УПП

Цитата момента



Тот, кто слишком верит фактам, рискует не увидеть законов.
Марсель Пруст

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Человек боится вечности, потому что не знает, чем занять себя. Конструкция, которую мы из себя представляем рассчитана на работу. Все время жизни занято поиском пищи, размножением, игровым обучением… Если животному нечем заняться, психика, словно двигатель без нагрузки, идет вразнос. Онегина охватывает сплин. Орангутан в клетке начинает раскачиваться взад-вперед, медведь тупо ходит из угла в угол, попугай рвет перья на груди…

Александр Никонов. «Апгрейд обезьяны»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d3651/
Весенний Всесинтоновский Слет

Володя

В конце девятого класса он вместе со своим одноклассником Лёшей «забил» на учёбу, погрязнув в разгильдяйстве и нежелании сотрудничать. Внешне и Володя, и Лёша демонстрировали нам «ленивую лояльность», но, по сути, они просто не позволяли себе втянуться в нашу общую жизнь. Они предпочитали брать из неё только то, что им было нужно, не особенно вникая в происходящее, законы, проблемы и стремления окружающих людей. Плохими оценками и неприятием нашего образа мира они довели весь педагогический совет школы до того, что мы вполне сознательно отправили их обоих в технический колледж (то, что раньше называлось ПТУ). Всего месяца хватило нашим мальчикам, чтобы понять: жизнь в общаге с выпивками, мордобоем и прочими «радостями» подросткового коллектива, перспектива карьеры рабочего - это всё не для них. Они взялись за учёбу, убедили нас вернуть их обратно в китежскую школу, стали наставниками. Можно сказать, что из деструктивных разгильдяев они сознательно стали полноценными элементами системы. Причём, не притворились «хорошими мальчиками», а сделали выбор, изменив свою систему ценностей. При этом они бросили курить, перестали ругаться, понемногу привыкли к беседам со взрослыми.

Заняв новую позицию в иерархии, Володя почувствовал себя намного увереннее. Он признал, что теперь ему нравится читать книги, следить за своим внешним видом. Но меня и других преподавателей удивляло его стремление к экономии собственных сил. Он совершенно искренне считал, что нет никакого смысла ночи не досыпать, готовясь к экзаменам в институт, или доводить себя до изнеможения физическими тренировками. Несмотря на то, что ему с самого раннего возраста приходилось бороться за выживание, и его жизненный опыт включает голод, бродяжничество и жестокость взрослых, он придерживается иррациональной веры, что все как-то само собой устроится - он поступит в институт, найдет хорошую работу. Вот только он не думал, в какой институт поступать и какую работу искать, то есть и то, и другое относилось скорее к области мифа о счастливой жизни. Здесь и неумение прогнозировать будущее, и боязнь посмотреть в лицо реальности. Впрочем, мы знаем немало взрослых, которые тоже предпочитают жить в сладком тумане иллюзий, мириться с несправедливостью, нищетой, лишь бы не пришлось смотреть фактам в лицо.

Древние индусы верили в карму, то есть в некую жёсткую предопределенность жизненного пути.

А теперь, применительно к ребенку в первые годы его развития представьте себе, что любое движение воздуха, вернее, любое изменение в окружающей реальности приводит к изменениям в образе мира, в том отпечатке, отражении реальности, которое в зрелые годы станет действующей программой. Именно эта, выстроенная в результате случайных взаимодействий, программа будет определять взгляд личности на мир, ее мечты, стремления и реакции.

Представляете, что вошло в Володю? И он не успел эту информацию ни проработать, ни даже осознать. А впереди его ждали выход в большой мир, служба в армии, столкновение с жёсткими законами взрослого общества. Конечно, его бы очень быстро «переформатировали».

Кстати, я уверен, что, говоря современным языком, он бы с успехом социализировался, то есть, принял бы то описание мира, которое обеспечило бы выживание. Другой вопрос, является ли способность к такой социализации нашим успехом.

Как предупреждает А. Маслоу: «Хорошо приспособиться к миру реальности, значит принять раскол своей личности. То есть, индивид отворачивается от многих аспектов своего существа, потому что они представляют собой опасность. Но теперь нам ясно, что поступая таким образом, он многое теряет, потому что эти глубины, являются также источником его радостей, его способности играть, любить, смеяться…Отгораживаясь стеной от своего внутреннего ада, он также отгораживается и от своего внутреннего рая».

И тут гуманность родителей и педагогов заключается именно в том, чтобы заставить ребенка увидеть реальность, оценить собственные перспективы. Правда, делать это можно только тогда, когда ребенок превращается в подростка и начинает пересматривать свою жизнь с позиций разума. Происходит это, как правило, в возрасте тринадцати-четырнадцати лет. Пытаться рационально объяснять ему положение вещей в мире раньше просто бесполезно, да и жестоко. По сути, это означает разбить наивную веру в свои силы.

Я не хотел становиться врагом собственного сына. Я верил, что он вырастет и ему захочется большего. Выйдя в большой мир, столкнувшись с его реальностью, соблазнами и вызовами, Володя ещё тысячу раз пожалеет, что не добрал в школе знаний, а у приёмных родителей -жизненного опыта, но всунуть этот опыт насильно невозможно.

Эх, если бы у него было несколько жизней, он бы смог, накопив опыта в первой, неудачной, вторую прожить счастливо, реализуя весь богатый потенциал, заложенный в него природой. Но, увы, короткий жизненный отрезок, отпущенный нам на учёбу и самореализацию, обычно не даёт второго шанса тем, кто способен учиться только на собственных ошибках.

Если бы наше общество и педагогическая система были более мобильны, то идеальным вариантом для Володи было бы поработать хотя бы по месяцу в банке и на лесоповале, пообщаться с представителями разных слоев, примеряя на себя как можно больше жизненных сценариев. Пока образы возможного будущего, строятся в его сознании на основании информации, почерпнутой из фильмов и разговоров со сверстниками, он не сможет сделать правильного выбора. Правильного, то есть соответствующего его наклонностям, задачам его собственной реализации.

К осознанию необходимости вносить коррективы в собственную программу человек приходит, уже прожив изрядную часть жизни, и проанализировав плоды своих действий, помыслов, взаимоотношений с окружающими людьми. Но тогда многое уже становится «слишком поздно». Говорят, некоторые святые аскеты, прозорливые старцы и йоги могут видеть или предчувствовать судьбу человека. Но в обычных условиях приходится идти и путем проб и ошибок. Лишь бы этот путь не был длинною в жизнь и позволял интенсивно опробовать много разных вариантов, «вкусить их плоды» и дальше реализовывать то, что действительно подошло. Поэтому мы в Китеже пытаемся помочь нашим подопечным в короткий срок, но очень интенсивно, опробовать хотя бы несколько жизненных программ, примерить на себя разные облики. Володя смирился с моими наставлениями и попробовал себя на поприще компьютерной верстки нашей китежской газеты, вошел в состав Малого Совета, руководящего деятельностью детей. Поработал на стройке, поездил по музеям и выставкам Москвы. И, о чудо, буквально за полгода до окончания школы что-то сдвинулось в его сознании. Он стал общителен, отзывчив, он полюбил душевные беседы с родителями и взрослыми наставниками, он начал вкладывать куда больше сознательных усилий в подготовку к институту. И вообще беспокоиться не только о собственном комфорте, но и о делах всего Китежа. Я видел все это своими глазами и перемены были такими явными и всеохватывающими, что создавалось впечатление полной смены внутренней программы. Я думаю, что здесь можно говорить о реальной трансформации личности.

Начало этому процессу положил медленный рост внутренних сил, который сопровождался попытками пересмотреть свое прошлое и избавиться от воспоминаний, которые содержали страх и боль. Володя, как и большинство наших детей, мог справиться с этой задаче только при постоянной психологической поддержке взрослых. Но эта работа шла, хоть и забирала так много сил, что их не хватало ни на учебу, ни на познание окружающего мира.

Когда же Володя повзрослел и поверил в собственные силы, он оказался способным выстраивать отношения со сверстниками и окружающими взрослыми. Это подняло его авторитет, повысило самооценку и убедило в относительной управляемости мира. Так появились свободные силы, которые можно было направить на познание себя и окружающих. На этот период приходится начало наших бесед, в ходе которых Володя начал задавать вопросы о том, как устроен мир. Он словно нагонял то, что не успел получить в раннем детстве, сознательно собирая из разрозненных фрагментов единую картину мира, которая теперь позволила бы ему действовать, полагаясь на интеллект, а не догадки и фантазии.

И привело это, по счастью, к успешному решению внутренних проблем и расширению поля сознания, которое теперь оказалось способным оперировать не только с узким кругом личных проблем, а с таким интересным, непредсказуемым, но познаваемым миром.

НАСТАВНИКИ

В Китеже из числа старших мы отбираем наставников. Это те, кто вырос в Китеже, кто сам прошел непростые, часто болезненные стадии взросления, кто научился встречать вызовы и отвечать не только за себя, но и помогать расти и преодолевать препятствия тем, кто идет за ними. Наставники - это проводники взрослых позитивных ценностей в детский социум.

Поле сознания окружающих, «своих», оказывается во многих случаях самым главным стимулом к развитию или остановке этого развития. Смените окружение, смените систему приоритетов, сменится и вектор развития юной личности.

Наставников у нас немного, так как здесь невозможен механический отбор. Юная личность должна сама дорасти до осознания необходимости помогать взрослым и заботиться о тех, кто младше. Ситуация осложняется тем, что юноши и девушки в пятнадцать-шестнадцать лет, как правило, сосредоточены на самих себе, эгоистичны, нетерпимы. Они еще только пробуют себя и окружающих на прочность, где уж тут думать о чужих проблемах.

Однако, живя бок о бок с нами, старшие дети понемногу принимают наши ценности, пытаясь становиться соратниками.

Китежская газета РШ. Один из номеров 2003 года

Поэтическая викторина.

Недавно, как вы все помните, была поэтическая викторина. Представляем вашему вниманию очень поучительные хокку (японские трехстишия) на тему Обета ученика.

Творения команды «Поэты 21 века»:

1) Честность и искренность

Я разрушал стену недоверия.
Ударил раз, ударил два.
Получилась ступень «честность и искренность».

2) Обет непрекращающегося познания

В мире написаны тысячи книг,
Но прочитать их очень сложно.
Я сажусь и познаю книгу за книгой.

3) Обет чистоты и гармонии

Я увидел чистоту в природе,
Мне стало хорошо.
Я прибрался у себя в душе и дома.

А это команда «Романтики»:

1) Честность и искренность

Искренен буду перед Богом,
Честен с самим собой.
Я победил.

4) Обет воли и дозволения, смирения и послушания

Вечер. В окно стучится ветка.
Дерево противостоит стихиям.
Смирение есть великая добродетель.

5) Обет преданности, благородства, благодарности

Родителей я почитаю,
Всегда поддержу друга.
Благородство - кодекс рыцаря.

Я не знаю, кто был автором тех или иных строчек. Образ мира перенимается не сразу, и у каждого ребенка своя скорость взросления. Например, мой приемный сын Володя довольно долго не мог понять, зачем оказался в Китеже. Без всяких комментариев предлагаю вам его письмо, адресованное мне. Оно не предназначалось для чужих глаз, поэтому стиль прост и безыскусен:

«Привет Дима!!! Ты уже неделю в Орионе, а мне необходимо посоветоваться. Как там дела? Как книга?

После того, как ты уехал, я начал все больше и больше замечать, что дети Китежа почти ничем не отличаются от детей других детских домов -по своему нахальству , отношению к взрослым, хамству и т.д. Я пытаюсь, как могу, предотвратить это, но дети не видят во мне человека, представляющего взрослых в их коллективе. Они воспринимают меня как ребенка, только большого ребенка. Даже Леха - этот здоровый бугай, который тоже по идее должен тоже представлять взрослых, среди детей… только это у него не очень то и получается. Он позволяет себе спорить со взрослыми, ругаться матом среди детей. Остановить его практически невозможно. Что с этим делать, я не знаю. Именно поэтому я тебе и пишу. Я хочу спросить у тебя совета, как мне быть с этим? Решимости у меня "полные штаны", но я пока что очень слаб, для того чтобы справиться с двумя людьми сразу. Они идут против и не хотят слушать вообще никого. Порой очень трудно приходиться мне и Лиле, как это не странно, все время идти против них. Когда делаешь им замечания, они грозятся "вмочить", Леха-то больше меня и мне есть чего бояться, хотя я знаю, что он меня не ударит достаточно хорошо. Я ослаб и не могу больше ему сопротивляться, я ищу поддержки у тебя, потому что в себе сил я найти не могу. А так все нормально, сбоев никаких не было, залетов тоже, дома все тоже нормально.

Ну ладно пойду заниматься алгеброй и прочей мелочевкой, которая отвлекает меня от жизни!!! (ШУТКА).

Ученики и наставники

Статья из газеты РПЧ, 2004 год

Сегодня я хочу пролить свет на отношения учеников и наставников. В последнее время стало очень модным высказывать претензии наставникам, указывать на их недостатки, говорить «А вы сами». Это неправильно. Вернее, не совсем правильно. Конечно, хорошо, что вы замечаете и помогаете нам исправляться. Но некоторые ученики и пупсы делают это не для того чтобы помочь, а чтобы пожаловаться на несправедливость мира и плохих наставников, которые наказывают только детей, а сами делают что хотят. Это неправда, потому что наставники тоже меняются. И еще (аксиома №1) наставники тоже люди, а все люди совершают ошибки! И вашей задачей должно быть не указать человеку на его недостатки, а помочь ему их убрать. И потому заявления типа «А вы тоже беситесь на уроках» не являются оправданием для вас. А мы тоже стараемся исправляться! И еще, наставники - это наставники. Неужели вы думаете, что они ничем не отличаются от учеников? Неужели Дима Морозов стал бы выделять недостойных людей? Тогда почему вы все сейчас не наставники? Туча вопросов, над которыми нужно задуматься. И, независимо от того, как вы на них ответите, не забывайте: есть уровень, и есть границы, которые не надо нарушать.

Аксиома №2: наставники имеют право делать ученикам и пупсам замечания, а ученики наставникам - не всегда. И не нужно думать, что если мы с вами в дружеских отношениях, можно посылать наш титул наставника (стажера, хранителя). Может быть, кто-нибудь начнет возмущаться и скажет, что это несправедливо. Аксиома №3: мир несправедлив! И пока вы сами это не поймете и не начнете работать над собой, а не над другими, этот мир будет вас наказывать. Собственно, он будет продолжать и дальше, просто потом вам будет легче это переносить. (Кстати, обет наставника: но упав, я поднимусь, проиграв, начну сначала). А теперь желаю вам хорошего осознания.

Target! (Валя Канухина, 16 лет)

Случай из жизни

Святослав впервые встал на коньки в возрасте шести с половиной лет. До этого я ставил его на лыжи. Он падал, но шел за мной по заснеженному лесу. Время от времени на его лице появлялось некое сомнении - не захныкать ли, не попроситься ли домой? Действительно, трудно предположить, что падение после каждого третьего шага может кому-то доставлять удовольствие. Но мне надо было, чтобы он прошел через начальную трудность. Поэтому я доставлял ему удовольствие постоянным поощрением: молодец, вставай, ты скоро научишься, нет такого дела, которому не мог бы научиться мальчишка. Потом я показывал ему елочки, усыпанные снегом (программа, заложенная моей мамой), потом мы вернулись домой и пили горячий чай с медом, наслаждались обществом друг другом и истинно мужским разговором о будущих подвигах (программа, заложенная папой). Так что в следующий раз он снова пошел на лыжах, и тогда уже было меньше падений и больше удовольствия. А вот на коньках через две недели после этого он пошел с мамой. Я не знаю, что происходил там. Я хорошо помню, как долго и мучительно сам осваивал катание на коньках и, честно говоря, не очень завидовал Святославу. Представляете, какое облегчение я испытал, когда они вернулись через сорок минут, и Святослав подчеркнуто рассудительно сказал: «Не очень успешная попытка, но ведь нет такого дела, которому нельзя научить ребенка, ой, то есть меня». Он даже о себе в этой ситуации думал в третьем лице, с моей позиции.

Грустное дополнение. В моих старших приемных мальчиков даже простые программы входят со скрипом и всегда через внутреннее сопротивление. Разумеется, я научил их хотя бы не демонстрировать это. Но интуитивно я очень четко ощущаю это внутреннее сопротивление. Значит, прослойка недоверия остается. А выражаться недоверие у моих ребят может даже в преданном выражении лица или готовности убрать всю комнату. Я не устаю объяснить им, что основа доверия - умение сформулировать и вежливо выразить претензии и ожидания. Надо поощрять в растущих личностях это качество. Наградой для них будет ваша готовность выслушать и хоть иногда сделать так, как они хотят. Но дети, в свою очередь, должны понять, что их обязанность по договору - выполнить то, что хотите вы, приняв ваши убеждения без обиды. Легко это не давалось никому.

Так в ребенка входит «Культура», которая, по сути, является системой договоров, заключенных между людьми по поводу того, что считать приемлемым, а что нет. Взрослые, как правило, очень хорошо знают эту систему. Невидимые границы, которые нельзя переступать, опробованы на личном опыте и надежно вписаны болью в память каждого из нас. Но дети усваивают договора в значительной степени стихийно, наблюдая за взрослыми и делая свои выводы. Иногда им просто кажется, что вы заключили с ними тот или иной договор. Например, если после получасового нытья ребенок все-таки добился разрешения поиграть на компьютере, то не надейтесь, что на следующий день он не захочет использовать ту же схему. Самый лучший путь для родителей - это приучить ребенка осознанно заключать договора, по крайней мере, обсуждать их с вами.

Первобытного охотника отвлекала от самопознания реальность жизни. Нельзя было пропустить момент появления хищника. На цивилизованном этапе на первое место вышли общественные связи, где опасность несет не вовремя сказанное слово, ошибка в компьютерной программе и т.д. Все внимание развивающейся личности оказывается направленным вовне. Некогда накопить внутренний опыт, понимание самого себя.

Но Социализация требует действий - вот они и действуют во всю дурь!

Посмотрите, как ведут себя молодые люди. Сталкиваясь в процессе роста с серьезными проблемами, они не столько решают их, сколько удовлетворяют главную потребность - доказать самим себе и окружающим свою опытность и самостоятельность. Там, где надо спросить совета, они из всех сил демонстрируют независимость. Так проявляет себя генетически унаследованная привычка, которую отметили еще даосы древнего Китая -скрывать свою слабость и незнание за привычными, но не выстроенными действиями. Советов взрослых они не слышат, так как «собственную глупость еще некому разглядеть не удавалось».

Ваша сын или дочь решили, что они уже все понимают в этом мире и могут взять управление в свои руки. Теперь они строят свой мир. По сути это означает, что, вступая в юность, они сдают экзамен на Бога-творца. В их собственной семье места Богов уже заняты Вами, дорогие родители. Они должны создать свой мир, где будут хозяевами и властелинами.

Но ведь это вы сами своим поведением дали новорожденному ребенку почувствовать, что видите в нем маленького бога. Вы его обожали и защищали и правильно делали. Потом вы ему сообщили об обмане. Вы начали включать его в человеческое общество. В Великобритании для ускорения и эффективности этого процесса использовались розги. В России еще Иван Грозный настоятельно советовал «учащать телесные раны ребенка». Да и сейчас у нас сохранилась поговорка «На войне рано взрослеют». Общим положением здесь является то, что согласия ребенка нигде не спрашивают.

В школе учителя, заключив тайный договор с родителями, обучают ребенка не наукам, а тому как, получать хорошие отметки, манипулировать окружающими, прорываться к авторитету и силе сквозь плотности мира-общества.

Предвижу ваши возражения: в некоторых школах учителя не пытаются вообще ничему научить, а лишь обеспечить себе спокойную жизнь за счет управляемости детей. Это тоже давление социума, тоже вызов или тренинг, который заставляет детей активизировать свой разум и внутренние ресурсы. Конечно, для слабого организма такая школа очень опасна. Но для подростков, уже почувствовавших свою силу, и уже начавших осваивать науку выживания, такая «плохая школа» (впрочем, кавычки здесь лишние) является дополнительным вызовом, то есть стимулом развития.

Выжить в таких усложнившихся условиях может только подросток, знающий договора и то, как их нарушать.

Во время полового созревания в детских телах накапливается и ищет выхода неуправляемая животная сила. Как обуздать ее? Ребенок сам не способен справиться с этой новой трудностью и новым могуществом. Когда приходит эта боль закипающей в крови страсти, человек на какое-то время словно окукливается, закрываясь от внешнего мира слоем переживаний и самонаблюдений. Именно в этот момент он противится стороннему вмешательству, называя это «наездом». Но это сопротивление легко преодолимо для любящего взрослого. Все дети в это время ловятся на приманку неподдельного интереса к их внутреннему миру. Иными словами, если вы будете способны рассказать ребенку что-то новое о нем самом, он допустит вас в свое сознание. Ведь там, внутри этого огромного, только что увиденного мира, царят законы, в которых ему трудно разобраться без вашей поддержки.

Надо помочь растущей личности заглянуть в себя, отследить причины и следствия своих реакций, начать распознавать и называть чувства, обсуждать их разумность. Это поможет ребенку самостоятельно сделать следующий шаг - соотнести поступки и эмоции сначала внутри себя, а потом и во внешней среде. Когда он научится отслеживать невидимые нити закономерностей, связывающие его с окружающими людьми, он сможет более осознанно строить отношения, проследить лини взаимозависимостей, ранее невидимые для него в Мире Обществе.

Только при таком подходе он получает возможность управлять собственной жизнью.

Хоть право на обиду и является во многих случаях свидетельством уверенности ребенка в любви окружающих, оно же становится и тормозом на пути накопления личного опыта. Слишком часто растущая личность использует обиду в качестве щита против родительских усилий повлиять на его развитие. Обида - очень хороший повод ничего не делать, отказаться от внутренних усилий, оправдать себя, защищаясь тем самым от страха неудачи. Во многих патологических случаях чувство обиды становится извращенным способом получения удовлетворения, поводом пожалеть себя, перенеся вину за неудачи на весь окружающий мир.

Все наши дети, пришедшие из детских домов, прошли через длительную стадию, когда они использовали право обидеться, как инструмент воздействия на окружающих. Эта стадия никогда не бывает первой, часто она следует за стадией недоверия и проверок. Обычно она свидетельствует о том, что наш подопечный почувствовал себя в безопасности и от глухой обороны перешел в нападение, то есть начал с попытки перестроить поведение окружающих в соответствии с собственным желанием.

Мы, взрослые, знаем, что обида - далеко не лучший способ воздействовать на окружающих. Состояние обиды съедает внутреннюю энергию, отвлекает силы от борьбы, а если человек уже не стремится получить удовольствие побеждая, значит он и не будет стремиться побеждать.



Страница сформирована за 0.89 сек
SQL запросов: 169