УПП

Цитата момента



Некоторые думают, что у них чистая совесть. Скорее, у них плохая память.
Вспомнил Лев Толстой

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Ощущение счастья рождается у человека только тогда, когда он реализует исключительно свой собственный жизненный план, пусть даже это план умереть за человечество. Чужое счастье просто не подойдет ему по определению.

Дмитрий Морозов. «Воспитание в третьем измерении»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d4612/
Мещера-Угра 2011

История Синди

Ей десять лет. О том, что она пережила в детском доме и как она вообще относится к человеческому обществу, она не распространяется. Но вы бы видели, как она в столовой проливает на пол суп! Синди идёт с полной тарелкой, нарочито аккуратными мелкими шажками. Глаза широко открыты и устремлены на тарелку. На устах изумленно-виноватая улыбка. Увидев кого-нибудь из взрослых на своем пути, она поднимает на него преданные глаза, широко улыбается и медленно, очень зрелищно проливает суп себе под ноги. Теперь её лицо меняется. Рот открывается как бы в изумлении, глаза начинают бегать по сторонам, с виноватым видом, но на самом деле Синди просто внимательно отслеживает общую реакцию. После этого её лицо становится ещё более виноватым, а душа еще более удовлетворённой.

Она поставила эксперимент и получила запланированные последствия - всё внимание приковано теперь к ней. Кто-то возмущается, кто-то сочувствует, словом, обыденность обеда нарушена. Неплохое развлечение.

Опять же не упущена возможность убедиться в управляемости мира и доказать самому себе, преимущество перед взрослыми и сверстниками, которые так не умеют. Помните анекдот про обезьяну: я сейчас нажму на ту белую кнопку, и те двое в белых халатах принесут мне бананы.

То, что потом придётся пойти за тряпкой и вытереть пол, её не волнует, так как результаты приносят куда больше удовлетворения.

Я наблюдал за поведением Синди не менее трёх лет. Это не мешает ей быть одной из лучших учениц в классе, много читать и пользоваться всеобщей любовью и уважением. Просто до того, как попасть к нам, она испытала слишком много насмешек и насилия, убедившись в изначальной жестокости мира. Теперь она боится поверить в то, что мир вокруг полон любви и надежды. Любая вера грозит болью разочарования. А что такое боль этот ребёнок помнит очень хорошо и поэтому вновь и вновь проверяет наш мир на истинность. Я знаю, что когда она нам поверит, то первым знаком метаморфозы будет непролитая тарелка с супом. Исчезнет и виновато-удивленная улыбка. Появится чёткое: «Я хочу» и «Я могу».

Тогда ей станет доступным простое человеческое счастье - счастье быть самой собой, развиваясь, самореализуясь, без страха и оглядки на окружающих.

Любая работа по возвращению ребенка на путь гармоничного развития может начинаться только с возвращения ему веры в изначальную ДОБРОТУ, РАЗУМНОСТЬ и ПОЗНАВАЕМОСТЬ мира. Для того чтобы добиться этой цели, мы построили «Китеж».

Дети - порождение хаоса!

Так думают взрослые, мечтающие приучить их к порядку. На самом деле, кажущаяся хаотичность детского поведения подчинена чётким нелинейным закономерностям. Познавательный интерес пробудившейся личности, еще не умеющей проводить сознательный анализ и отбор поступающей информации, направлен сразу во все стороны. Энергия рвётся во все стороны, словно ребенок пытается накрыть своей активностью весь окружающий мир. Попутно идет проверка и перепроверка полученной информации, и только после этого она заносится в виде образов действия и поведения в файлы памяти, становясь жизненным опытом.

Здоровый, гармонично развивающийся в нормальных условиях ребенок, несёт в себе всю необходимую мотивацию к развитию, так же как гусеница, переживающая метаморфозу через куколку в бабочку, уже имеет внутри себя достаточно сил, чтобы научиться взлетать. Задача взрослого - быть достаточно чутким и терпеливым, чтобы улавливать постоянно меняющиеся нужды ребенка, удовлетворять его любопытство и ставить реальные препятствия, чтобы в развивающейся личности не угасла страсть к поиску и преодолению.

Если что-то мешает этому изливающемуся потоку, то ребенок начинает бороться, причем, совершенно инстинктивно, за право на свободное развитие. Наибольшее количество препятствий на этом пути ребенку ставят родители, привыкшие оберегать своё чадо от опасностей внешнего мира. Ребенок самой природой помещён в поле сознания родителей, и чтобы вырасти, ему приходится, как птенцу скорлупу, долбить эту защитную оболочку. Так постепенно рождается конфликт «отцов и детей». Для взрослых этот конфликт - источник разочарования, мол, «для того ль мы тебя растили».

Но для ребёнка или подростка единственный способ научиться взаимодействовать с чужими «полями» - ощутить границы своих возможностей в самой безопасной обстановке. Инстинктивное стремление обучаться на собственном, пусть болезненном, опыте заложено в младенце с рождения. Я сам видел, как мой сын впервые дополз до стены и начал пробовать её плотность своей головой. После первого удара, который явился для него неожиданностью, он подумал, а потом осознанно повторил попытку - то есть провёл эксперимент. Итоги проанализировал и головой в стену никогда больше не бился. А если бы мы не подпустили его к стене, то лишили бы уникального опыта!

Ничего хорошего не вышло бы и из нашей попытки ускорить развитие ребенка. У растущей личности свои внутренние планы на взросление и обретение опыта, и вмешиваться весьма опасно. К чему может привести попытка ускорить приобретение опыта? Представьте, что родители ударяют ребенка головой о стену тогда, когда сочли необходимым объяснить ему идею о плотностях мира. Главный вывод после такого насильственного эксперимента будет отнюдь не о стене, а об опасности, исходящей со стороны родителей.

Родители, ждите, когда ребенок сам налетит на стену, и тогда воспользуйтесь возможностью помочь ему с осознанием происшедшего!

Какой же это мучительный процесс - создавать среду и подставлять «вызовы», ожидая, пока развивающаяся личность сама наткнётся на нужные ответы, сделает осознания, обретет опыт. Но зато этот опыт станет его личным достижением!

«Хирурги» и их «пациенты»

Хирург использует скальпель и другие инструменты, чтобы помочь больному. Учитель, психолог и приёмный родитель сами, по сути, являются инструментом, поскольку только в общении с ними ребёнок начинает получать новый опыт и информацию. Мы уже отмечали способность ребёнка воспринимать скрытые мотивы поступков и мысли окружающих его взрослых. Дети постоянно проверяют окружающий мир на прочность и истинность, ловят малейшую фальшь, которая возникает в отношениях между взрослыми. Некоторые наши воспитанники буквально говорили нам следующее: «Какое вы имеете право делать замечания, если у вас самих много недостатков». Разумеется, взрослые, живущие в нашем терапевтическом сообществе, неидеальны. Но сами обстоятельства нашей жизни и необходимость воздействовать на детей личным примером, заставляют нас стремиться к чистоте сознания и искренности. Забота и любовь в отношениях с детьми важны не менее, чем профессионализм. Поэтому основой «Китежа» стала семья.

Для того чтобы убедить детей сменить существующую программу страха и боли на образ доброго и справедливого мира, им необходимо этот мир показать. Не рассказать о Добре, а погрузить в реальность Добра.

Но даже любящий и опытный приёмный родитель не может решить всех проблем воспитания в одиночку. Как хирургу нужны стол и скальпель, так и воспитателю нужна окружающая среда, в которой ребёнок отрабатывает навыки общения, проверяет истины на прочность, закаляет волю. Однако не каждая окружающая среда подойдёт для этого. Жизненный опыт может усилить педагогическое воздействие, а может посеять сомнения, разочарования и вообще сломать любой воспитательный

процесс.

Нас не перестаёт удивлять превращение гусеницы в куколку, а потом в бабочку. Но ведь не менее серьезные, хоть и более растянутые во времени, изменения происходят и внутри ребенка, развивающегося в процессе взаимодействия с внешней средой. Если у вас развито образное мышление, то постарайтесь представить не растущее тело человека, а изменяющееся содержание его сознания на каждой стадии роста личности. Не сомневаюсь, вы увидите, что Образы Миров трёхлетнего ребенка и десятилетнего школьника разнятся куда больше, чем куколка и бабочка. Просто эта разница не так очевидна, то есть мы её не замечаем глазами.

Эта метаморфоза происходит за счёт внутренних сил организма, по его законам. Но основа этих законов - реакция на внешнюю среду.

Под выражением «внешняя среда» я понимаю единство взаимоотношений ребёнка с родителями, сверстниками, вернее, тот психологический климат, что существует между ними.

Увы, большинство детей-сирот не доверяют взрослым. Во многом это подсознательная обида на то, что самые дорогие взрослые-родители уже обманули, бросили или погибли. Значит, эти «новые взрослые» (читай, приёмные родители) тем более обманут. Эти дети боятся довериться новым родителям потому, что для них непереносимо предположение, что их надежды снова потерпят крах. Как результат — дети могут прожить пару лет в приёмной семье и при этом не установить искренних отношений с родителями.

Мы в «Китеже» давно заметили, что будь то пятилетний ребенок или шестнадцатилетняя девушка, они с одинаковой силой сопротивляются любой попытке взрослого развеять их иллюзии, отождествляя свои детские заблуждения с собственным «Я». Соответственно человек, пытающийся таким образом вмешаться в их внутренний мир, становится врагом, хотя самого себя он считает заботливым родителем.

Именно поэтому необходимо комплексное воздействие семьи и окружающего социума, особенно нового круга сверстников, которому, как правило, дети доверяют куда больше, чем взрослым.

С реальностью никто не спорит. И этот создаваемый нами мир «Китежа» должен быть таким же материальным и надёжным, как реальный, а отношения внутри него должны складываться так же пластично, непредсказуемо, свободно, нелинейно, как и в мире за воротами терапевтического сообщества.

Ребёнок - с диалектической точки зрения - дискретная частичка человечества. Её главные характеристики - непредсказуемость, состояние постоянных изменений, связанность невидимыми нитями с великим, противоречивым и вечно развивающимся миром. В нашем понимании идеальная среда для развития этой «частички» - это упорядоченный хаос, или сказка, то есть мир, где постоянно происходят волшебные превращения, удивительные трансформации,  где законы текучи.  Мир сказки парадоксален, и соблюдать его законы ничуть не легче, чем решать коаны дзен-буддизма. Сказка помогает человеку вырваться из лабиринта готовых реакций, возникших в сознании в ответ на ЗЛО и БОЛЬ. Именно умение нестандартно реагировать позволит детям преодолевать внутренние и внешние препятствия.

Нелинейность системы позволяет полнее отразить вариативность вызовов, приблизить условия к реальной жизни, где непредсказуемость опасности порождает способность искать нестандартные выходы.

Но в процессе этого превращения он так же уязвим, как гадкий утенок, вышвырнутый курами и козлами со скотного двора.

Поэтому, наше терапевтическое сообщество выполняет сразу две функции: заставляет личность развиваться, трансформироваться и охраняет её в особо уязвимый момент смены иерархии ценностей от полного разочарования, уныния или сомнений. Когда организм ослаблен, окружающая среда должна быть по возможности лишена «болезнетворных микробов».

Для того чтобы вернуть детей к полноценной жизни, в обычную социальную среду, необходимо поместить их в особые условия, позволяющие прорабатывать слабые стороны в специально-созданных жизненных ситуациях.

Таким образом, ещё один основополагающий принцип работы терапевтического сообщества — непротиворечивость внешней среды. В школе, на улице и дома ребенок слышит одни и те же истины, привыкает к одной и той же манере поведения, приучается доверять, раскрывается, пробует свои собственные силы в этой безопасной обстановке.

«КИТЕЖ» И СТАНОВЛЕНИЕ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ ВОЗЗРЕНИЙ

щелкните, и изображение увеличитсяВ идеале для воспитания нужна целостная система, позволяющая не только моделировать всю гамму вызовов внешней среды, но и регулировать, дозировать их силу.

К этому выводу нас привел тринадцатилетний опыт. Первые лет пять мы были заняты постройками домов и устройством быта, поэтому нам казалось, что дети, живущие в наших семьях и помогающие нам, самостоятельно воспримут наши идеалы и опыт.

Это была иллюзия. Если по-честному, то большинство взрослых, съехавшихся строить счастливое будущее, сами не очень-то верили в эти идеалы. Люди были трудолюбивые, но «реальные». Общинность они воспринимали, как возможность жить без начальства в «хорошо отформатированном социуме». Тонкости воспитания их не очень интересовали. А когда они поняли, что спокойной жизни не предвидится, что нужно менять собственную систему ценностей, изучать основы психологии, выполнять распоряжения педсовета, то сочли за лучшее разъехаться.

На следующем этапе «Китеж» пополнился молодыми педагогами, ориентированными именно на воспитание детей и разного рода социальные эксперименты. Педагогическая сторона жизни резко активизировалась.

К нам приезжали друзья, среди которых была профессура из Москвы; мы ставили спектакли, мы увеличивали нагрузки в школе, мы возили детей в горы Крыма.

На каждого ребёнка была заведена психологическая карта, наши молодые учителя ездили на конференции, участвовали в научных дискуссиях. Я опубликовал книгу «Поколение Китеж».

щелкните, и изображение увеличитсяА потом мы проанализировали результаты двух лет работы и с изумлением отметили, что жёсткие планы и чёткое выполнение сотрудниками методических предписаний не приводят к желаемым результатам. А вот в тех случаях, когда нам удалось увлечь детей общим делом (театр, картины, ролевые игры), разорвать течение обыденности в школе несколькими днями погружения в предмет, учебными поездками в Москву или Калугу, дети делали шаг в своём внутреннем развитии.

Почти научный вывод - перерывы постепенности, попытки выйти из обыденности, резкое увеличение объёма нагрузок, неожиданная смена ритма и последовательности вызовов ведут к расширению детского сознания, накоплению новых знаний или обретению новых качеств.

Противоречия между хаосом и дисциплиной, то есть непредсказуемостью и порядком, существует только в уме человека. Среди природных процессов и форм одно незаметно перетекает в другое. А вот на границе противоположных сил происходит спонтанное возникновение новых форм - самоорганизация. Таким образом, чем больше ситуаций выбора, преодоления, борьбы противоположностей в нашей развивающей среде, тем более сложной окажется и организация личности.

Табурет или стол просты и неоспоримы в своей простоте, в отличие от живого дерева, рост которого возможно описать только с позиции фрактала и квантовой физики.

Личность любого ребенка по своей сути пластична, как и геометрия растущего дерева. Мы можем предсказать общее направление роста, но не количество ветвей. Мы можем поливать и не загораживать солнце, но мы не можем из клёна вырастить яблоню.

Потом оказалось, что к тем же выводам пришли и некоторые наши коллеги из Великобритании. Консультант нашего терапевтического сообщества Д. Дин, обладающий тридцатилетним опытом работы с трудными детьми, сказал, что лучшая среда для развития ребенка -«регулируемый хаос». Всё живое непредсказуемо, но, может быть, поэтому оно и имеет уникальную способность развиваться естественно. Развитие есть последовательность переходов из одного состояния в другое. Каждый момент перехода - самый тонкий, самый непредсказуемый, обладающий наибольшей потенциальной энергией.

Поэтому деятельность взрослых в терапевтическом сообществе «Китеж» регулируется, прежде всего, не должностными инструкциями, а сводом нравственных требований.

Повседневная жизнь строится не по формальному расписанию, а течёт в русле естественного хода событий, которые формируют характер и интеллект наших подопечных. У нас есть и расписание школьных занятий, и распорядок дня, но это только берега, позволяющие формировать поток «вызовов», что помогает детям извлекать уроки и приобретать опыт.

Воспитательная работа становится эффективной только тогда, когда имеет дело с явлениями и событиями, актуальными для детей. Тогда дети перестают быть объектами воспитания, а становятся его активными участниками. Взрослые помогают с трактовкой, осознанием, но опыт дети должны почерпнуть сами в конкретной разнообразной деятельности.

Такой подход требует от сотрудников - учителей и приемных родителей - стопроцентной эмоциональной включённости в ситуацию, что увеличивает психологические нагрузки на всех взрослых.

Ежедневным условием эффективной работы сотрудников становится состояние внутреннего покоя, оптимизма, умение быстро восстанавливать внутренние ресурсы. А для этого требуется постоянная поддержка окружающими, умение объективно оценить собственную деятельность, при готовности обратиться за помощью.

Во взрослых коллективах терапевтических сообществ необходимо поддерживать особое психологическое поле межличностных контактов. Для этого используются следующие психологические методы коллективной и индивидуальной работы: взаимный горизонтальный контроль, консультации специалистов извне и совместный анализ психологической атмосферы. Их цель - выявить личные проблемы сотрудников и способы их преодоления.

В «Китеже» нет педагогики и психотерапии в классическом понимании этих слов. Сама развивающая среда поселения, повседневная активность взрослых и детей и есть главный ИНСТРУМЕНТ терапевтического воздействия. Человек, живущий в терапевтическом сообществе, добровольно и сознательно становится частью развивающей среды.

Важно отметить, что приёмные родители в «Китеже» по большей части непрофессионалы. Это обычные люди со своими ограничениями, проблемами. Они тоже устают, «эмоционируют», вступают в противоречия между собой и с системой воспитания в целом.

Однако каждый взрослый, находящийся в нашем терапевтическом сообществе, независимо от членства в Некоммерческом партнерстве и диплома учителя, является частью развивающей среды, следовательно, он должен стараться соответствовать требованиям, которые предъявляются к профессиональному члену терапевтического сообщества, что означает:

  • признание необходимости внутренней работы: сотрудник, не разрешивший собственных внутренних проблем и комплексов, не может быть хорошим учителем и психологом;
  • готовность обсуждать открыто в коллективе взрослых все проблемы отношений с детьми и другими сотрудниками, признавать правоту большинства, ставя единство коллектива и интересы детей выше собственного ЭТО;
  • стремление избегать высказываний и действий, способных сформировать у детей негативный образ мира;
  • умение работать со своими эмоциями;
  • стремление постоянно обмениваться мнениями и информацией внутри группы;
  • готовность постоянно повышать свой профессиональный уровень;
  • понимание, что эмпатия, добросердечность и внутренний покой - это необходимые качества, которые дают право сотруднику работать с внутренним миром детей.

Наш приёмный родитель или воспитатель также динамически развивается в процессе терапии, как и ребенок. По сути дела, у нас нет технологий, которые принято использовать, или описания должностных обязанностей, как совокупности приёмов в чёткой последовательности. Мы относимся к воспитанию как к индивидуальному творческому процессу, поэтому наши методики построены на личностном развитии педагога.

Что такое эмпатия, как не способность входить в состояние другого человека как в некое физическое пространство? То есть быть в сознании другого человека, чувствовать его переживания, воздействовать на образы, которые населяют это сознание?

То, чем учитель привлекает внимание ребенка, зависит от его собственных сильных сторон, то есть интеллектуальных и духовных инструментов. У нас был учитель физкультуры, которого дети просто боготворили. Он умел связать гимнастические упражнения с такими понятиями, как дружба, сила, самоуважение. Тот, кто умеет играть на гитаре, может идти к душе ребенка через обучение авторской песне. Талантливый программист сможет общаться и в процессе познания основ компьютера.

НАШЕ КРЕДО

Мы признаем уникальность развития каждого ребенка, его потребность в индивидуальном подходе для развития только ему присущих талантов, склонностей, черт личности.

Мы не переделываем личность ребенка и не подстраиваем её под социум, а помогаем в индивидуальном развитии и самореализации через освобождение заложенных в нём сил и способностей.

В основе нашей морали приоритет потребностей детского развития. Мы стремимся обеспечить нашим детям наилучшие условия для интеллектуального, эмоционального, физического, духовного и социального развития, чтобы они стали полноправными гражданами обновленной России, уважающими национальные ценности и открытыми мировой культуре.

Мы поощряем в детях любые проявления воображения, любознательности и интеллектуальности.

Независимо от выполняемых функций в жизни сообщества, каждый взрослый член «Китежа» является воспитателем. От гармоничной работы всего коллектива сотрудников зависит полноценность развивающей среды, то есть эффективность терапевтического воздействия общины на каждого ребенка.

Распределяя взрослые роли среди членов команды, мы моделируем соответствующие «вызовы» окружающей среды, которые помогают поощрять практику разделения ответственности между взрослыми и детьми.

В развитии проекта «Китеж» мы видим создание полноценного сообщества, признающего приоритет проблем детского развития над взрослыми проблемами. Мы создаем предприятия и службы, формируем должностные обязанности и распорядок дня так, чтобы удовлетворить потребности детей, для которых «Китеж» стал родным домом и миром.

Стремление к развитию и адекватная самооценка создается в условиях реальной жизни в терапевтическом сообществе, а не в искусственной атмосфере детского учреждения.

В процессе общения с детьми, а именно на этом и строится воспитание, не может быть лжи и игры; дети это сразу замечают, и воспитательный эффект таких действий равен нулю.

Таким образом, для комплектации наших терапевтических сообществ необходимо искать людей с особым складом характера, предрасположенных к открытому общению, к самореализации в профессии педагога и воспитателя.

Мы ищем соратников, готовых создавать сообщества, основанные на нашей модели.

Терапевтические сообщества не строят, их выращивают!

Что такое «Орион»?

По модели «Китежа» группа его выпускников начала «выращивать» новый проект для детей-сирот «Орион». Глава Некоммерческого партнёрства «Орион» сейчас - Маша Пичугина, которая выросла и получила образование в «Китеже».

«Орион», как и «Китеж», оставаясь ещё одной гуманной альтернативой детскому дому, в то же время превратится в учебно-исследовательский центр, ориентированный на подготовку специалистов и создание развивающей учебной среды для будущих социальных работников и приёмных родителей. В Москве, Калуге и многих других городах есть институты, которые готовят социальных работников, но они познают тонкости своей профессии «заочно», в то время как китежские дети (многие из них в прошлом сами сироты!) хорошо знакомы с практикой психолого-терапевтической и социальной работы.

Мы видим преимущества работы «Ориона» в следующем:

  • адресная социальная поддержка семей, готовых принять на себя ответственность за профессиональный подход к воспитанию и обучению детей-сирот;
  • развитие образовательного процесса, создание «технологической» цепочки от детского сада до института и производства; помощь детям- сиротам и приёмным родителям в решении психологических проблем;
  • создание культурного центра с ориентацией на привлечение деятелей искусства и науки к работе с детьми;
  • укрепление гражданственных и патриотических основ в тех регионах, где будут создаваться посёлки.

На протяжении тринадцати лет к нам приезжали сотни добровольцев, желающие посвятить свою жизнь работе с детьми, и лишь немногие обладали необходимыми качествами характера и способностями для реализации своей мечты.

Тем не менее, такие люди есть: я встречал их и во время поездок по России на лекциях и семинарах. Как правило, их немного, и они находятся на периферии современной общественной жизни. Люди, которые хорошо понимают детей, как правило, делают это в силу того, что и их личности сохранили детские черты: непосредственность поведения, наивность, веру в идеалы, часто, склонность к поэтическому или философскому осмыслению мира.

Всё это не способствует успешной карьере в современных секторах производства или бюрократическом аппарате. Но эти люди, оказавшиеся «выброшенными» из основного жизненного потока, могут реализоваться с успехом для себя и огромной пользой для дела в рамках детских поселений.

Работа приёмного родителя требует такой полной отдачи себя служению детям, такого неформального подхода, что материальное благополучие, как результат этой работы, занимает второстепенное место. Зарплата необходима, чтобы сознание родителя и учителя не было занято поиском средств к существованию. Но деньги не могут быть стимулом для подлинного творческого взаимодействия педагога и ребёнка.

Для организации деятельности сообщества, работы с бухгалтерией, координации взаимодействия с государственными органами и корпорациями необходимо несколько личностей, идейно близких, но при этом обладающих навыками руководства, организаторскими способностями и специальными знаниями. Разумеется, в этой ситуации существует соблазн обратиться к наёмным специалистам, что невозможно, поскольку только знание внутренней специфики творческой работы специалистов поможет принимать максимально объективные и верные решения.

Изначально мы набираем в наше сообщество людей, движимых мечтой сделать мир лучше; эта мечта может принимать разные, подчас наивные формы, но она всегда становится стимулом для действия, для изменения своей личности (в рамках внутренней работы) и жизни в необычных условиях.

Что ж, в этой главе я познакомил Вас, уважаемый читатель, критик или ищущий помощи и поддержки родитель, с основными принципами работы и системой мышления педагогов «Китежа» и теперь уже и «Ориона». Дальнейшее изложение есть расширение и иллюстрация отдельных тезисов и предположений. Те, кто не нашли в прочитанном никаких совпадений с образом мира, царящим в их сознании, могут закончить чтение именно в этом месте. Практиков же я прошу продолжить нелёгкое путешествие в мир детских сомнений, страхов и радостей преодоления; в мир педагогического поиска, который происходит в пространстве «здесь и сейчас», в каждой новой ситуации столкновения ребёнка с незнакомой, а потому пугающей реальностью.



Страница сформирована за 0.95 сек
SQL запросов: 171