УПП

Цитата момента



Спорить надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно потраченное время.
Осваивай «Тотальное ДА!»

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Мужчину успехи в науке чаще всего делают личностью. Женщина уже изначально является личностью (если только является) и безо всякой там науки. Женственность, то есть нечто непередаваемое, что, по мнению Белинского, «так облагораживающе, так смягчающе действует на грубую натуру мужчины», формируется у женщин сама собой - под влиянием атмосферы в родительской семье…

Кот Бегемот. «99 признаков женщин, знакомиться с которыми не стоит»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d4612/
Мещера-Угра 2011

***

Жили-были на свете обыкновенные муж и жена. Звали жену Елена, звался муж Иваном.

Возвращался муж с работы, в кресло у телевизора садился, газету читал. Жена его, Елена, ужин готовила. Подавала мужу ужин и ворчала, что по дому он ничего путного не делает, денег мало зарабатывает… Ивана раздражало ворчание жены. Но грубостью он ей не отвечал, лишь думал про себя: «Сама — лахудра неопрятная, а ещё указывает. Когда женился только, совсем другой была — красивой, ласковой».

Однажды, когда ворчавшая жена потребовала, чтобы Иван мусор вынес, он, с неохотой оторвавшись от телевизора, пошёл во двор. Возвращаясь, остановился у дверей дома и мысленно обратился к Богу:

 — Боже мой, Боже мой! Нескладная жизнь у меня сложилась. Неужто век мне весь свой коротать с такой женой ворчливой да некрасивой? Это же не жизнь, а мучения сплошные.

И вдруг услышал Иван тихий голос Божий:

— Беде твоей, сын Мой, помочь Я смог бы: прекрасную богиню тебе в жены дать, но коль соседи изменения внезапные в судьбе твоей увидят, в изумление великое придут. Давай поступим так: твою жену Я буду постепенно изменять, вселять в нее богини дух и внешность улучшать. Но только ты запомни, коль хочешь жить с богиней, жизнь и твоя достойною богини стать должна.

 — Спасибо, Боже. Жизнь свою любой мужик ради богини может поменять. Скажи мне только: изменения когда начнёшь с моей женой творить?

 — Слегка Я изменю ее прямо сейчас. И с каждою минутой буду её к лучшему менять.

Вошел в свой дом Иван, сел в кресло, взял газету и телевизор вновь включил. Да только не читается ему, не смотрится кино. Не терпится взглянуть — ну хоть чуть-чуть меняется его жена?

 Он встал, открыл дверь в кухню, плечом опёрся о косяк и стал внимательно разглядывать свою жену. К нему спиной она стояла, посуду мыла, что после ужина осталась.

Елена вдруг почувствовала взгляд и повернулась к двери. Их взгляды встретились. Иван разглядывал жену и думал: «Нет, изменений никаких в моей жене не происходит».

 Елена, видя необычное внимание мужа и ничего не понимая, вдруг волосы свои поправила, румянец вспыхнул на щеках, когда спросила:

 — Что ты, Иван, так смотришь на меня внимательно?

Муж не придумал, что сказать, смутившись сам, вдруг произнес:

— Тебе посуду, может быть, помочь помыть? Подумал почему-то я…

 — Посуду? Мне помочь? — тихо переспросила удивлённая жена, снимая перепачканный передник,— так я её уже помыла.

«Ну, надо же, как на глазах меняется она, — Иван подумал, — похорошела вдруг».

И стал посуду вытирать.

На другой день после работы с нетерпением домой спешил Иван. Ох, не терпелось посмотреть ему, как постепенно в богиню превращают его ворчливую жену.

«А вдруг уже богини много стало в ней? А я по-прежнему никак не изменился. На всякий случай, прикуплю-ка я цветов, чтоб в грязь лицом перед богиней не ударить».

Открылась в доме дверь, и растерялся заворожённый Иван. Перед ним Елена стояла в платье выходном, том самом, что купил он год назад. Прическа аккуратная и лента в волосах. Он растерялся и неловко протянул цветы, не отрывая взгляда от Елены.

Она цветы взяла и охнула слегка, ресницы опустив, зарделась.

«Ах, как прекрасны у богинь ресницы! Как кроток их характер! Как необычна внутренняя красота и внешность!».

И охнул в свою очередь Иван, увидев стол с приборами, что из сервиза, и две свечи горели на столе, и два бокала, и пища ароматами божественными увлекала.

 Когда за стол он сел, напротив жена Елена тоже села, но вдруг вскочила, говоря:

— Прости, я телевизор для тебя включить забыла, а вот газеты свежие тебе приобрела.

— Не надо телевизора, газеты тоже мне не хочется читать, всё об одном и том же в них, — Иван ответил искренне,— ты лучше расскажи — как день субботний, завтрашний хотела б провести.

Совсем опешив, Елена переспросила:

— А ты?

— Да два билета в театр по случаю для нас купил. Но днем, быть может, согласишься ты пройтись по магазинам. Раз нам театр придётся посетить, так надо в магазин зайти сначала и платье для театра для тебя достойное купить.

Чуть не сболтнул Иван заветные слова: «платье, достойное богини», смутился, на неё взглянул и снова охнул. Перед ним сидела за столом богиня. Лицо её сияло счастьем, и глаза блестели. Улыбка затаённая немножко вопросительной была.

«О Боже, как прекрасны всё-таки богини! А если хорошеет с каждым днём она, сумею ль я достойным быть богини ? — думал Иван, и вдруг, как молния его пронзила мысль: Надо успеть! Успеть, пока богиня рядом. Надо просить её и умолять ребёнка от меня родить. Ребёнок будет от меня и от прекраснейшей богини».

 — О чем задумался, Иван, или волненье вижу на твоём лице? — Елена спрашивала мужа.

А он сидел взволнованный, не зная, как сказать о сокровенном. И шутка ли — просить ребёнка у богини?! Такой подарок Бог ему не обещал. Не знал, как о своём желании сказать Иван, и встал, скатёрку теребя, и вымолвил, краснея:

— Не знаю… Можно ли… Но я… сказать хотел… Давно… Да, я хочу ребёнка от тебя, прекрасная богиня.

Она, Елена к Ивану-мужу, подошла. Из глаз, наполненных любовью, счастливая слеза на щёку алую скатилась. И на плечо Ивану руку положила, дыханьем жарким обожгла.

 «Ах, ночь была! Ах, это утро! Этот день! О, как прекрасна жизнь с богиней!» — думал Иван, второго внука на прогулку одевая.

***

— Из этой притчи что, Владимир, понял ты?

— Всё понял. Бог Ивану не помогал. Ему просто послышался голос Бога. Иван сделал из своей жены богиню своею мыслью.

— Конечно, верно: своею мыслью своё счастье сотворил Иван. Жену свою богиней сделал и изменился сам. Но Бог помог Ивану.

— Когда?

— Ещё тогда, когда всё каждому Бог отдавал, когда задумывал творенье человека. И первому из сотворённых пояснял. Ты вспомни вот из «Сотворенья» слова Бога: «Мой сын, ты бесконечен, вечен ты. В тебе твои творящие мечты».

Эти слова, Владимир, и по сей день верны. Творящие мечты есть в каждом человеке. Вопрос лишь в том — на что направлены они? И как сильна мысль и энергия её в сегодняшних живущих на земле Его сыновьях и дочерях?

А чем занята сейчас ваша мысль?

Не буду утруждать читателя дальнейшими примерами, каждый самостоятельно на примере своей жизни может определить, какие отрезки бытия выстроила его мысль, а какие — чужая.

Чтобы поставить точку в этом вопросе, давайте примем за основу очевидное: мысль — первична всему.

Я уже говорил: перед тем, кому удастся это не только осознать, но и прочувствовать, будут открываться многие тайны мироздания. Прежде всего, выстроится чёткая картина сотворения.

Бог с помощью мечты, энергии своей мысли сотворил мир, в котором мы живём. Создал человека, дал ему полную свободу действий и наделил каждого самой сильной энергией, способной творить подобные миры или возможно миры, превосходящие по совершенству земные.

Чтобы сотворить новые или совершенствовать мир, уже созданный, необходимо чтобы у человека скорость мысли соответствовала скорости божественной.

Однако если сегодня посмотреть на мир, создаваемый человеческим сообществом, можно явно увидеть, что он несовершенен и, мало того, представляет всё большую опасность для существования. Следовательно, происходит явная деградация сознания, а точнее, уменьшается скорость мышления.

Самые первые люди обладали скоростью мышления, равной божественной. Иначе быть не могло, так как Бог, как любой создатель-родитель не мог даже помыслить сотворять своего ребёнка менее полноценным, чем сам.

Какие же силы оказались способными повлиять на человеческое сознание и направить его по пути деградации? Если кому-то подобное по силам, значит, он должен превосходить энергию мысли человека и Бога. Но такого существа нет на земле и вне земного бытия.

Доказательство подобному утверждению самое простое. Если бы существовала сущность, обладающая скоростью мысли большей, чем человек, то она бы давно создала свой мир и мы бы его могли лицезреть.

Перенаправить, поработить энергию человеческой мысли может только человеческая мысль. Другими словами, один человек, обладающий большей скоростью мысли, чем другие, и пожелавший подчинить себе других, может при определённых обстоятельствах это сделать.

В сегодняшней ситуации человеческое сообщество подчинено потомкам египетских жрецов, сохранивших знания о науке образности и с помощью специальных упражнений поддерживающих способность мыслить со скоростью, гораздо большей, чем многие люди, живущие на земле.

И существуют обстоятельства, подтверждающие данное положение вещей.

Существует человек, оказавшийся способным в одиночку противостоять жрецам.

 Конечно, я говорю об отшельнице сибирской тайги Анастасии. И заметьте, она достигает ощутимых результатов без помощи какой-то армии или технического суперустройства, а лишь силой своей мысли.

То, что с началом нового тысячелетия человечество начинает идти в мир прекрасной и божественной цивилизации — лично для меня факт бесспорный. Хочу и с читателями поделиться радостными сообщениями.

Я располагаю информацией о том, что несколько независимых друг от друга групп учёных, не сговариваясь, стали работать над программой развития государства, образ которого создала Анастасия. Над этими программами работают и люди с учёными степенями, и студенты.

Чтобы подготовить подробную программу, необходимо примерно два–три года упорного труда целой армии специалистов. Но первые намётки вы можете и сами увидеть уже сейчас.

Например, в Интернете на сайте www.Anastasia.ru опубликован реферат студентки четвертого курса украинского университета, в котором предлагается программа развития Украины. За основу взята идея Анастасии о родовых поместьях. Проекты уставов будущих поселений присылают люди разных регионов и стран СНГ.

Не мне судить, сколь совершенен реферат украинской студентки, но он значим хотя бы уже потому, что является первым из опубликованных. Очень важен и тот факт, что учёные стали работать над этими программами не по чьему-то заказу, а по велению собственного сердца.

Пройдёт ещё немного времени, и вы будете знакомиться с их фундаментальными трудами, обсуждать их. Думаю, эти проекты будут выставлены на всенародное обсуждение и сконцентрируются в коротком названии — «национальная идея».

Эти строки я мог бы написать ещё в предыдущей свой книге, после разговора с дедушкой Анастасии. Не написал. Подумал, рано. И так многие считают творимое Анастасией на грани фантастики или сказки.

А разговор с дедушкой объяснял ещё более не-обычные явления, чем ранее демонстрировала Анастасия. Вообще, благодаря ему по-новому предстала сама Анастасия. Теперь, когда происходящие в человеческом сообществе события стали подтверждать сказанное в сибирской тайге, я приведу часть разговора с сибирским старцем.

Разговор с дедушкой Анастасии

Он произошёл на следующий день после ухода прадеда.

Обычно, когда уходят из жизни близкие, родственники выражают соболезнования. Последнее время дедушка Анастасии находился неотступно рядом со своим отцом. Теперь, когда он остался один, я решил найти его, поговорить, чтобы отвлечь от печали, как принято. Я знал примерно, где он может находиться, и пошёл на соседнюю полянку.

Дедушка Анастасии неподвижно стоял на краю полянки, смотрел и слушал, как щебечут на ветках птички-кедровки. Одет он был в длинную рубаху, связанную из волокон крапивы, подпоясан каким-то жгутом, босой.

Я знал, что у таёжных жителей не принято прерывать размышления друг друга. И стал понимать, сколь высока такая культура общения. Она говорит об уважении к мыслям другого человека.

Через некоторое время дедушка Анастасии повернулся и пошёл в мою сторону. Когда он приблизился ко мне, я не увидел скорби на его лице, оно было как обычно благодушным.

— Здорово, — он протянул мне руку, мы поздоровались. Разговаривая, он всегда строил свою речь с использованием современных, зачастую уж совсем бытовых слов, иногда шутил, подтрунивал надо мной. Но не обидно. Наоборот, он так располагал к себе, что казалось, будто общаешься с родственником. И разговаривать с ним можно было запросто, на любые темы, даже о том, о чём мужчины обычно говорят без женщин.

Несомненно, многие способности Анастасии унаследованы ею от родителей и прародителей и, конечно же, от непосредственно принимавшего участие в её воспитании дедушки.

Какие же знания жизни и способности таятся в этом седом старце, прожившем более ста лет, сохранившим остроту ума и юношескую подвижность? Со мной он говорит совсем простыми словами, но однажды я слышал, как он разговаривал со своим отцом. Более половины слов я никогда ранее не слышал. Значит, общаясь с другими, он из уважения к собеседнику использует только его лексику и манеру строить обороты речи.

— Ну и как там дела? В твоём цивилизованном обществе? Просыпаться начинают? — спросил дедушка шутливо.

— Нормально дела, — ответил я. — Учёные заинтересовались идеями Анастасии. Разные группы работают над государственными программами, в основе которых её предложения. Работают не только в России, но и в других странах.

Но когда всё, как она сказала, прекрасное произойдёт в нашем и других государствах, пока не ясно.

— Всё уже произошло, Владимир. Главное сделано.

— Что Вы подразумеваете под словом «главное»?

— Анастасия произвела мысль, образ будущего государства, сделала она это с присущей ей скрупулёзностью, учла мельчайшие детали и ситуации при материализации мысли в будущую реальность.

Теперь ты и многие люди будете наблюдать материализацию прекрасного будущего.

Энергия её мысли необычно сильна, и нет ей равной по силе в пространстве.

Энергия её мысли совершенна и конкретна, но главное, она продолжает набирать силу за счёт мыслей других людей. Теперь она не одна.

Вот ты говоришь, группы учёных в разных странах работают над государственными программами, предприниматели начинают строить поместья, о которых она помыслила, её мысль воспринята многими пожилыми и юными людьми. И эти люди, соприкоснувшись с её мыслью, производят свои.

Мысли многих людей, сливаясь воедино, заполняют пространство энергией небывалой силы, эта энергия материализует прекрасное будущее. Сейчас уже происходят отдельные проявления этой материализации.

— А если кто-то умышленно начнёт препятствовать воплощению будущего? Например, жрецы, которые сейчас управляют миром, сам верховный жрец начнёт препятствовать?

— Он не будет препятствовать, он будет помогать.

— Почему Вы в этом уверены?

— Разговор слышал и мысль его видел.

— Какой разговор, как видели?

— Владимир, ты, наверное, догадался уже, что мой отец был один из этих шести жрецов.

— Я не предполагал подобного.

— А мог бы предположить. Хотя внешняя простота, умение скрывать свои способности и возможности — одно из важных составляющих их могущества.

Им ни к чему кичиться силой своего оружия, как это делают правители больших держав. Они могут свободно направлять это оружие куда захотят, направляя мысли правителей, создавая соответствующие ситуации. Да и цели они никогда перед собой не ставили хвастаться перед людьми.

Их главной, тайной целью на протяжении тысячелетий было добиться диалога с Богом.

Действуя, они не боялись Божественного возмездия, зная, что Бог, давший каждому полную свободу, не нарушит своего завета.

Они управляли человечеством, терзали его, тем самым показывали Богу, что они способнее всех других, что от них зависит судьба земной цивилизации.

Подобная ситуация должна, как они считали, вынудить Бога на диалог с ними.

Но диалога не происходило. И теперь стало ясным, почему диалога с Богом у жрецов и быть не могло.

Спасибо

Когда родилась маленькая Анастасия, и после того, как осталось ещё крохотное, не умеющее ходить дитя без родителей, рядом с ней иногда стал появляться огненный шар.

Мой отец, как и другие жрецы, знал много природных явлений, тех, что вашим сегодняшним учёным кажутся загадочными и необъяснимыми. Но могущество этого огненного шара для него было необъяснимо.

Непонятная энергия могла в одно мгновение крохотными искорками рассыпаться в пространстве и так же быстро собраться в единое целое.

Вырывающийся из огненного шара тончайший лучик мог мгновенно в пыль раздробить огромный камень, скалу.

 Тот же лучик мог нежно прикоснуться к лапке букашки, ползущей по лепестку цветка, не причиняя ей никакого вреда.

Но самое главное и непостижимое состояло в том, что этот сгусток величайшей энергии реагировал на чувства и желания маленькой Анастасии. А значит, сам обладал и чувствами, и мыслью.

 Мысль в своей полноте присуща только человеку. Но огненный шар не являлся человеком. Тогда кто Он? Почему обладает присущими человеку чувствами? Откуда в Нём великая мощь и могущество?

Я рассказывал тебе, и ты описывал в своей книге, как он локально менял гравитацию земли, когда Анастасия училась ходить. Выстреливал из себя тысячи лучиков, расчёсывал золотистые волосы на головке маленькой девочки.

Отец предполагал, проявлением каких сил может быть этот огненный, могущественный и мыслящий шар, но никогда не говорил об этом вслух. Предположение требует подтверждения.

 Когда Анастасия подросла, мы однажды услышали, как она разговаривает с шаром. Вернее, всегда говорила она. Шар никогда не произносил слов, он реагировал на слова ребёнка своими действиями.

Отец спросил у Анастасии о шаре, она ответила коротко: «это хорошо». Её ответ был недостаточным для отца, но больше он не говорил с ней о шаре ни тогда, ни спустя годы.

По тому, первоначальному ответу было ясно: у Анастасии не было желания давать определение самому огненному шару или его действиям, скорее всего, она воспринимала его своими чувствами. Но моему отцу почему-то было важно определиться с происходящим с Анастасией явлением.

С момента первого появления шара он перестал принимать участие в деяниях жрецов и сконцентрировал свои усилия на разгадке.

Жрецы знают способы, как утвердиться в предполагаемом или опровергнуть собственные предположения. Необходимо обнародовать явление наиболее достоверным описанием его и ждать реакции, суждений людей. Причём, этих людей нельзя спрашивать или давать им задания, высказать свои суждения. Определения должны рождаться свободно, на уровне чувств, а не только разума, тогда они будут наиболее точны.

Далее, по просьбе своего отца, я рассказал тебе о детстве Анастасии, включая рассказ о её общениях с загадочным явлением. Ты написал в книге об этом, не исказив услышанного, и, что очень важно, не высказал сам никакого суждения от себя.

С волнением мы ждали реакции людей, читающих книги. Она незамедлительно последовала и выразилась не только обычными высказываниями, но и эмоциональными всплесками чувств. Люди говорили и писали то, что предполагал много лет мой отец, то, о чём он не говорил вслух, скрывал от других жрецов.

 Ты опубликовал стихи читателей, в которых не по чьему-то заказу, а по велению сердца писалось… Я напомню тебе начало одного из этих стихов:

На День рожденья
Бог явился
К любимой Настеньке своей…
Отец утвердился в своём предположении. Огненный шар, общающийся время от времени с Анастасией, есть не что иное, как одна из ипостасей Бога.

У Бога множество ипостасей, любая травинка — проявление его мыслей. Но шар являл собой если не главную, то величайшую, сконцентрированную из множества составляющих ипостась, вплоть до энергий разума и чувств.

И вот однажды… Случилось это уже после того, как были тобой написаны пять книг. Когда были опубликованы её слова, а точнее, словно огненным мечом пронзивший тёмное пространство её эмоциональный выплеск, заключённый в словах: «Готовься злобное, уйди с земли, набросься на меня…».

В устах Анастасии слова приобретают смысл не только слов. Ты, да и не только ты, мог не раз в том убедиться. И злобное невидимой энергией стало атаковать Анастасию.

И стали появляться белые круги, трава белела. Бывало и так, что на миг теряла сознание Анастасия. И мы не знали, как помочь ей.

Не просила помощи внученька от нас. А раз не попросила, значит ей непременно необходимо выдержать всё самой.

В последнее время мы стали замечать, как увеличились атаки на неё по силе. Словно в агонии злоба последние пыталась произвести броски.

Но вместе с тем росла и стойкость внучки нашей. Она в последнее время лишь вздрагивала от очередных ударов и шла на берег озера.

 Каким-то образом вода из озера ей быстро силы возвращала. Она в воде плескалась, и ныряла, и выходила, сил полна, как прежде.

И в этот день мы видели, как, подвергнувшись очередным ударам, пошла к озеру, осторожно ступая, Анастасия.

Когда она остановилась, прислонившись к стволу кедра, чтобы отдохнуть, отец сказал тревожно: «Сегодня внучке необычное пришлось преодолеть. Ей было трудно, посмотри, в златых власах седая появилась прядь».

Потом мы видели, как оттолкнувшись от ствола, шаг сделала один, второй по направлению к озеру Анастасия и, покачнувшись, остановилась снова.

И здесь возник пред нею из пространства шар огненный. Но в этот раз сверкавшие в нём молнии меняли цвет, и будто бы внутри его вулканы клокотали. А то вдруг пронзали невидимую оболочку грозные огненные стрелы, потоки их из шара вырывались, в пространстве исчезая. Но шар при этом в размере не уменьшался, а увеличивался в диаметре, и заметно уплотнялись и всё сильнее клокотали внутри его энергии. И сам он не висел в пространстве, а, словно сердце, то сокращался быстро, то расширялся. Вдруг замер, как бы для принятия решения. И тысячи энергий-молний вырвались по направлению к Анастасии.

 В какой момент она, ослабшая, успела руку приподнять, с отцом мы не заметили, хотя смотрели на происходящее, стараясь не моргать. Известен был нам смысл её жеста, она останавливала молнии, стремящиеся к ней. Зачем? Тогда мы не могли ещё понять.

Нам было ясно: своей энергией шар мог восстановить все силы в ней, и, более того, он мог бы новой наделить энергией Анастасию, тогда бы никакие нападки внешние внучке нашей были б не страшны. Но почему она по-своему решила поступить?

Задрожали тысячи протянутых к ней лучиков, но не прикоснулись к стоящей с поднятой рукой Анастасии. Они то исчезали в бушующем энергиями шаре, то вырывались вновь, к ней устремляясь и вновь не прикасаясь.

И тут вдруг медленно и ласково она произнесла слова, к лучам и шару обращённые:

— Прошу, порыв энергии своей сдержи. Ко мне не прикасайся. Я в озере твоём смогу восстановиться. Мне до него нужно дойти.

Шар все лучи убрал мгновенно, весь задрожал и запульсировал, как сердце. Метнулся ввысь, сверкнул, словно взорвался, и снова сжался.

Мириады его лучей, к земле рванувшихся, всего коснулись, что было на тропе, ведущей к озеру от ног Анастасии.

И новое видение возникло. Тропинка миллионами цветов пульсирующих засияла, и образовалась арка из разноцветных радуг над тропой, ведущей к озеру от ног Анастасии.

Отрезок пути к озеру представлял собой чудеснейшую картину.

Под триумфальной аркой предстояло пройти Анастасии.

Она сделала шаг, но в сторону. И не пошла путём, приготовленным для неё огненным шаром. Она медленно дошла до озера и нырнула в него, вынырнув, просто полежала на воде, раскинув руки, потом плескаться стала — вернулись силы к ней.

Поведение Анастасии по отношению к огненному шару, а фактически по отношению к Богу, было вне нашего понимания.

Но то, что произошло в дальнейшем, сравнимо с переворотом сознания всего человечества или с изменением баланса вселенских энергий. То, что произошло в дальнейшем…

Анастасия, накинув на ещё влажное тело платьице, тщательно разгладила его складочки, поправила волосы, потом прижала руки к груди и заговорила, обращаясь в пространство:

— Отец мой, существующий везде, я дочь твоя среди твоих творений совершенных.

Спор сущностей вселенских прекратить должна о том, насколько совершенны творения Твои и нет ли в них изъяна.

Отец мой, существующий везде. Ты просьбу выполнил мою, ко мне не прикоснулся.

Теперь никто из них не скажет, что рай земной вернуть возможно лишь тогда, когда исправит Бог несовершенные творения свои.

Но исправлять тебе не нужно ничего. Всё совершенным изначально тобой сотворено. Я не одна, Отец мой, существующий везде. Есть дочери Твои и сыновья в разных концах земли. Их устремления сильны. Они вернут земле прекрасное цветенье первозданное.

Отец мой, существующий везде, мы — сыновья и дочери твои. Тобой сотворены, мы — совершенство.

Теперь покажем всем способности свои. И пусть Тебя обрадуют деянья наши.

Когда Анастасия произнесла эти слова и замолчала, замерший в вышине огненный шар рванулся к земле. Метрах в трёх от ног Анастасии он рассыпался на миллионы крохотных искорок, в одно мгновение собрался в единое целое.

Но это единое целое уже не было огненным шаром.

Перед Анастасией стоял ребёнок лет семи в земном исчислении. Трудно сказать, мальчик это был или девочка. На детские плечи была наброшена голубая с фиолетовым отливом ткань, сделанная словно из тумана. Волосы ребёнка ниспадали на плечи. Выражение детского лица было осмысленно, уверенно и благостно…

А ещё точнее, выражение лица ребёнка невозможно передать словами, можно только чувствами, а чувства переполняли душу.

Ребёнок стоял босыми ножками на траве и не приминал травинок.

Анастасия опустилась перед Ним, села на траву и стала смотреть не отрывая взгляда от Его необычного лика.

Казалось, ещё мгновение и Он или она устремятся обнять друг друга. Этого не произошло.

Ребёнок улыбнулся Анастасии и, старательно выговаривая каждый звук, произнёс: «Спасибо сыновьям и дочерям за устремленья».

Потом Он растворился в пространстве, и в вышине снова возник шар, блистающий невиданным, радостным светом. Он быстро сделал над озером несколько кругов, и теплые капельки дождя минут пять ублажали всё растущее и озерную гладь.

Влага эта была живительной. Несколько капелек упали на мою руку, но не скатились с неё, а растворились, наполняя тело негой.

Мой отец, всегда невозмутимый в любой ситуации, владеющий своими эмоциями, был потрясён.

Он, словно не ощущая своего тела, шёл по тайге, я следовал за ним.

Он шёл несколько часов, потом остановился, повернулся ко мне. По щеке его катилась слезинка. Ему, одному из верховных жрецов, не присущи подобные эмоции. Но я видел его слезы. Отец сказал спокойно и уверенно: «Она смогла! Анастасия перенесла людей через отрезок времени темных сил. По всей земле рассыпаны будут семена радостных, счастливых устремлений».

Потом отец долго и возбужденно говорил со мной. Его не удивили ни действия шара, ни то, что одна из ипостасей Бога, может быть главная его ипостась, предстала перед Анастасией в образе ребенка.

Мой отец — жрец, и не простой, он умел выделять из видимых событийностей главное. И его совершенно не интересовало само видение.

Главным была появившаяся в пространстве мысль.

Мысль, произведенная Анастасией, не звучала со времён сотворения, не отражена ни в одном трактате. Предельно проста и в тоже время возвышенно необычна, она превращала известные трактаты в наивные измышления, не имеющие ничего общего с Божественной сущностью. Анастасия ввела в сознание человечества недостающее человеку понятие Бога.

— В чём оно?



Страница сформирована за 0.86 сек
SQL запросов: 171