УПП

Цитата момента



Творить – значит оступиться в танце. Неудачно ударить резцом по камню. Дело не в движении. Усилие показалось тебе бесплодным?
Антуан де Сент-Экзюпери

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Правило мне кажется железным: главное – спокойствие жены, будущее детей потом, в будущем. Женщина бросается в будущее ребенка, когда не видит будущего для себя. Вот и задача для мужчины!

Леонид Жаров, Светлана Ермакова. «Как быть мужем, как быть женой. 25 лет счастья в сибирской деревне»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d4469/
Весенний Всесинтоновский Слет-2010

8. СЕРЕЖКА С ЧЕТВЕРТОГО ОСТРОВА

Мы остановились метрах в тридцати от берега. Этого было достаточно, чтобы успеть вновь поставить парус, если мальчишки бросятся вплавь, пытаясь взять нас на абордаж. И достаточно близко, чтобы можно было докричаться.

Первым переговоры начал Том. Встал на корме («Дерзкий» потихоньку развернулся боком к острову) и выкрикнул традиционное: «Ду ю спик инглиш?»

Пауза была секундной. Затем нам ответили.

- Же парль эн пе англе! Парле-ву франсэ?

Перевод не требовался… Том уже приготовился крикнуть еще что-нибудь «немножко понимающим» по-английски французам, но его опередил Тимур:

- Эй, а по-русски никто не рубит?

Вперед, к самой воде, тут же выскочил плотный темноволосый парнишка:

- Как это никто? Я русский!

- Один? - продолжал переговоры Тимур.

- Один! Вы откуда?

- Тридцать шестой остров.

- Ого! Причаливайте!

- Причал дома забыли, - усмехнулся Тимур. - Предлагаем обмен парламентерами - кто-то из ваших плывет к нам, а наш - на остров.

Ребята на берегу посоветовались.

- Хорошо! Оружия с собой не брать.

- Ладно.

Тимур посмотрел на меня. Спросил:

- Бросим жребий?

- Тим, - подбирая каждое слово ответил я, - с оружием от тебя пользы будет больше, чем от меня…

Инга из-за плеча Тимура зло посмотрела на меня, но вмешиваться не стала. А Януш закивал головой:

- Да, да…

Я молча разделся до плавок, посмотрел на берег. Там тоже выбрали посланника - того мальчишку, который ответил Тому, что понимает английский.

Мы спрыгнули в воду одновременно. Я раскрыл глаза еще под водой, увидел покачивающийся овал шлюпки, зеленые плети водорослей, оплетающие неглубокое каменистое дно, пронесшуюся мимо стайку крошечных, плоских рыбешек. Солнце просвечивало воду до дна, я видел и приближающийся остров, и гирлянды воздушных пузырьков, там где прыгнул в воду парламентер…

Я вынырнул почти посередине разделяющего шлюпку и остров расстояния, рядом с неторопливо плывущим мальчишкой. На мгновение мы остановились, подгребая руками, чтобы остаться на плаву. Мальчишка был светловолосый, чуть кудрявый, и казался не слишком воинственным. Мы непроизвольно улыбнулись друг другу. И поплыли дальше.

Когда я выходил на берег, темноволосый паренек подал мне руку.

- Сережка. Для них - Серж, ну да это не считается.

- Дима.

Он был чуть старше меня, но разговаривал и держался почти как взрослый. Была в нем какая-то рассеянная мягкость, которой никогда не встретишь у обычных мальчишек, разве что у закоренелых отличников… Но на отличника Сергей тем более не походил - слишком уж был накачан, не хуже, чем Крис или Толик.

- Ты не бойся, мы с вами воевать не собираемся, - продолжил он. - У нас мирный остров.

- У нас тоже, - оглядываясь на обступивших меня ребят, сказал я. Все они были с оружием, и почти у всех клинки поблескивали металлом.

- Да, я вижу, - прищурившись и глядя мимо меня, сказал Сергей.

Я обернулся. На палубе «Дерзкого» стоял только что взобравшийся туда мальчишка. Януш держался у него за спиной с обнаженным мечом в руках. Тимур бесцеремонно хлопал пацана по плавкам - проверял, нет ли оружия.

- Нам просто досталось, когда проплывали мимо ваших соседей, - смущенно сказал я. - Кинули с моста меч…

Сергей сразу подобрался, посерьезнел.

- Понятно. Это шестой остров, следовало ожидать… Ты откуда?

- Тридцать шестой, остров Алого…

- Да нет… Не из Ленинграда?

- Нет.

- Жалко… Знакомься - это наши ребята. Андрэ, Мишель…

- Все французы? - с любопытством спросил я.

- Да, почти.

…Наш кораблик пристал к берегу уже в темноте. Я не то чтобы успокоился и перестал опасаться нападения. Просто дрейфовать ночью у берега, полагаясь на маленький самодельный якорь, было еще опаснее. Ветер крепчал, и, хуже того, горизонт затягивали тучи. А бури на островах бывали часто.

Меня немного успокаивало то, что нам разрешили оставить при себе оружие. Когда «Дерзкий» мягко ткнулся носом в песок пляжа, и я получил из рук Тимура свой меч, а заодно и одежду, мной овладело странное чувство. Словно я стою перед всеми голый…

Сначала я надел пояс с мечом. А потом уже стал натягивать джинсы и рубашку. Быстро оделся и посмотрел на ребят. Тимур с Томом затаскивали шлюпку на берег. А Инга, Януш и ребята с острова молча наблюдали за мной. Нет, они не смеялись. Они меня понимали!

С непонятным самому себе отчаяньем я взялся за рукоятку меча. Но шероховатое дерево под пальцами не спешило превращаться в сталь.

Я с облегчением взглянул на Сережку и его друзей. Нет, я еще не стал боевой машиной. Я держусь. Пока еще - держусь.

Тронный Зал, который был в нашем замке, на этом острове (Остров номер четыре или Малый Бастион, как называли его обитатели) заменяла Круглая Часовня. Ничего необычного в ней не было, разве что маленькая икона, наверняка попавшая на остров с кем-то из его прежних обитателей. Почти весь вечер мы просидели в ней вдвоем с Сергеем - не потому, конечно, что хотели уединиться. Просто у всех нашлись другие занятия. Тимур, удивительно быстро подружившийся с мальчишками, фехтовал с ними в тренировочном зале. Том сидел у шлюпки на берегу вместе с десятилетним Андрэ, тоже когда-то плававшим на яхте. Януш, к своему дикому восторгу, встретил на острове поляка - Кшиштофа из Гданьска. Они уже несколько часов сидели у Кшиштофа в комнате, болтая о чем-то по-польски. Ну а Инга, разумеется, была в компании местных девчонок. Как она ухитрялась находить общий язык с француженкой, двумя датчанками-близняшками и пятнадцатилетней негритянкой (не то из Зимбабве, не то из Замбии), я представить себе не мог. Это был один из девчоночьих секретов - такой же непостижимый, как умение готовить торты из вермишели или манной крупы.

В Круглой Часовне была такая же полубандитская-полуаристократическая обстановка, как у нас в Тронном Зале. Десяток самодельных, неуклюжих стульев и два роскошных мягких кресла из светло-серого вельвета. Я забрался в одно из кресел с ногами, как любил сидеть дома. А Сергей порылся в шкафу и достал оттуда пару маленьких чашечек и полиэтиленовый мешочек с коричневым порошком.

- Будешь кофе?

Я кивнул, и Сережа ушел куда-то за кипятком. Вскоре мы уже потягивали горячий кофе, усевшись друг против друга.

- Димка, - неожиданно спросил Сергей. - А вы, на своем острове, верите, что у вас получится Конфедерация? Что вы вернетесь домой?

Этого я не знал. Мы никогда не обсуждали шансы Конфедерации на успех. Просто я рассказывал, что мы делаем на северных островах, а мальчишки дружно хлопали меня по плечу.

- Не знаю… Верим, конечно. Иначе зачем стараться?

Сергей улыбнулся.

- Не скажи… Играть в Конфедерацию можно и от скуки. От того, что надоели другие игры. От того, что это безопаснее. Верить в окончательную победу при этом не обязательно.

Он был здесь хозяином, а я - гостем. Незваным… Но удержаться я не смог.

- Философ…

Сергей, похоже, не обиделся.

- Да… А что еще делать, как не философствовать? У нас очень спокойный остров, к тому же президенту по конституции запрещено участвовать в сражениях.

- Ты президент?!

- Ага. Два месяца назад переизбран на второй трехлетний срок. А что тебя удивляет?

- Да нет, ничего…

Сергей снова улыбнулся:

- Вот тебе и малая тайна островов. Почему в большинстве случаев власть на островах отдается чужакам?

- Каким чужакам?

- Тридцать шестой остров русский? А командир у вас - американец Крис.

- Англичанин!

- Не важно. А на нашем острове, где все мальчишки французы, и лишь Луис - перуанец, президентом избрали меня. Русского…

- А почему?

- Не знаю. Говорю же - малая тайна островов.

- А большая в чем? - беспомощно спросил я. Сергей не издевался надо мной. Просто это было его манерой разговора - выдавать информацию постепенно, подробно, как учитель на уроке. Тем более мне, новичку с другого конца света.

- Большая? - он даже удивился. - Зачем они нужны - сорок Островов?

Где-то далеко-далеко, за изгибами коридоров, за тяжелыми дверями, на других этажах и в других комнатах слышался слабый смех. До нас доносилось едва различимое звяканье мечей - это Тимур доказывал преимущества боя с двумя мечами. И никому не было дела до глупых вопросов - зачем нужны Острова, сколько звезд на небе и сколько дней оставалось жить каждому из нас. Лишь я вместе с флегматичным президентом четвертого острова должен был над этим думать.

Впрочем, почему должен? Я могу пойти к Тимуру или Тому. Или даже к Инге!

- Сергей, а как ты думаешь? Может, они нас изучают?

Он фыркнул.

- Конечно, нет. Острова существуют лет восемьдесят, не меньше. Что можно изучать такой срок - причем в совершенно идиотских условиях?

Сергей потянулся к чайнику с горячей водой, сделал себе еще чашку кофе. Лицо у него при этом было такое довольное, словно он попивал кофе в мороженице с закадычным другом-одноклассником.

- Если уж браться за изучение человеческой психологии… Нужно строить целое общество, причем достаточно сложное. Как минимум - город, желательно - государство, еще лучше - планету. А что можно изучать на сорока крохотных островах? Мы поставлены в жесткие рамки, мы балансируем между крайностями. Надо драться - нельзя после заката. Можно убивать - нельзя сотрудничать. Семьдесят процентов мальчишек, тридцать девчонок. Излишняя взрослость нежелательна - никто не смог выжить после восемнадцати лет.

- А почему нежелательна? - меня пробил озноб. Неужели еще три года - и… все.

- Ты знаешь, - Сергей оживился. - По-моему, дело в любви.

Первый раз голос Сережки прозвучал неуверенно. И смотрел он на меня так, словно спрашивал совета.

- Неужели ты не замечал, Димка? Стоит мальчишке и девчонке влюбиться друг в друга - на них начинают валиться все шишки. Со всех соседний островов… Эти балбесы пришельцы то ли боятся любви… то ли не понимают, что это такое.

Я вспомнил Игорька. Его сбивающийся голос в тишине «тюремной камеры».

- Они и дружбу не понимают…

- Наверное… В наших условиях можно проверить лишь простейшие человеческие эмоции. Добро - зло, смелость - трусость, подлость - благородство, эгоизм - самопожертвование. Но ведь это - основа! Все это можно проверить на сотне или двух мальчишек и девчонок. А жителей островов меняли уже полсотни раз…

- Но зачем?

- Не знаю, Дим. - Сережка отвернулся к окну. - Знаешь, мне кажется, что догадайся кто-нибудь, в чем дело, - и был бы шанс победить.

- А у Конфедерации его нет?!

Сережка молчал.

- Говори!

Он знал о Конфедерации совсем мало - лишь то, что рассказал я пару часов назад. И был самым обычным пацаном, ничуть не лучше нас. Но мне вдруг показалось, что его слова будут истиной. Единственной правдой Сорока Островов. Откровение, волшебным пророчеством…

- И этого я не знаю, - виновато сказал Сергей. - Если ты хочешь знать, присоединится ли наш остров к Конфедерации… Да. Это, действительно, шанс. Попробуем пробиваться друг к другу с двух сторон.

Сергей вытащил из ножен меч. Протянул его мне, удерживая в руке клинок.

- Видишь, он стал игрушечным, деревянным. Ты для меня уже не враг.

Я взял теплую, гладко обструганную деревяшку. Подержал секунду и отдал Сергею.

- А если хочешь знать, верю ли я в успех… Ты понимаешь, Димка, решение слишком уж легкое. В правилах Игры зияет щель, в которую так и хочется пролезь. Неужели никто этого не пробовал?

Сергей швырнул меч в стену. Раздался короткий, холодный звон.

- Ты ненавидишь свой замок, - сказал я. - Свой остров.

- Да. Да, Димка. Это все сделано врагом. И нельзя, невозможно победить нелюдей нечеловеческим оружием. Они им владеют лучше…

Сейчас Сергей казался беспомощным и слабым. Странно, чем человек умнее, тем труднее ему прийти к какому-то решению. Это только я легко решаю, как поступать дальше…

- Так что же делать?

Сергей молчал. В замке тоже стало тихо: Тимур, наверное, успел утомиться, Том еще не вернулся с берега, а Инга с Янушем никогда не были слишком шумными.

- Дима, Конфедерации часто приходиться убивать?

- Да, - перед глазами вдруг встал мальчишка, вонзающий меч в себя.

- Постарайтесь чаще договариваться мирным путем. А то мы пытаемся делать добро жестокостью. А это невозможно…

- Мы?

- Да. Ручаюсь, ребятам ваша идея понравится.

Сережка протянул руку, и я хлопнул ладонью по его пальцам.

- Отлично!

Но на душе у меня вовсе не было так хорошо, как казалось со стороны.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. РАЗРУШЕНИЕ

1. ДЕЗЕРТИР

Меня разбудил Януш. Легонько потряс за плечо, сказал:

- Дима, вставай…

Я приподнялся на кровати, оглядывая помещение.

Нам, мальчишкам, дали одну большую комнату. Наверное, чтобы мы не опасались предательства и могли спокойно выспаться. Что ни говори, а французы с шестого острова нравились мне все больше…

- Все еще спят?

- Да… - улыбаясь протянул Януш. - Спят…

Тимур лежал, завернувшись в одеяло и прижимаясь к стене. Том растянулся чуть ли не поперек кровати, уронив на пол свою тонкую руку.

- Подъем… - с неохотой вылезая из-под одеяла, произнес я.

Дверь в нашу комнату выглядела довольно забавно. В толстые стальные петли, когда-то предназначавшиеся для засова, был вставлен один из тимуровских мечей. Меч был поставлен надежно - клинок оставался металлическим даже для меня.

Пока ребята, позевывая, выбирались из кроватей, я подошел к окну. Честно говоря, после нашего острова с его выгоревшей травой и чахлым кустарником зрелище было фантастическим. Нас поселили в комнате, занимающей один из верхних этажей главной башни замка. Но даже здесь вид из окна заслоняли деревья. Я осторожно раскрыл створки, и на подоконник мягко опустилась гибкая зеленая ветка. Сквозь листву голубело море.

- Черт, ну и воздух у них… - раздался из-за спины обиженный голос Тимура. - Надо попросить взаймы пару кубометров.

- Ага, идея. В мешок засунем, - поддержал я.

По узкой винтовой лестнице, пробуравившей башню насквозь, мы спустились в крепость. Идти можно было только гуськом, и первым пошел Тимур. Я двигался следом, задевая плечами неровные каменные стены. В сочащемся из узких бойниц свете поблескивали рукоятки обоих его закинутых за спину мечей.

Интересно, кем стал бы Тимур? То есть, нет. Кем станет на Земле его двойник? И чем занимается сейчас?

А чем занимаюсь я сам?

До боли закусив губы, я вышел в светлый, просторный коридор, который вел к трапезной. Планировка наших замков хоть и различалась в деталях, но сохранила какие-то общие черты. Ориентироваться было несложно.

Мы проснулись как раз к завтраку. Девчонки доставали из шкафа продукты, и я мимоходом отметил, что система снабжения у нас одинаковая. Даже шкаф, в который каждую ночь телепортировались продукты, казался точной копией нашего.

Инга, на правах гостьи, в сервировке стола не участвовала. Она болтала с Сергеем. Рядом стояли еще трое ребят, бросившие на нас быстрые, осторожные взгляды. Правильно, оставлять остров в нашем распоряжении было бы не осмотрительно… Четверо остались, а остальные отправились охранять мосты. Остальные? Вшестером - три моста? Но двоим бойцам удерживать мост в течение суток невозможно!

Я немного растерялся. От нас то ли утаили какой-то важный секрет, то ли мы сами на что-то не обратили внимания.

Сергей приветственно махнул рукой, я машинально ответил. Рассевшись за столом и с аппетитом завтракая, мы вели какой-то пустячный разговор. Я с любопытством следил за Янушем - тот опять прилип к Кшиштофу. Потом поймал вопросительный взгляд Инги. И не выдержал.

- Сережка, вы дежурите на мостах по двое?

Он недоуменно посмотрел на своих друзей. Пожал плечами. И вдруг сообразил в чем дело.

Нет, у нас только два моста. Третий взорван, давно уже…

Мост был вовсе не мраморным.

Когда, опустившись на колени, я подполз к краю моста, передо мной открылась странная картина. На изломе розовый «мрамор» оказался пупырчатым, скрепленным из крошечных шариков разного диаметра. Больше всего это напоминало сломанный пенопласт. Но когда я постучал о «мрамор» мечом, звук оказался глухим, тяжелым, как от настоящего камня.

- Говорят, это было вскоре после войны, - сказал Сергей. - Кто-то попал на остров, сидя на ящике со снарядами.

- И мост не пытались ремонтировать?

- Пришельцы? Нет.

Я посмотрел вниз - и мне показалось, что сквозь далекую голубоватую дымку воды просвечивают розовые каменные глыбы. Да, здорово устроились ребята. Ничего не скажешь. И остров у них, как игрушка, и сражаться меньше, чем нам… До «вражеской» половинки моста, принадлежащей Шестому острову, было метров двадцать. Не допрыгнешь.

- Тогда на Островах было много оружия. Те ребята, кто попадал сюда из Европы, особенно из Франции, Германии, России, часто оказывались вооруженными. У нас, на одной из стен замка, остались следы от пуль.

- И пришельцы не вмешивались?

Сережка подошел к самому краю моста. Задумчиво посмотрел вниз.

- Насколько я знаю - нет. Все кончилось само собой, вместе с запасом патронов…

- Та зачем же мы им нужны? - спросил я. - Если им певать на все, что мы делаем?

Никто не ответил. Ребята - и наши, и с четвертого острова - стояли у перил моста. Зрелище было не для слабонервных - давнишний взрыв порядочно повредил ограждение.

- Иногда мне кажется, - тихо сказал Сергей, что о нас забыли.

Отплыть от острова мы решили после обеда. Я побродил по лесу с Тимуром и маленьким Андрэ в качестве провожатого. Не удержавшись от искушения, набрал полные карманы крошечных, величиной с вишню, плодов какого-то незнакомого дерева. Сомнительно, чтобы они смогли прорасти в песчаной почве нашего острова, но… Чем черт не шутит. Плоды были несъедобными, но зато дерево цвело изумительно красивыми розовыми цветами. Я потянулся было, чтобы сломать ветку для Инги, но засмущался.

Тимур, орудуя мечом, срезал несколько тонких прямых молодых деревьев. Пояснил:

- Буду делать лук.

Я с сомнением пожал плечами. Лук сделать нетрудно, а вот откуда взять стрелы? Короткие арбалетные не подойдут, а для самодельных необходимы наконечники, разве что устроить кузницу и самим их выковать…

Мы вернулись к замку, не ожидая никакого подвоха. Дул подходящий ветер, и нас удерживало на острове только желание пообедать…

Неприятности ждали нас на берегу перед замком. Для разнообразия они приняли облик Януша и Инги. У Януша был смущенно-растерянный вид, а у Инги - обиженно-грустный. Метрах в десяти стоял, прислонившись к дереву, Кшиштоф. При нашем приближении Януш начал что-то быстро говорить Инге, а та, не глядя на него, кивнула.

- Ребята, - без предисловий начала она. - У нас есть отличная идея, как укрепить конфедерацию на острове…

Голос у Инги был не слишком-то восторженным.

- Надо оставить на острове нашего… посла.

Секунду я обдумывал услышанное. Потом спросил:

- Послом, конечно, будет Януш?

Тимур тоже сообразил, в чем дело.

- Януш, мне это не нравится, - поглядывая на Кшиштофа, заявил он. - Смахивает на дезертирство.

- Послушайте, - запинаясь, начал кандидат в «послы».

- Слушаю, - миролюбиво сказал Тимур. - Учти, я не Инга, меня на жалось не возьмешь…

Януш замолчал. Потом сел на землю и уткнулся лицом в колени. Его латаная-перелатаная футболка выбилась из джинсов, открывая загорелую спину. Вдоль поясницы тянулся длинный рубец.

- Держать тебя мы не будем, да и не можем… - сказал я. - Решай…

- Ребята, пустите… - выдавил из себя Януш.

- Ну ладно, встретил земляка, я понимаю. Может поляков всего-то двое на все острова. А почему он не хочет плыть с нами? - ледяным голосом произнес Тимур.

- Он не может… - тихо сказал Януш.

- Не может, - эхом откликнулась Инга. - Дима, Тимур… Это правда.

Я посмотрел на Кшиштофа, настороженно поглядывающего на нас. Светловолосый здоровяк, ровесник Криса. Вот оно что…

- Давай назначим его послом, Тим. Если так сильно хочет.

Тимур презрительно обвел нас взглядом. И пошел к шлюпке.

Мне было не по себе. Опять столкнулись две правды, две позиции. Прав Тимур - уход опытного бойца ослабит наш остров. И Януша, встретившего соотечественника, понять можно…

Кто-то мягко дотронулся до моего плеча, и я обернулся. К нам подошли Сергей и Том. В руках у нашего капитана была скрученная в трубку карта островов.

- Я вам дорисовал… Немножко. То, что знаю, - дружелюбно улыбаясь сказал Сергей. - И написал характеристику каждого острова.

Я кивнул. И сообщил:

- Сергей, у нас такое дело… Януш хочет остаться на вашем острове. Разрешите?

Он не особенно удивился. Кивнул:

- Да, пожалуйста… Не обидим. Это он из-за земляка?

- Конечно, - я невольно опустил глаза. Что ни говори, а уход Януша можно было расценить как обиду… - Сергей, ты не знаешь, а поляков на островах много?

- Не очень. Тут какая-то сложная система отбора. Чем больше страна, тем больше ребят попадает из нее на острова. Но еще играет роль уровень развития. Из Японии, например, три или четыре острова - больше, чем из Китая или Индии.

Странная система… У меня мелькнула смутная, полуосознанная мысль. Ладно, потом… Я подошел к Янушу.

- Ян, вставай. Пошли на званный обед в честь первого посла на Сорока Островах.

На четвертом острове дежурные приходили обедать в замок. Мы смогли попрощаться со всеми - церемонно, с каждым отдельно. Инге мальчишки стали дружно целовать руку. Я так и не понял, всерьез они это делают или придуриваются. Судя по невозмутимо-снисходительному лицу Инги - она такое прощание принимала как должное.

А вот я Янушем мы прощались по-разному. Том, воспринявший случившееся как норму, что-то весело и непонятно сказал ему. Инга вяло махнула рукой и ушла на нос «Дерзкого». Тимур прошел мимо, словно и не заметил.

Я пожал руку. И сказал, пробуя пошутить.

- Ладно, Ян. Если что - плыви обратно.

Януш часто-часто закивал. На мгновение мне показалось, что он сейчас прыгнет в шлюпку… Показалось.

Мальчишки помогли нам сдвинуть шлюпку с песка. Мокрые до пояса, мы с Тимуром влезли в закачавшуюся на волнах посудину и принялись ставить парус. Шлюпка медленно заскользила по воде - высокий берег острова прикрывал нас от ветра.

- До свидания! - крикнул нам вслед Сергей.

Януш молчал. Он стоял рядом с Кшиштофом, который держал за руку одну из датчанок. Хельгу, кажется…

- Домой хочу, - неожиданно сказал Тимур. - Ребята, как все надоело…

Инга подошла к нам на корму. Уселась по-турецки на палубе, грустно посмотрела на нас.

- Дом еще далеко, Тимур. Надо победить пришельцев…

Тимур отвернулся. Тоскливо сказал:

- Я не о том доме, Инга. Я о нашем острове.



Страница сформирована за 0.81 сек
SQL запросов: 176