УПП

Цитата момента



Мягкий человек делает то, что просят.
Черствый человек не делает то, что просят.
Глупый человек делает то, что не просят.
Умный человек не делает то, что не просят.
И лишь Мудрый человек делает то, что нужно.
Сказал Магар

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Чем сильнее ребенок боится совершать ошибки, тем больше притупляется его врожденная способность корректировать свое поведение.

Джон Грэй. «Дети с небес»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d3651/
Весенний Всесинтоновский Слет

Случай из жизни

Ко мне в дом на очередной «разбор полетов» пришли три наших молодых учительницы - Женя, Маша П. и Маша К. Святослава было не с кем оставить, и он просто сидел рядом и слушал, как мы обсуждаем психологические проблемы наших детей, придумываем способы воздействия, игровые ситуации. На него особого внимания не обращали, он спокойно слушал, иногда перемещаясь между нами, залезал ко мне на колени, листал книжки. А потом, когда совещание закончилось, Святослав подошел ко мне и прошептал на ухо: «Я люблю всех троих».

- Кого? - не понял я.

- Девочек - вот этих - всех трех.

В этом сообщении закодирован вопрос: «Я переживаю сильное чувство, оно распирает меня изнутри, требуя выхода. Но, папа, хорошо ли это и что мне с этим делать?».

- Ну и скажи им об этом, - предложил я, демонстрируя мужскую солидарность и серьезное отношение к его признанию.

Светик весь изнутри словно засветился, таким соблазнительно простым оказался выход из затруднительной ситуации, но, подумав, отрицательно покачал головой.

- Стесняешься? - спросил я.

- Да.

- А ты подойди к каждой и скажи ей про любовь на ухо.

Он поколебался немного, но потом неспешно и основательно последовал моему совету.

Интересно было смотреть на то, как менялись лица девушек. Они тоже не очень понимали, что делать в такой ситуации. В нашем коллективном опыте нет предписаний, как реагировать на искреннее объяснение в любви со стороны пятилетнего мальчишки. Впрочем, оказалось, что достаточно просто поблагодарить и чмокнуть в щечку.

Святослав, довольный, сел за стол и занялся рисованием. Похоже, на этом этапе познания мира, тема оказалась исчерпанной.

Он чувствовал себя победителем. Он рискнул и получил приз -радость и благодарность. Результаты первого опыта всегда особенно важны. Все новое воспринимается нами с особенной яркостью. Поэтому, именно этот первый опыт и записывается как программа в основу личности. Потом в школе Святослава будут высмеивать за попытку сказать кому-нибудь на ухо про любовь, потом ревнители нравственности объяснят, что любить можно только одну девушку, и обязательно ее сделать своей женой. На него еще успеют навесить чувство вины, обрезать его свободно текущее эмпатичное сознание ножом запретов на лоскутья обид и негативного опыта.

Но главное уже сделано. Внутри у него все равно будет жить глубокая подсознательная уверенность, что любить людей - хорошо. И нет ничего стыдного в том, чтобы говорить о своем чувстве. А те, кто смеется над этим, те просто чего-то по - крупному лишены в этой жизни.

Так закладываю основу свободного развития и отваги жить не по предписанным образцам, а в поиске. Это рискованно, но только такой путь ведет к счастью. Мы хотим пробудить в наших детях потребность в самореализации, то есть врожденную способность воплощать свою собственную жизненную программу. Нам важнее пробудить в них жизнерадостность, способность к развитию, творчеству, чем научить внешне соответствовать ожиданиям общества, которое, по большей части состоит из деморализованных, неспособных любить, не имеющих уверенности в будущем индивидов.

За словами и образами скрывается СИЛА.

Например, когда внутренняя стихийная энергия бросает ребенка в бег по ледяной дорожке, вы не должны кричать ему: «Стой! А то упадешь!» Он от таких слов, скорее всего, во-первых, не остановится, а во-вторых, упадет. Куда разумнее крикнуть: «Держись! Не падать!»

Хорошо приучить ребенка к твердым родительским формулировкам, которые хоть и выглядят немного примитивно для взрослого ума, но очень помогают ребенку контролировать себя в условиях ОПИСАННОГО и ПОНЯТОГО РЕБЕНКОМ ОБРАЗА МИРА. Со своим пятилетним сыном я интуитивно остановился на следующих формулах: «Не теряй контроль!», «Соберись!», «Мужчины не хнычут!», «Я буду богатырем, а богатыри не боятся!», «Будь справедливым!». Он услышал эти фразы от меня, они понравились ему, отложились в основе картины мира, и теперь он сам повторяет их. Во многих случаях они действуют не хуже молитвы.

Святослав бежал по улице на встречу ко мне и резко остановился перед собакой, которая преграждала ему путь через мостик. Секунду подумав, он крикнул: «Я богатырь! Богатыри не боятся!» и пошел на собаку. Образ древнерусского богатыря помог ему собрать внутренние силы для борьбы с собственным страхом. Но потребовалось время, чтобы достать правильный образ и произнести «слова силы».

Естественный вопрос - а что было бы, если бы собака укусила? Такие эксперименты родители должны поощрять только с абсолютно безопасными собаками. В противном случае, ребенок может разочароваться в своих силах или испугаться на всю жизнь. Но конечно от всех трагических случайностей не застрахуешься. Дозированное столкновение с болью даже полезно. Все равно умение терпеть - одна из добродетелей взрослого человека. В этом случае, я объясняю Святославу: «Богатыри тоже иногда получали раны в бою. И они не плакали, они мужественно терпели боль». Заметьте, как часто дети, готовясь к решительному шагу, вслух подбадривают сами себя. Часто они проговаривают вслух и свои особо острые обиды, то есть, с нашей точки зрения бурчат, а по сути, меняют свою внутреннюю реальность. На языке науки у известного российского исследователя А. Лурии это звучит так: «Скрытые речевые механизмы, служащие внутренними стимулами, помогают больному овладеть своей моторикой, которую он абсолютно не мог втянуть в «волевую» сферу, идя по пути непосредственного волевого усилия… Если организующая и стимулирующая речь является мощным средством овладения своим поведением, то она оказывается вместе с тем и одним из первых факторов, преодолевающих примитивную диффузность реактивного процесса и помогающих ребенку впервые прийти к организованным реакциям».

Итак, научно обоснованной выглядит линия поведения родителей, приучающих своего ребенка проговаривать в слух «слова силы».

Мальчишки забросили мяч в траву и попросили Светика подать его. Светик был рад оказаться полезным - еще бы, на него обратили внимание. Он зашел в траву и бросил им мяч. Вдруг замешкался, кричит мне: «Я обжегся о крапиву». В голосе изумление, потом слезы. Он идет ко мне и в глазах обида на несправедливость. Он же делал добрый поступок, а получил боль. Мир несправедлив?

Это, конечно, правда, но ее рано знать пятилетнему ребенку. Я подбежал к сыну и деловым (а не сочувственным) тоном спросил: «Где крапива?»

- Вон там.

- Хочешь, я покажу тебе, как она жалит меня, а я терплю? В Святославе борются жалость к себе и любознательность. Я знаю, любознательность победит. Он кивает.

Мы зашли в крапиву, и я сунул свою руку в гущу. Действительно было больно.

Светик (обращаясь ко мне, но для себя):

- Тебе больно? Но ты терпишь. Ты мужчина. Я тоже.

Мне даже объяснять больше ничего не пришлось. Пока мы гуляли, боль в обожженной руке заставляла его вернуться к происшедшей несправедливости, я видел, как он украдкой смотрит на свою ладошку, потом на меня. Вспоминает мой опыт и терпит … терпит.

Через два дня в доме, разыгравшись, он налетел на кресло и больно ударился. Но первая мысль явно не о боли, а о том, не будут ли его осуждать. Смотрит на меня и морщится, потирая место ушиба. Я сочувственно качаю головой и пытаюсь грустно улыбнуться, мол, ты и так все понимаешь…

Так вот он тоже улыбается мне в ответ, пожимает плечами и говорит: « Если бы я был девочкой, я бы сейчас заплакал, но мы, мужчины, не плачем».

Эта часть Образа мира у него описана, утверждена и не нуждается в пересмотре, значит, он будет действовать уверенно, не отвлекая энергию на преодоление сомнений.

И еще одно великое достижение. Он научился договариваться. По любому поводу.

Святослав очень любит объяснять младшим друзьям, как правильно играть, делать куличики или кораблики, кушать или говорить. Если окружающие не слушаются, он искренне расстраивается. Его сознание ориентировано на создание целостного Образа мира, и его внутренние силы автоматически направляются на реализацию этого образа через управление окружающими. Он лидер. Это сделает его жизнь труднее, но возможно, интересней.

А недавно он сказал мне: «Когда вы с мамой уйдете…вообще, я продолжу ваше дело!»

Я уж и не знал смеяться или плакать. Где он мог такое услышать? Почему он вообще начал думать о том, что мы смертны? Потому что у многих его друзей в нашем поселке для сирот родители уже «ушли»? А откуда замашки лидера? Программа, заложенная родителями? Думаю, это просто результат уважительного отношения взрослых к внутреннему миру ребенка.

Чтоб наши дети смогли со временем выстроить нормальные отношения в собственной семье, найти работу, установить надежные социальные связи, у них в сознании должны быть образы того, как это делается. Об этом заблаговременно стоит подумать родителям.

«Я никогда не любила своих родителей, - рассказывала мне одна из наших выросших воспитанниц. - Они не могли говорить по душам, похоже, не интересовались моей жизнью, только командовали, но при этом по отдельным их поступкам, я только теперь понял, что они меня любили. Ну откуда у них в голове могла появиться информация о том, как надо вести себя по отношению к ребенку. Мой отец не помнил своего отца. Моя мать говорила, что ее собственный отец был крутым казаком и часто бил ее. Она даже из дома убегала. Вот у них все и развалилось, а я оказалась в детском доме».

Бывают случаи, когда образ будущего счастья берется из какой-нибудь экранизированной мелодрамы или боевика. Это не такое редкое явление, потому что первообразы закладываются в очень раннем возрасте, когда разум ребенка не способен отличить правду от вымысла. Реальность кинофильма красочнее, поэтому притягательнее, чем обыденная жизнь.

Простые раздражители требуют меньшего напряжения, поэтому в обычных условиях побеждают именно они.

Более того, в нашем обществе, среди взрослых, существует (очевидно, со времен пролетарской революции) сомнительная добродетель «быть как все». На практике мы используем эту формулу для того, чтобы оправдать свое нежелание лишний раз напрягаться, идти против течения.

Значит, если вы хотите отстоять душу и ум вашего ребенка, вам необходимо создать условия, ограничивающие это вредное воздействие. Наши дети должны иметь свободу от агрессивной рекламы для того, чтобы получить высшую доступную для человеческого существа способность -самостоятельно развиваться. Условие нормального роста - защищенность психики от негативного влияния современного общества.

Другой вопрос, как уберечь ребенка от этого влияния, что может сделать родитель, когда в каждый современный дом, подобно щупальцам, протянуты десятки различных каналов массовой коммуникации. Уже и сами взрослые чувствуют себя слепыми без телевизора, компьютера, газет и журналов. Разумеется, для богатых есть альтернатива отправить ребенка в элитную школу за границу. Вот только каналов влияния там еще больше, а возможности у родителей влиять на этот процесс еще меньше.

Я знаю десятки грустных историй, о том, как родители проиграли битву за влияние на своего ребенка массовой культуре, а также трагические истории о проигрыше молодежным бандитским группировкам, сообществу наркоманов, секте. Остается один выход - самому стать самым мощным, авторитетным каналом информации для ваших детей, иными словами, активно участвовать в создании у вашего ребенка ПОЛНОЦЕННОГО Образа мира. Например, почаще смотреть фильмы со своими детьми, по возможности ненавязчиво комментируя их. В таком варианте просмотр фильма становятся некой виртуальной ролевой игрой, позволяющей ребенку «отыграть самые фантастические мечты».

Ребенок, сталкиваясь с новой реальностью, пытается придумать и опробовать необходимую реакцию, если придумать не удается, то берет образ поведения у друзей или родителей. Иногда для этого подходит и телевизор, и даже собственная фантазия. Опробовав новый образец и получив подтверждение правильности выбора, разум ребенка закладывает этот образец в глубинные файлы - долговременную память. В следующий раз, когда возникнут аналогичные обстоятельства, разум не будет тратить время и силы на творческое осмысление и поиск правильных действий, он достанет образец из памяти.

Момент выхода из кризиса, когда ребёнок ещё находится в нестабильном эмоциональном состоянии, как нельзя лучше подходит для вашего вмешательства, вы можете помочь ему сделать новое открытие, внести в память правильный образ действия. Мы не всегда можем выстроить сам вызов, но мы почти всегда можем повлиять на то, какие выводы будут сделаны по выходе из этого кризиса.

Иногда вы можете помочь сделать открытие, а иногда общение - это просто общение, необходимое, чтобы ребенок твердо знал, что говорить с родителями о самых сокровенных вещах - это один из доступных ему видов получения удовольствия.

Нам приходится держать в голове две, казалось бы, взаимоисключающие вещи:

  1. Свобода и независимость ребенка от родителей позволяют ему опираться на свои собственные силы, обретать необходимый жизненный опыт,   так   ребенок   делает   самостоятельный   выбор,   наиболее соответствующий его внутренней природе;
  2. Плотность, интенсивность, глубина общения ребенка с родителями напрямую влияет на скорость и разносторонность его развития; значит, чем больше вы с ним общаетесь, тем активнее он будет развиваться.

Итак, для тех родителей, которые все-таки хотят помочь ребенку вырасти сильной, способной к развитию и решению жизненных задач личностью, я предлагаю кредо:

Воспитание ребенка означает помощь в решении ежедневных жизненных проблем с целью подбора наибольшего количества образцов поведения, позволяющих ему выжить в мире природы и общества, а также развитие умения самому создавать и изменять образцы поведения в соответствии с собственными потребностями. Этот процесс набора и создания образов поведения с последующим увязыванием их в целостный Образ мира есть путь для обретения маленькой личностью все большей самостоятельности и компетентности.

Тот, кто имеет в сознании много позитивных образов, кто умеет проигрывать ситуации в уме, прежде чем действовать, кто сам ставит себе цели и задачи, кто успел почувствовать радость творчества, тот обладает повышенной сопротивляемостью к провокациям внешних стимулов. Спросите себя, разве это не долг родителей - помочь молодой личности обрести свободу с опорой на собственные силы. Возможно, что путь к этой цели потребует дополнительных усилий. Для любого вида творчества требуется дисциплина, умение концентрироваться, упорядочивать хаос чувств и желаний. Всему этому придется учить подростка.

Более того, делать это придется в крайне неподходящих условиях. Большинство его сверстников ориентированных, по удачному выражению Э. Фромма, на «простые раздражители», будет удовлетворяться пивом, тусовкой, мордобоем и фильмами о войнах и катастрофах. Причем жизнь людей с низким духовным уровнем тоже по-своему наполнена эмоциями, больше напоминающими раздражительный зуд: всегда находится причина кого-то ненавидеть, кому-то завидовать, кем-то управлять.

Если десятилетнего ещё можно просто заставить сесть за уроки, вовремя лечь спать, то пятнадцатилетних заставить практически невозможно. Да и задачи, которые мы пытаемся решить с нашими пятнадцатилетними детьми, куда сложнее. Например, как убедить молодежь проводить вечера за книгами, закладывая базу будущей успешной карьеры, когда здесь, прямо под рукой - непрекращающийся весёлый праздник, рекламируемый телевидением с девчонками, пивом и отсутствием обременительных обязанностей. Попытка взрослого воздействовать на пятнадцатилетнего ребенка фразами типа: «Подумай, что с тобой будет через пять лет, если не будешь учиться! Ни карьеры, ни денег. Кому ты будешь нужен…» - ни к чему не приводит. Эти разумные предостережения для большинства пятнадцатилетних лишены смысла. Они ещё не приучены мыслить такими временными категориям. Будущее для них - завтрашняя дискотека.

Быть профессионалом для члена терапевтического сообщества означает жить сразу в нескольких потоках времени. Быстрота реакции детей и плотный эмоциональный контакт заставляют нас реагировать быстро и точно. Я уже говорил, что мы сможем успеть дать интерпретацию тому или иному явлению только в очень короткий промежуток времени, пока ребенок обрабатывает результаты взаимодействия с миром. Но в то же время, большинство изменений происходит в нем крайне медленно. Практически все наши дети буквально годами демонстрировали полное нежелание учиться. Педагогическая запущенность просто не позволяла им осваивать обычную школьную программу. Но через пару лет практически все наши подопечные начинали с интересом читать книги, открывая в этом для себя дополнительный источник информации. А года за четыре, обычно уже на подростковой стадии, наши ученики изменяли отношение к учебе. Кто-то в это время увлекался информатикой, кто-то начинал писать статьи, появлялись мечты о карьере, о достойной жизни в обществе. То есть по прошествии четырех-пяти лет с того момента, как мы брали детей, педагоги и приемные родители получали возможность убедиться, что старались они не зря. Далеко не каждый человек может похвастаться умением ожидать результата столь долгий срок. Поэтому так важно в терапевтическом сообществе, чтобы более опытные сотрудники поддерживали молодых специалистов, вселяя в них уверенность в то, что их усилия не бессмысленны и победа будет.

Я помню, сколько напрасных усилий потратил мой отец, пытаясь заставить меня заниматься спортом. Его предупреждения о том, что мужчина должен быть сильным, так как жизнь не всегда безопасна, были мне абсолютно понятны. Но эта информация как бы скользила стороной, не воплощаясь в действия и переживания. А потом, когда деревенские мальчишки съездили мне по морде после игры в футбол, я уже без всяких уговоров отца записался в секцию самбо. Помню, что лет пять после инцидента, я не мог спокойно ходить по улицам. Прежняя беспечность, порождённая незнанием, растаяла без следа, на её место пришёл постоянный страх. И только после того, как в десятом классе я начал заниматься восточными единоборствами, я отважился по вечерам гулять с девушками.

Часто задаю себе вопрос, а был ли иной способ у отца убедить меня в необходимости стать сильным? И я до сих пор не нахожу ответа.

Чужой опыт часто бывает так же полезен, как лекарство, выпитое другим. Только столкновение с реальностью даёт достаточную эмоциональную вспышку, пробуждает поток энергии. Эта энергия, как мне думается, необходима, чтобы вписать полученную информацию в жизненную программу.

ВЫЗОВ

Практический опыт, ведущий к трансформации личности, мы в Китеже называем «вызовом». Далеко не каждый вызов может иметь предсказуемые последствия. Многое здесь зависит от соразмерности вызова (размеров опасности) силам растущей личности. Если вы считаете, что ваша дочь или сын могут проиграть, испугаться, почувствовать свою неадекватность в столкновении с неизвестным фактором, то лучше вмешаться и остановить развитие событий. Одного моего знакомого сильный и волевой отец попытался научить плавать, бросив в воду в возрасте семи лет. В результате этот человек и будучи взрослым, испытывал подсознательный страх перед глубиной. Вывод - бросать надо было или раньше, или ещё лучше, приучать к воде постепенно.

Святослав лет с пяти полюбил смотреть фильмы про викингов и древних греков. Он спал с деревянным кинжалом под подушкой, отважно рубил крапиву деревянным мечом и хвастался, что победит любого, кто посмеет на нас напасть. Я понимал всю опасность подобных иллюзий, но ничего поделать не мог, хоть и знал, что подобная наивная храбрость при первом опыте реального столкновения с болью и ненавистью очень часто обращается в трусость, причём пожизненную. В безопасных условиях Китежа многие наши дети вообще забывают об опасностях мира, то есть подвергаются куда большему риску на выходе в реальность. Я понимал, что чем раньше Святослав узнает, зачем нужны мужчине мускулы и кулаки, тем больше шансов, что ему не придётся их применять, Но искусственно смоделировать такую ситуацию невозможно. Оставалось надеяться, что всё произойдёт само собой, а я или супруга окажемся рядом, чтобы помочь с правильной интерпретацией.

Святослав впервые подрался, когда ему исполнилось шесть лет и два месяца. Его противнику было девять лет и силы были явно неравными. Но я наблюдал за происходящим из-за угла, тихо радуясь, что первый физический конфликт Святослава проходит в сравнительно безопасной форме. Соседский мальчишка был хоть и эмоциональным, но не злым и размахивал руками достаточно аккуратно, чтобы не поставить синяков.

Святослав узнал границу своих возможностей, понял, что драка - это больно. Но не впал в истерику, а отступил с достоинством. Счастливый отец подсматривал из-за угла за тем, как его чадо трансформирует страх в «справедливый гнев» и с серьезным лицом пытается ткнуть маленьким кулачком в грудь более крупному противнику. Получил, отступил и с явной обидой на лице поднял большой камень. Вот тут пришло время вмешаться. Я вышел из-за угла и громко скомандовал: «А этого не надо, положи камень!». Оба драчуна застыли, пытаясь предугадать мою реакцию. В глазах Святослава я видел явное облегчение, все-таки он не хотел развития конфликта с более сильным соперником. Мое появление в этой ситуации было воспринято с радостью и облегчением. Он еще раз убедился, что папа ему нужен. Разумеется, если бы я начал наказывать ребят, я бы сбил и ощущение победы, и радость от собственного появления. Да и соседский мальчишка был не виноват - не сомневаюсь, что Святослав сам его спровоцировал на конфликт, отказываясь подчиняться во время игры. Поэтому я сказал просто: «Хватит мужики - померились силами, теперь помиритесь». Оба испытывают облегчение от того, что я не ругаюсь и не наказываю, было столь велико, что стерло недавнее ощущение взаимной обиды и злости. Они обменялись улыбками и пожали друг другу руки совсем «по-взрослому». Теперь Святослав гораздо чаще по собственной инициативе занимается физическими упражнениями и реже демонстрирует старшим мальчикам свой плохой характер.

В такие моменты ваше поведение как родителя должно быть очень мощным, внутренне обоснованным и последовательным, чтобы не допустить у ребенка даже мысли о возможности манипулирования или управления вами. А. Маслоу писал: «Вызывающее поведение детей есть признак неуверенности взрослого в своей системе ценностей».

Привыкнув к вашей надежной предсказуемости и силе, ребенок в трудную минуту совершенно естественно обратится к вам за советом или помощью. Более того, в этом случае передаваемый вами образ поведения станет для него эталоном, отправной точкой для оценки явлений мира-общества. Конфликт отцов и детей, вовсе не такая неизбежность, как принято считать.



Страница сформирована за 0.74 сек
SQL запросов: 169