УПП

Цитата момента



Идеальный мужчина: не пьет, не курит, не играет на скачках, никогда не спорит и не существует.
Исчезни, привидение!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



«От опоздавшего на десять минут требую объяснения – у него должна быть причина. Наказать накажу, но объяснения должен выслушать. Опоздавшего на минуту наказываю сразу – это распущенность».

Сергей Львов. «Быть или казаться?»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/france/
Париж

щелкните, и изображение увеличитсяТимур ГАГИН,
психолог,
директор Центра гуманитарных исследований «Эмбер»,
г. Уфа

СИНТОН-ТЕХНОЛОГИЯ

Данная статья была опубликована в N 19/2000 еженедельника "Школьный психолог" издательского дома "Первое сентября".
Все права на эту публикацию принадлежат автору и издателю.

Предлагаемый материал обобщает опыт семинара «Практика ведения групп социально-психологического тренинга», который второй год проводится в Центре гуманитарных исследований «Эмбер» г. Уфы. В последнем, декабрьском номере «Школьного психолога» (см. № 48, 1999 г.) я прочитал весьма интересные рецензии на книгу Н.И. Козлова «Формула личности». Мне показалось, что в них проявилась тенденция отождествлять популярные (в разных смыслах этого слова) книги Н.И. Козлова с повседневной работой по Синтон-программе. А это не совсем верно. Насколько я знаю, это не вполне совпадает даже у самого Н.И. Козлова. На практике он более осторожен и взвешен, чем в литературном творчестве.

Работая на протяжении последних семи лет по разным тренинговым программам, в том числе и по Синтон-программе, общаясь с ведущими, с коллегами-психологами как в нашем городе, так и по всей стране (по почте), я могу свидетельствовать, что в реальности синтоновские тренинги (не претендующие, кстати, ни на коррекцию, ни тем более на терапевтическую работу) оказываются весьма полезными, удачными и вполне доступными для использования.

Я предлагаю материал (с достаточно подробным описанием практики и с примерами), в котором «спокойно-либерально» (слова коллег, которые тоже используют синтоновские методики и которым я отсылал текст для ознакомления-исправления) описывается реальное положение дел. Возможно, так мы успокоим многих и обратим внимание психологов на полезные стороны работы клубов «Синтон».

НЕОБХОДИМЫЕ УТОЧНЕНИЯ

Разговоры о том, что такое Синтон (и что Синтоном не является), идут уже давно. На мой взгляд, здесь два вопроса: что такое Синтон сегодня и чем он будет. Кстати, второй вопрос не тождественен вопросу «каким мы хотим видеть Синтон в будущем?» Практика всегда дает пинка теории, не так ли?

В каждом из этих вопросов есть свои уровни. Сегодня Синтон — это:

— программы семинаров и тренингов, включая Синтон-программу;
— ведущие тренингов и курсов;
— народ, который на тренинги ходит;
— организационная структура на местах;
— зарождающееся (15 лет – еще не срок) направление в групповой, шире — практической психологии.

Все это вместе я склонен называть Синтон-технологией, потому что главный вопрос, на мой взгляд, это — как Синтон работает и как сделать, чтобы он работал лучше.

СИНТОН СЕГОДНЯ

Существует несколько вариантов Синтон-программы. Во-первых, самый старый комплект (от «Контакт-группы» до «Сексологии»), который, я тому свидетель, остается вариантом сильным и работоспособным. Во-вторых, «Практическая психология на каждый день» Дмитрия Устинова. В-третьих, вариант, который был некогда назван «Синтон-95» — от «Трудных игр» до «Личной жизни». В-четвертых, «Синтон-98», отличающийся от остальных не только по названию и компоновке упражнений, но и по аспектам личностной направленности.

Начинающие ведущие воспроизводят программу весьма приблизительно (в поздних вариантах Синтона многое зависит от личностной позиции, опыта и человеческой глубины самого Козлова, а это уже не транслируется на 100%). Ведущие посильней и со стажем (и я тоже) обкатывают программу «под себя», чтобы она звучала и работала сильно и искренне.

Таким образом, Синтон-программа реально существует в трех вариантах: в том, что ведет Николай Иванович; в том, что можно назвать копией (начинающее подражательство, и это неплохо — сначала надо так); в том, что делают из Синтон-программы опытные ведущие.

Все это и есть Синтон-программа, поскольку она сохраняет то базовое и общее, что не пропадает, хотя по-разному преподносится и интерпретируется.

ОТ БЫТА К БЫТИЮ…

Если рассмотреть Синтон-программу в ее среднем виде, то есть не сдобренном классной (или, наоборот, неважной) работой ведущих, то в ней можно выделить следующие основные моменты.

В Синтон-программе присутствует поддерживающая атмосфера, стимулирующая человека, позитивно его оценивающая. Большая часть группы приходит на занятия именно за этим, за добрым и легким общением, за одобрением и поддержкой, шире — за тем умным и интересным, что не всегда можно найти в другом месте. И клуб это дает. Претензии ведущего на этакую гуруидальность и нетленные мысли попросту игнорируются.

У участников развивается критическое мышление: расшатываются дезадаптивные установки («заморочки»). Как это здорово формулирует Игорь Губерман:

Когда нас учит жизни кто-то,
Я враз немею:
Житейский опыт идиота
Я сам имею.

Синтоновский народ знакомится с разной проблематикой – как психологической, так и морально-нравственной. Приобретается опыт постановки вопросов и опыт поиска ответов при знакомстве с многообразием чужих мнений и при анализе своего поведения в различных упражнениях. Амплитуда тем — от бытовых до бытийных (экзистенциальных). И Синтон-программа ответов не дает. По крайней мере, однозначных ответов.

Развивается культура и широта мышления. Естественно, не в абсолютном исчислении, а относительно того, с чем человек пришел. Что еще? Еще научение простейшим основам неконфликтного поведения и техническим штучкам, которые, оставляя в стороне вопросы «что?» и «зачем?», отвечают на старинный вопрос практической психологии «как?». Справедливости ради надо сказать, что доля таких вещей в Синтон-программе невелика. К чьей-то радости, к чьему-то неудовольствию, но это так.

Все? Нет, конечно, еще есть психология семьи и брака, психология мужчин и женщин, психология жизни и отношения к смерти, психология сексуальности и детско-родительских отношений, много чего еще есть. Но все это разнится в конкретном исполнении разных ведущих.

ЧТО У НАС ЕСТЬ ВСЕГДА

Всегда у нас есть:

— поддержка желания общаться с людьми и расти-меняться;
— помощь в развитии мышления и раскрытие широкого горизонта психолого-философских вопросов, на которые надо ответить себе в процессе личностного роста;
— часто встречающиеся варианты ответов — с упором на наиболее социально-полезные (в широком смысле), выявление потенциальных опасностей, плюсов и минусов разных выборов.

Вот что такое Синтон-программа в самой ее глубокой сути, над которой надстраиваются конкретные занятия, упражнения, техники и личность ведущих. Включая, кстати, и личность самого Николая Ивановича Козлова.

КОЗЛОВ И СИНТОН

Николай Иванович, разумеется, привносит много еще чего от себя. Но с того момента, как он провозгласил транслируемость (передаваемость) синтоновских методик, он и отказался (по факту, и не так важно, что нам кажется) от того, что он — единственный человек, кто определяет суть Синтон-программы. С этого момента она отделилась и живет своей жизнью. И теперь Козлов — это Синтон, но Синтон — это не только Козлов. Это — направление в современной групповой психологической работе.

ВЕДУЩИЕ И ОРГСТРУКТУРА

Итак, мы имеем следующее.

  • Синтон-программу и сателлитные тренинги-курсы-семинары.

  • Синтон-ведущих и ведущих семинаров-курсов. Это может совпадать, а может и нет. Обычно в клубе есть как минимум Синтон-ведущий. Лучше, если не один.

  • В уже сложившийся клуб иногда приходят другие ведущие и что-то делают одноразово или регулярно (ребефинг, или веревочный курс, к примеру).

Возможен вариант, когда собственно Синтон-программу берут в дополнение к чему-то уже существующему. По-моему, тоже неплохо.

Понятно, что околосинтоновские ведущие могут появиться лишь возле сильных синтоновских ведущих. В противном случае синтоновские ведущие окажутся около чего-то еще. Так что вариантов Синтона тоже есть несколько:

— сильный клуб, где много чего есть;
— клуб, где несколько синтоновских групп (и ведущих);
— клуб, где групп несколько, но ведущий один;
— просто группа, она же и клуб;
— группа или группы при какой-то другой структуре.

В Синтоне занятия в группах бывают раз в неделю по 3—4 часа. Собственно, именно такие группы и составляют основу работы клуба. Остальное — вокруг, если есть. Структура занятий благодаря сценариям достаточно стандартизирована. Основные цели и задачи — тоже. Есть пояснительная записка к Синтон-программе, где тоже обозначены контуры.

Если же ведущий берет куски занятий и упражнения где ни попадя, в том числе и в синтоновских методичках, и сооружает что-то ему только ведомое, то он, возможно, молодец, но он — не синтоновский ведущий и его детище к синтоновским проявлениям, наверное, не относится. Это просто другое.

Таким образом, в клубе «Синтон» есть минимум один обученный ведущий группы по Синтон-программе (и сама группа), а максимум — другие ведущие, другие группы и дополнительные курсы тоже со своими ведущими. Причем среди дополнительных курсов могут быть и обучающие. В том числе и Синтон-ведущих. Если клуб попадает в это пространство, то это фактически Синтон-клуб на одной из стадий развития. Даже если он не заслужил формального права это имя носить. Вопрос о качестве стоит отдельно. Но это важный вопрос.

МАСТЕРСКАЯ И МАСТЕРА

Еще есть мастерская ведущих. Это не то же самое, что обучающие тренинги, хотя они на мастерской есть. Это то место, где не только виртуально и интеллектуально, а вживе встречаются те, кто воспроизводит Синтон не только количественно, но и двигает качественно. Где сталкиваются и сливаются идеи и где — это важно — появляются и растут профессионалы.

Кроме Козлова есть еще известные ведущие, но они известны в Синтоне, а не в большой психологии. И, хотя уже вышла книга Саши Любимова в серии НЛП, крупных фигур со своими значимыми различиями в подходе к Синтону еще нет. (Как, например, Юнг, Хорни, Фромм в психоанализе, Бандура и Скиннер в бихевиоризме, Гриндер, Бендлер, Аткинсон и Дилтц в НЛП, Райх, Лоуэн и Фельденкрайз в телесно-ориентированном подходе. Эти направления в психологии не умерли вместе с их основателями, потому что значимых фигур было больше одной-двух, были не только верные ученики, но и оригинальные и смелые мыслители.)

Полагаю, что сама природа Синтона не даст считать кого-то еретиком или отступником, и если мы хотим, чтобы Синтон стал серьезным психологическим направлением, то наша задача искать и поощрять тех, кто может его обогатить.

НАРОД В СИНТОНЕ

Тут надо сразу выделить главное: какие бы высокие и нравственные цели Синтон ни ставил, народ к нам идти не должен. Это мы ему — должны. И идти к народу мы должны с тем, что ему нужно, а не с тем, что нам нужно от него. А если наше добро приходится насаждать, а потом еще и удерживать силой, значит, мы делаем что-то не то. Потому что у него, народа, есть свои (и очень разные) ценности. Да, есть глобальные и главные: добро, мудрость, любовь, жизнь, свобода, путь и т.д. Но и они у людей — разные.

Забота Синтона в целом — чтобы его хватало не на всех вообще, а — в идеале — на всех тех, кому Синтон может быть полезен.

Народ приходит в Синтон, чтобы взять что-то для себя. За это он платит клубные взносы, доброжелательно относится к ведущим и порой помогает своему клубу или просто его любит. Но требовать всего этого как само собой разумеющегося человеческого «долга Синтону» — это несерьезно и для Синтона разрушительно.

Понятно, что вместе с тем, что человек хочет взять (созрел уже), мы можем щедро дать еще — больше. И если человек с нашей помощью это возьмет, то есть задумается глубже и вырастет выше, чем сам планировал, — хорошо. Но если «тех, кто счастлив не будет, я в бараний рог согну», как говорил Бармалей, то — давайте читать книгу Н.И. Козлова «Как относиться к себе и людям», и мы поймем, что сначала, до того как нести счастье и добро другим, надо поработать над собой. А потом еще раз подумать. Народ Синтону ничего не должен!

А какому народу может быть нужен Синтон? По опыту — студентам, молодым работающим людям. (17—27 лет — кризисы эго-идентификации и продуктивности, «Кто Я?» и «Что я в жизни делаю?». Впрочем, эти вопросы волнуют и тех, кто старше, но в Синтоне скорее приучают задаваться такими вопросами и искать ответ самостоятельно, чем прямо отвечают.) Словом, людям думающим и вообще склонным задаваться вопросами. А еще людям, живущим не вполне комфортно (психологически). Людям, ищущим тепла и эмоционального принятия.

КАЖДОМУ — СВОЕ: ОПТИМАЛИСТСКИЙ ПОДХОД

Синтон-программа построена так, чтобы с каждым занятием темы углублялись, работа усложнялась, а люди росли. Состав групп за год меняется (при среднем составе в 25—35 человек) где на треть, а где и наполовину. То есть одни приходят, а другие уходят. (Если хотите, отсеиваются.) Уходят, по моим наблюдениям, тогда, когда близкая и нужная им тематика закончилась и начинается то, что им пока не близко. Бывает (и часто), что приходят люди через год-два и говорят: «Вы меня, наверное, не помните. Я тогда ушел (ушла), не доходив до конца. Мне тогда было трудно (скучно). А теперь мне это стало интересно».

То есть человек берет столько, сколько ему сейчас надо и сколько он может взять, принять и «переварить». За остальным он, возможно, придет потом. Может, ему хватит и этого. Может, он придет куда-то в другое место. Потому что путей много, а сходятся они только на самом верху холма.

Синтон работает не для тех избранных, которые нравятся привереде-ведущему, но и не для всех вообще (потому что тогда никакого усложнения программы не происходит), а дает каждому свое, что я и называю оптималистским подходом к работе в противовес минималистскому и максималистскому, то есть вольнице без правил и всеобщему обязательному единообразию соответственно.

ОБУЧЕНИЕ ВЕДУЩИХ

Очевидно, что ведущих надо обучать. Причем не только (а часто и не столько) Синтон-программе, сколько базовым навыкам групповой работы и вообще психологической работы. То есть личностным навыкам и умениям — во-первых, и навыкам работы с группой — во-вторых. И уже потом — Синтон-программе: работе телом и голосом (особенно!), рационально-эмотивным техникам. Ведущим даются знания об особенностях групповой динамики в Синтоне и о том, как ею управлять, о формировании норм и ценностей, о стандартных ошибках и о том, что со всем этим делать.

КАК СИНТОН ДЕЛАЕТСЯ

Необходимо дать ответ и на основной технологический вопрос: как это делается. Почему мы говорим о Синтоне как об особом подходе, а не как об очередной (хотя и успешной) попытке свести старые и новые упражнения в ряд занятий (см., например, книжки А.С. Прутченкова или В.И. Гарбузова).

Ясно, что тот, кто использует упражнения из сборника, еще очень далек от реальной работы по Синтону, как и тот, кто знаком с техникой «горячего стула», — еще совсем не гештальтист, и также умеющий отличать «арку Лоуэна» от «позы лука» — не обязательно профессиональный телесно-ориентированный специалист, а читавший про калибровку и якоря — не вполне «нэлпер».

Сначала скажем главное. Синтон — это не отдельный мир, не учение и не оторванная от жизни философия. В нем не больше философии, чем в подходах Фрица Перлза или Якоба Морено.

Синтон — это технология, в которой может работать не только ее основатель Н.И. Козлов, а любой обученный человек. Желательно, талантливый в работе с людьми. И кстати, обученный и талантливый человек может не только работать, но и развивать идеи дальше, вводить свои находки, открывать горизонты и т.д. Синтон — открытая технология.

Одновременно Синтон — не единственная и неповторимая технология, в которой «know-how» на каждом шагу и ни слова в простоте. Вовсе нет. Синтон как нормальная, реалистическая технология делово воспринимает достижения других технологий. Только бы работало.

Синтон — это не мир. Не надо по Синтону жить, по нему надо работать — в том числе и над собой. А жить надо в мире. Это и ответ на письмо одного из синтоновских ведущих с Украины: если «в Синтоне я буду таким, каким нужно, но выйду — и ну его, этот устав и правила…», то это — «зарабатывание денег и, по большому счету, вранье».

Устав и правила нужны не сами по себе (заметим, они не ценны, они нужны, то есть — полезны), а для того чтобы навык конструктивного — синтонного — общения прививался, входил в жизнь и жить помогал. По науке это называется интериоризация — развернутое осознанное действие, лежащее в основе научения и позднейшего автоматического использования.

Как «суббота для человека», так и устав для жизни, а не наоборот. Устав — это игра, принятая в клубе, чтобы полезное дело легче прививалось. А выносить его в жизнь, тем более как ее основу, — вряд ли разумно. Жизнь в рамки не влезает, она богаче, извините за банальность.

Как мне объясняли философы, есть такая теорема Геделя: «В любой сложной системе есть положения, равно недоказуемые и неопровержимые в рамках этой системы». Жизнь, как я понимаю, — система достаточно сложная, чтобы не воспринимать всерьез окрики «не по уставу!». В том числе и окрики себе.

Работа над собой — это тоже жизнь, но это — не вся жизнь. Потому что работа над собой должна быть для чего-то, а не сама по себе. И в этой работе должен быть принцип разумной достаточности. Этакая «защита от дурака», чтобы не перегреться. Достаточно — это когда жизнь работает и дает осмысленный результат.

А еще в жизни от работы должен быть отдых. Потому что тогда — при прочих равных — больше сделаешь.

МЕСТО И РОЛЬ

Синтон нужен не всем, и, тем более, он не панацея от всего. Синтон работает на свой возрастной и социальный контингент (среднеобеспеченные нормальные люди 17—40 лет; сильно депривированные, то есть обездоленные, пойдут, видимо, не сюда). Он ориентирован на определенную теоретическую и методическую базу, а также общечеловеческие и социальнозначимые ценности в реалистической (не путаем с материалистической) трактовке.

Конкретно и кратко: Синтон имеет дело с людьми старшего юношеского возраста и взрослыми, близкими к норме, работает на личностный рост и развитие (а не коррекцию), на адаптивную (успешную) социализацию (поиск своего места в мире и обществе) и на раскрытие творческого потенциала личности. Все.

Понятно, что это не открытие Америки, вся психология на это работает. Да, именно так. Синтон — направление в психологии, и работает он на то же, на что и вся психология. Поэтому любителям приобщиться к единственно верному Откровению тут делать нечего.

Все остальное — мастерство и уникальные личностные качества ведущих и дело техники.

В рамках существующих подходов к групповой работе Синтон-программа — это пролонгированный (в отличие от интенсивного) тренинг общения, личностного роста и развития навыков (в отличие от коррекционного или обучающего), включающий элементы работы Т-групп, групп темоцентрированного взаимодействия, инкаунтер-групп (термин «группа встреч», на наш взгляд, сильно искажает реальную суть), групп тренинга умений и ролевой игры.

Синтон не противостоит какому-либо подходу, он, как и другие подходы, предлагает свою базу и свой инструментарий для решения доступного ему круга задач.

ИНТУИЦИЯ, ОЗАРЕНИЕ И ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ЗНАНИЕ

Привычно сублимируя либидо…

Д. Леонтьев

Любая работа только тогда может считаться профессиональной, когда в ней практически отсутствуют случайные, иррациональные действия, не имеющие осознанной цели. Критерием профессиональной работы является устойчивая воспроизводимость результата. Причем такая, при которой результаты предлагаются клиенту в его реальном мире, а не в предварительной теоретической картине.

Проще говоря, если мы сначала убеждаем клиента, что в мире есть «супер-Эго», «Родитель и Ребенок», «сублимированное либидо», «квази-потребности», а потом ему «открываем глаза» на то, что его супер-Эго и есть его Родитель, который и заставляет сублимировать либидо через квази-потребности, может, мы и добьемся потрясенного возгласа: «Вот оно что!», но работой это не является. Еще не является. Вот если вся эта (или иная) словесная мишура поможет человеку в чем-то сориентироваться, принять (или сформировать и принять) полезное ему и окружающим личностное изменение, тогда другое дело.

Человеку, обратившемуся к психологу вообще и в Синтон в частности, не обязательно разделять технологические «заморочки» ведущего, не обязательно (если только он сам не захочет) даже знать о них, просто надо, чтобы они работали, то есть давали человеку результат.

Например, чтобы пользоваться бытовой техникой нам не обязательно разбираться в электронике. А если обязательно, то это плохая бытовая техника, не так ли? Аналогично нам не важно, как именно делает свою работу дантист, лишь бы зубы не болели.

В «заморочках» и механизме пусть разбираются те, кто этой работе хочет научиться, и те, кто хочет этот механизм улучшить или под какие-то свои нужды изменить. Поэтому когда мы говорим о внутренней «механике» нашей работы, нас не могут удовлетворить ссылки на неизведанное, «просветленное», магическое (в разных смыслах этого слова), то есть непонятое самим ведущим действо. Принципы передаваемости и воспроизводимости требуют ясного осмысления и понимания того, что и как делается.

Когда речь всерьез идет об аурах, чакрах и контакте со Вселенной (космосом) — это прикрытие того, что мы не знаем, что делаем и как это работает.

Профессиональное мастерство — это не интуитивная импровизация, а уникальное — именно для данного случая — сочетание нескольких техник или технологий, относительно которых ведущему ясно, что и как он делает. Следовательно, подобное можно воспроизвести еще раз, объяснить, что и как сделал, почему и зачем, и научить другого. Мастерство и искусство в том, что именно к этому случаю мастер оказался готов, сумев адекватно подобрать и использовать то или иное сочетание техник.

Правда, есть одно «но». При долгой и успешной работе большая часть интеллектуально-технической работы классного ведущего может проходить в фоновом режиме, как бы неосознанно в силу уже упомянутого механизма интериоризации, и со стороны смотреться как гениальное озарение. Однако, если ситуацию восстановить и попросить мастера прокомментировать, как он работал, он это сделает.



Страница сформирована за 0.75 сек
SQL запросов: 173