужны “границы, границы и еще раз границы”! Она предлагает ценное руководство по дисциплинированию. Если в вашей семье есть такая проблема, то, я надеюсь, вы прочтете эту книгу.

ВЫПЛЕСКИВАНИЕ

Выплескивание — это словесное выражение гнева. Его отличие от словесной агрессии заключается в том, что человек не стремится причинить вред другому. Он просто желает избавиться от гнева. Проявления могут варьироваться от громких, полных гнева воплей до тихого бормотания ругательств, от жалоб и споров до истеричных тирад.

Независимо от варианта, выплескивание гнева неприятно для окружающих. Мы, безусловно, хотим, чтобы дети переросли этот тип поведения к семнадцатилетнему возрасту.

Однако выплескивание, каким бы раздражающим оно ни было и о какой бы незрелости ни свидетельствовало, служит в детском возрасте определенной конструктивной цели. Дело в том, что оно ставит нас перед необходимостью воспитать в детях умение правильно проявлять гнев. До тех пор пока они выплескивают гнев словесно, они не выражают его через поведение, то есть через агрессию или пассивную агрессию.

Нам, родителям, необходимо помнить, что гнев имеет только два способа своего выражения — через речь или через поведение. Именно от нас в большей степени зависит, какой из этих способов выберут наши дети. Большинство детей выражают свой гнев словесно. Чем больше родители блокируют этот канал, говоря:

“Никогда больше не разговаривай со мной так!”, тем больше вероятность, что гнев проявится через поведение.

Когда мы, родители, поймем это, то будем рады (относительно, конечно!), если дети будут прибегать к разговорам, а не к физической агрессии или пассивной агрессии.

ПРИДИРКИ И ОТКАЗЫ

Придирки — это также незрелый способ выражения гнева, родственный выплескиванию. Но по своим целям он отличается от выплескивания. К нему прибегают не просто для того, чтобы избавиться от гнева. Мы придираемся, когда чувствуем свое бессилие, неспособность повлиять на другого человека или ситуацию или контролировать их. Наиболее часто это встречается в близких отношениях, например, в семье.

Когда мы придираемся, то скрытым образом говорим: “Я просто хочу помочь тебе”. Мы, родители, должны помнить, что придирки — это также скрытый способ излить свой гнев на ребенка. Он чрезвычайно разрушителен и обязательно создаст у ребенка антиавторитетные установки.

Отказ может быть вполне оправданным способом дисциплинирования ребенка, но может быть и выражением гнева. В целях дисциплинирования ребенка, родители могут временно отказать ему в том, что он желает. Если только это не делается с целью обидеть ребенка и не сопровождается непрекращающимся родительским гневом, то применять такой способ наказания вполне приемлемо.

Однако разгневанные родители могут отказать ребенку в нежности и общении. Это особенно опасно, поскольку учит ребенка вероломству. Он сам станет таким же, но у него это примет форму пассивной агрессии. Ребенок перестанет быть нежным, послушным и доброжелательным, не будет слушаться, станет все делать наперекор, плохо учиться, а может зайти и еще дальше.

МОЛЧАНИЕ И САМОУСТРАНЕНИЕ

Молчание и самоустранение — недопустимые способы выражения гнева. Особый вред они могут нанести супружеским взаимоотношениям, если с их помощью скрывают гнев.

Мы можем прибегать к молчанию и самоустранению, если не хотим признаваться сами себе, что разгневаны, а также чтобы “уйти от ситуации”, от необходимости прямо и конструктивно обсуждать ее с другим человеком. Эти способы тесно связаны с отказом, однако, храня молчание и самоустраняясь, мы полностью отстраняемся от взаимоотношений. Большинство людей, поступающих таким образом, даже не отдают себе отчета в происходящем.

Молчание и самоустранение очень вредны для ребенка, так как представляют собой нечто прямо противоположное безусловной любви. Самоустраняться от взаимоотношений родитель/ребенок — все равно что сказать ребенку: “Иногда я люблю тебя, иногда нет”. Этот классический пример “любви при условии” является одним из величайших источников ярости и гнева ребенка по отношению к своим родителям. Дорогие родители, имея дело со своими детьми и супругами, мы не должны впадать в это незрелое и вредное поведение. Последствия пагубны!

Эндрю Д. Лестер, описывая свой личный мучительный опыт, рассказывает нам, как он и его жена научились обращаться с гневом конструктивно и ушли от самоустранения и молчания.

Раньше мы ужасно боялись своего гнева. Но теперь, когда кто-нибудь из нас испытывает гнев, мы откровенно говорим об этом другому. Мы стали делиться гневными переживаниями, также как и всеми остальными чувствами и мыслями. Мы стали брать на себя ответственность за то, чтобы управлять своим гневом, не позволять ему обкрадывать нас и лишать счастья. Теперь мы знаем, что гнев способен еще больше сблизить людей, находящихся в тесных взаимоотношениях27.



Страница сформирована за 0.56 сек
SQL запросов: 169