УПП

Цитата момента



Человек — это существо, постоянно принимающее решения о том, что оно такое.
Ну-с, и что вы решили?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Прекрасна любовь, которая молится, но та, что клянчит и вымогает, сродни лакею.

Антуан де Сент-Экзюпери. «Цитадель»

Читайте далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d542/
Сахалин и Камчатка

Упражнение 1

Прочитайте текст вслух. Старайтесь читать выразительно, не торопясь. В таком же темпе прочитайте его еще раз, время от времени переводя взгляд на воображаемого слушателя, т. е. части предложений произносите, не глядя на текст.

На следующий день упражнение повторите.

То же самое проделайте с каждым из приведенных ниже текстов. Затем продолжайте упражнение, используя любой текст.

Задача: овладеть навыком чтения с отрывом от текста.

1, Повстречались на листе бумаги Ноль с Восклицательным Знаком. Познакомились, разговорились.

— У меня большие неприятности, — сказал Ноль. — Я потерял свою палочку. Представляете положение: Ноль — и без палочки.

— Ах! — воскликнул Восклицательный Знак. — Это ужасно!

— Мне очень трудно, — продолжал Ноль. — У меня такая умственная работа… При моем научном и жизненном багаже без палочки никак не обойтись.

— Ох! — воскликнул Восклицательный Знак. — Это действительно ужасно!

— И как я появлюсь в обществе? Со мною просто не станут считаться…

— Эх! — воскликнул Восклицательный Знак и больше не нашел, что воскликнуть.

— Вы меня понимаете, — сказал Ноль. — Вы первый, кто отнесся ко мне с настоящим чувством. И знаете, что я подумал? Давайте работать вместе. У вас и палочка внушительнее, чем моя прежняя, да и точка есть — про всякий случай.

— Ах! — воскликнул Восклицательный Знак. — Это чудесно!

— Мы с вами прекрасно сработаемся, — продолжал Ноль. — У меня содержание, у вас — чувство. Что может быть лучше?

— Эх! — еще больше обрадовался Восклицательный Знак. — Это действительно чудесно!

И они стали работать вместе. Получилась удивительная пара, и теперь кто ни встретит на бумаге Ноль с Восклицательным Знаком, обязательно воскликнет:

— О!

А больше — ничего не скажет.

Разумеется, если на бумаге больше ничего не написано.

(Ф. Кривин. Восклицание)

2. Слово ГОВОРЯТ как-то выделяется в предложении о Другие слова не имеют ни одной запятой, а ему положены целых две. И каждому понятно, что это — вполне заслуженно.

Слово ГОВОРЯТ издавна славится своими познаниями. О чем его ни спроси — все ему известно, оно охотно отвечает на любые вопросы.

Вас интересует, какая завтра погода? Спросите у слова ГОВОРЯТ, оно вам ответит точно и определенно:

— Говорят, будет дождь.

Хотите знать, хороша ли вышедшая на экран кинокартина? И здесь к вашим услугам это замечательное слово:

— Ничего, говорят, смотреть можно.

Все знает слово ГОВОРЯТ, хотя само не является даже членом предложения. Неизвестно, почему его до сих пор не принимают. Может быть, потому, что главные места заняты Подлежащим и Сказуемым, а предлагать такому слову какое-нибудь второстепенное место просто неудобно.

Но и не являясь членом предложения, слово ГОВОРЯТ, как вы уже убедились, прекрасно справляется со своими обязанностями. Правда, частенько оно ошибается, иногда любит приврать, но его за это никто не осуждает: ведь оно всего-навсего вводное слово!

(Ф. Кривин. Вводное слово)

3. В словарь русского языка прибыло Иностранное Слово.

Наш язык всегда поддерживал дружеские отношения с другими языками, поэтому Иностранное Слово встретили очень любезно и, поскольку оно оказалось существительным, предложили ему на выбор любое склонение,

— Только сначала нужно выяснить, какого вы рода, — объяснили ему.

— Пардон, — сказало Иностранное Слово, — Я изъездило столько стран, что давно позабыло свой род,

— Но как же вы тогда будете склоняться? — стали в тупик все Параграфы,

— Склоняться? Перед кем склоняться?

— Ни перед кем, У нас это обычное правило вежливости. — Существительные склоняются в знак уважения к другим словам, с которыми они встречаются в тексте, а также в знак признания Единых Правил Грамматики.

— Мерси, — сказало Иностранное Слово, — я хоть и безродно, но не привыкло склоняться. Это не в моих правилах.

— Тогда мы не сможем вас принять, — сказали Иностранному Слову Существительные Первого Склонения.

— И мы не сможем, — сказали Существительные Второго Склонения. Существительные Третьего Склонения ничего не сказали. Они были очень мягки, потому что все принадлежали к женскому роду. Но их вид достаточно красноречиво говорил, что и они отказываются от Иностранного Слова.

— В таком случае вы не сможете принять наше гражданство, — предупредил Иностранное Слово строгий Параграф. — Придется вам быть лицом без гражданства.

— О'кэй! — обрадовалось Иностранное Слово. — Для меня это самое лучшее. Я презираю любое гражданство, поскольку оно ограничивает свободу Слова.

Так Иностранное Слово поселилось в нашем языке в качестве несклоняемого.

Но не может слово жить в тексте без общения с другими словами. Иностранному Слову захотелось поближе познакомиться с глаголами, прилагательными, частицами. И, узнав их, Иностранное Слово очень быстро убедилось, какие это простые, отзывчивые, культурные слова.

Ради него спрягались глаголы, с ним согласовывались местоимения, ему служили предлоги и другие служебные слова. Это было так приятно, что Иностранному Слову захотелось склоняться перед ними.

Постепенно оно переняло культуру нашей речи.

В русском языке Иностранное Слово нашло свой род и оценило его по-настоящему. Здесь оно обрело родину, как и другие иностранные слова — Прогресс, Гуманность, Космос, которые давно уж стали в русском языке полноправными гражданами.

Такими же полноправными, как наши родные слова — Наука, Мечта, Справедливость.

(Ф. Кривин. Иностранное Слово)

4. Очки это видели своими глазами… Совсем еще новенькая, блестящая Пуговка соединила свою жизнь со старым, потасканным Пиджаком. Что это был за Пиджак! Говорят у него и сейчас таких вот пуговок не меньше десятка. А сколько раньше было — никто не скажет. А пуговка в жизни своей еще ни одного пиджака не знала.

Конечно, потасканный Пиджак не смог бы сам, своим суконным языком, уговорить пуговку. Во всем виновата была Игла, старая сводня, у которой в этих делах большой опыт. Она только шмыг туда, шмыг сюда — от Пуговки к Пиджаку, от Пиджака к Пуговке, — и все готово, все шито-крыто.

История бедной Пуговки быстро получила огласку. Очки рассказали ее Скатерти, Скатерть, обычно привыкшая всех покрывать, на этот раз не удержалась и поделилась новостью с Чайной Ложкой. Ложка выболтала все Стакану, а Стакан — раззвонил по всей комнате.

А потом, когда Пуговка оказалась в петле, всеобщее возмущение достигло предела. Всем сразу стало ясно, что в Пуговкиной беде старый Пиджак сыграл далеко не последнюю роль. Еще бы! Кто же от хорошей жизни в петлю полезет!

(Ф. Кривин. Сплетня)

5. Стул забрался на стол с ногами и рассеянно наблюдал, как Щетка растирала мастику, стараясь довести пол до блеска. Потом ему захотелось поговорить.

— Трудная работа? — участливо спросил он и сам себе ответил: — Черная работа — она всегда трудная. Образование-то у вас, небось, никудышнее?

— Среднее техническое, — скромно ответила Щетка.

— Среднее образование? — изумился Стул. — И вы не могли найти более подходящую работу? Что-нибудь такое, умственное?..

Щетка посмотрела на Стул, который важно восседал на письменном столе, и сказала:

— Не всем же быть начальниками. Стул выгнул спинку, минуту помолчал и проронил:

— Да, не всем… Но вы заходите… Я постараюсь что-нибудь для вас сделать.

На следующий день Щетка вымылась, причесалась и пришла в канцелярию Стула устраиваться на работу. Она подошла к столу, на котором он вчера восседал, но Стула там не оказалось, За столом сидел человек и что-то быстро писал*

Щетка обошла вокруг стола и вдруг заметила Стул. Он стоял под человеком, крепко упершись в пол четырьмя ногами, и, казалось, целиком ушел в работу. Щетка хотела окликнуть его, но в это время человек сердито заерзал, очевидно, делая Стулу замечание, потому что Стул что-то проскрипел, слов но оправдываясь.

И Щетка поспешила убраться из комнаты. Стул сейчас занят, Стулу нельзя мешать, у Стула серьезная, срочная работа.

Умственная работа!

(Ф. Кривин. Работа)

Упражнение 2

Прочитайте текст. Разделите его на смысловые части. Выделите в каждой ключевые слова и выпишите их. Перескажите текст, пользуясь ключевыми словами.

Когда все тексты будут использованы, вернитесь к первому (затем к следующему) и, пользуясь только ключевыми словами, вновь перескажите его содержание. В дальнейшем это упражнение выполняйте, используя любой текст.

1. Есть такая категория покупателей, которые обращаются к продавцу не по делу, а только чтобы утолить жажду власти, пусть даже мгновенной, над ним; «А покажите-ка мне то, покажите-ка это». Иногда даже одну и ту же вещь заставляют показывать по нескольку раз. Продавец должен тут же понять эту «игру». Конечно, нельзя идти на прямую конфронтацию. Но нужно сразу дать почувствовать такому покупателю, что его «игра» разгадана, Иногда достаточно посмотреть на такого человека с интересом, словно изучая его, и он отойдет. Иному же приходится сказать что-нибудь вроде: «Может быть, вам принести сразу пять-шесть вещей? Ведь жаль ваше время!» Легкая ирония быстро заставит его стушеваться и оставить некрасивую игру.

Однако от таких покупателей следует отличать настоящих покупателей, которым действительно необходимо что-то купить, но в силу каких-то причин они не умеют точно сформулировать свою просьбу, объяснить, что им хочется. Чаще всего это покупатели, редко совершающие покупку, или люди с не очень гибким мышлением. В таких случаях положение продавца может стать просто отчаянным.

К примеру, один саксонец пришел в магазин мужского белья и потребовал рубашку цвета сирени. В магазине был богатый выбор рубашек, и продавец выложил на прилавок рубашки сиреневого цвета самых разных оттенков. Но саксонец все отвергал и требовал рубашку цвета сирени. Уже и другие продавцы магазина включились в поиск. Скоро на столе перед покупателем лежали рубашки всех цветов, начиная от нежнейшего розового до синевато-фиолетового оттенка. Но саксонец настойчиво продолжал требовать рубашку цвета сирени. Тогда хозяин магазина сказал нетерпеливо: «Дорогой господин! Если ни одна из этих рубашек цвета сирени вам не подходит, то мы, к сожалению, не можем вам быть полезны». Здесь, наконец, саксонец заявил, что нужную рубашку он видел на витрине этого магазина. Нужную рубашку сняли с витрины. Передавая рубашку с витрины, продавец несколько ядовито заметил: «Но ведь это белая рубашка, а вы неоднократно повторили, что вам нужна рубашка цвета сирени». Тогда «добродушный» саксонец ответил дружеским тоном: «Но ведь бывает и белая сирень!»

Работа продавца — постоянный стимул к самосовершенствованию, воспитанию выдержки, культуры поведения и общения. В своей повседневной деятельности продавец невольно втягивается в сложные ситуации самых неожиданных форм общения, шлифует свои манеры среди жерновов нелегких характеров и трудных контактов. Нельзя сказать, что это очень приятный процесс, но это процесс необходимый для работника торговли.

(ЕЛ. Крашенинникова. О культуре продавца)

2. Нормативы в отношениях «человек — человек». Сформировались они как наставления пророков, воплотившиеся в 10 заповедях — почитай отца и мать твою, не прелюбодействуй, не кради и т. д. Из ставших каноническими десяти заповедей первые три посвящены религиозным догмам, одна — четвертая — требовала почитать отца и мать, а остальные относились уже к уголовной тематике: не убивай, не прелюбодействуй, не кради, не произноси ложного свидетельства на ближнего, не желай дома ближнего, ни жены его, ни рабыни его, ни вола его… ничего, что у ближнего есть.

Если подвести некоторые итоги этого законотворчества, попытаться, выражаясь современным языком, обобщить суть этих законов, то мы увидим удивительную вещь: именно эти десять заповедей явились основой всей современной цивилизации, поскольку они провозглашали неприкосновенность человеческой жизни, собственности, обязательный день отдыха после шести дней труда, даже для рабов и домашней скотины.

Некоторые из подобных наставлений были зафиксированы письменно в качестве непогрешимой, верховной нормы человеческого поведения. Часто ее формулировали косвенно, через отрицание «греха». Так, например, в Книге Притчей Соломона перечислены «мерзости»: «глаза гордые, язык лживый и руки, проливающие кровь невинную; сердце, кующее злые замыслы; ноги, быстро бегущие к злодейству; лжесвидетель, наговаривающий ложь и посевающий раздор между братьями». К этому же классу текстов относятся и так называемые догмы греховности — Семь Смертных Грехов, названных во II веке римским судебным оратором и писателем Квинтом Тертуллианом: убийство, идолопоклонство, обман, вероотступничество, богохульство, прелюбодеяние, разврат.

Отметим, что все это — не столько религиозные, сколько гражданские установления, предписывающие, как должен вести себя человек по отношению к окружающим.

(Т.А. Антоненко. Словесность в юриспруденции)

3. Иные маньяки коллекционируют pars pro toto (лат. часть за целое) заколки, мелочи женского туалета, устраивают склады из туфель, чулок, платочков, трусиков и пр. Способ обретения не важен: украденный или подаренный, — главное, сувенир. Есть почитатели и книжных туалетов. Один собирает титульные листы, другой — фронтисписы, третий — буквицы, четвертый — иллюстрации. И ради удовлетворения столь извращенной страсти с варварской беспощадностью обесценивают книги, стоящие порою состояний. В Париже XVIII века воцарилась безумная мода собирать цветные иллюстрации из книг и как картинки наклеивать их на каминные экраны и ширмы. Если кто-то обходится так со своею книгой, то суди его бог — но, охваченный лихорадкой собирательства, помешанный вандал тянется и к чужим книгам.

Таким любителем книг был англичанин Джон Бэгфорд (1657-1716), впрочем — именитый археолог. Библиофильские потребности его отличались скромностью: титульных листов ему было достаточно. Не выделялся сложностью и способ коллекционирования. В своих коротких набегах на библиотеки страны Бэгфорд улучал подходящую минуту и вырезал вожделенный титульный лист. Таких подходящих минут было, вероятно, довольно много: за короткий срок он создал выдающуюся коллекцию. Как подобает всякому коллекционеру, он любил порядок: краденые титульные листы были им расклассифицированы, снабжены пояснениями и переплетены. Представьте себе огромный том, размером ин-фолио, состоящий из титульных листов, один интереснее другого. И томов таких было много: не три-четыре и не десять-двадцать, а ровным счетом — сто! Ныне эта гнусная коллекция — собственность библиотеки Британского музея.

(Иштван Рат-Вег. Комедия книги)

4. Одним из самых продуктивных писателей, когда-либо живших на свете, был испанец Лопе де Бега. Сочинять стихи он начал с пяти лет, когда не умел еще читать и писать. Стихи свои он диктовал сверстникам, постигшим уже секреты письма, и брал с них за это фрукты, сладости, игрушки. Детские эти стихи, конечно, не дошли до потомства, история литературы знает лишь зрелые произведения Лопе де Веги. Достоинства их нет нужды здесь доказывать: пьесы Лопе де Веги сами говорят за себя, и не просто говорят, а кричат. Всего перу его принадлежит тысяча восемьсот пьес. Все они написаны в стихах; по подсчетам одного ученого, у которого, вероятно, было много свободного времени, это 21 316 000 строк! Трудно даже представить, с какой быстротой он набрасывал на бумагу свои стихи. Ни над одной из пьес он не работал более трех дней; а очень многие начинал и заканчивал за двадцать четыре часа» Актеры же буквально стояли у него за спиной; не успевал песок высохнуть на рукописи, как они выхватывали листы и бежали с ними в театр. Правда, по собственному признанию писателя, в такие часы он уносил Плавта и Теренция в другую комнату и запирал их в какой-нибудь шкаф» Ему было стыдно смотреть им в глаза. Соответственны были у него и доходы. Точных сведений о них у нас нет; известно лишь, что литературная работа принесла ему 105 000 золотых. То есть, по тогдашним понятиям, он был мультимиллионером.

(Иштван Рат-Вег. Комедия книги)

5. На Тверской, против Леонтьевского переулка, высится здание бывшего булочника Филиппова, который его перестроил в конце столетия из длинного двухэтажного дома, принадлежавшего его отцу, популярному в Москве благодаря своим калачам и сайкам.

Булочная Филиппова всегда была полна покупателей. В дальнем углу вокруг горячих железных ящиков стояла постоянная толпа, жующая знаменитые филипповские жареные пирожки с мясом, яйцами, рисом, грибами, творогом, изюмом и вареньем. Публика — от учащейся молодежи до старых чиновников во фризовых шинелях и от расфранченных дам до бедно одетых рабочих женщин. На хорошем масле, со свежим фаршем пятачковый пирог был так велик, что парой можно было сытно позавтракать. Их завел еще Иван Филиппов, основатель булочной, прославившийся далеко за пределами московскими калачами и сайками, а главное, черным хлебом прекрасного качества.

Калачи на отрубях, сайки на соломе… И вдруг появилась новинка, на которую покупатель набросился стаей, — это сайки с изюмом…

— Как вы додумались?

— И очень просто! — отвечал старик.

Вышло это, действительно, даже очень просто.

В те времена всевластным диктатором Москвы был генерал-губернатор Закревский, перед которым трепетали все. Каждое утро горячие сайки от Филиппова подавались ему к чаю.

— Э-тто что за мерзость! Подать сюда булочника Филиппова! — заорал как-то властитель за утренним чаем.

Слуги, не понимая, в чем дело, притащили к начальству испуганного Филиппова.

— Э-тто что? Таракан?! — и сует сайку с запеченным тараканом. — Э-тто что?! а?

— И очень даже просто, ваше превосходительство, _ поворачивает перед собой сайку старик.

— Что-о?.. Что-о?.. Просто?!

— Это изюминка-с!

И съел кусок с тараканом.

— Врешь, мерзавец! Разве сайки с изюмом бывают? Пошел вон!

Бегом вбежал в пекарню Филиппов, схватил решето изюма да в саечное тесто, к великому ужасу пекарей, и ввалил.

Через час Филиппов угощал Закревского сайками с изюмом, а через день от покупателей отбою не было.

— И очень просто! Все само выходит, поймать сумей, — говорил Филиппов при упоминании о сайках с изюмом.

(В.А. Гиляровский. Москва и москвичи).

Упражнение 3

Дайте свои варианты (не менее трех) каждого приведенного предложения, сохраняя их основной смысл. Каждый день используйте одно предложение. Когда все они будут исчерпаны, вернитесь к первому и все повторите. Затем для упражнения можно брать любое предложение из книг, газет.

Образец: Ваша точка зрения представляется спорной. Варианты: Вряд ли можно согласиться с вашей точкой зрения; Ваша точка зрения вызывает сомнение; Ваш взгляд на обсуждаемый вопрос не представляется убедительным.

1. Я стараюсь приобрести уверенность в себе, спокойствие и способность мыслить, выступая перед аудиторией.

2. По правилам хорошего тона, если встречаются мужчина и женщина, то мужчина должен выждать, когда женщина протянет для пожатия руку.

3. Жизнь современного человека настолько сложна, полна напряжения, переживаний, неожиданностей, успехов и неудач, что все это часто приводит к физическим и психологическим перегрузкам, стрессу.

4„ Удачное разрешение конфликта, возникшего между учащимися, может часто явиться источником повышения эффективности работы данного класса.

5. Месяц, появившийся после новолуния, недолго виден на небе, поэтому о человеке, внезапно исчезнувшем, говорят: Пропал как молодой месяц.



Страница сформирована за 0.81 сек
SQL запросов: 169