УПП

Цитата момента



Эгоист — это очень плохой человек. Это человек, который постоянно думает не обо мне.
А ведь это ужасно, правда?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Мои прежние мысли были похожи на мысли макаки, которая сидит в клетке и говорит:
— Если они там за решеткой такие умные, как ты говоришь, почему я этого не знаю? Почему они не демонстрируют? Почему нам не объясняют? Почему нам не помогают, то есть не дают целую гору бананов?

Мирзакарим Норбеков. «Где зимует кузькина мать, или как достать халявный миллион решений»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера-2010

«РАДУГА»

 Медвежонок прижался спиной к печке. Ему было тепло-тепло и не хотелось шевелиться.

 За окном свистел ветер, шумели деревья, барабанил по стеклу дождь, а Медвежонок сидел с закрытыми глазами и думал о лете.

 Сначала Медвежонок думал обо всем сразу, и это  "все сразу" было для него солнышко и тепло. Но потом под ярким летним солнышком, в тепле, Медвежонок увидел Муравья.

 Муравей сидел на пеньке, выпучив черные глаза, и что-то говорил, говорил, но Медвежонок не слышал.

 - Да слышишь ты меня? - наконец прорвался к Медвежонку Муравьиный голос. - Работать надо каждый день, каждый день, каждый день!

 Медвежонок помотал головой, но Муравей не пропадал, а кричал еще громче.

 - Лень, вот что тебя погубит! "Чего он ко мне пристал? - подумал Медвежонок. - Я и не помню такого Муравья вовсе".

 - Совсем обленились! - кричал Муравей. - Чем вы занимаетесь изо дня в день? Отвечай!

 - Гуляем, - вслух сказал Медвежонок у печки. - Так лето же.

 - Лето! - взвился Муравей. - А кто работать будет?

 - Мы и работаем.

 - Что же вы сделали?

 - Мало ли, - сказал Медвежонок. И еще тесней прижался к печному боку.

 - Нет, ты мне говори - что?

 - Скворечник.

 - Еще?

 - Камелек сложили.

 - Где?

 - У реки.

 - Зачем?

 - По вечерам сидеть. Огонь разведешь - и сиди. И Медвежонку представилось, как они с Ежиком сидят ночью под звездами у реки, варят чай в чайнике, слушают, как плещется рыба в воде, и чайник сперва урчит, а потом клокочет, и звезды падают прямо в траву и, большие, теплые, шевелятся у ног.

И так Медвежонку захотелось в ту летнюю ночь, так захотелось полежать в мягкой траве, глядя в небо, что Медвежонок сказал Муравью:

 - Иди сюда, садись у печки, а я пойду туда, в лето.

 - А соломинку ты за меня понесешь? - спросил Муравей.

 - Я, - сказал Медвежонок.

 - А шесть сосновых иголок?

 - Я, - сказал Медвежонок.

 - А две шишки и четыре птичьих пера?

 - Все отнесу, - сказал Медвежонок. - Только иди сюда, сядь к печке, а?

 - Нет, ты погоди, - сказал Муравей. - Трудиться - обязанность каждого.

- Он поднял лапку. - Каждый день…

 - Стой! -- крикнул Медвежонок. - Слушай мою команду: к печке бегом, марш!

 И Муравей выбежал из лета и сел к печке, а Медвежонок еле-еле протиснулся на его место.

 Теперь Медвежонок сидел на пеньке летом, а Муравей поздней осенью у печки в Медвежьем дому.

 - Ты посиди, - сказал Медвежонок Муравью, - а придет Ежик, напои его чаем.

 И Медвежонок побежал по мягкой теплой траве, и забежал в реку, и стал брызгаться водой, и, если поглядеть прищурившись, в брызгах возникала каждый раз настоящая радуга, и каждый раз Медвежонку не верилось, и каждый раз Медвежонок видел ее снова.

 - Эй! - крикнул Муравей в лето. - А кто обещал работать?

 - Погоди! - сказал Медвежонок. И снова стал, щурясь, брызгаться и ловить сквозь ресницы радугу.

 - Обязанность каждого - трудиться, - говорил Муравей,  прижавшись к горячей печке. - Каждый день…

 "Заладил, - подумал Медвежонок. - Ну как он не понимает, что это - лето, что оно - короткое, что оно вот-вот кончится и что каждый раз у меня в лапах сверкает радуга"".

 - Муравей! - крикнул из своего лета Медвежонок. - Не бубни! Разве я не работаю? Разве я отдыхаю?

 И он снова ударил по воде лапой, прищурился и увидел радугу.

«ЕЖИКИНА ГОРА»

 Давно уже Ежик не видел такого большого неба. Давно уже не было такого, чтобы он вот так останавливался и замирал. И если кто у него спрашивал, зачем он останавливается, отчего замирает. Ежик все равно бы ни за что не смог ответить.

 - Ты куда глядишь, Ежик? - спросила Белка.

 - А, - сказал Ежик. И махнул лапой.

 - Ты что там увидел? - спросил Муравей.

 - Молчит, - сказала Белка.

 - Задумался, - проворчал Муравей и побежал по своим делам.

 А Ежику вдруг показалось, что он впервые увидел этот лес, этот холм, эту поляну.

 Что никогда-никогда до этого ничего подобного он не видал.

 "Как же так? - думал Ежик. - Ведь я столько раз бежал по этой тропинке, столько раз стоял на этом холме".

 И деревья были такие необыкновенные - легкие, сквозящие, будто сиреневые, и полны такой внутренней тишиной и покоем, что Ежик не узнавал знакомые с детства места.

 - Что же это? - бормотал Ежик. - раньше не видел всего?

 И птицы, те немногие птицы, что остались в лесу, казались теперь Ежику необыкновенными.

 "Это не Ворона, это какой-то Орел кружит над лесом, - думал Ежик. - Никогда не видел такой огромной птицы".

 - Все стоишь? - спросил Муравей. - Я уже вон какую соломину оттащил, а он все стоит.

 - Не мешай ему, - сказала Белка. - Он думает.

 - Думает, думает, - проворчал Муравей. - Что бы стало в лесу, если б все думали.

 - Подумает, и все, - сказала Белка. - Не мешай.

 - Все вы бездельники, - сказал Муравей. - Все вы друг за дружку горой.

- И убежал.

 А Ежик про себя поблагодарил Белку, потому что он слышал разговор где-то далеко-далеко, будто говорили на облаках, а он - на дне моря.

 "Какая она добрая, - подумал о Белке Ежик. - Почему я раньше никогда ее не встречал?"

 Пришел Медвежонок.

 - Ну что? - сказал он. - Что делать будем?

 Ежик смотрел на лес, на холм, на Ворону, кружащую за рекой, и вдруг понял, что ему так не хочется отвечать, так не хочется спускаться со своей горы… И он стал благодарно думать о том, по чьей доброте на этой горе оказался.

«ПТИЦА»

 Все лето Заяц плел веревку, и к осени она у него стала длиной до неба.

 "Приделаю крючок, - думал Заяц, - заброшу на звезду и…"

 Прибежала Белка:

 - Ты что делаешь, Заяц?

 - Веревку сплел, - сказал Заяц.

 - А зачем?

 - Залезу на небо, - сказал Заяц.. - Хочешь, тебя возьму с собой?

 - Возьми, - сказала Белка. Ночью высыпали звезды.

 Заяц забросил крючок на самую большую звезду, и веревка тонкой паутинкой протянулась от земли до неба.

 - Лезь, - сказал Заяц.

 - А ты?

 - Я за тобой.

 И Белка побежала на небо.

 Заяц полез следом, но он не умел лазать по веревке, и поэтому сильно отстал.

 - Ты где? Лезь скорее! - кричала Белка из темноты. А Заяц лез и лез и уже стал уставать.

 - Где же ты? - торопила Белка. Она давно забралась на звезду и ждала Зайца. А Заяц раскачивался посередке, между небом и землей, и у него не было больше сил ни лезть вверх, ни спуститься на землю.

 - Ну что ты там? - спросила из темноты Белка.

 - Сил нет. Не могу, - сказал Заяц.

 - Ты - как по веточке, как по веточке, - сказала Белка.

 Заяц раскачивался во тьме, уши его трепал ночной ветерок, он видел далеко внизу родной лес, а вверху - большую звезду и понимал, что сейчас разожмет лапы и упадет.

 "Все лето плел веревку, - горестно думал Заяц, - и вот…"

 - Эй! - вдруг услышал он знакомый голос с земли. - Кто там висит? И другой знакомый голос ответил:

 - Далеко. Не видно.

 - Как ты думаешь, Ежик, кто там может быть?

 - Птица, - сказал Ежик.

 - Какая же птица висит посреди неба? "Редкая", - хотел сказать Заяц. Но промолчал.

 - Это Заяц! - крикнула со звезды Белка. - Полез на небо и вот застрял.

 - Медвежонок, его надо спасать!

 - Спасите меня, - тихо сказал Заяц.

 - С каких это пор Зайцы стали лазать по небу? - проворчал Медвежонок и дернул за веревку.

 - Ой, - тихо сказал Заяц.

 - Как будем спасать? - спросил Ежик.

 - Сейчас, - сказал Медвежонок. И убежал.

 - Заяц! - крикнул Ежик. - Это ты?

 - Я, - тихо сказал Заяц.

 - Не слышу!

 - Я, - погромче сказал Заяц, потому что, если бы он крикнул совсем громко, он бы упал.

 - Это он, он! - крикнула со звезды Белка.

 - Держись, Заяц! - крикнул Ежик. - Медвежонок что-то придумал! И тут вернулся Медвежонок с простыней.

 - Держи, - сказал он. И дал два конца Ежику. - Заяц! - закричал в темноту Медвежонок. - Прямо под тобой мы растянули простыню, слышишь?

Прыгай!

 - Я боюсь, - сказал Заяц.

 - Он боится! - крикнула Белка. Ей со звезды было слышнее.

 - Прыгай, кому говорят! - еще громче крикнул Медвежонок, и, откинувшись назад, они с Ежиком, как могли, растянули простыню. - Ну!

 - Прыгай! - крикнула Белка. Заяц разжал лапы и полетел, полетел, полетел, только черный ночной ветер засвистал между ушами.

 "Где ж простыня? Где же земля?" - думал Заяц и не знал, что он, как большая птица с широкими крыльями, летит над землей и уже не может упасть.

«ТЕПЛЫМ ТИХИМ УТРОМ ПОСРЕДИ ЗИМЫ»

«ВОЛЬНЫЙ ОСЕННИЙ ВЕТЕР»

 Ни свет ни заря к Ежику с Медвежонком прибежал Заяц.

 - Эй! - закричал он. - Эгей! Эге-ге-гей!

 - Ну что? Говори, - сказал Медвежонок.

 - Эге-ге-ге-ге! - вопил Заяц.

 - Да говори же! - Ежик начал сердиться.

 - Эге-ге-ге-ге! Ге-гей! Ге-гей! - И Заяц убежал.

 - Чего это он?

 - Не знаю, - сказал Медвежонок. А Заяц птицей летел по лесу и вопил истошным заячьим голосом.

 - Что с ним? - спросила Белка.

   - Понять не могу, - сказал Муравей. А Заяц сделал полный круг и снова выбежал на медвежью поляну.

 - Скажешь или нет? - крикнул Медвежонок. Заяц вдруг остановился, замер, встал на задние лапы и…

 - Ну же! - крикнул Ежик.

 - Ха-ха-ха-ха-ха! - расхохотался Заяц и понесся со всех ног прочь.

 - Может, он с ума сошел, с ума сошел, с ума сошел? - тараторила Сорока.

 - Да нет, он в своем уме, в своем уме, в своем уме! - долбил Дятел.

 И только Заяц ни у кого ничего не спрашивал, никому ничего не говорил, а вольный, как ветер, летел по лесу.

 - Знаешь, - сказал Медвежонок. - Мне кажется, он вообразил себя…

ветром. Он мне как-то сказал:

 "Представляешь, Медвежонок, если я стану ветром?"

 - Это здорово, - сказал Ежик. - Только Заяц никогда до такого не додумается. И ошибся.

 Потому что Заяц в этот легкий солнечный день действительно с утра почувствовал себя  вольным осенним ветром, летящим по полям и лесам.

«МЫ БУДЕМ ПРИХОДИТЬ И ДЫШАТЬ»

 Вот уже несколько дней не было солнца. Лес стоял пустой, тихий. Даже вороны не летали, - вот какой был пустой лес.

 - Ну все, готовься к зиме, - сказал Медвежонок.

 - А где птицы? - спросил Ежик.

 - Готовятся. Утепляют гнезда.

 - А Белка где?

 - Дупло сухим махом выкладывает.

 - А Заяц?

 - Сидит в норе, дышит. Хочет надышать на всю зиму.

 - Вот глупый, - улыбнулся Ежик.

 - Я ему сказал: перед зимой не надышишься.

 - А он?

 - Надышу, говорит. Буду дышать и дышать.

 - Айда к нему, может, чем поможем. И они отправились к Зайцу.

 Заячья нора была в третьей стороне от горы. С одной стороны - дом Ежика, с другой - дом Медвежонка, а с третьей - нора Зайца.

 - Вот, - сказал Медвежонок. - Здесь. Эй, Заяц! - крикнул он.

 - А, - глухо донеслось из норы.

 - Ты что там делаешь? - спросил Ежик.

 - Дышу.

 - Много надышал?

 - Нет еще. Половиночку.

 - Хочешь, мы подышим сверху? - спросил Медвежонок.

 - Не получится, - донеслось из норы. - У меня - дверь.

 - А ты сделай щелочку, - сказал Ежик.

 - Приоткрой чуть-чуть, а мы будем дышать, - сказал Медвежонок.

 - Бу-бу-бу, - донеслось из норы.

 - Что?

 - Сейчас, - сказал Заяц. - Ну, дышите!

 Ежик с Медвежонком легли голова к голове и стали дышать.

 - Ха!.. Ха!.. - дышал Ежик.

 - Ха-а!.. Ха-а!.. - дышал Медвежонок.

 - Ну как? - крикнул Ежик.

 - Теплеет, - сказал Заяц. - Дышите.

 - А теперь? - через минуту спросил Медвежонок.

 - Дышать - нечем, - сказал Заяц.

 - Выходи к нам! - крикнул Ежик.

 - Дверь закрой и вылазь!

 Заяц хлопнул дверью и вылез наружу.

 - Ну как?

 - Как в бане, - сказал Заяц.

 - Вот видишь, втроем-то лучше, - сказал Медвежонок.

 - Мы теперь всю зиму будем к тебе приходить и дышать, - сказал Ежик.

 - А будешь замерзать, приходи ко мне, - сказал Медвежонок.

 - Или ко мне, - сказал Ежик.

 - Спасибо, - сказал Заяц. - Я обязательно приду. Только вы ко мне не ходите, ладно?

 - Да почему?..

 - Следы, - сказал Заяц. - Натопчете, и тогда кто-нибудь меня обязательно съест.

«ЛИСИЧКА»

 Это был необыкновенный осенний день! Было столько синевы, столько огненных листьев, столько солнца, что к вечеру Медвежонок заплакал.

 - Ты чего это? - спросил Ежик.

 - Не знаю, - сказал Медвежонок. - Плакать хочется.

 - Да ты посмотри…

 - Я видел, - сказал Медвежонок. - Потому и плачу.

 - Чего ж здесь плакать? Радоваться надо, - сказал Ежик.

 - Я от радости плачу, - сказал Медвежонок.

 - Разве от радости плачут?

 - Еще бы! - И Медвежонок разрыдался.

 - Успокойся, что ты! - Ежик погладил Медвежонка лапой. - Завтра снова будет солнце, и снова будут лететь листья, и улетать птицы.

 - Улетать, - всхлипнул Медвежонок. И разревелся еще пуще.

 - Но они прилетят, - сказал Ежик. - Они вернутся. Пройдет зима, снег растает, и они вернутся.

 - Зима. - Медвежонок горько плакал и весь вздрагивал.

 - Ну да, зима. Но она пройдет, и все будет снова.

 - Не хочу! Не хочу, слышишь?

 - Чего ты не хочешь?

 - Чтобы все уходило, улетало! - крикнул Медвежонок.

 - Это же ненадолго, - сказал Ежик. - Ты же сам знаешь. А как красиво зимой!

 - Зимой я тоже буду плакать.

 - Зимой? Да почему?

 - Мне будет ее жалко. - И Медвежонок уже так расплакался, что Ежик понял: словами здесь не поможешь.

 - Бежим! - крикнул он.

 - Куда? - поднял зареванные глаза Медвежонок.

 - Бежим, говорю! - И Ежик схватил Медвежонка за лапу и потащил в лес.

 - Куда ты меня тащишь?!

 Они пробежали мимо старой сломанной березы, перешли по сгнившему мостку ручей, перелезли через срубленную осину и, петляя между горелых пней, поднялись в гору.

 - Смотри! - сказал Ежик и показал Медвежонку гриб-лисичку.

 Маленький золотой гриб, поджав коленки, в сумерках сидел во мху.

 - Видишь? - сказал Ежик. - У него нет ни папы, ни мамы, ни Ежика, ни Медвежонка, он совсем один - и не плачет.

«НЕ СМОТРИ НА МЕНЯ ТАК, ЕЖИК»

 - Я обязательно, ты слышишь? Я обязательно, - сказал Медвежонок. Ежик кивнул.

 - Я обязательно приду к тебе, что бы ни случилось. Я буду возле тебя всегда.

 Ежик глядел на Медвежонка тихими глазами и молчал.

 - Ну что ты молчишь?

 - Я верю, - сказал Ежик.

 Ежик провалился в волчью яму и просидел там неделю. Его случайно нашла Белка: она пробегала мимо и услышала слабый Ежикин голос.

 Медвежонок неделю искал Ежика по лесу, сбился с ног и, когда к нему прибежала Белка, вытащил Ежика из ямы и принес домой.

 Ежик лежал, по самый нос укрытый одеялом, и глядел на Медвежонка тихими глазами.

 - Не смотри на меня так, - сказал Медвежонок. - Не, могу, когда на меня так смотрят.

 Ежик закрыл глаза.

 - Ну вот, теперь ты как будто умер. Ежик открыл глаза.

 - Улыбнись, - сказал Медвежонок.

 Ежик попробовал, но у него слабо получилось.

 - Сейчас я тебя буду поить бульоном, -  сказал Медвежонок. - Белка принесла свежих грибков, я сварил бульон.

 Он налил бульон в чашку и приподнял Ежику голову.

 - Нет, не так, - сказал Медвежонок. - Ты садись.

 - Не могу, - сказал Ежик.

 - Я тебя подушкой подопру. Вот так.

   - Мне тяжело, - сказал Ежик.

 - Терпи.

 Медвежонок прислонил Ежика спиной к стене и подоткнул подушку.

 - Мне холодно, - сказал Ежик.

 - Сичас-сичас. - Медвежонок взобрался на чердак и обложил Ежика тулупом. - Как ты не замерз? Ночи-то какие холодные! - приговаривал Медвежонок.

 - Я прыгал, - сказал Ежик.

 - Семь дней?

 - Я ночью прыгал.

 - Что ж ты ел?

 - Ничего, - сказал Ежик. - Ты мне дашь бульону?

 - Ах, да! Пей, - сказал Медвежонок.

 Ежик сделал несколько глотков и закрыл глаза.

 - Пей-пей!

 - Устал, - сказал Ежик.

 - Нет, пей! - И Медвежонок стал поить Ежика с ложечки.

 - Не могу больше.

 - За меня!

 Ежик хлебнул.

 - За Белочку!

 Ежик выпил.

 - За Зайца! Он знаешь как помогал!

 - Погоди, - сказал Ежик. - Передохну.

 - Выпей за Зайца, он старался..

 Ежик глотнул.

 - За Хомячка!

 - А Хомячок что сделал?

 - Ничего. Каждый день прибегал и спрашивал.

 - Пусть подождет. Сил нет, - сказал Ежик.

 - Иногда и утром прибегал, - сказал Медвежонок. - Съешь ложечку.

 Ежик проглотил.

 - А теперь - за Филина!

 - Филин-то при чем?

 - Как? Нет, за Филина ты выпьешь три ложки.

 - Да почему?

 - Да я на нем три ночи летал. Тебя искали.

 - На Филине?

 - Ну да!

 - Врешь, - сказал Ежик.

 - Чтоб мне с места не сойти!

 - Да как ты на него взобрался?

 - Он знаешь какой крепкий? Сел на шею и полетел. Ты бы видел, как Заяц, нас испугался.

 - Как?

 - Вот выпей - скажу.

 Ежик выпил подряд три ложки и снова закрыл глаза.

 - Как? - спросил он.

 -- Что?

 - Как Заяц вас испугался?

 - А! Заяц? Представляешь? Я лечу. А тут - он. Давай еще ложечку.

Слышишь, как пахнет? Ух!

 Ежик выпил.

 - Ну вот. Сидит, ушами вертит. Тут мы.

 - С Филином?

 - Ага. Он ка-ак подскочит, ка-ак побежит! Филин чуть на дерево не налетел. Давай за Филина.

 - Нет. Уже совсем не могу, - сказал Ежик. - Давай я лягу.

 Медвежонок уложил Ежика на прежнее место и укрыл тулупом.

 - Ну как, - спросил Медвежонок, - тепло?

 - Угу, - сказал Ежик. - А про Филина придумал? Говори.

 - Да что ты? Вот выздоровеешь, вместе полетаем.

 - Полетаем, - еле слышно пробормотал Ежик, засыпая.

«КАК ЕЖИК С МЕДВЕЖОНКОМ ПРИСНИЛИСЬ ЗАЙЦУ»

 По первому снегу Заяц прибежал к Медвежонку.

 - Медвежонок, ты лучший из всех, кого я знаю, - сказал Заяц.

 - А Ежик?

 - Ежик тоже хороший, но ты - лучше всех!

 - Да что с тобой, Заяц? Ты сядь, успокойся. Чего ты прыгаешь?

 - Я сегодня проснулся и понял, - сказал Заяц, - что лучше, тебя нет на свете.

 Вошел Ежик.

 - Здравствуй, Медвежонок! - сказал он. - Здравствуй, Заяц! Вы чего сидите в доме - на улице снег!

 - Я собрался идти к тебе, - сказал Медвежонок. - А тут прибежал он и говорит, что я лучше всех.

 - Верно, - сказал Ежик. - А ты разве не знал?

 - Правда, он самый лучший? - сказал Заяц.

 - Еще бы! - Ежик улыбнулся Медвежонку и сел за стол. - Давайте чай пить! Стали пить чай.

 - Вот слушайте, что мне сегодня приснилось, - сказал Заяц. - Будто я остался совсем один в лесу.

 Будто никого-никого нет - ни птиц, ни белок, ни зайцев, - никого. "Что же я теперь буду делать?" - подумал я во сне. И пошел по лесу.

 А лес - весь в снегу и - никого-никого. Я туда, я сюда, три раза весь лес обежал, ну, ни души, представляете?

 - Страшно, - сказал Ежик.

 - Ага, - сказал Медвежонок.

 - И даже следов нет, - сказал Заяц. - А на небе - вата.

 - Как - вата? - спросил Ежик.

 - А так - ватное, толстое небо. И глухо. Будто под одеялом.

 - Откуда ты знаешь, что глухо? - спросил Медвежонок.

 - А я кричал. Крикну и прислушаюсь… Глухо.

 - Ну! Ну! - сказал Ежик.

 - И тут… И тут…

 - Что?

 - И тут… Представляете? Из-под старого пня, что на опушке…

 - За холмом?

 - Нет, у реки. Из-под старого пня, что на опушке у реки, вылез…

 - Ну же! - сказал Медвежонок.

 - Ты, - сказал Заяц. - Медвежонок!

 - Что ж я там делал, под пнем?

 - Ты лучше спроси, что ты сделал, когда вылез?

 - А что я сделал?

 - Ты вылез и так тихонько-тихонько сказал "Не горюй, Заяц, все мы - одни". Подошел ко мне, обнял и ткнулся лбом в мой лоб… И так мне сделалось хорошо, что я - заплакал.

 - А я? - спросил Медвежонок.

 - И ты, - сказал Заяц. - Стоим и плачем.

 - А я? - спросил Ежик.

 - А тебя не было, - сказал Заяц. - Больше никого не было.

Представляешь? - Заяц обернулся к Медвежонку. - Пустой лес, ватное небо, ни-ко-го, а мы стоим и плачем.

 - Так не бывает, - сказал Ежик. - Я обязательно должен был появиться.

 - Так это же во сне, - сказал Медвежонок.

 - Все равно. Просто вы плакали и не заметили, как я вышел из-за куста.

Вышел, стою, вижу - вы плачете; ну, думаю, плачут, есть, значит, причина, и не стал мешать.

 - Не было тебя, - сказал Заяц.

 - Нет, был.

 - Не было!

 - А я говорю - был! - сказал Ежик. - Просто я не хотел мешать вам плакать.

 - Конечно, был, - сказал Медвежонок. - Я его видел краем глаза.

 - А что же мне не сказал? - сказал Заяц.

 - А видел, ты потерянный. Сперва, думаю, успокою, а уж потом скажу. И потом - чего говорить-то? Ежик, он ведь всегда со мной.

 - А по-моему, мы все-таки были одни, - сказал Заяц.

 - Тебе показалось, - сказал Ежик.

 - Примерещилось, - сказал Медвежонок.

 - А если так, что у меня с собой было?

 - А у тебя с собой что-нибудь было?

 - Ага.

 - Мешочек, - сказал Ежик.

 - С морковкой, - сказал Медвежонок.

 - Правильно! - сказал Заяц. - Вы знаете, кто вы для меня? Вы для меня самые-самые лучшие из всех, кто есть на земле!



Страница сформирована за 0.77 сек
SQL запросов: 171